Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Борис Ярославов: его сестра Маргарита и увлечения юности. Тайны рождения. Ребекка и Иаков. «Ида» Израиля и орден Наполеона

    • Борис Ярославов с сестрами Маргаритой, Алей и Идой. Порученное ему его мамой - Александрой их пожизненное попечение стало для него непосильной ношей
    • Стихотворение моего отца Б.Р.Ярославова,посвященное несказанной любви юности с Камы, написанное после таяния льдов, через 2 месяца после регистрации брака с моей мамой (?)
    • Письмо друга юности мамы 2002 года, где он вспоминает их сложную встречу января 1956 года, когда мама держала на руках новорожденную Свету. Но по паспорту Света родилась через 11 месяцев в январе 1956 года
    • Мамино стихотворение посвященное увлечению до встречи с моим отцом. Сборник 2000-х годов
    • На голову выше всех первоклассница Света Ярославова
    • Нефтекамск. Таня Тетерева в костюме снегурочки. Света Ярославова в костюме цыганки (молдаванки). Я - Наташа Ярославова в костюме Дюймовочки королевы эльфов. Elf - альба кельтская мифология.«elf «эльф», лат. albus (белый), др.-сев. alfR (альф,эльф), др.-англ. (pl. ylfe) (эльф) и, возможно, арм. (голубь)»
    • Ида Романовна Тимчук - сестра отца уже однажды имела выгоды от того, что поселилась в квартире нашей семьи в Нефтекамске, где жил мой отец Б.Р.Ярославов, мама Т.А.Ярославова (Давиденко). Я - Наталья Ярославова и Света Ярославова. Нефтекамск: улица Социалистическая 69 квартира 111. После смерти мамы была интрига с целью заселить Иду в мамину квартиру в Тюмени
    • Все, кто на этой фотографии - на свадьбе племянницы моего отца Б.Р.Ярославова, оказались на ведущих позициях в нефтяной отрасли и геологии, появились и заняли позиции в этой отрасти благодаря моему отцу Б.Р.Ярославову - первому кандидату наук в Нефтекамске, сделавшему прорыв в большую наукe, в Тюмень и в отношениях с французским институтом Нефти. Компания ТНК была создана благодаря тому что я - Наталья Ярославова (Чистякова) провела в областном Совете пакет документов о больших полномочиях Тюменской области в сфере недропользования
    • Борис Ярославов, Валентина Кокшарова, Н.Шешуков, В.Баранов, Родионов, Афонина. Выпуск 1955 года Свердловского горного института. Начало обучения в 1950 году.
    • Борис Ярославов, Валентина Кокшарова и сокурсники перед экзаменом по сопромату в СГИ. На обороте фотографии формулы и поздняя подпись отца, что фотография сделана перед экзаменом
    • Мой отец Б.Р.Ярославов на встрече в честь 20-летия окончания Свердловского горного института в 1975 году в Свердловске. Выпуск 1955 года в 1975 году. На встрече был Н.Шешуков - коллега отца по кафедре НР ТюмИИ (ТГНГУ) и В.Кокшарова (ВК), которой в 1975 году отец посвящал много стихов, в т.ч. прощальных
    • Стихотворение Бориса Ярославова 1975 года Моя любовь не соловьиным пеньем... посвященное ВК - однокурснице Валентине Кокшаровой
    • Письмо Бориса Ярославова сестре Рите - Маргарите Ярославовой
    • Свадьба Олега Пинегина и Светы Ярославовой (Пинегиной) от брака которых родился Саша Пинегин. На свадьбе отец Олега Пинегина - Александр Пинегин (летчик). Мой отец Борис Ярославов и гость из Красноярска Василий Кошелев - муж сестры мамы Галины
    • Саша Пинегин был мальчик не без рода. Летчик Александр Пинегин - дед Саши Пинегина. Саша Пинегин и его отец Олег Александрович Пинегин. Мама Тамара Давиденко (Ярославова) переделала фамилию Саши Пинегина на Ярославов после развода Светы с Олегом Пинегиным без его согласия. Дед Александр Пинегин боролся за внука. Погиб не своей смертью
    • Саша Пинегин - сын Светы Ярославовой-Пинегиной. После развода фамилия изменена на Ярославов. Детей у него нет. Я говорила ему: если тебе предназначено продлить фамилию Пинегин, то фамилия твоя должна быть Пинегин. Выбери: дети или "лицедейство в Ярославова". Древняя река Пинега. Изучи её. У тебя сильный род
    • Автореферат диссертации Александра Олеговича Ярославова, урожденного Пинегина, по моделированию фильтрационных потоков для неньютоновских жидкостей. 2004 год. Руководитель однофамилец одноклассника С.Ярославовой в шк. № 7 из СО РАН
    • Диссертация Годуниной Натальи Борисовны, урожденной Ярославовой, 1988 года о моделировании фильтрационных потоков, отличительной особенностью которой являются расчеты для неньютоновских жидкостей
    • Нотариальная копия моего свидетельства о браке. Ярославова Наталья Борисовна стала супругой Годунина Павла Александровича и взяла в браке фамилию мужа Годунина
    • Графики зависимости скоростей фильтрации от градиента давления. Глава о неньютоновских жидкостях, упоминающая разработанную мною программу расчетов для ЭВМ которая легко переписывается на современные языки
    • Автореферат моей диссертации по моделированию фильтрационных потоков неньютоновских и ньютоновских жидкостей. Наталья Борисовна Годунина, урожденная Ярославова
    • Договор, где я и сын были теми членами семьи из трех человек, под которых выделялась квартира СибНИИНП и МЖК. Но права на эту квартиру мы были лишены. Нас заменили
    • Наталья Ярославова. Встреча с однокурсниками НР-77-1-2 через 20 лет по окончании института в 2002 году. Выпуск 1982 года. Владимир Раков - экс муж двоюродной сестры И.Раковой моего бывшего первого мужа П.А.Годунина. Умер вскоре после встречи от сердечного приступа
    • Грамота 2004 года губернатора С.Собянина (?) отцу моего бывшего мужа П.А.Годунина, как ветерану геологии. А.Е.Годунин - водитель и доверенное лицо Ю.Эрвье и Ф.Салманова. Помогал связями своему сыну оставить без квартиры своего внука. 13 мая 2004 года. День памяти святителя Игнатия Брянчанинова
    • На могиле моего отца Бориса Ярославова в годовщину смерти. Т.Голикова (кадровик Уралмаша) в рассказе о своей дочери,моей тезке по имени, Наталье Борисовне Голиковой сказала, что она торгует ресурсами. Вы вообще понимаете,что такое торговля ресурсами? Сказала она это людям, открывающим и добывающим ресурсы.Иван Тетерев поставил её на место. И рассказал о моей роли в Тюменской области.Это было за 3 года до смерти Ивана в 2000 г. После 2000 г. у меня возникли проблемы в карьере
    • Из записной книжки моей мамы адрес Голикова Бориса - сына Леонида (Федора ?) Голикова потомственного кузнеца Уралмаша. Леня Голиков родной брат матери моего отца Александры Голиковой-Ярославовой. Супруга Татьяна Голикова отдел кадров Уралмаш. Дочь Наталья Борисовна Голикова
    • О торговле ресурсами. Моя статья о торговле запасами 2002 года, направленная С.Караганову. Переопубликована в 2006 году в книге по Истории Недропользования. Первая публикация о торговле ресурсами у меня была в 1990 году: Нефть на Запад за рубли: абсурд или здравый смысл
    • Однокурсник и экс начальник моих двоюродных сестры и брата Тимчука и Тетеревой. И.Шпуров -генеральный директор ФБУ ГКЗ. Судя по публикациям не выходит в вопросах в т.ч. торговли запасами за пределы описанного в моей статье и книге
    • Виктор Кокшаров. Ректор Уральского федерального университета им. Ельцина распоряжением В.Путина 2010 г. (УрФУ). В 2004 г. - министр международных связей при Э.Росселе (ТАСИС). В 2007 г. Премьер Свердловского правительства. В 2009 г. один из 3-х кандидатов в губернаторы Свердловской области вместе с А.Мишариным. Фото на российско-казахстанском форуме
    • Виктор Кокшаров и Евгений Ройзман на встрече с Наиной Ельциной в УрФУ им. Ельцина. Слияние УПИ и УГУ им. Горького. Интерпретация Большого Евразийского университета БЕГУ. Фото Эха Санкт-Петербург. Наблюдательный совет УрФУ: Кузьминов Я. И. – муж Э.Набиуллиной, Юмашева Т. Б., Фадеев В. А. , Козицын А. А., Чернецкий А. М., Чарушин В. Н., Козицын А. А. , Пумпянский Д. А.
    • Набережная Мойки 31 в которой в кв 19 40 лет прожил двоюродный брат моей мамы именуемая Дом Собчака. Справа Л.Нарусова экс сенатор от Тувы. Е.Ройзман. (Екатеринбург).К Собчак. Кв 17 Набережная Мойки 31
    • Мама Тамара Давиденко-Ярославова с настоящей русской косой, которую сейчас популяризирует Ю.Тимошенко. Мне нравится фотография справа: мама в возрасте, без фотошопа и настоящая
    • Стихотворение Памяти Бориса Ярославова его жены Тамары Анатольевны Давиденко-Ярославовой в годовщину смерти 1 сентября 1998 года

© Наталья Ярославова – Оболенская
20 мая 2015 года - день преподобного Нила Сорского ученика Паисия Ярославова
21 мая - Вознесение Господне, память апостола и евангелиста Иоанна Богослова

Это статья об отношениях, в том числе в письмах о поэзии, брата и сестры Бориса Ярославова и Маргариты Ярославовой-Тетеревой, неожиданно ушедшей из жизни 20 апреля 2015 года, через месяц после того, как в ежегодной публикации о 22 февраля я упомянула Маргариту Антиохскую, являвшуюся в видениях Жане дАрк вместе с Екатериной Александрийской и архангелом Михаилом. В статье было сказано и о том, что 22 февраля - это католические именины Маргариты. В этот же день 22 февраля родился и король Франции Карл VII, благодаря которому возвысилась Жана дАрк. Именно о нем говорили ей «голоса» ( «22 февраля.Рамзес II. Король Франции Карл VII, провозгласивший примат Собора над Папством.Избрание царя Бориса Годунова.Реформа патриарха Никона.Акт об объединении Сирии и Египта. Обретение мощей патриарха Тихона»).

Моя крестная Маргарита Ярославова поздравила меня с днем рождения 22 февраля 2015 года, но увидеться с ней мы больше не сможем. В нашем последнем телефонном разговоре я повторила ранее не известный мне факт о своем дне рождения - одновременно католических именинах звонившей Маргариты Ярославовой -Тетеревой.

Маргарита была свидетелем первых лет отношений моего отца Бориса Ярославова и мамы Тамары Давиденко в Минусинске, также как и первых лет жизни моей сестры Светы Ярославовой, тайны времен рождения которой она знала ( «Юность Тамары Давиденко–Ярославовой. Воспоминания о «Чистой протоке», о Марковых и Мещерских–Ширинских, о Костре и Вечности»).

У них были напряженные отношения с моей мамой ещё с минусинских, енисейских времен.

И когда некрещеная мама узнала о том, что я самостоятельно крестилась и моя крестная - сестра отца Маргарита Ярославова, она встретила эту новость очень отрицательно и эмоционально. Решение я приняла сама. Мама же восприняла произошедшее, как попытку влиять на меня. Вероятно, это имело место.

Второй случай, когда мама «взорвалась» так, как я не видела никогда в жизни, был во время нашего разговора, в котором я задала ей прямой вопрос: Правда ли, что у тебя были отношения с другим мужчиной и Света его дочь, а не дочь моего отца Бориса Ярославова? Мама почти час кричала в одностороннем порядке. Но за этот час не сказала: «Нет, это не правда». Её речь состояла из: «Все-таки разболтала». А дальше были эпитеты в адрес Маргариты Ярославовой, сестры моего отца.

Объективно Маргарита ничего не разбалтывала. А ответила на мой вопрос, который я задала уже, будучи, взрослой. Ответ был однозначным в части того, что у мамы были другие отношения и кто отец - не ясно. Вопрос же был следствием плохого отношения ко мне моей сестры, что носило продолжительный характер и должно было иметь какое-то объяснение.

Почему моя сестра так плохо относится ко мне? Почему она разрушила собственную судьбу из-за бесконечного преследования и желания прожить не свою «роль»? Почему она так несуразно выстаивает эту свою жизнь и, по сути, принесла её в жертву спорной, очевидно, цели, судя по многолетним итогам?

Я долго искала ответ на этот вопрос. И не нашла его даже в истории и романах, написанных зачастую на основе реальных событий. Не 2 года, не 5, а больше 20 лет… Быть может только картина «Исаак, благословляющий Иакова» Хосе де Рибера. Это известный библейский сюжет. Ребекка заменила одного сына на другого перед слепым мужем Исааком. Подделка удалась, и Исаак благословил Иакова. Однако вся последующая жизнь Иакова была долгим искуплением этого обмана (Музей Прадо в Эрмитаже: Девочка с картины «Менины» уже подросла…).

Осложнились наши отношения с сестрой, когда я защитила кандидатскую диссертацию. Мне было 28 лет. Сестре 32, она оставалась ассистентом на кафедре АСУ электротехнического факультета ТюмИИ. Я была уже доцентом на трубопроводном факультете в ТюмИИ.

Электротехнический факультет, где училась Света, окончил В.В.Иваненко - председатель КГБ РСФСР. Генеральный директор Агентства федеральной безопасности РСФСР — Министр РСФСР (ноябрь 1991 — январь 1992). Создатель Службы безопасности РАО «Газпром», экс вице-президент компании «ЮКОС».

Это должно было получить отражение в деятельности факультета. И судя по всему, получило отражение. Потому что Света была знакома с В.В.Иваненко, о чем я узнала уже позже.

Образование на этом же электротехническом факультете получил и Ю.К.Шафранник – первый глава администрации Тюменской области. Председатель Союза нефтегазопромышленников России, председатель Комитета ТПП РФ по энергетической стратегии и развитию ТЭК. Оба они земляки из Ишимского района.

Ю.К.Шафраник получил второе образование на нефтегазовом факультете (НГПФ), который окончила я.

Поэтому сестра не могла «разобраться в себе»: кто она (?), «нефтяник» или информационщик?

Света не тратила свою молодость на многочасовой и ночной умственный труд, не «грызла», как говорят, «гранит науки». Хотя отец даже написал ряд работ по классификации запасов и предлагал ей заняться этим вопросом.

Тема близкая к той, о которой идет речь, после смерти отца всплывала под именем её сына Александра Олеговича, урожденного Пинегина, в настоящее время юридически Ярославова. На моего отца Бориса Романовича Ярославова ссылок я не встретила. Его труды с постановкой задачи не были опубликованы. Но тему и основные защищаемые положения однозначно задавал он (Ярославов А. О. Математическое моделирование фильтрации неньютоновских жидкостей в слоисто-неоднородных пластах и разработка методик статистического анализа геолого-промысловой информации : Науч. рук. К. М. Федоров; Тюмен. филиале Института теоретической и прикладной механики СО РАН. — Тюмень, 2004.)

Неньютоновским жидкостям, замечу, была посвящена моя диссертация по моделировании фильтрационных потоков. С отцом у нас были совместные исследования, но неньютоновскими жидкостями занималась только я. Отец ими не занимался. Интерес к неньютоновским жидкостям возник у меня потому, что я начинала работу в ТюмИИ на кафедре Бурения, а там буровые растворы имеют особые реологические свойства, т.е. они являются неньютоновскими ( «30 лет МГДА. О судьбе моих научных исследований, посвященных магнито-гидродинамической аналогии и повышению нефтеотдачи, внедренных в Главтюменнефтегазе и нефтяных компаниях»).

Уже после смерти мамы я имела беседу с маминым другом юности. Он сам начал разговор о том, что у него были личные отношения с моей мамой, до её брака с моим отцом. Эти его слова были неожиданными для меня. Я его не спрашивала.

Но он лично и по его желанию подтвердил слова Маргариты Ярославовой (Тетеревой), совершенно не зная о моих вопросах касательно отца Светы, которые я задавала маме Тамаре Давиденко-Ярославовой при её жизни, и тем более, не зная Маргариту. Я исхожу из того, что он не знал… Но мог вполне предполагать, что эта тема должна всплыть.

Не могу сказать, что этот вполне успешный мужчина - отец Светы. Внешне сходство есть. И именно в 1955 году он уехал из Красноярска после армии.

Точно в этом же 1955 году отец завершил обучение в Свердловском горном институте и «чья-то рука» направила его в совершенно далекий Минусинск, разлучив с свердловской сокурсницей, которой он был увлечен - Валентиной Кокшаровой. («Горный геолог Борис Романович Ярославов …»).

ВК - так мой отец долгие годы обозначал стихи, посвященные синеглазой Валентине Кокшаровой, колдовство голубых глаз которой его вдохновляло.

И ВК были посвящены вот эти красивые строки, но уже с годами:

Я слышу рядом голос твой зовущий
И говорю, когда-нибудь приду
До той поры, до встречи
Птиц поющих не прогоняй в своем саду

«Неизвестной» посвящено стихотворение 1956 года. Написано оно в то время, когда лед на Енисее уже растаял. Отец описывает и вечер, и воду.

Т.е. это скорее май 1956 года, судя по весеннему настроению.

А брак моего отца и мамы по документу заключен 10 марта 1956 года.

Получается, через два месяца после только что заключенного брака мой отец посвящает стихи - «несказанной любви» своей юности, времен широкого разлива на Каме?

Тихий вечер плывет над водою,
Слышится крик журавлей,
Снова я в мыслях с тобою одною
Несказанною первой любовью моей…

Если судить по паспортной дате рождения моей сестры Светланы - 14 декабря 1956 года, то никакой срочности в браке отца и мамы не было.

Но есть письмо друга юности моей мамы «А», которым она была очевидно увлечена, наверное, с школьных лет. Это сосед, мальчик из соседнего двора в Минусинске, вполне успешный в его жизни. В последние десять лет жизни мама поддерживала с ним переписку и телефонные контакты. Выясняла и прошлые отношения. Задавала вопрос о его чувствах к ней в юности. Ей это было небезразлично.

Педант «А» в письмах в ответ писал о сцене, которую когда-то в Минусинске устроила ему мама. Он вспоминает, что это был январь 1956 года, а мама держала на руках только что рожденную Свету.

«Здравствуй, Тамара.

Получил толстый пакет и не могу насмелиться открыть. Думаю, после долгого молчания наговорила мне целый короб хулы. Значит, зря меня всю жизнь мучила совесть, все забыла, даже то, что в январе 1956 года (когда ты держала Свету грудную на руках) пыталась меня укорить. Захожу к тебе (ты сидела справа в комнате. Лида стояла около тебя). Лида провела демарш мимо меня – обозвала (кстати, тоже, как ты, не помнит). Как хорошо, что всё забыли, стало намного легче. Я тогда сразу же ушел, даже не узнал за кого ты вышла замуж.….»

Однако дата рождения моей сестры на 11 месяцев позже, по документам, - 14 декабря 1956 года, но не январь 1956 года.

«А» с сожалением писал о том, что мама вмешалась в его жизнь, посоветовав её подруге «Л», и как я поняла конкурентке, выбрать не «А» спутником её жизни, а другого мужчину. Подруга послушалась совета. В итоге не совсем счастливым в его слишком ровной семейной жизни был и друг юности «А». И не стала счастливой женщина, которую он любил, подруга мамы «Л». Вместе с этим, вот этот «А» в письмах за что-то, относящееся к юности, перед мамой извинялся:

«Если письмо это дойдет до тебя. Если ты соизволишь простить меня за причиненные неприятности, то напиши. Прошу тебя, прости, что не прочитал то письмо, и не из-за того, что как ты говоришь «испугался»: Совершил это во благо. С ложью жить было бы невозможно».

Возможно вот в этой «игре дат» и разнице почти в год и объяснение того, почему моя сестра Света на фотографии в первом классе на голову выше других. Если ей поменяли дату рождения и уменьшили возраст на год, то так оно и должно было быть.

Один год в школе пропускала и моя мама, во время войны, из-за болезни и отсутствия одежды. В своих воспоминаниях «Чистая протока» она это тоже описывает. Т.е. для неё это было вполне приемлемым решением, если дочь завершит обучение на год позже, чем другие дети-ровесники. К тому же, она работала в школе и «кухню» школы знала.

Мне в детстве объясняли это так, что Света родилась вот такая высокая, поэтому и на голову выше всех других первоклассников. «Долгая» называли сестры отца.

В кого такая высокая ? У моего отца рост 175. К тому же, с годами Света не стала выше всех других женщин. У неё рост не 190, и не 180, а - 172. Разница в росте с другими детьми была связана не с генетическими данными, а похоже с тем, что она старше.

По рассказам Маргариты Ярославовой срочный брак моей мамы и отца был связан с ребенком.

Воспоминания Маргариты и мамы о том дне свадьбы в Минусинске разные.

Мама в её «Чистой протоке» пишет о том, что :

«Печали, о которые предрекала мне бабушка, начались прямо в день свадьбы. Рита, сестра Бориса, быстро завладела вниманием его друзей. Я была поражена, когда услышала, о чем она разговаривает с ними. Она утверждала, что этот брак недолговечен, что у него на родине есть девушка, которая ждет его, что они дружат семьями. В конце вечера Рита устроила интригу: настаивала, чтобы Борис вернулся вместе с ней на съемную квартиру, что она одна не может, боится идти на другой конец города и т.д. Борис был расстроен, родители огорчены, друзья недоумевали. Но это было только началом активных действий против меня и нашего брака… вскоре из Николо-Березовки пошли подметные письма, оскорбительного содержания, адресованные мне. Борис сумел прервать эту переписку только через своего отца. Он сразу определил и заказчика и исполнителя».

Судя по письмам «А», мама не уступала Маргарите в умении отодвигать конкуренток и манипулировать судьбами в своих интересах.

Обратила внимание, что в письмах «А» уже после 2000 года всегда присутствовала только одна мамина дочь Света. Мама писала ему только о Свете. И он передавал приветы только дочери Свете. О моем существовании высокий ростом «А», похоже, вообще не знал. Т.е. он не знал о рождении у мамы второй дочери в браке с моим отцом. В их переписке эта тема не затрагивалась.

« Вот и все. … Большой привет всем твоим домочадцам и Светлане особо».

Более в разговоре с мамой к вопросу о том, кто отец Светы? - я не возвращалась. .

Но и в своих воспоминаниях о «Чистой протоке» мама пишет о сложностях в отношениях моего отца Бориса Ярославова с сыном Светы - Сашей, урожденным Пинегиным ( теперь Ярославовым), которые тоже имели свою природу и причину. Она объясняет это тем, что «в детстве Саша не успел разбудить дедовских чувств у Бориса. Потому он относился к нему неровно».

Я процитировала воспоминания мамы «Чистая протока», которые она хотела видеть опубликованными. Публикацию мама специально обговаривала со Светой. Оставляла ей на издание этого тиража необходимую сумму. И Света ей гарантировала, что воспоминания «Чистая протока» после её смерти увидят свет в виде отдельного издания. Однако через год после смерти мамы этого не случилось. Т.е. к годовщине книги не было.

У меня у самой было сомнение в этом издании. Мама описала не только свою жизнь. Она описала наши со Светой бывшие браки. И дала им свою интерпретацию. Я на определенном этапе считала, что это моя жизнь, а не мамина, и не надо включать её в книгу. Т.е. маме надо было ограничиться своим детством, юностью и замужеством, не касаясь наших браков. Мама же исходила из того, что мы её дочери, мы - часть её жизни, часть её воспоминаний. Она эмоционально переносила наши разводы и это её эмоции. Также как эмоции ушедшего из жизни отца, активно возражавшего против брака моей сестры Светы с Олегом Пинегиным.

С годами я несколько пересмотрела свой взгляд на эту книгу маминых воспоминаний «Чистая протока».

Мама действительно была оскорблена тем, как со мной и сыном поступил мой бывший первый муж П.Годунин, лишив нас квартиры, где позже проживал с усыновленным им ребенком женщины, состоявшей с ним в отношениях ещё во время нашего брака. Мама обозначила нанесенное ей оскорбление. А Павлу Годунину тоже надо нести ответственность за этот свой не мужской поступок.

«Павел оставил сына без жилья, хотя квартира МЖК выдавалась на всю семью. Настоящие отцы так не поступают. Я не ожидала от него такой подлости. За все 20 с лишним лет у Павла были еще квартиры, но ни одну он не предложил сыну, хотя обещал это сделать. Павел завел новую семью, усыновил ребенка жены. Родилась девочка Люба, больная диабетом. О Ярославе Павел вспоминает все реже и реже, хотя живут в одном городе. Наташа навсегда вычеркнула его из своей жизни. Прожили они всего 8 лет».

У меня сохранилась копия договора обязательства о трудовом участии члена комсомольско-молодежного отряда в строительстве молодежного жилого комплекса от 14 мая 1988 года. Администрация и профсоюзный комитет СибНИИНП на основании этого договора обязуются после «выполнения трудовой программы предоставить члену КМСО П.А.Годунину в соответствии с действующими нормами жилую площадь в доме МЖК на состав семьи 3 человека. Членами семьи указана я - тогда Годунина Наталья Борисовна 1960 года рождения. И наш сын Годунин Ярослав 1982 года рождения. Но в эту квартиру мы с сыном не заселились и не жили в ней. Я не была её собственницей. И не была в ней прописана. Я её только отремонтировала. Пока мужчины из СибНИИНП трудились, их женщины коллеги из СибНИИНП пасли строящиеся ими квартиры. Наш развод перед сдачей дома МЖК был не единственным. И вместо меня с сыном в двухкомнатную квартиру заселили другую женщину с усыновленным Павлом Годуниным пасынком.

Вопросы по «замене» жены и сына, вместо указанных в договоре, П.А.Годунин решал через Председателя оргкомитета МЖК Тюмени В.А.Ноздрачева. Его подпись тоже была на договоре от 14.05.88. В.А.Ноздрачев тогда сам развелся с женой. А его новой супругой стала юрист оргкомитета МЖК.

Хотя в договоре было сказано: «Жилплощадь бойцу КМСО МЖК предоставляется на состав семьи, обусловленный при подписании настоящего договора».

Вскоре В.А.Ноздачев стал известен, как глава «Строительного банка». Затем переименованного в «Тюменэнергобанк».

Я даже не была в суде на разводе. Мне принесли домой готовое решение суда, несмотря на то, что у меня был ребенок. Я впервые тогда столкнулась с тем, как работает «особое право» комсомола». Причем делегатом 20 съезда комсомола делала Павла я. Писала ему речь. Поддерживала. Подала идею.

После 9 лет брака я вернулась с сыном к маме, в небольшую трехкомнатную квартиру, что не улучшало их отношений с моим отцом Борисом Романовичем Ярославовым, в которых и уже было несколько кризисов.

А СибНИИНП прислало мне официальное письмо, согласно которого П.А.Годунин не имеет доходов, поэтому алименты мне они перечислять не будут. Так я и не получала алименты из этого нефтяного института, в котором работало огромное число учеников моего отца. Т.е. я воспитывала сына сама.

Представляю, каково было бы возмущение моей мамы, если бы она узнала, что П.А.Годунин лоббирует своего пасынка (после усыновления - его однофамильца), в те институты, отношения с которыми налаживал моей отец и пользуется при этом нашими именами: именем отца, моим именем и моей книгой по истории недропользования. Делает это через кафедру НР, на которой раньше работал мой отец, а затем мои двоюродные брат с сестрой Марина Тетерева (Забоева) и Александр Тимчук ( «Французский институт нефти в «Рюэй-Мальмезон» и «Monsieur Boris R. Yaroslivov». IFPEN «шпигуют» однофамильцами потомков и экс мужей Ярославовых»).

При отце это было бы невозможно на его кафедре НР.

На фотографии свадьбы М.Тетеревой-Забоевой есть многие упоминаемые мною фигуры. Мама, я, Маргарита Тетерева (Ярославова), М.Тетерева –Забоева, А.Тимчук и их однокурсник Шпуров («Скрестили» копья вокруг стула «Главы Роскомнедра». За идеями "пошли по миру").

Не было моей инициативы в обнародовании «Чистой протоки». Но мама раздавала свои воспоминания коллегам, как «самиздат».

Саму «Чистую протоку» мама писала по моей просьбе. Под влиянием моих занятий родословным поиском. Я просила её включить в эти воспоминания детали.

Не все детали мама передала точно. Она пишет, что я вышла замуж на 4-м курсе. А вышла я замуж на 5-курсе, в осеннем семестре 23 октября 1981 года. Это существенно. Ребенка я родила уже по окончании ВУЗа.

Моя свадьба была в здании ЗапСибНИГНИ - института, возглавляемого И.И.Нестеровым - член корреспондентом АН СССР, другом студенческих лет моего отца по Свердловскому горному институту. Договаривался с И.И.Нестеровым мой отец Борис Ярославов по старой свердловской студенческой дружбе. Поэтому И.И.Нестеров и был на моей свадьбе с П.А.Годуниным.

«В 1970 году за открытие новых месторождений нефти в Среднем Приобье и ускоренную подготовку промышленных запасов Ивану Ивановичу Нестерову, вместе с В. А. Абазаровым, Л. Н. Кабаевым, Ф. К. Салмановым, В. Г. Смирновым, А. Д. Сторожевым, была присуждена Ленинская премия» ( «Скорбь о потере нефтяных доходов и первые шаги к «Философии денег»).

А.Сторожев тоже друг моего отца ( «Невнимательные к первооткрывателям Тюменской нефти кандидаты в Тюменские губернаторы»).

Мама вместо ЗапСибНИГНИ (ул.Володарского) назвала это здание Главтюменьгеологией (ул.Республики). ЗапСибНИГНИ в те годы не был починен ТюмГНГУ, как сейчас. А относился к геологии.

Не точны сведения мамы и касательно отца моего мужа – А.Е.Годунина. Он был долгие годы личным водителем и доверенным лицом Ю.Эрвье и Ф.Салманова, но не был телохранителем. Как доверенное лицо пользовался льготами. В их семейных архивах были фотографии с заимок Главтюменгеологии, весьма частного характера для Эрвье. Мне их показывала мать моего мужа Любовь Михайловна Годунина (фамилия в браке). Эти заимки стали причиной её ранней смерти.

Интересно , что в 2004 году при губернаторе С.Собянине Годунина Александра Ефимовича, ветерана геологии, наградили грамотой губернатора. Чья это была инициатива?

Моего отца, ученого, за чьи труды уже который год идет такая «свара», никто грамотами губернатора не награждал.

«Б.Ярославов - начальник опытного участка «Арланнефть», родившийся в год открытия башкирской нефти ярославцем А.Блохиным, родом из вотчины Ярославовых Большие Соли».

«Борис Ярославов: публикации 1967-1973 гг.в нефтяных изданиях СССР. Соавторы: Глинский, Князев, Лаптев, Портнов, Фазлутдинов, Плешаков, Тетерев, Вострецов, Валеев, Викторов».

Не верны сведения и о моем втором муже. Он был депутат Тюменского областного совета народных депутатов, а не Тюменской городской Думы.

И в областном Совете народных депутатов Александр Ильич Чистяков был заместителем Председателя комиссии по законности.

У меня есть рукопись мамы. Надо сверить рукопись с печатным текстом. Возможно, часть неточностей возникла при наборе текста.

Сами неточности могли объясняться тем, что это не мамина жизнь.

И мама кое-что «моделировала» в тексте, предполагая, видимо, что после её ухода всплывут и минусинские истории. Она давала свою интерпретацию. Свою, можно сказать версию, которую защищала всю жизнь.

Скрывая что-то из своей юности, она тем самым не сделала необходимых шагов для того, чтобы наши отношения с сестрой улучшились. Света активно пользовалась этой недосказанностью.

Спасая собственную репутацию, нельзя оставлять детей в такой недосказанности, когда они предпринимают неточные шаги – это не правильно.

Я с мамой разговаривала об этом. Её прошлое не должно было до такой степени негативно сказываться на моей жизни. Когда я видела, что сестра ко мне относится не так, как родные сестры. И вынуждена была искать объяснение.

Что там произошло в Минусинске?

В контексте упомянутой интерпретации мама очень подробно в её «Воспоминаниях» описывала сложные отношения моего отца Бориса Ярославова и сына Светы - Саши Пинегина (смена фамилии на Ярославов).

Отец сомневался и задавал вопросы, также как их задавала я? Или отец не сомневался, он знал ?

Воспоминания «Чистая протока», о которых идет речь, были написаны после смерти моего отца. Он бы изложил многое иначе, со своей позиции. Также как я со своей позиции иначе бы изложила историю моего первого брака с П.А.Годуниным.

Объективно вмешательство мамы было в том, что она сообщила мне первая об измене первого мужа. Она меня не пощадила. Для меня это стало решающим. Годунин и я были, похоже, тогда «объектами разработки» и мы не были к этому готовы, не соприкасались со спецслужбами и не задумывались о них. Если П.Годунин до сих пор находится в том же неведении, что и в 90-х, то это печально.

Я действительно тогда отрезала. При любой ситуации он не имел права лишать сына квартиры .

После развода с Годуниным такие известия об изменах, какое сообщила мне мама, практиковала моя сестра. А когда я её «послала», она делала это через маму. И мама доводила до меня информацию, которую ни одна женщина не желает услышать. К тому же источником информации была Света, т.е. сведения были сомнительного свойства.

Я научилась исключать эту информацию при принятии решений, но каждый раз мне все это было противно.

Никогда встречно маме я не сообщала подобного, хотя знала об увлечениях отца.

Отца уже не было в живых, когда была написана «Чистая протока». Возможно он в чем-то её поправил бы. В части конкретно минусинского периода.

После прямо заданного мною вопроса: «Кто отец Светы?», мама запрещала мне встречаться с крестной Маргаритой Ярославовой. Рядом с крестной Маргаритой, в свою очередь, как охранитель сидела её дочь Татьяна, по словам Риты, устраивавшая истерику при её попытках встретиться со мной.

Т.е. в последние годы я не могла общаться с Ритой. В квартире самой Маргариты на 50 лет Октября в Тюмени (№36) встречу запрещала её дочь, родившаяся на неделю позже меня – 29 февраля 1960 года, праздновавшая свои дни рождения 28 февраля. А когда Рита позвонила мне, что приедет в гости, то через несколько минут отменила эту встречу. Её не пускали. Вот такие кипели страсти.

Не пускала её дочь Татьяна, усвоившая от её бабушки, что сила женщинам передается по материнской линии. А , коль скоро, Маргарита Романовна Ярославова - моя крестная мать, то сила, которая должна передаваться Татьяне, как родной дочери, «перетекает» мне по её системе взглядов («Ярославны - Ярославовы и Романовны – Романовы»).

Это наследие («школа») общей бабушки Александры Николаевны Голиковой-Ярославовой. С моей мамой у бабушки Александры Ярославовой по линии отца не сложились отношения. Отец женился в Минусинске против их воли. Тогда как в Николо-Березовке была подобрана своя невеста.

От отца я слышала третью версию их знакомства с мамой.

Когда он приехал в Минусинск, то был потрясен красотой молодой девушки. Он запомнил её образ. Это была Светлана Давиденко, младшая сестра моей мамы. Но она была ещё старшеклассницей ( «Не родись красивой ? Поезд жизни Светланы Давиденко: Шалоболинская писаница, Красноярск, Москва, Нахичевань - место высадки Ноя, Баку шиитов и Тюмень»).

Через несколько дней, когда отец пришел на партсобрание, то увидел очень похожую красивую молодую женщину, уже постарше. И начал ухаживать за мамой.

Вскоре была быстрая регистрация брака и либо на годы оставшееся сомнение о том, чья дочь Света ? Либо знание о том, что она не его дочь, но молчание об этом.

Стихотворение о «несказанной первой любви», с которой отец встречал разливы на Каме, написано, я думаю, под влиянием упоминаемых мамой писем из Николо-Березовки, которые пошли потоком после регистрации их брака.

Я слышала эту историю о девушке с Камы не только от мамы и Маргариты. Родители отца подобрали ему пару на родине. Так в те времена было принято. Тем более он единственный сын.

И девушка на Каме, согласованная родителями, можно предположить, была причиной того, что отец не сделал предложение руки и сердца Валентине Кокшаровой в студенческие годы.

Вторая причина могла быть в том, что он ждал окончания института и постоянного дохода - заработной платы. Ему надо было устроиться на работу.

Как единственный сын в семье отец был под перманентным контролем. К нему постоянно «прикрепляли» одну из сестер.

В Свердловске это была его сестра Алла Ярославова. Они все пять студенческих лет учились вместе. На папе была одновременно и нагрузка по материальной помощи ей. Алла наблюдала за тем, чтобы папу не «окрутили», как это говорят в народе.

После брака Аллы, когда они с мужем уехали в Ленинград, к папе в Минусинск, куда он был распределен после Свердловского горного института, поехала уже его вторая сестра - Маргарита Ярославова.

А поскольку в Минусинске не было высших учебных заведений, то Маргарита поступила в местное культпросветучилище. Т.е. в Минусинске с ним рядом находилась Маргарита Ярославова, будущая Тетерева. Поэтому моя крестная и стала свидетелем тех минусинских событий.

Рита рассказывала о том, что Валентине Кокшаровой - студенческой увлеченности моего отца потребовалось несколько месяцев на смену места её распределения после института. А когда она приехала в Минусинск, брак моего отца и моей мамы был уже зарегистрирован.

Для Валентины это была личная трагедия. Её приезд видимо волновал и мою маму.

И минусинское общество, действовавшее конечно в интересах мамы, постаралось быстрее выдать замуж Валентину Кокшарову. Её сосватали за еврея старше неё, так я поняла по рассказам. И она жила позже, опять же, у меня сложилось такое впечатление - в Ивано-Франковске.

Но сначала из Минусинска уехали мама с отцом и Светой.

Общим решением отец с семьей возвращался в Николо-Березовку. А приехавшая вслед за ним Валентина Кокшарова оставалась в Минусинске (?).

Я думаю, что Валентина Кокшарова могла приезжать после смерти моего отца к нему на могилу.

Какая-то женщина посадила на его могиле незабудки и анютины глазки. И написала: «Нет на земле моего короля».

Мама цветы убрала.

Я была против этого посмертного соревнования за моего отца Бориса Ярославова.

И при его жизни состязание женщин и сестер за него было для него мучительным. И я уверена: немало сократило его жизнь.

Сестры, с моей точки зрения, неплохо понимали отца. Особенно близкие отношения у него были с Маргаритой, поскольку они переписывались о поэзии, дольше жили рядом, работали с мужем Маргариты на одной кафедре.

Влияние мамы тоже было сильным. И я думаю, что брак не был бы заключен, если бы мой отец не был увлечен моей мамой.

Вместе с этим, он был порядочный человек. И беременность была для него доводом и аргументом.

Мама знала «силу беременности». Она выделяла эти истории. И в «Чистую протоку» включила рассказ о родителях одной из своих одноклассниц, которую домработница родила от очень перспективного молодого человека. Он женился на домработнице из-за любви к рожденной девочке и порядочности.

Мама вообще собирала истории подобного «женского успеха». И давала советы. Но советы были в основном для Светы. У нас с мамой разговор на эту тему не складывался. А вся Светина «стратегия» заключалась в том, чтобы разрушить мою семейную и личную жизнь, и выведывать частности о моей жизни и отношениях с мужчинами. Мужчины эти были из органов власти – отсюда и интерес.

Поскольку я не слушала мамины «советы», то она «поставила на мне крест», несмотря на то, что у меня карьера была лучше, чем у Светы. Потому что я не готова была ни рожать вне брака, ни уводить мужей.

У меня была ответственность. Я слишком хорошо знаю из истории родов, какие последствия имели изменения фамилий , подлоги в фамилиях, рождение бастардов и пр. Человек теряет свой род.

Ни туда, ни сюда. Он не продолжает свою настоящую фамилию и получает затруднения в продолжении фамилии фальшивой.

Идеальная лебединая любовь, о которой и я упоминаю в лебединых статьях - она в легендах. А в мирской жизни у человека бывает не одно сильное чувство, даже если брак не расторгался до последних дней одного из супругов, как у моих родителей.

В их случае первые сильные чувства и у того, и у другого были до брака.

Спустя годы, когда их отношения осложнились, папа видимо сам написал письмо или своей первой камской любви или Валентине Кокшаровой, судя по строкам:

Удивишься письму моему
Годы юности так далеки

В долгой переписке он находился только с Валентиной Кокшаровой.

Много стихотворений ей посвящено в 1975 году. Можно предположить, что у них был личная встреча.

Теперь я знаю, что любовь искусство
Пришлось его постичь за много лет,
Своей любимой я б сказал о чувстве,
И подарил бы голубой букет

Судя по стихам 1975 года, посвященным Валентине Кокшаровой, мой отец уже метался в эти 1972 -1975годы.

Это ясно и из стихотворений не только с посвящением ВК

Одно из них начинается со строк «Я в надеждах на счастье обманут…»

И в нем размышления о возможном расставании с семьей.

Сжечь мосты, корабли, переправы,
Синий дым — и никто не долгу,
Только как бы чего не оставить
На отрезанном том берегу

На эти строки обратил внимание в письмах маме и сверстник её минусинской юности «А», прокомментировав их так, что и у тебя, Тамара, не все гладко складывалось в жизни.

И без стихотворений я знаю, что это был сложный период в их отношениях.

Отношения осложнились в Нефтекамске после того, как мама сделала аборт на большом сроке, из-за какой-то ссоры, и это был мальчик, которого так ждал папа.

У отца был надлом. Он хотел продолжения рода и фамилии.

Стихи этого его периода, посвященные ВК, я публикую впервые.

Когда в 2001 году мною подбирались стихотворения для сборника отца «Где-то рядом плутала удача», было некорректно включить стихотворения с посвящением «ВК» при жизни мамы.

Это стихи - из архивов папы, которые я не показывала ей, хотя она знала о его студенческой любви .

После смерти отца мама публиковала и её собственные стихотворения. Они были - уже о её студенческих увлечениях, написанные тогда, когда папы не стало.

Я слишком поздно прочитала одно её стихотворение, прежде чем поняла, почему у нас с ней на несколько лет, начиная с 2005 года, очень осложнились отношения.

После смерти отца я хотела вывести маму из депрессии. И потратила время, чтобы найти её друзей юности. Некоторым из них писала письма.

Мне и в голову не приходило, что между ними могли быть другие отношения, т.е. личные и вполне взрослые. Мама меня убеждала, что это исключительно друзья.

Я и исходила из того, что это просто друзья её юности. Оказывается, все было иначе. Не моя в этом вина. Маме надо было мне сказать, что речь идет не о друге, а о человеке , с которым она имела личные отношения. Но вместо этого в ней родилась ревность. А моя сестра Света успешно эту ревность в маме подогревала. Подогревала и Маргарита Ярославова. Она знала, а я - нет. Или подогревала Ида, со ссылкой на Маргариту.

Ида всегда подключается , когда вопрос касается Франции. У неё есть мотив. Во Франции живет её внук Роман Александрович Тимчук.

Подогревали ревность не только в маме. Мои друзья мужчины почему-то стали задавать мне вопросы именно об этом человеке – друге юности мамы, что меня крайне удивляло. Как им такая мысль пришла?

Во Франции я была только в 1997 году, единственный раз. А история со сталкиванием меня и мамы началась после 2005 года.

Это был ответ на статью:

«Леди политика с ароматом от «Диора», или откровения Натальи Чистяковой» (Областная парламентская газета «Тюменские извести», №174—175 (3841—3842) 5.08.05 г).

Если раньше меня лишали любви мужчин, то после этой статьи вторглись в отношения с матерью, пробуждая в ней женскую ревность к собственной дочери.

Уже потом, много позже, я прочитала мамино стихотворение, посвященное этому человеку.

В нем она описывает и себя:

Венком на голове коса,
Короной кажется она

Всегда белеющие зубы,
Припухшие по-детски губы,
Мою наивность выдают,
Улыбка в них нашла приют,

Она вещала про любовь,
Про все, что с нами впредь случится,
Что никогда не повторится
И не вернется птицей вновь

И только прочитав эти строки, я всё поняла.

А после смерти мамы сам этот человек сказал мне, что у них были отношения.

Я в Тюмени оказалась внутри совершенно мерзкой интриги только по той причине, что хотела скрасить мамино одиночество после ухода отца в иной мир. Поэтому я и упомянула Ребекку.

Из-за политики меня лишали не только поддержки мужчин, пусть даже чувствами. Но и поддержки матери. Более того, она не была нейтральна, а действовала в интересах Светы.

По крупному, произошло это из-за французско-российских отношений.

Франция - Россия было главное.

«Орден Наполеона».

Ведь я и отец, его сестры - родом из тех мест, где «маркиз Пугачев» гонялся за Березовской чудотворной иконой Николы-Закамского.

Официально брак мамы с отцом продлился 40 лет до самой смерти папы в 1996 году 16 сентября.

И с годами они с мамой с чем-то смирились.

Завещание отец оставил только Духовное и научное ( «Завещание Бориса Ярославова»).

И только мне.

Хотя потом Света пересказывала то, что говорил мне отец перед смертью в её интервью. Я их читала. Она наш с ним диалог выдавала за свой с ним диалог.

Или она делала это из-за сложности её позиции, поскольку не знала: отец он ей или её отец - другой мужчина.

Или она была специально обучена этой мимикрии под меня. И это была игра в длинную.

Света всегда оперировала тем, что она первая родилась, поэтому она первая.

Первой она бы была, если бы написала все то, что написала я.

А сделать она этого не смогла, даже близко. Её стезя – копирование. .

У отца, о чем сказано, были сложности в отношениях со Светой и с сыном Светы:

Мама вспоминает:

«дали согласие на брак с Олегом Пинегиным. Олег из хорошей семьи: отец – летчик, мать – воспитательница детского сада, брат Саша тоже летчик, дедушка – старый коммунист… В день свадьбы шел дождь, и все прочили молодоженам долгую счастливую жизнь. Предсказание не сбылось: через четыре года после рождения ребенка они разошлись…

Старший внук Саша жил у нас в доме недолго (сразу после рождения и после того, как Светлана разошлась с Пинегиным). Он доставлял много хлопот, рос бойким и хулиганистым… Я понимала его возбудимость, причину эмоциональных взрывов. В детстве Саша не успел разбудить дедовских чувств у Бориса. Потому он относился к нему неровно. Фамилию Саша носил Ярославов, но, несмотря на это, отчуждения между внуком и дедом сохранялись. Я очень хотела, чтобы холодок в их отношениях исчез…».

Мама упоминает о том, что Саша Пинегин в первый класс пошел в 12-ю школу Тюмени. Но пропускает такой важный момент, как смену фамилии.

Фамилию сменили по двум причинам. Из-за плохого поведения Сашу хотели исключить из 12-й школы. Мама перевела его в свою 6-ю школу и надо было прошлую историю школы № 12 забыть (директор В.Христель). Чтобы плохой ученик 12-й школы Саша Пинегин не ассоциировался с новым учеником 6-й школы Сашей Ярославовым.

Вторая причина в сложных отношениях моего отца Бориса Ярославова с Сашей Пинегиным. И мама считала , что если она сменит фамилию Саше на Ярославов, то папа будет воспринимать его как своего. Без согласия Олега Пинегина они «провернули» это дело в органах опеки. Это было нарушение прав отца – Олега Пинегина.

У мамы, я думаю, была и третья причина. Она сделала аборт на большом сроке, и у отца не было сына, который бы продолжил его фамилию.

И мама сделала вот такую «замену» ( «Псковские скарабеи и мифы о Зерване. «Третий Рим» из катакомб Святого Себастиана и необычных церквей, которые боялись освящать»).

Свое чувство вины она решила приглушить заменой фамилии Пинегин на фамилию Ярославов.

Эту ложь положительно восприняла сестра папы Ида Тимчук (Ярославова)

Дело в том, что прорыв у папиных сестер Маргариты и Иды был за счет отца.

Он стал первым кандидатом наук в Нефтекамске. Благодаря ему , не имея высшего образования, они стали вращаться в мире ученых и профессоров. Благодаря папиной карьере сын Иды приехал в Тюмень. Папа помог ему получить образование и дал старт.

Отец был «обглодан» всем этим родством. И многие из тех, кто сделал карьеру за счет его прорыва из Нефтекамска - в Тюмень и сотрудничества с международными институтами ему спасибо не сказали.

Мама отца Александра Николаевна Ярославова (Голикова) возложила слишком большой груз на своего любимого Борю, поручив ему пожизненную опеку сестер. Сестры заключили браки с плодовитыми народными фамилиями. Как говорит Ида: родни у нас Тимчуков - пол Украины будет. Вот команда Тимошенко видимо и сделала ставку на Тимчуков («Давиденко-Тимошенко»: тюменское землячество в Москве, разработавшее план «похода» на Украину, контролирует «дзюдо» из Нефтекамска»).

Теперь у них "пол Франции" родственников ?

Огромная родня, образовавшаяся от сестер, стала непосильным грузом для моего отца Бориса Ярославова. Тем более, они ещё и боролись с ним, как это бывает, когда роют корни древа. Родня ещё и спортивная, что тоже о многом говорит.

В итоге отец ушел из жизни в 64 года. Как только начал взаимодействовать с французским институтом Нефти и Газа. А сестры прожили гораздо дольше и были особо внимательны к Франции, имея на неё виды.

Поскольку Бориса Ярославова больше нет, то выгодно иметь не настоящего Ярославова, с надеждой на то, что он «оприходует» труды отца (?). И возникнет путаница.

Со временем Сашу могут «обгладать» , также как моего отца Бориса Ярославова.

Могут использовать, чтобы продвинуть фамилии потомков сестер моего отца, многочисленные и спортивные.

Ничего хорошего в этом нет. Потому что люди с ненастоящими фамилиями имеют часто плохие мотивы.

Возможно, именно из-за этой интриги сестры не рекомендовали разводиться моему отцу.

В те годы, когда Саше Пинегину меняли фамилию, папу обхаживала Алина Васильевна Демина, доцент с кафедры бурения. И имитация мамой продолжения фамилии Ярославов была её ответом новому кризису в её отношениях с папой.

Повторю, продолжение фамилии Ярославов в нашей семье - ложь. Но есть продолжение этой фамилии в Башкирии. Около 20 человек. И в ряде других регионов.

У А.В.Деминой был в годы вероятных отношений с моим отцом мальчик лет 10. К моему отцу он никакого отношения не имеет. Это к тому, что моя сестра как-то дала мои реквизиты С.Демину, ровеснику этого мальчика. Я с ним встречалась. И только позже подумала, что фамилия странно совпадает с фамилией Алины Деминой. Как ясно из описанного выше, как правило, все это - не настоящее. Т.е. просто однофамилец.

Когда я говорю о стихотворениях отца, то тут надо сделать оговорку.

Он сам писал о них так:

Здравствуй, Рита

За слова спасибо. Но ни я ни ты не создали ещё того чувственного отношения к природе и родине, которое, вроде, так и готово вылиться наружу. Это состояние я чувствовал ещё в юности. Мне ещё ни разу не удалось написать ни одной строчки, такой же светлой как у С. Есенина. Но я все-таки иногда пишу.

Осень снова стихи мне читает,
Их слова и поутру и днем…
То летят журавлиною стаей
То горят как рябины огнем

Ты послушай, беснуется ветер
В березняк пожелтевший сходи
Опадают белесые с ветёл
Листья - песни из нашей груди

20.10.80.

Эти стихотворные записи сохрани. Иногда я их теряю.

В отношении твоих рабочих дел и дрязг скажу одно: если хочешь выиграть надо временно проиграть.

Ивану привет..

Мои личные дела обстоят крайне сложно.

Получается, что они (женщины) мешают работать, а на это я не согласен. Возвращаться к прошлому тоже не хочу. …

Но должны мы пережить все это.

Желаю всяческого благополучия в делах. Сочиняй мотивы.

Далее он называет свои стихи, которые ему нравятся:

«Сколько их не встреченных рассветов…»,

«Женщине моих лет». Заменить: на земле осталось только двое под сенью ив с белесою листвой.

«Убежище»,

«Я в надеждах на счастье обманут»,

«Лира».

Одно про седину. «Рано так побелели виски». У них интересный мотив.

Может что-то забыл. «У реки деревушка» - не надо, местная. Первую тоже не надо - на Каме разлив. У Есенина только один раз повторяется слово Ока.

Речь, как видим, в отношениях моего отца Бориса Ярославова с его сестрой Маргаритой Ярославовой (Тетеревой) шла о его стихах, положенных на мотив, музыку.

Письмо она сохранила и отдала отцу. Поэтому оно оказалось в его архиве.

Мои отношения с Маргаритой не были безоблачными, также как её отношения с отцом.

Именно Маргарита пыталась омрачить мне день защиты кандидатской диссертации словами о том, что с такими талантливыми и ранними учеными в 37-х расправлялись.

С годами я ей это простила.

Света хорошо знала эти слова.

Руководителю регионального выборного штаба В.Назарову не повезло, возможно, ещё и в том, что он однофамилец двоюродного брата моего отца по его тете Ярославовой-Назаровой. Он напоминал о родне Назаровых по женской линии, конкурентах Тетеревым и Тимчукам.( «Большая смена власти в России и в Тюменской области 8 декабря 2000 года - в годовщину упразднения СССР и дату принятия гимна. Штаб кандидата в губернаторы Тюменской области Собянина против штаба губернатора Рокецкого»)

Была у Маргариты Тетеревой (Ярославовой) странная и спонтанная настойчивость в том, чтобы я приезжала в Тюмень и шла с ней на исповедь к местным священникам.

К тому времени я прочитала много больше духовной литературы, чем она когда-нибудь держала в руках. И Маргарита, конечно, не была и не могла быть для меня духовным водителем.

Пыталась она на меня давить и когда я защитила своего отца.

Тоже напрасно. Прежде чем что-то написать я долгие годы терплю и жду.

Неверную позицию заняла Маргарита и тогда, когда её дочь Марина Ивановна Забоева (Тетерева), которую я устраивала в администрацию Тюменской области, написала мне неприличное письмо. Мама утверждала, что Марину подначили. Марина взрослая женщина.

Точно также Маргарита поступала и в отношении моего отца. В частности, в конфликте моего отца Бориса Ярославова и Ивана Тетерева, когда Иван из рабочего стола отца забрал его исследования и опубликовал статью.

Отец был возмущен. В те годы, имевшие судимость не могли защитить диссертацию. Но Иван Тетерев как-то скрыл этот факт.

Позже острота этого конфликта притупилась .

Все конфликты касались именно науки.

И почему-то всегда «топтались» около наших с отцом трудов.

Отчего бы не сделать самим постановку задачи. И не выбрать собственное направление научных исследований ?

Наибольшие выгоды от этого получали родственники кровные и не кровные с измененными фамилиями, а также «хулиганистые», как написала мама.

На определенном этапе и отец, и я стали ощущать криминальность происходящего вокруг.

Плагиат , воровство идей и фамилий …

Ближе всего к миру бандитов был Иван Тетерев – муж Маргариты Ярославовой.

Маргарита Ярославова была рождена в год Тигра. В чем-то даже защита отцу. Но единственный случай, когда Маргарита не принимала сторону отца - ситуация , когда надо было выбирать между её братом Борисом Ярославовым и мужем Иваном Тетеревым.

Маргарита Ярославова могла быть даже жестокой. Не исключаю, что эта жестокость к ней вернулась.

Всю жизнь она была заложницей того, что её муж имел характер человека, который отбыл в тюрьме не один срок.

Не простые сестры и женщины были в жизни моего отца. И он всегда искал отдушину, что видно по его стихам.

1975 год

ВК

Моя любовь не соловьиным пеньем
Звучала в годы долгие разлук
Не расцветала по весне сиренью
Не целовала милой рук

Давно отчаявшись в своих надеждах
Туманных грез не теплила мечта
Я помню, ты мне бросила небрежно
Тебя любить одна лишь маята

Не знаю в чем нашел я утешенье
То стыла, то бурлила в жилах кровь
И всё жила, являясь в сновиденьях
С полынной горечью моя любовь

Ты ничего при встрече не сказала
Иль испугала седина в висках
В моей ладони, может, показалось
Немножко дрогнула твоя рука

Теперь я знаю, что любовь искусство
Пришлось его постичь за много лет,
Своей любимой я б сказал о чувстве,
И подарил бы голубой букет

Я слышу рядом голос твой зовущий
И говорю, когда-нибудь приду
До той поры, до встречи
Птиц поющих не прогоняй в своем саду

1975

ВК

Немножко грустно и не спится
Я ещё раз хочу понять
Зачем поют весною птицы
И заставляют вспоминать

Зачем так долго ждал ответа
Стремился чей-то взгляд поймать
Зачем прохладные рассветы
Не перестали волновать

1975

ВК

Теперь прощай и больше не пиши
Не береди мою живую рану
Не спится мне в ночной тиши
А работу нужно рано

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС