Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Леди политика с ароматом от «Диора», или откровения Натальи Чистяковой

ОТ РЕДАКЦИИ
Российский союз журналистов , оргкомитет национального конкурса «Деловая женщина России» ( институт повышения квалификации при администрации Президента РФ и общественная организация «Деловые женщины России») объявляют национальный конкурс средств массовой информации. Основная цель которого поиск ярких имен и интересных начинаний, новаций и успеха, достигнутых нашими соотечественницами в сфере предпринимательства и управления. К участию в конкурсе приглашены профессиональные журналисты – сотрудники газет и журналов, радио и ТВ, интернет изданий России.
«Тюменские известия начинают серию публикаций , надеясь, что представительницы Тюменской области займут достойное место в обойме золотых имен деловых женщин России.

Областная парламентская газета «Тюменские извести», №174—175 (3841—3842) 5.08.05 г. (www.t-i.ru)

Ее «братья» по гороскопу — первый губернатор Тюменской области, экс-министр топлива и энергетики РФ Юрий Шафраник; первый президент страны Михаил Горбачев; митрополит Московский и Всея Руси Алексий II. Ее кумир политик — первый президент США Джордж Вашингтон. Любопытно, что их объединяет не только знак Рыбы, но и год Крысы, а также сама дата рождения 22 февраля (разумеется, с разницей в столетия). Такое тройное совпадение Наталья ЧИСТЯКОВА считает, скорее, явлением знаковым, нежели просто «иронией судьбы». Смела, уверена в себе, порой даже амбициозна, но не фальшива. О себе говорит без ложной скромности и без преувеличения.

По окончании вуза работала на кафедре. Сначала ассистентом, затем старшим преподавателем. В статусе доцента ТюмГНГУ, кандидата технических наук Н.Чистякова завершила свою преподавательскую карьеру, которой посвятила восемь лет деятельности. Виртуозно вписавшись в новые экономические отношения, она одинаково талантливо осваивала должности советника и заместителя первых руководителей региональных структур, эксперта законодательных органов власти. Прекрасно знает право, микро- и макробизнес. Была признана «Человеком 1998 года в области политики» в конкурсе, объявленном тюменскими региональными СМИ; финалистом конкурса «В кадровый резерв государственной службы Российской Федерации», проходившего в 2000 году под эгидой полномочного представителя Президента РФ в Приволжском федеральном округе С.Кириенко. Имеет целый ряд публикаций в центральных изданиях («Промышленных ведомостях», «Парламентской» и «Независимой» газетах), а также на сайтах (RusEnergy.ru, Assoneft.ru, Stra-teg.ru), в местной прессе («АиФ» и «МК» в Западной Сибири, областной парламентской газете «Тюменские известия»). Символично, что свой первый материал по нефтяной аналитике («Нефть на Запад за рубли: абсурд или здравый смысл?») Н.Чистякова опубликовала пятнадцать лет назад на страницах «ТИ». Поскольку это интервью своего рода «юбилейное» в плане сотрудничества, то и разговор в нем пойдет о жизни нашей героини во всех ее проявлениях.

«Судьба сильней была всегда…»

— Эту строку я выхватила из одного вашего стихотворения, опубликованного в подаренном мне сборнике «Борис Ярославов и дочери». (Кстати, то, что вы пишете стихи и, более того, являетесь членом семейной «поэтической тройки», для меня явилось полной неожиданностью). В чем все-таки смысл этой фразы? В ее жизненной правдивости? В несбыточных мечтах?

— Я бы сказала, в том, что все, в принципе, предопределено судьбой. Начнем с того, что накануне «мужского» праздника родилась девочка, в то время как мой отец ожидал по меньшей мере двух мальчиков, в крайнем случае — мальчика и девочку. Но непременно двойняшек. А родилась одна я, Наталья Борисовна Ярославова, она же впоследствии Годунина, Чистякова (смеется).

— И вместила в себе сочетание мужского ума и женского обаяния?

— Не знаю, может быть… Только тогда, по рассказам мамы, отец на протяжении трех часов с момента моего появления на свет упорно звонил в роддом, уточняя, не затерялся ли где-то желанный мальчик. И только окончательно разуверившись в справедливости своих ожиданий, папа смирился-таки с произошедшим, благословляя меня в жизнь словами: «Если станет такой, как Фурцева (помните, была в свое время известная личность, министр культуры?), то пусть будет девочка».

— Так вы получили право на существование?

— Да, да… (смеется).

— Во вступительной статье раздела вашего творчества (я имею в виду опять же сборник стихов отца и двух его дочерей) сказано, что в детстве вы выдерживали задачи на смекалку, а любимым подарком для вас были беличьи кисточки и акварельные краски. А после, учась в школе и участвуя в юношеских интеллектуальных состязаниях, вы принимали «мужские» подарки от организаторов с оговоркой: «Мы думали, что победит мальчик».

— На самом деле родители очень много занимались мной. Это и, как вы правильно заметили, задачи на смекалку (которые вырабатывают оригинальное мышление), и игра в шахматы…

— Которая не под силу даже иным мужчинам, тем более женщинам?

— Да, наверное, только, я думаю, все это мне в жизни пригодилось. Потом повезло, наверно, и с учителями. Я училась уже в тюменских школе, вузе. В шестидесятые годы мои родители переехали из Башкирии, где, кстати говоря, родились и мой отец, и я, в Тюмень (по окончании Свердловского горного института Борис Романович Ярославов попал под распределение в с.Шушенское, там познакомился с моей матерью и там же обнаружил первую нефть. Потому считает себя первооткрывателем сибирской нефти. Затем уже вместе они вернулись в Башкирию на разработку Арланских месторождений. А после как нефтяник он переехал с семьей в Тюмень). Так вот вернемся к школьным и студенческим годам. В Тюмени меня заставили ра-бо-тать, буквально «пахать». Я училась в школе с физико-математическим уклоном, где было очень много дополнительных занятий. Охотно участвовала в олимпиадах разных уровней: областных, зональных, российских. Одна из них стала в моей жизни решающей. На Всероссийской математической олимпиаде я получила первое место. И направление СО РАН для поступления в любой вуз страны технического профиля без экзаменов.

— Таким образом вы исполнили долг за неродившегося мальчика, посвятив свою жизнь нефтегазовой отрасли, что, по сути, является продолжением мужского, отцовского дела?

— Да, это верно. Замечу, что уровень моих школьных знаний был настолько высок, что, обучаясь в вузе, уже я объясняла преподавателю, как надо решать задачи по высшей математике, а не он мне (простите столь амбициозное заявление, но это действительно было так). То есть пик накопленных знаний пришелся на мои 17—18 лет.

— И каков результат? Золотая школьная медаль проторила вам путь в профессию, в жизнь?

— Что касается медали, то она мне досталась очень дорого (естественно, не в денежном эквиваленте). Следующим этапом было получение диплома с отличием об окончании Тюменского имени Ленинского комсомола индустриального института (ныне ТюмГНГУ). И мое имя внесено в список выпускников на специальной почетной доске вуза (правда, я там числюсь под фамилией Годунина, поскольку находилась в то время в первом браке). И, что интересно, когда я оканчивала институт, на доске значилось две-три фамилии. Сегодня их — десятки.

— Было меньше, да лучше?

— Думаю, да (смеется). Один мой одноклассник, который нынче занимает достаточно высокий пост в нефтяной отрасли (из тех, кого называют олигархами), говорит, что, к сожалению, мы сейчас «роемся в отличниках, как бомжи в помойке». Быть может, это несколько цинично, но, увы… Очень уж много получается золотых медалей, красных дипломов.

— Словом «фабрика звезд» работает во всех направлениях?

— Что-то вроде того (улыбается). Так вот если к нему приходят кандидаты наук, предлагая свои услуги, он бесцеремонно их спрашивает: в каком году защитились (до 90-го или после)?

— Как бы определяя временной знак качества?

— Именно. Обусловленный крепкой образовательной системой. Просто я помню, как сама работала над диссертацией. Каждый абзац оттачивала часами, а то и целыми днями. (К тому же ребенок был маленьким, требовал ухода, внимания). Да и тема была глубокая: «Совершенствование выработки остаточных извлекаемых запасов нефти». То есть посвящена повышению нефтеотдачи пластов и оперативному регулированию процесса разработки. Подчеркиваю: не столько стратегическому, сколько оперативному управлению.

Когда защитилась, отец выразил свою радость в небольшой импровизации. Постараюсь ее сейчас вспомнить.

А-а… Вот:

«Пусть на фоне блестящей защиты

Трудных дней позабудется соль.

И на фоне научной элиты

Пусть твоя обозначится роль»

(по-моему, это звучало так).

— Пророческие слова?

— В какой-то мере…

«Жизнь сложна, дороги ее круты…»

— Эта фраза из стихотворения вашего отца, в котором его анализ им прожитых лет. А жизненные дороги Натальи Чистяковой каковы? Судьба к вам всегда была добра?

— В принципе, наверное, да. Но не добра, а, скорее, справедлива. Моя трудовая книжка буквально испещрена записями о приеме на работу. И я считаю это положительным фактором. Личность должна развиваться, совершенствоваться.

— Тогда, может быть, продолжим путешествие по вашей биографии с собственной аналитической оценкой того или иного периода жизни?

— Охотно. Получилось так, что я, защитив диссертацию и будучи доцентом ТюмГНГУ, была приглашена на собеседование к первому губернатору Тюменской области Юрию Константиновичу Шафранику для рассмотрения моей кандидатуры на должность его советника. Но была как бы не готова в тот момент перейти на постоянную работу в органы власти. Не знаю, правильно ли я поступила, не оказавшись в команде Шафраника… (хотя высоко его ценю до сих пор). В период кадрового просмотра (в котором было три уровня переговоров) познакомилась с Владимиром Ильичом Ульяновым, председателем Тюменского областного Совета народных депутатов. Он предложил мне стать его советником, и я согласилась. Мы с ним проработали год (до разгона Советов), но очень много сделали за этот период. Прежде всего, это участие в российско-канадском проекте по созданию систем платного недропользования в России. Мне повезло представлять в 1993 году в Канаде делегацию от Тюменской области, так как первые руководители проявляли осторожность в плане того, чтобы не брать на себя обязательства в рамках этих переговоров. К тому же я была единственным молодым ученым, имеющим степень в области разработки нефтяных и газовых месторождений. Следовательно, могла наиболее полно взять необходимую информацию. Поэтому и управление ресурсами, и историю законодательства Канады пришлось изучать на месте мне. Позже иностранные партнеры не предоставляли нам такой возможности: изучение зарубежного опыта входило в стоимость проекта, на него уже не выделялись инвестиции. Путь, который я прошла, сейчас не повторить. Он уникален. С того момента началось мое активное участие в управлении ресурсами. Надо заметить, что с В.И.Ульяновым мы работали и дальше, уже в центре стратегии регионального развития Тюменской области. Он его возглавлял, а я была его заместителем. В соавторстве с ним было выпущено аналитическое издание «О содержании концепции и программы развития Тюменской области». Первый блок посвящался городу как инфраструктурной и административно-территориальной конструкции, его пространственному развитию; второй — населению города и его социальным приоритетам. И третий блок, касающийся приоритетов бизнеса, был сделан позже, уже в период моей работы в городской Думе.

— …куда вы перешли по приглашению ее председателя Сергея Сметанюка (ныне — вице-губернатора области) с целью продолжения практической реализации идей концепции?

— Да. Это было в основе моего решения. Уникальность нашей команды состояла в том, что от самого Сергея Ивановича исходило много инициатив, к тому же он не препятствовал и моим новаторским находкам. Тем более что у меня в послужном списке были «опыт и школа» области.

Должность председателя комитета консультантов позволяла мне самостоятельно формулировать проекты решений Тюменской городской Думы и проводить их. К примеру, разрабатывание проекта о юридическом и пространственном отделении Центрального парка от танцевального зала, а также плана и конкретных сроков проведения инвестиционного конкурса (с привлечением частных инвесторов). После этого утвержденное решение Думы было поставлено на контроль, и там уже хорошо отработал аппарат. А после перехода ряда городских чиновников в администрацию области этот проект получил областной «контекст» и второе «финансовое дыхание». Много других решений было проведено (концептуально же незрелые проекты администрации города просто снимались: к примеру, по наземным участкам городских газопроводов, особенно опасным в контексте роста террористической угрозы).

После повышения в должности С.Сметанюка уже с новым председателем городской Думы С.Медведевым мы подготовили в Правительство РФ также, на мой взгляд, хороший документ о муниципальном недропользовании. Сейчас эти идеи нашли отражение в новой редакции Федерального закона «О недрах».

— Из городской Думы вас переманили в бизнес? Как это случилось?

— Было такое. В Думе я проработала три года. И полтора из них меня упорно приглашал к себе в замы генеральный директор ОАО «Тюменьгорэлектросеть» Н.Г.Егоров. Вначале я с ним сотрудничала, а затем перешла в штат этой городской монополии.

— И каков аналитический вывод этого периода вашей деятельности?

— Во-первых, я воспрепятствовала тому, чтобы его организация была превращена в МУП (муниципальное унитарное предприятие), то есть настояла, чтобы она была преобразована в акционерное общество. Моя задача состояла в том, чтоб пролонгировать договор на аренду, потому как он «зависал» уже лет пять. С этим я справилась. От Николая Григорьевича имею грамоту, четыре благодарности с занесением в трудовую книжку. Он меня многому научил, но и я для него сделала немало. Главное — сохранила его бизнес.

— После чего вы мирно расстались?

— Назовем это так (смеется). Дело в том, что, как и все мужчины, он на определенном этапе стал воспринимать меня как конкурента, при этом уважая во мне специалиста.

— И куда вас далее «занесло»?

— Я перешла к человеку, с которым познакомилась на выборах губернатора С.Собянина (где возглавляла аналитическое направление в южном штабе). Это Александр Скок, председатель правления академии социальных технологий и местного самоуправления. В то время он работал на Ханты-Мансийский автономный округ, что для меня представляло явный интерес, поскольку проблема единства области, обозначившаяся в 90-х годах, оставалась актуальной. На смену губернатору Л.Рокецкому пришел С.Собянин. Но события складывались таким образом, что проблема вышла на «второй виток». Важно было не допустить, чтоб наступили на те же грабли.

— Но ведь не наступили! Все разрешилось мирно, дипломатично. Не станете же вы утверждать, что решение этого вопроса относится исключительно к заслуге академии социальных технологий и местного самоуправления?

— Конечно, нет. Во всяком случае, я как сотрудник данной структуры свою задачу выполнила. И мы внесли в этот процесс свою лепту, скажем так.

— Меняя свое место работы, вы одновременно фактически на протяжении 15 лет работали с Думами всех уровней. Чем вызвано такое совмещение должностей?

— Реализация любой идеи проходит через конкретное решение исполнительного или законодательного органа власти. Поэтому надо быть встроенной в законотворческий или нормотворческий процесс. От городской Думы была делегирована экспертом в Государственную Думу ФС РФ, в комиссию по защите прав инвесторов.

— И сколько подобных идей было реализовано (не только на местном, но и на глобальном уровне)? Какие ваши прогнозы сбылись?

— Достаточно много. В моем исследовании 1998 года «О состоянии и перспективах развития бизнеса в Тюмени» итоговый вывод был таков, что наибольшая прибыль делается «за рамками закона, конкуренции и морали». Последующие годы показали всем нам, как в погоне за этой сверхприбылью началась борьба за то, чтобы «двигать» границы законов и нравственности. Сегодня мы наблюдаем временную победу алчности. Но эта алчность получит отпор, — и от государства, и от среднего бизнеса, и от гражданского общества. Не случайно Президент России В.Путин в своем послании упомянул философов начала XX века (в частности, известного философа И.Ильина, рассматривающего патриотизм как «любовь к духу своего народа»), которые вследствие своей высокой образованности хорошо знали право и не воспринимали его вне контекста нравственности. Таким образом президент задал курс на закон и нравственность, дав понять, что тем, кто действует в личных корыстных интересах, не место в законотворчестве.

Далее, исполнился прогноз 2000 года о том, что у Европейского сообщества будут проблемы в экономике, связанные с не вполне продуманным введением валюты евро, сбывается прогноз — моделирование по обороту прав пользования недрами. И еще один наиболее показательный и понятный пример: озвученный впервые летом прошлого года прогноз о том, что цена на нефть поднимется намного выше, чем 40 долларов за баррель. Тогда это звучало следующим образом: «Мы сегодня радуемся 40 долларам за баррель, а завтра он будет стоить 60—80. То, что сейчас воспринимается как «отлично», завтра может трактоваться как «продешевили» («АиФ» в Западной Сибири», №30, 2004 год).

В настоящее время мною избрана форма подготовки рекомендаций для Правительства РФ, правозащитных структур. Они включены в материалы Московской Хельсинской группы, а также в доклад Уполномоченного по правам человека. Предложениям по ликвидации типовых схем нарушения прав граждан в ходе реформирования ЖКХ было посвящено специальное заседание Совета при Президенте РФ по содействию развития институтов гражданского общества по правам человека. От Эллы Памфиловой — председателя этого совета — получена личная признательность и благодарность за проделанную большую работу.

— Почему вы выбрали для себя политическую партию «Союз правых сил», членом которой являетесь (ведь у нее не самая лучшая репутация, не правда ли?), а, скажем, не «Единую Россию»?

— Дело в том, что как бы исторически сложилось, что я первоначально вступила в СПС и там осталась (тогда «Единой России» еще не было). Мне близки ее официальные идеи о защите гражданских прав и собственности, как государственной, так и частной.

Кстати, по идеологии эти партии совпадают. Два года назад меня попросили разработать региональный раздел для предвыборной кампании «Единой России», то есть пролонгировать ее программу на региональный уровень. И каких-то принципиальных разногласий в концепциях я не увидела. Не все ли равно, в какой ты состоишь партии, главное — уметь правильно прочитать ситуацию: потребности, чаяния населения. И не столь важно, под какой «шапкой» или «крышей» ты работаешь. Так почему я должна метаться? В какой партии оказалась, в той и работаю. Объективности ради должна заметить, что «единороссы» принимают на вооружение правые либеральные идеи и реализуют их гораздо быстрее. Что меня вообще-то крайне удивило.

— Ситуация в СПС коим-то образом изменилась после вашего обращения в Минюст России о происходящих в партии фальсификациях?

— Мое оппонирование фальсификациям началось намного раньше, еще в 2000 году. Неправовые действия и решения имели место на протяжении нескольких лет. Как следствие, в апреле 2005 года мною было подано заявление в Минюст России. Выводы этого обращения, по сути, подтверждены в заключении Е.Мизулиной, представителя Государственной Думы в Конституционном суде РФ и члена СПС. Фактически все замечания, высказанные в заявлении, примерно устраняются Союзом правых сил. Выбран лидер. Все тюменские собрания и конференции решением федерального политсовета признаны несостоявшимися. «Самозванцы» устранены, назначены повторные выборы.

Однако тут же проявились и новые технологии. Около 260 новых членов Тюменского отделения СПС принято в Москве решением федерального политсовета. По данным СМИ, контролируются эти люди неким банкиром, неизвестным тюменским правым, но связанным в своей биографии с финансовыми потоками энергетических компаний. Понятно, что 260 человек, введенных авторитарно сверху, — это ресурс. Они не идеологические члены, которым близка программа самой партии. То есть влияние монополии РАО «ЕЭС России» на СПС становится все более прозрачным. Кроме того, сбывается двухлетней давности прогноз и о том, что основными «игроками» на выборах станут банковские структуры. Их московские корни позволяют брать под контроль региональные отделения любых партий, а не только Союза правых сил. Что чревато претензиями на ТЭК Тюменской области и пространственным «захватом» ее при содействии Перми.

Поэтому не исключаю, что контролируемый центром ресурс снова начнет двигать к власти именно тех, кто занимался фальсификациями и привел партию за три года в состояние полного упадка. То есть фронт между финансовыми монополиями и теми, кого они часто немилосердно «стригут», будет проходить внутри партий.

— В ваших попытках откорректировать деятельность СПС виден «свет в конце тоннеля»?

— Думаю, то, что я сегодня делаю, все равно найдет свое отражение в будущей политической деятельности в целом.

«У нас нет под ногами земли. И долго не будет…»

— Далее — о том, что мы, россияне, жадно смотрим на Запад, а он (Запад) Россию-то и не замечает — такой смысл улавливается в письме к вам русского «диссидента», известного художника в Париже Николая Дронникова. Кстати, что это за «французская история»? Роман? Деловая переписка?

— Скорее, обоюдное стремление к познанию истории России. Я обращаюсь к интеллигенту, покинувшему страну 40 лет назад, за советом по оценке исторических событий. К примеру, что он думает об отрицательном отношении у нас к князю Мещерскому и к Маркову и является ли оно таковым и в Европе.

— А почему вас заинтересовали именно эти личности?

— Дело в том, что я обещала отцу перед его смертью изучить историю своей фамилии (он так хотел) и серьезно занялась этим. Моих прапрадедов на Каме называли пришлыми из Москвы «Кириловыми», «От Кирилла». Впрочем, это отдельный, долгий разговор, касающийся отцовской родословной. Также по материнской линии изучаю историю Марковых и Мещерских. В своем письме Н.Дронников пишет, что такое отрицательное отношение к ним закономерно для тех, кто историей не интересуется и ее не знает. По его мнению, «все классики относились отрицательно к России, воспитывали в этом с успехом Запад и всех нас». Порекомендовал обратить внимание на труды Д.Менделеева как монархиста и философа, а также К.Леонтьева, философа и дипломата, автора известной работы «Византизм и славянство». Сегодня это актуально в контексте обсуждения идеи о возврате России к монархии.

— Словом, «политический шлейф» не отторжим от вас и продолжает преследовать по жизни?

— Ну что поделаешь (смеется).

— Каким же образом фигура Николая Дронникова «всплыла» в вашей биографии?

— Это друг моей матери. Они с ним познакомились в Красноярске. Он проходил там службу в рядах Советской армии, а мама училась в пединституте.

— Она была его пассией?

— Нет, ей симпатизировал его друг, скульптор. И в день ее рождения они вручили ей портрет, который написал Н.Дронников, а скульптор облачил его в великолепную рамку. После их пути разошлись. И вот спустя пятьдесят лет связи были восстановлены. К тому времени «воздыхатель» моей матери ушел в мир иной. А Дронникова мы нашли совместными усилиями. Чему он был очень рад, даже, по его словам, счастлив. С тех пор и началась наша с ним переписка. Его брак считается удачным: женат на французской аристократке, богат и успешен… Был хорошо знаком с Владимиром Высоцким, Мариной Влади, Иосифом Бродским, Мстиславом Ростроповичем, другими знаменитыми соотечественниками, чьи портреты он написал. В прошлом году я была на выставке его работ в Санкт-Петербурге. Но с ним не встретилась: почтенный возраст художника не способствует дальним путешествиям. Имею приглашения приезжать периодически в Париж и поддерживать личные контакты. Интересно знать, какие у него философские выводы относительно нашей страны (человека не из администрации Президента, а независимого европейца, в прошлом — русского). Кстати, в одном из своих писем он говорит: «Россию не знают, достоинств ее стараются не видеть…» И еще: «Запад всю жизнь улучшал «свой огород», а мы витали в облаках…» Есть к чему прислушаться. Это очень актуально.

— А в вас Н.Дронников ценит «чистое восприятие русского поля с васильками»?

— Наверное, так как он тоже любит Россию.

— Если откровенно, какова ваша система ценностей? Профессиональная карьера, мужчины, деньги?

— Думаю, все это имеет место быть. Понимаю, что вы делаете упор на последнюю составляющую. Однако должна сказать, что чем дальше мой путь, тем больше приходит понимание, что деньги — не все. (Это было и раньше, просто сейчас подобное убеждение более устойчиво). Хотя не могу утверждать, что я полностью от них дистанцируюсь. Но нельзя поступаться своими личностными установками ради исключительно финансового благополучия.

Если, скажем, в юности я ставила себе цель сделать карьеру, заработать на квартиру, машину, то, по мере моего развития, принципы, безусловно, менялись. Сегодня для меня важнее какие-то внешние преобразования в России. Я бы хотела видеть страну, где, к примеру, 50 процентов населения не было бы несчастным. То есть, уже что-то для себя заработав, я не могу быть счастливой, там, где много бедных, нищих. Не имею права. Может быть, это связано с моим знаком по гороскопу: Рыба — символ сострадания, благотворительности, хотя Крыса (по году) — «девушка» исключительно финансовая.

— Ну, предположим, насчет рыб мы с вами можем поспорить. Среди них — множество хищных, настоящих акул. Какая уж тут благотворительность!

— Они все разные. «Моя рыба» обладает такими качествами, к тому же она способна плыть против течения (что свойственно людям, рожденным в последней декаде февраля).

— Все это весьма относительно, на мой взгляд. Хотя я тоже не могу полностью отрицать влияние звезд. Вы подаете нищим?

— Не всегда, особенно если ощущаю элемент фальши. К сожалению, из своего кошелька всех не накормишь. Я действую на другом уровне.

— Имеете в виду свою профессиональную деятельность?

— Именно. Знаете, есть такая притча. Людям было нужно горючее (масло), чтобы осветить свои дома. И тот, кто отвечал за маяк для кораблей, отдал его им. При этом маяк перестал светить, в результате чего многие корабли попали в шторм и разбились. Суть в том, что если ты должен освещать маяк, то не имеешь права размениваться на мелочи. Надо действовать по-крупному.

— Каким образом?

— Своими знаниями, управленческим опытом.

— Вы думаете, вас пустят?

— Дело в том, что меня уже пустили.

— Я имею в виду, во власть.

— А это решается не через власть, а через прогнозы, моделирование, прочие технологии. Власть все равно читает, что я пишу, и прислушивается к моим аргументам. Так или иначе, но все равно мне удается проводить ряд своих идей, достигать определенных результатов. То есть, будучи в «свободном полете», я могу сделать для Тюменской области больше, нежели находясь во властных структурах. Должность сковывает, обязывает.

— Я так понимаю — женщина вы весьма состоятельная.

— Это как посмотреть. На уровне Тюмени — может быть.

— Но тем не менее… Значит, мозги все-таки ценятся, даже у нас?

— Я бы не сказала, что на все 100 процентов. Но какая-то цена, безусловно, есть, и для провинции она достаточно высокая. Я работаю на Тюменскую область и на Москву. И в московском направлении тарифы видятся более привлекательными.

«Я пульсом превращаю в праздник будни…»

— Все-таки хочется услышать, наконец, Чистякову-женщину. В вашем сборнике есть одно интимное откровение.

— О, да. Это стихотворение было посвящено одному человеку, который при всем прочем очень увлечен еще и симфонической музыкой. (Мне, кстати, везло на встречи с интеллектуальными мужчинами, великолепными и внешне, и в плане культуры воспитания).

— И также «везло» на расставания с ними?

— Увы… (смеется). Хотя опять же как посмотреть. Я бы не назвала это расставаниями. Скорее, мы просто не пошли вместе.

— По каким причинам?

— Если иметь в виду моих друзей, находящихся за рубежом, то здесь причины разные: у кого-то из них своя жизнь, соответствующие обязательства, с иными ощущаешь языковой барьер, а некоторые просто «диссонируют» с моим восприятием страны. Все это достаточно сложно. Но мы, тем не менее, поддерживаем контакты.

— А тот, кому посвящен стих, живет в России?

— Он тоже находится за ее пределами. Состоявшийся, богатый человек. Можно, я зачитаю только одно четверостишие?

— Разумеется.

— Фанат Симфонии, взгляни:

на Севере звезда.

В нее смогла я переделать спутник!

Я все смогла.

Я пульсом превращаю в праздник будни

И направляю к звездам поезда.

То есть я для него «сформировала» на небе некий путеводитель в виде спутника-звезды.

— Которая должна вести его по жизни?

— Где-то так.

— И что, ведет?

— Думаю, да. Он очень мне помог в свое время. И я ему — тоже.

— А с кем когда-то пошли вместе, почему расстались?

— При всех прочих нюансах основная причина, наверное, в том, что мое знание экономики создавало «запах денег». И у них были ожидания большого богатства. А я не оправдала этих нетерпеливых надежд обоих моих супругов. Не дорожу мужчинами, которые меня не ценят. С позиции времени смотрю на произошедшее философски. Мы развивались в разных направлениях и динамике. Наши системы ценностей на этапах дикого рынка расходились диаметрально. И любовь я сейчас понимаю по-другому. Это то, что проходит через годы. В моей жизни есть мужчины, которые сумели пронести это чувство более бережно. Так что я не могу предъявить претензии к мужскому сообществу. Быть или не быть с мужчиной, как строить с ним на текущий момент какие-то отношения — это зависит от моего внутреннего решения. То есть я чувствую себя достаточно сильной женщиной, чтобы определяться в выборе. И потом… Можно я вернусь к экономике?

Мне не хотелось бы сегодня выйти замуж, скажем, за олигарха, а завтра — носить ему передачи в Матросскую Тишину. У нас в стране должна быть такая экономика, чтоб карьера моего мужчины была предсказуема. Кроме того, я уверена, что надо выбирать не капитал, а личность. Именно она (личность) всегда останется на плаву.

— А мужчины-политики? Они воспринимают вас как женщину, как конкурента или же как коллегу?

— Как женщину — безусловно. Но и в двух остальных качествах — тоже. Я думаю, в них происходит некоторая внутренняя борьба, ведь политика — это также элемент конкуренции.

— И вы, тем не менее, идете ва-банк?

— Я много занимаюсь глобальными нефтегазовыми стратегиями (опять возвращусь к этому). Там очень хорошо сказано, что жизненное пространство сокращается и конкуренция вокруг него увеличивается. Самое главное — научиться жить рядом, уметь потесниться, не толкаясь локтями. В этом и состоит политическая культура. Ей меня научили те политики-мужчины, с которыми я общаюсь.

— Каков по-вашему должен быть имидж деловой женщины? Какой стиль одежды предпочитаете?

— В юности я очень хотела стать модельером, достаточно хорошо рисовала, подбирала цветовую гамму. (Это родители меня определили в нефтяники). В принципе, моделированием я и сейчас занимаюсь, только в контексте, скажем, прогнозирования (смеется). В силу своего статуса вынуждена поддерживать деловой стиль. Очень люблю аксессуары, хорошую обувь. Считаю, что имидж деловых женщин в России несколько однотипен и нуждается в усовершенствовании. В свободной жизни, не связанной с деловым общением, предпочитаю французский стиль и где-то, быть может, элементы индийского наряда. То есть легкие ткани, много красок, цветную обувь. Итальянский стиль, на мой взгляд, слишком сексуален для деловых отношений. Хотя российские мужчины предпочитают именно его (утверждаю это исходя из своих наблюдений) и совершенно не понимают стиль английский; немецкий считают несколько однообразным по краскам. Французский стиль, на мой взгляд, более оптимален и хорошо воспринимается в любом обществе.

— В чем появляетесь в деловых кругах?

— По-разному: все зависит от ситуации и моего настроения. В последнее время усилила «вечерний отдел» своего гардероба.

— Какой парфюм предпочитаете?

— «Кристиан Диор», «Ланком», «Хелена Рубинштейн»…

— То есть классику? И как мужчины реагируют на эти ароматы?

— Ну запах «Диора» без сомнения им по вкусу.

— К красивым женщинам относитесь ревностно?

— Нет. И знаете, почему? Считаю, что я их по комплексу превосхожу. Можете считать это заявление амбициозным, но для меня просто красивых женщин не существует. Безусловно, физическую красоту я очень ценю, но более всего в сочетании с духовностью, интеллектом, уверенностью (но не самоуверенностью, которая не основана ни на чем). И еще ценю красивую походку, когда женщина красиво себя «несет». Существует мнение, что осанка — отражение души. Потому для меня первично все-таки: пластика (если говорить о физической красоте) и наличие комплекса, стержня (если говорить о красоте в целом).

— В таком случае ваш идеал женской красоты?

— Софи Лорен. Это супер!

— Вы — счастливая женщина?

— Наверное, во много раз счастливее всех других. Есть такая книга М.Аргайла «Психология счастья» о том, что счастье слагается из мгновений, эпизодов. Их в моей жизни было (и, надеюсь, еще будет) предостаточно.

— Есть о чем писать мемуары?

— Думаю, да. В последнее время я стала вести дневник. Как любая личность, находящаяся в развитии, почувствовала в том потребность.

— Мне кажется, дневник — это что-то «от лукавого». Вроде пишешь для себя, но рассчитываешь на то, что читать его будут другие. Вы согласны?

— Наверное, отчасти — не исключаю присутствия этого элемента. Но, на мой взгляд, ценность дневника состоит прежде всего в том, что он дает возможность пережить заново какие-то приятные моменты в твоей жизни, провести самоанализ. И, наконец, он может перерасти в книгу (а почему бы и нет?), и тогда ее действительно будут читать другие (только уже не в первоначальном, интимном, а в переработанном варианте. Не вижу в этом ничего предосудительного.

— Но ведь жизнь — не только прекрасные мгновения, согласитесь?

— Безусловно. В прожитом мною жизненном отрезке было несколько и экстремальных ситуаций (две аварии в воздухе и одна — на земле). Поэтому я прекрасно понимаю, что все может прекратиться в один момент. И стараюсь проживать каждый день так, будто бы он последний. На самом деле, я довольна тем, как живу. У меня есть сын Ярослав (названный в честь фамилии), который учится в аспирантуре по специальности «Рациональное природопользование». Я довольна тем, как он формируется: профессионально, как личность и как мужчина.

— То есть природа «не отдохнула»?

— Нет, не отдохнула (смеется). Окружающие даже считают, что он вобрал в себя лучшие черты своих родителей, и по внешним данным также суммировал позитив. Да, им я довольна. Как, впрочем, и собой. Потому что сегодня могу наиболее эффективно использовать свой ресурс. Практически сто процентов времени посвящаю публицистике, аналитике. За последние два года вышло более ста моих публикаций в центральных и региональных изданиях. В дальнейшем я уже не вижу себя исполнителем, человеком, отдающим свои идеи, свой интеллект, продвигая «первых» по карьерной лестнице. Я достигла уровня, позволяющего мне самостоятельно принимать решения. То есть со «вторых ролей» перехожу в другой режим, в другое качество, с большей степенью свободы. Дальше я пойду одна.

Светлана ГЛОТОВА

Опубликовано на сайте: 05.08.05 12:43

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС