Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

«Черное золото России» и российский рубль. История о «финансовых гениях» и тюменско-московских биржах

    • «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль», Н.Б.Чистякова - Н.Б.Ярославова-Оболенская. «Тюменские известия». 19 ноября 1991 № 236
    • О "привязке" нового российского рубля к "Черному золоту". Цитата из статьи: «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль», «Тюменские известия». 19 ноября 1991 № 236
    • О торговле бензином за новые российские рубли, гарантированные "Черным золотом". Цитата из статьи: «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль», «Тюменские известия». 19 ноября 1991 № 236
    • Новые деньги России - контракты "Гермес-нефть". "Деловой мир", август - октябрь 1992 года
    • Черное золото - новые деньги России.Деловой мир, август - октябрь 1992 года
    • Деловой мир, август - октябрь 1992 года
    • Деловой мир, август - октябрь 1992 года
    • Тюменско-Московская биржа "Гермес". Бюллетень заявок на продажу
    • Тюменско-Московская биржа "Гермес". Бюллетень заявок на продажу 1/10/92.Крупный план - о "Гермесе" (справа, внизу)
    • Оборот газеты. Тюменско-Московская биржа "Гермес". Бюллетень заявок на продажу 1/10/92
    • Деловой мир, август - октябрь 1992 года
    • О Тюменской товарно-фондовой бирже, которой принадлежал контрольный пакет биржи "Гермес". "Прибыль превыше всего.Честь превыше прибыли". "Тюменские известия" 10 апреля 1992 года № 50
    • Статья "Гермес" без брокеров ТТФБ уже не Гермес. "Тюменские известия" 10 апреля 1992 года № 50
    • О газете "Деловой мир" и её начале
    • 1992 год, 6 октября . Статья в «Коммерсанте» о нефтяных контрактах "Черное золото" "Гермес-Союз" тюменцев В.Неверова и П.Плавника, их обмене и обеспечении гос.ресурсами
    • Экономика и жизнь № 45, ноябрь 1992 года. Экономическая газета. Агентство Раги
    • Онэксимбанк и Балтонэксимбанк ,где работал М.Лобин ген. директор "Звезды" (до этого П.Плавник) и экс. ген.директор Северо-Западного пароходства
    • Награждена Знаком Центрального комитета ВЛКСМ Наташа Ярославова, школа № 7. "За Отличную учебу".
    • Все о Чести... и ТТФБ и комсомол школы № 7. Поручительство Чести Натальи Ярославовой. Подпись - Комитет Комсомола.
    • Ни для кого не проблема узнать о моем авторстве на идеи. Из письма 2014 года
    • Гений, которого пожирает Дракон ( и дракон финансов тоже). Подача библиотеки им.Лермонтова

©Наталья Ярославова – Оболенская
27 июня 2014 года

Первое упоминание в летописях о рубле - при Великом князе
Михаиле Ярославове Тверском - «Царе Россов», 90-е годы XIII века

Это статья о том: откуда берутся «финансовые гении: банкиры и бизнесмены», почему их становится всё больше, уничтожат ли они взаимно друг друга и надеется ли в рядах планетарного банковского сообщества хоть один, действительно, гениальный финансист.

«Образованный человек тот, кто способен видеть аналогии….» - Зигмунд Граф.

Когда в 1992 году я предложила решение для спасения нефтяных компаний, которые стремительно становились убыточными из-за гиперинфляции, то основывала это решение, в т.ч. и на аналогии:

«…Золото и «черное золото». Доллар и рубль. Логика ближайших аналогий такова, что на плаву российский рубль может поддержать только нефтяной запас республики…».

Моя задача состояла в том, чтобы обеспечить прибыльность топливно-энергетического комплекса в условиях, когда опереться на золотой запас республики было невозможно; когда уже шли разговоры о полной либерализации цен; когда уже обсуждалось предложение о российской рубле, но полосы, которые предлагали нарисовать на этом новом рубле, не решали проблемы. А повышение цен на нефть и бензин, устанавливаемое директивами, тут же нивелировалось из-за гиперинфляции. Нефтяники тогда заваливали органы власти письмами, обращениями, резолюциями о плачевном состоянии ТЭКа. А я написала статью «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль», опубликованную 19 ноября 1991 года в газете «Тюменские известия» № 236 при редакторе Ю.Бакулине, где обосновала суть своего предложения и то: каким образом, по моему мнению, можно обеспечить конвертируемость нового российского рубля:

«Дополнительной мерой, укрепляющей российскую валюту и одновременно отвечающей интересам производителей нефти, является переход к взаиморасчетам в сфере нефтяной торговле только за российские рубли… Цена на бензин как производный продукт нефти должна исчисляться также в новых денежных знаках… Любые теоретические измышления о конвертируемой валюте оторваны от жизни, если они не предполагают, что держателями этой валюты является все население республики, и не гарантируют приобретение на него хотя бы одного товара массового спроса (в данном случае бензина)…».

Через месяц после этой публикации было принято Постановление Правительства РСФСР «О мерах по либерализации цен», о котором я вела речь в своей статье, и ко мне домой пришел корреспондент центральной газеты «Деловой мир» А.Мокроусов, который и переопубликовал эту мою статью уже в 1992 году, в «Деловом мире» № 28 /2/.

Вслед с этим, в этом же «Деловом мире» начали рекламировать «Новые деньги России – Черное золото» многопрофильного концерна «Гермес».

Совпадений с защищаемыми положениями моей статьи «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль» было очень много, поэтому я стала тогда собирать копии этих «гермесовских публикаций» и готовить заявление в российское агентство интеллектуальной собственности (РАИС).

В настоящей статье я представляю копии этих публикаций, которые при сплошном сопоставлении позволяют сделать оценку того, насколько многопрофильный концерн «Гермес», начавший через несколько месяцев после моей статьи рекламировать и «эмитировать» «Новые деньги России – «Черное золото», повторил предложенные мною решения и насколько он повторился в тех адресных группах, о спасении которых я вела речь.

Это к вопросу «о гениальности», в т.ч. «Гермеса» В.Неверова и П.Плавника.

С Павлом Плавником я училась в одной школе № 7 города Тюмени /3/. Это была школа с физико-математическим уклоном и меня в школе знали, потому что я представляла седьмую школу на физико-математических Олимпиадах, областных и зональных /4/. И у меня было больше всех побед ( «Мои олимпиады. Девять «интеллектуальных пьедесталов» за честь физико-математической школы № 7»)

Когда я училась в 10 классе, П.Плавник был в 8 классе. Мы оба были в комсомоле. И по комсомолу он тоже знал меня.

Этим и объясняется конкретно его, Павла Плавника, внимание к моим статьям. А Анатолий Мокроусов, которого я вспоминала в своей февральской публикации этого года /5/, работал в том же «Гермесе», когда приходил ко мне домой /2/. Об этом сообщали публикации о его неожиданной смерти, в апреле этого года.

Надо сказать, когда А.Мокроусов приходил ко мне в гости в связи с его интересом к статье «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль» («Тюменские известия». 19 ноября 1991 № 236) он не упоминал о том, что работает в «Гермесе» или имеет к нему отношение. Анатолий Мокроусов представился, как корреспондент центральной московской газеты «Деловой мир», - так я его и воспринимала.

И вскоре после переопубликования статьи в «Деловом мире», в этом же «Деловом мире», началась реклама «Новых денег России «Черное золото».

При этом, уже в самом тексте публикации, мною была дана характеристика времени написания статьи «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль» от 19 ноября 1991 года.

ВРЕМЯ это было таково:

После подписания Президентом РСФСР Ельциным Указа «О развитии Тюменской области» № 122 от 19 сентября 1991 года

Перед либерализацией цен, что произошло через месяц - 19 декабря 1991 года.

Перед началом конкурсов и аукционов о правах на разработку нефтяных месторождений. Впереди было - «частное недропользование».

Время угрозы «бензинового бунта».

Период минимума золотого запаса («золотой запас катастрофически мал»), которым невозможно было укрепить рубль и обеспечить его конвертируемость.

Эпоха десятилетий, когда Рубль добровольно не меняли на другие валюты. Эту денежную единицу в мире не уважали. Рубль - был объектом насмешек. И его «пустили «в расход» гиперинфляцией.

Ниже я также представляю ситуацию с ценами и ценообразованием на нефть, описанную, в частности, в разделе «Цены на нефть». А также разделы «Особенности нефтяной торговли и распределения прибыли», «Задачи, которые надо было решить» и то, как я их предлагала решить в своей статье 1991 года. Это защищаемые положения, новизна, довода, аргументы и прогнозы публикации «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль».

ЦЕНЫ НА НЕФТЬ:

Нефтяные предприятия были вынуждены продавать нефть по низким, государственно-регулируемым ценам.

Цены, устанавливаемые государством, отставали от гиперинфляции, подгоняемой, в т.ч. и биржевой торговлей нефтью.

Вследствие этого нефтяники оставались «за чертой свободного рынка», когда другие «мобильные группы», не имеющие отношения к нефтедобыче и нефтяному производству, получили возможность продавать нефть за валюту и по ценам биржи.

«Вилка» трех цен: валютной, биржевой и регулируемой была очень велика.

Цитата из статьи:

«В настоящее время в сфере легальной торговли нефтью упомянутая структура цен имеет три уровня: первый — на нефть и нефтепродукты, реализуемые через государственную систему торговли за рубли, колеблющийся в диапазоне 60—400 рублей за тонну; второй — через систему биржевых торгов за рубли: диапазон — 900—1300 руб.; третий — через систему биржевых торгов за доллары, диапазон 100—120 долларов или в пересчете по нынешнему курсу 4000—6000 руб» (прим-е: от 2014 года: долларовая биржевая цена ниже 20 долларов за баррель)

ОСОБЕННОСТИ НЕФТЯНОЙ ТОРГОВЛИ И РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ПРИБЫЛИ

К продаже нефти и продуктов её переработки по ценам, выше регулируемых, были допущены посредники. Посредникам от торговли, которую исторически символизирует бог Гермес, уходила и основная доля прибыли.

«Доход от продажи нефти между посредниками и производителями перераспределялся обратно пропорционально затратам труда».

Вследствие этого, в РСФСР и сформировался дефицит бензина, а также возникла угроза «Бензинового бунта». Союзные республики получила доходы от «экспорта нефти».

ЗАДАЧИ, КОТОРЫЕ НАДО БЫЛО РЕШИТЬ

Найти решение для конвертации рубля, первый шаг - на внутреннем рынке России.

Повысить спрос на рубль.

Найти и обосновать базу для укрепления рубля.

Дать нефтяникам конвертируемую валюту.

Вывести цены на всю нефть на мировой уровень, в первую очередь, для нефтяных компаний.

Нейтрализовать группы , которые сопротивлялись переходу к мировым ценам на нефть, т.к. имели доходы от спекуляции. В т.ч.- их переключением и конкуренцией между ними.

Облегчить для населения ситуацию с дефицитом бензина.

Вернуть доходы от торговли нефтью не только нефтедобытчикам, но и всему населению России, как собственнику недр и потомкам родов, которые открывали и осваивали нефтегазовые ресурсы России.

МНОЮ ПРЕДЛАГАЛОСЬ ДЛЯ РЕШЕНИЯ ЭТИХ ЗАДАЧ:

1- Отказаться от догм. Не пренебрегать рублем. И увидеть в нем потенциал.

2- Поддержать и укрепить российский рубль нефтяным запасом республики. Не золотом, как металлом, по подобию других стран, а конкретно «Черным золотом» - нефтью и продуктами её переработки!

3 - Гарантировать приобретение прав на разработку нефтяных месторождений только за российскую и иностранную валюту, исключив участие союзных рублей в этом процессе.

4. Перейти к взаиморасчетам в сфере нефтяной торговли только за российские рубли и иностранную валюту.

4. - Цена на бензин как производный продукт нефти должна исчисляться также в новых денежных знаках.

5 - Сделать держателем новой российской валюты все население РСФСР. Для чего гарантировать приобретение на новый российский рубль такого товара массового спроса, как бензин, который в то время был в дефиците:

«Теоретические измышления о конвертируемой валюте оторваны от жизни, если они не предполагают, что держателями этой валюты является все население республики, и не гарантируют приобретение на него хотя бы одного товара массового спроса (в данном случае бензина).

6.Ограничить эмиссию новых российских рублей, укрепленных «Черным золотом» Исключить безналичную форму.

7.Обеспечить свободный обмен новых российских денег, «гарантированных Черным золотом», на союзные рубли и обратно через широкую сеть обменных пунктов. Т.е. обеспечить оперативный и неограниченный обмен.

В статье также давался прогноз того, как будет развиваться ситуация после реализации указанных предложений и введения нового российского рубля , гарантированного «Черным золотом», в том числе, - что будет происходить с ценами на нефть и спросом:

«Гарантии, подтвержденные на правительственном уровне, обеспечат «взлет» новых российских денег на период «дележа» нефтяных запасов в долгосрочное пользование, что составит как минимум несколько лет. Введение на трон нефтяного рынка российского рубля при одновременной отставке рубля союзного заставит предпринимателей отдать соответствующие почести новому денежному знаку не иначе как скупкой их оптом и в розницу…».

Актуальное время для реализаций моих предложений я определяла в выводе № 4 статьи «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль»

Эти выводы звучали так:

1. В условиях гиперинфляции рубля поднять реальную цену на нефть можно только за счет перехода на взаиморасчеты в новой республиканской валюте, конвертируемой на внутреннем рынке страны.

2. Временно, до восстановления золотого запаса и реконструкции внешнего долга РСФСР частичная конвертируемость российского рубля может быть обеспечена за счет его «привязки» к нефтяным запасам республики.

3. Российский рубль должен быть отдан на откуп нефтяникам, а область его первоначального обращения ограничена сферой нефтяной торговли.

4. Имеющийся шанс на спасение может быть использован в течение 1—2 месяцев до того, как правительство приступит к реализации объявленной реформы на основе иных принципов и приоритетов, обрекая нас на непривлекательную роль участников дешевой распродажи нефтяных ресурсов.

О дешевой распродаже ресурсов я упоминал по той причине, что статья была опубликована через месяц после подписания Президентом РСФСР Ельциным Указа «О развитии Тюменской области» № 122 от 19 сентября 1991 года и такой прогноз просматривался.

Я предлагала в статье описанные меры для Правительства РСФСР.

То есть - для настоящего нового российского рубля. Поэтому было включено и предложение о социальной защите населения перед либерализацией цен:

«Новые денежные знаки с целью социальной защиты должны выплачиваться населению в виде части зарплаты, пропорциональной среднему ежемесячному потреблению автомобильного топлива. Подобная мера позволит одновременно усилить контроль за распределением бензина, т.к. отчетность российской валютой надежней отчетности талонами, подделка которых давно уже не составляет труда».

Предложение о том, как можно было защитить население, было обнародовано мною, обращу внимание, за месяц (!) до подписания Постановления Правительства РСФСР «О мерах по либерализации цен». Подписано оно было первым заместителем Председателем Правительства РСФСР Г.Бурбулисом.

Многопрофильный концерн «Гермес» не был Правительством.

Поэтому он пошел по пути «квазиденег», привязанных к «Черному Золоту», приспособив написанное в моей статье к этим «квазиденьгам».

«НОВЫЕ ДЕНЬГИ РОССИИ» предлагались Тюменско-Московской биржей «Гермес» и клиринговой палатой АО «Гермес-Планета» («Деловой мир» № 205 за 1992 год).

Как видно, по копиям материалов, реклама этих «Новых денег России», «привязанных» к «Черному золоту» была следующая:

«Контракты «Гермес-нефть», «Гермес-76», «Гермес-93» - это НОВЫЕ ДЕНЬГИ РОССИИ …

«Черное золото» - НОВЫЕ ДЕНЬГИ РОССИИ».

«Нефтерубли» (так писали на изображении денег в рекламе).

«Деньги, вложенные в контракты «Черное золото» обеспечены самой твердой «валютой» - нефтью».

«Биржевые контракты «Гермес-нефть», «Гермес-76», «Гермес-93», деньги, обеспеченные «Черным золотом».

«Черное золото» - новые средства для расчетов между организациями и частными лицами».

ЗАДАЧИ, КОТОРЫЕ ОБЕЩАЛ РЕШИТЬ ГЕРМЕС, «эмитирующий» Новые российские деньги «Черное золото»

«Благо для России …

Развитие торговли контактами будет способствовать стабилизации отечественной экономики и внедрению цивилизованных форм рыночных отношений.

Контракты стимулируют формирование российского нефтяного рынка и содействуют установлению реальных цен на нефть.

Нормализация работы нефтегазового комплекса - залог стабилизации российской экономики» («Деловой мир» № 199 15 октября 1992 года)

АДРЕСАТЫ ГЕРМЕСА

Предприятия топливно-энергетического комплекса и ТЭК, как адресат

«Деньги, полученные «Гермесом» за контракты «Черное золото», целиком будут направлены на технологическое развитие базовой отрасли экономики – нефтегазового комплекса, а также на реализацию социальных программ для нефтяников…

Контракты выгодны нефтяникам. Ваши деньги, выплаченные за контракты, будут использованы для инвестиций в нефтегазовый комплекс, который на сегодня находится в тяжелом положении. Это средства пойдут на организацию и реконструкцию предприятий, на закупку оборудования. Контракты «Черное золото» дадут возможность улучшать условия труда нефтяников и решать их социально-бытовые проблемы»

Население, как адресная группа:

«Мы поняли, что лучший способ защиты сбережений населения от безжалостной инфляции – это … выпуск новых, инфляционно устойчивых денег». Ими стали контракты «Черное золото» на 100 % обеспеченные нефтью. Стоимость контрактов неуклонно повышается с ростом цен на нефть, стремящихся к мировому уровню…»…ДЛЯ МНОГИХ РОССИЯН «ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО» СТАНЕТ ЖЕЛАННОЙ СБЕРКНИЖКОЙ…

Эффективная работа нефтегазового комплекса – основа благосостояния россиян. Помочь энергокомплексу мы можем только «всем миром» ( «Деловой мир»)

АНОНСЫ от «Гермеса»

Анонсировалась гарантия приобретения 1-ой тонны нефти

«ГЕРМЕС-НЕФТЬ» - это приобретение одной тонны нефти с поставкой в январе – апреле 1993 года».

Анонсировался «прогноз» о том, что цены будут приближаться к мировым

«Реальная нефть и нефтепродукты, цены на которые будет расти, приближаясь к мировым»

Анонсировалась защита от инфляции:

«Рост цен на нефть уже обеспечил владельцам контрактов доход 200 % годовых».

Анонсировался высокий доход от «привязки к нефти»:

«Контракты - это реальное получение доходов от вложения средств в добычу нефти».

Анонсировалась ликвидность.

«Сегодня этот контракт покупают все».

Анонсировался спрос:

«Каждая десятая семья в Москве хранит свои сбережения в нефтяных контрактах.

Московские банки только за последние две недели купили контрактов более, чем на 100 млн.руб.

Акции «Гермеса» пользуются стабильным спросом на рынке ценных бумаг, и , по оценкам экспертов, в ближайшее время потенциальный спрос превысит наши предложения».

Анонсировалось решение проблем с дефицитом бензина для владельцев контрактов:

«Для автомобилистов России, владельцев контрактов, началась поставка первых тысяч тонн дефицитного бензина….

Контракты на бензин «Гермес – 76», «Гермес – 93».

Анонсировались широкие возможности обмена и конвертации:

«Черное золото»- конвертируемые контракты, обеспеченные нефтью «Гермеса».

«…Биржевые контракты можно дарить и продавать другим юридическим лицам, используя их в качестве универсального платежного средства…».

Публиковались таблицы обмена

Контакты предлагались к продаже в секциях торговли контрактами биржи «Гермес» в Москве, С-Петербурге, Армавире, Саратове, Ростове-на-Дону, Тюмени, Ноябрьске, Кишиневе, Екатеринбурге, Черкесске, Улан-Удэ, Уфе, Кирове, Челябинске.

Правительство РСФСР было в курсе того, что делает концерн «Гермес».

Описанное делалось не без поддержки Правительства РСФСР, которое вполне могло все предложения моей статьи «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль» применить к новому российскому рублю, получив тем самым доход для России и народа России.

Но реализовано это было - частной компанией. Т.е. доходы перенаправили туда.

«Гермес» и Тюменско-Московская биржа «Гермес» развернулись «широким фронтом» через год после публикации моей статьи о спасении ТЭКа и российской экономики, что видно по датам.

На население они впечатление произвели.

Это не могло не произвести, потому что мои аргументы были - и для населения.

Зная предисторию, я не рекомендовала моим родителям покупать эти контракты, когда они попали под влияние рекламы, в т.ч. персональной, «внедренной» им домой. Мне приходилось их убеждать несколько раз, потому что, в альтернативу мне, моя сестра рекламировала им этот «продукт» , к которому имел отношение учившийся с нами в седьмой школе П.Плавник. К сожалению, мои родители сделали свои «инвестиции» в «Гермес», утаив этот факт от меня. И потом проходили унизительные процедуры и очереди, чтобы получить обратно деньги.

У меня были вопросы к репутации «Гермеса» уже в 1992 году. И мой, в то время муж, А.Чистяков - депутат Тюменского областного Совета, зам.председателя Комиссии по законности, по нашему решению проводил предварительные переговоры, в т.ч. в РАИС, в Москве.

Я хотела передать Правительству РСФСР (при участии РАИС) свои авторские права на эти мои, имеющие авторскую новизну разработки и предложения, представленные и защищаемые мною в статье «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль». Естественно, у меня были вопросы и к «Гермесу».

Выше мною продемонстрирован широкий спектр повторений по защищаемым положениям и аргументам.

Вернувшись из Москвы, А.Чистяков сказал, что те, с кем он беседовал, не увидели перспективы в этих переговорах (?).

Вот таким образом, авторские права на всё, что было сказано мною в статье «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль» остались у меня.

И я не уверена, что сейчас передала бы их Правительству РФ.

Не понятно, где власть. В Правительстве, в Администрации или у Президента.

Желающих «причаститься» к моим авторским правам много. Но , похоже, как и в 90-х годах, все «сливки» хотят завести на частные компании. Хотя, теперь не редко и Россию называют ОАО.

Что обратило на себя внимание, именно П.Плавник стал потом большим партнером В.Матвиенко, которую считают креатурой Е.Примакова, долгие годы возглавлявшего Торгово-промышленную палату с её символом «Гермесом» (Меркурием).

Статью «Нефтяники за чертой свободного рынка: спасти их может только российский рубль» я переопубликовывала у себя на сайте в 2007 году в материале: «Товарно-сырьевые биржи: 1991 год — 2007 год».

Биржа в 1992 году была задействована и для реализации «Новых денег России –«Черное Золото».

Причем это была Тюменско-Московская Биржа.

А местом её размещения была ВДНХ (ВВЦ).

Теперь мэр Москвы - бывший губернатор С.Собянин. Ещё одна моя «идея», своеобразно реализованная. Ведь именно я обосновала для нефтяных компаний ставку на него в 2000 году ( «The Moscow Times»: на английском языке «Sobyanin Portrait Emerges from Past»)

Он мечтает сделать Москву финансовым центром.

Он переименовывает ВВЦ в ВДНХ...

Он близок к «финансовому гению» из Башкирии Э.Набиуллиной, родившейся, также как и я, в бывшем Казанском ханстве.

Его ставленником, после освобождения должности губернатора, является ещё один «финансовый гений» - врио тюменского губернатора - В.Якушев /6/.

И ажиотаж вокруг «финансового центра» сейчас такой же, как в 1992 году, после моей статьи, полный текст которой я ещё раз повторяю ниже.

Нефтяники за чертой свободного рынка спасти: их может только российский рубль

Н.Б. Чистякова, к.т.н. - в настоящее время Н.Б.Ярославова-Оболенская

Впервые опубликовано в газете «Тюменские известия» № 236 19 ноября 1991 года, переопубликовано в январе 1992 года (идея в газете «Деловой мир» учтена фондом «Гермес» при реализации проекта с контрактами «Черное золото»)

В связи с подписанием Президентом РСФСР Ельциным Указа «О развитии Тюменской области» в официальных деловых кругах, в средствах массовой информации с новой силой развернулась дискуссия, но наиболее актуальному вопросу нефтяной торговли — о цене на нефть.

Однако, как и прежде, этот спор ведется лишь о некотором фиксированном значении — ныне это 200—300 рублей за тонну вместо действующих 60, хотя в условиях практически разрушенной системы государственных цен и грядущей их либерализации подобная постановка вопроса представляется не совсем правомерной.

Во-первых, неизменная по величине цена на нефть. Будь то 60, 200 или 300 рублей за тонну, снижается по отношению к общему уровню свободных цен со скоростью, как минимум равной скорости инфляции рубля. Во-вторых. Любое скачкообразное повышение этой цены, неизбежное в данной ситуации, имеет предел, определенный государственными ценами на нефтепродукты: бензин, дизтопливо (изменить которые, невозможно не спровоцировав массового недовольства), а также теми обязательствами, которые Россия имеет перед республиками, подписавшими Договор об экономическом сообществе. В-третьих, в условиях, когда 10 процентов добытой нефти реализуется через систему биржевой торговли, нельзя отвлеченно говорить о государственной цене вне её связи с ценами биржевых торгов и общей структурой цен на нефть.

Как известно, в настоящее время в сфере легальной торговли нефтью упомянутая структура цен имеет три уровня: первый — на нефть и нефтепродукты, реализуемые через государственную систему торговли за рубли, колеблющийся в диапазоне 60—400 рублей за тонну; второй — через систему биржевых торгов за рубли: диапазон — 900—1300 руб.; третий — через систему биржевых торгов за доллары, диапазон 100—120 долларов или в пересчете по нынешнему курсу 4000—6000 руб.

По причинам, оговоренным выше, Россия вынуждена по самым низким ценам первого уровня реализовывать до 90 % добываемой нефти. Упущенная при этом прибыль исчисляется миллиардами. Однако, сохраняя искусственно цены на нефть на грани возможного минимума, Россия, тем не менее, не гарантирована в сохранении стабильности как внутри самой республики, так и в межреспубликанских взаимоотношениях. В частности потому, что разница между государственными и свободными ценами ведет к росту дефицитности бензина на внутрисоюзном рынке, который уже сейчас явно ощущается потребителями. По мере увеличения интервала между ценами «бензиновый бунт» продолжает нарастать и вскоре может достичь апогея. Помимо этого, конфликт весьма вероятен и в том случае, если республики, не справившись с искушением, воспользуются опытом соцстран по перепродаже нефти и попытаются получить прибыль там, где Россия ею по политическим причинам поступилась.

Второй уровень цен определяется несколькими встречными тенденциями: с одной стороны — желанием продавца продать нефть дороже, совпадающим с желанием посредника получить максимальный личный доход от продажи, с другой стороны — стремлением занизить цену, если речь идет о сделке с условием или о скупке партии нефти за рубли для последующей её перепродажи за валюту. В зависимости от ситуации на нефтяном рынке, соотношения спроса и предложения в формировании биржевой рублевой цены преобладают те или иные тенденции. В настоящее время она стабилизировалась на уровне 1000 руб. за тонну, что эквивалентно 20—30 долларам. Для внутреннего потребления это дорого, для иностранного покупателя — фантастически дешево. На основании этого с достаточной степенью уверенности можно утверждать, что практически весь объем свободно реализуемой за рубли нефти после многократной перепродажи поступает на внешний рынок. Однако в отличие от сделок за конвертируемую валюту львиная доля дохода от реализации принадлежит бесчисленным перекупщикам и посредникам.

Таким образом, создание прецедента биржевой торговли за двойную валюту: доллары и рубли обусловило возникновение большой группы людей, мотивированных к сдерживанию процесса перехода на цены мирового рынка нефти, что явно противоречит интересам государства и непосредственных производителей. Безусловно, переход к торговле по ценам, близким к мировым, ввергнет нас в конкурентную борьбу с традиционными мировыми поставщиками нефти и усугубит трудности с её реализацией на внешнем рынке. Но при этом выявится полная несостоятельность и непредприимчивость тех, кто сейчас ходит в когорте «предприимчивых» и в лучших традициях цыганщины перераспределяет доход от продажи нефти между посредниками и производителями обратно пропорционально затратам труда.

Третий уровень цен на нефть, реализуемую через биржевые торги за доллары, близок к мировому. Объем сделок, совершаемых по этим ценам, незначителен, но только они отвечают критериям цивилизованной торговли.

Итак, сложившаяся в стране структура цен на нефть совершенно абсурдна с точки зрения нормальной экономики. Но этот абсурд закономерен для нынешней социально-экономической ситуации. Поэтому любые попытки прямого воздействия на упомянутые структуры путем непосредственного повышения рублевых государственных или биржевых цен или безуспешны, если речь идет о рынке, который не терпит диктата, или чреваты массовыми волнениями. Но не менее опасно сегодня и бездействие, поскольку негативные тенденции, обозначенные выше, а также сопутствующие им отрицательные эффекты продолжают нарастать и усугублять нестабильность в обществе.

Взвешивая подобным образом все за и против повышения цен на нефть, мы неизбежно попадаем в тупик, выход из которого можно найти, только сменив приоритеты в подходе к самому понятию реальная цена, включающему, как известно, две составляющие: численное значение и курс той денежной единицы, в которой она исчисляется. Для развитых капиталистических стран вторая составляющая не столь существенна, так как курсы их твердых валют колеблются незначительно, но при темпах инфляции, характерных для нашей страны, именно она является определяющей в формировании конечной цены.

Трактуя понятие реальной цены с учетом иного ранжирования по значимости её составляющих, более верно отражающих действительность процессов ценообразования, приходим к выводу, что сегодня важнее говорить не о том, какова должна быть цена количественно: 200, 300, 400 рублей за тонну, а о том, что нефтяникам для взаиморасчетов нужна новая денежная единица, конвертируемая на внутреннем рынке страны. И эта конвертируемая валюта должна быть дана нефтяникам, так как именно их, с высшего соизволения и по соображениям политического характера, оставляют за чертой свободного рынка — «прикрывать» отход основных сил в «капиталистическое далеко».

Такая постановка вопроса особо актуальна сейчас, когда наше правительство уже заявило о своем желании ввести в обращение новые российские деньги, но ещё не приступило к практической реализации своего проекта в связи с затруднениями в вопросе обеспечения их конвертируемости и неопределенностью той ограниченной сферы обращения, где они должны быть платежным средством. По признанию зам. министра экономики РСФСР Ивана Матерова: «рубль с полосой» — слабая валюта, вес которой вряд ли может быть поднят за счет внутренних ресурсов (золотой запас катастрофически мал, а предлагаемый вариант укрепления российских денег за счет их «привязки» к валютному резерву Международного фонда может быть реализован лишь после реконструкции внешнего долга РСФСР).

Таким образом, и у работников нефтяной отрасли и у руководства республики явно прослеживается встречный интерес — скорейший ввод в ограниченное обращение новой российской валюты, конвертируемой на внутреннем рынке страны. Но обсуждаемые на данном этапе варианты укрепления этой новой денежной единицы, успешно апробированные ранее мировой цивилизацией, после детального анализа признаются малоэффективными в приложении к нашей, аномальной экономике.

Как следствие приходится констатировать факт, что при наличии такой патологии и пути выхода из глубокой экономической депрессии должны быть нетрадиционными, в чем-тo даже непривычными для сложившегося образа мышления и устоявшихся догм.

Злая ирония, но в ходе решения продовольственной программы мы уже приобрели опыт подобных нетрадиционных решений, заключающийся в подборе ближайших аналогов того, чего уже нет и, вероятно, скоро не будет. Нет сахара — заменили сорбитом. Шоколад — соей. Кофе — ячменем. Нет достаточного золотого запаса? Тоже можно заменить. Но вопрос: чем? И вопрос: как использовать ту временную отсрочку, которую дает нам подобный компромисс.

Решая первый вопрос, следует обратить внимание на уже имеющий место оригинальный опыт замены золотого запаса запасами редкоземельных металлов для защиты денежных средств одного из московских коммерческих банков от инфляции. Принимая во внимание сию оригинальную схему, и решая тот же вопрос достойной замены, но уже в масштабе всей республики, необходимо согласиться с тем, что сопоставить с ним по значимости можно только запасы нефти. Золото и «черное золото». Доллар и рубль. Логика ближайших аналогий такова, что на плаву российский рубль может поддержать только нефтяной запас республики.

Не следует понимать такую «привязку» рубля к «черному золоту» буквально, как необходимость ввода нефтяной символики на новых денежных знаках. Ни полосы, ни прочие символы и знаки сами по себе рубль конвертируемым не сделают. Практически обеспечить частичную конвертируемость денежных знаков можно, гарантировав приобретение прав на разработку нефтяных месторождений только за российскую и иностранную валюту, исключив участие союзных рублей в этом процессе. Подобные гарантии, подтвержденные на правительственном уровне, обеспечат «взлет» новых российских денег на период «дележа» нефтяных запасов в долгосрочное пользование, что составит как минимум несколько лет. При этом надо остерегаться упомянутого ранее прецедента спекуляции на курсах двух валют, одна из которых (российский рубль) неконвертируема на внешнем рынке, и порождаемой этим заинтересованности определенных групп в принудительном снижении курса этой неконвертируемой валюты для последующей игры на разнице в ценах.

Дабы не свести на нет положительный эффект роста престижа российских денег за счет их допуска к приобретению прав на концессию, необходимо провести ряд дополнительных мер, укрепляющих новое платежное средство, а также создать определенные структурные условия, обязательные в случае проведения любых преобразований системы денежного обращения. Они общеизвестны. Обеспечение свободного обмена российских денег на союзные рубли и обратно через широкую сеть обменных пунктов, первоначально по курсу не ниже минимума, установленного высшими республиканскими финансовыми структурами, во избежание монополизации этого процесса теневой экономикой. Ограниченная эмиссия. Исключение безналичной формы расчета.

Дополнительной мерой, укрепляющей российскую валюту и одновременно отвечающей интересам производителей нефти, является переход к взаиморасчетам в сфере нефтяной торговле только за российские рубли и иностранную валюту. Введение на трон нефтяного рынка российского рубля при одновременной отставке рубля союзного заставит предпринимателей отдать соответствующие почести новому денежному знаку не иначе как скупкой их оптом и в розницу по минимальному курсу правительства и выше него. Даже если этот минимальный обменный курс между российским и союзным рублем будет невысок, например 1:7, то реальная цена на нефть, выраженная в российской валюте, увеличится в семь раз и будет эквивалентна нынешним 400 рублям за тонну. А это тот уровень, за который сейчас идет напряженная битва с правительством. Впрочем, есть основания полагать, что и минимальный курс правительства и курс стихийного валютного рынка будет выше того априорно взятого соотношения 1:7, на основе которого названа предполагаемая цена на нефть. Соответственно выше ожидаемого окажется и доход нефтяников, пропорциональный крепости нового рубля.

С биржевой рублевой ценой на нефть при проведении предполагаемых преобразований произойдут несколько иные метаморфозы. Весьма вероятно, что количественно она уменьшится и снизится до уровня 500—600 рублей, но уже российских. Фактически же это означает рост реальной цены за счет её иного качественного наполнения. Прогнозируемый рост рублевых государственных и биржевых цен приближает их к ценам мирового рынка.

Такое снижение цен делает соизмеримым с нормой доходы посредников, уменьшает «эффективность» сделок с условием, снижает бензиновый ажиотаж.

Упоминая о бензиновом дефиците, целесообразно подчеркнуть, что цена на бензин как производный продукт нефти должна исчисляться также в новых денежных знаках. Аргументируя это положение, необходимо сказать следующее: любые теоретические измышления о конвертируемой валюте оторваны от жизни, если они не предполагают, что держателями этой валюты является все население республики, и не гарантируют приобретение на него хотя бы одного товара массового спроса (в данном случае бензина). Новые денежные знаки с целью социальной защиты должны выплачиваться населению в виде части зарплаты, пропорциональной среднему ежемесячному потреблению автомобильного топлива. Подобная мера позволит одновременно усилить контроль за распределением бензина, т.к. отчетность российской валютой надежней отчетности талонами, подделка которых давно уже не составляет труда.

В конечном счете, запуск в обращение на нефтяной рынок республики новых денег взамен старых неизбежно поднимет их авторитет, но ущерб этому авторитету не должны нанести попытки сохранить неизменными принципы нефтяной торговли с республиками. Как и в упомянутых выше ситуациях, здесь также просматриваются варианты взаимовыгодных решений, позволяющие и выполнять взятые политические обязательства, и защитить свой интерес.

Не углубляясь далее в рассмотрение комплекса мероприятий по укреплению российской валюты, вернемся к основной теме статьи — вопросу эффективности нефтяной торговли и цен на нефть. Окончательные выводы можно сформулировать следующим образом:

5. В условиях гиперинфляции рубля поднять реальную цену на нефть можно только за счет перехода на взаиморасчеты в новой республиканской валюте, конвертируемой на внутреннем рынке страны.

6. Временно, до восстановления золотого запаса и реконструкции внешнего долга РСФСР частичная конвертируемость российского рубля может быть обеспечена за счет его «привязки» к нефтяным запасам республики.

7. Российский рубль должен быть отдан на откуп нефтяникам, а область его первоначального обращения ограничена сферой нефтяной торговли.

8. Имеющийся шанс на спасение может быть использован в течение 1—2 месяцев до того, как правительство приступит к реализации объявленной реформы на основе иных принципов и приоритетов, обрекая нас на непривлекательную роль участников дешевой распродажи нефтяных ресурсов

Ссылки:

[1] Рубль
[2] «Юбилей Тюменской городской Думы …. Гермес – символ ТПП, топ-менеджеры ТЭКа и «Галерея выпускников»
[3] «Подковерная жизнь» нефтяных институтов Тюмени. Встреча выпускников НР-77-1-2 и школы №7»
[4] «Выборы: ОПГ, Наука и «Новая экономика»… Большевики-«каббалисты» уже однажды «растворяли» Академию наук»
[5] «Тюмень, которая меня не знает…Публикации в Парламентской газете «Тюменские известия» за 16 лет: фотографии газетных полос c моими статьями»
[6] "Казахский страж" зеленого банкинга России. Мемориальная доска Мариинского дворца о законодателях и банкирах, «огосударствлении и монополизации»
[7]Стратегию Тюменского ТЭКа определяют характеристики производственных мощностей, контролируемых петербургской командой, и сбыт товара. Лоббисты выбирают губернатора

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС