Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

«Ярославовы и мистическая линия «андроповско-горбачевской» Перестройки - 2»

© Наталья Ярославова-Чистякова
27.11.2009 года, Санкт-Петербург

История фамилии Ярославовы, как это уже ясно, выстроилась по важной географической оси, мистически ассоциированной с «андроповско- горбачевской» перестройкой 90-х годов: «Кириллово - Ярославль - Ростов», т.е. от Белого озера и Ладоги - в сторону «Дикого поля». А также и со второй, теперь уже «медведевской перестройкой» - «мозговым центром» которой совершенно не случайно избран Ярославль, где содержание герба города загадочно противоречит легенде о его создании. А вместо Князя Ярослава с секирой над поверженным в схватке медведем, на гербе изображен Медведь - победитель с той же самой секирой.

Ярославль известен местночтимой ярославской иконой Толгской Божией Матери, явленной через несколько месяцев после казни Жака де Моле во Франции.

Ярославовы «в традиции» считали Толгскую Богородицу своей личной Святой. Т.е. подобно тому как я, независимо от переездов, почитаю икону Николы Закамского, явившуюся на месте моего рождения, также и Ярославовы почитали ярославскую Толгскую Божию Матерь, независимо от того, где они жили.

А.М.Ярославов - сын М.М.Ярославова в его усадьбе Коралово близ Москвы построил церковь во имя Толгской иконы Божией Матери с приделами Николая Чудотворца и Михаила Малеина. А сын его родной сестры Ф.М.Ярославовой ( в браке Соколовой) передал в дар драгоценные камни для украшения венца ризы Толгского монастыря. В освящении же закладного камня при строительстве храма Толгской иконы Божией Матери подворья Толгского монастыря в 1902 году участвовал Иоанн Кронштадтский. Иоанн Кронштадтский часто бывал в Рыбинске, останавливаясь в доме Клементьевых. А фамилию Клементьева в браке носила Александра Алексеевна Ярославова. Теме «Ярославовых - Клементьевых» мною посвящалась отдельная статья в этой серии публикаций. И в ней упоминалось о том факте, что после смерти мужа А.А. Клементьева (Ярославова) с тремя её дочерьми постриглась в Горицкий монастырь, один из корпусов которого теперь именуется Клементьевский. Именно в этом монастыре Иоанн Кронштадтский посещал блаженную Асенефу (Клементьеву- дочь А.А.Ярославовой).

Теперь, как выяснилось, связь Иоанна Кронштадтского - защитника монархии и члена Союза Русского народа с родом Клементьевых, среди которых много и «скрытых» Ярославовых, оказалась намного более глубокой. Ведь Иоанн Кронштадский умер в доме Клементьева в Рыбинске, на Волжской набережной 61, что историки описывают так: «Иоанн прибыл в Рыбинск на пароходе и остановился на ночлег в доме на Волжской набережной… На следующий день он отслужил литургию в Спасо-Преображенского соборе, близ которого жили Клементьевы… Вечером о. Иоанн вышел на балкон дома и долго любовался волжскими просторами и множеством кораблей, стоявших у пристани…». На доме, принадлежавшем Клементьеву (Волжская наб., 61), где останавливался отец Иоанн теперь открыта мемориальная доска. А в 2007 году старообрядцы восстановили разрушенный в годы революции Толгский монастырь.

Изучая историю рода Ярославовых я совершенно точно поняла, что два двоюродных брата Михаил Иванович Ярославов и Алексей Тихонович Ярославов никогда не ошибались и, более того, сумели наделить каким-то совершенно исключительным Знанием своих детей. И для объяснения этого феномена очень важно обратить внимание на «Названного брата» Алексея Тихоновича Ярославова известного историографа А.А.Засецкого, за библиотекой раритетов которого после его смерти гонялись не меньше, чем за библиотекой Ивана Грозного. В обычном понимании «названными братьями» именуются мужчины, обменявшиеся нательными крестами. Однако «названными сестрами» были и их супруги Ярославова с Засецким. Та самая Федосья Степановна Ярославова, которой подарили таинственную табакерку в усадьбе Архангельское, и Анна Ивановна Засецкая. И коль скоро в это «названное родство» ( побратимов) были включены такжеи супруги, то ритуал был, видимо, более древним и содержательным, чем просто обмен нательными крестами. Это ясно из уникальной информации, которую я привожу ниже.

«Летописью Засецкого» Карамзин называл список Софийской Первой летописи, в которой им «был найден третий список «Русской правды»». Т.е. А. А. Засецкому принадлежало «собрание исторических рукописей», которыми уже после него пользовался Карамзин. «По любви своей к наукам» А.А.Засецкий также «неоднократно» присылал книги Московскому университету, среди которых «Старинная на латинском языке печатная книга», «две древние печатные на еврейском и греческом языках книжки»,«две старинные книги, печатанные в Москве 1665 и в Киеве 1676 годов…». Здесь и далее касательно А.А.Засецкого я привожу сведения из исследований Лазарчук Р.М. «Российская академия наук Институт Русской культуры (Пушкинский Дом), Литературная и театральная Вологда 1770-1800-х годов».

Историки задаются вопросом! Откуда в библиотеке вологодского помещика, имевшего в общем владении с женой всего 254 души, такие раритеты? Может быть, Алексей Александрович получил их по наследству, и собирание книг являлось генетическим признаком его рода?.. Кому из наследников Алексея Александровича досталась его великолепная библиотека и где ее следует искать? И почему ни одна из них до сих пор не обнаружена? Ну и наконец, откуда у этого рода такая «раритетная генетика»?

Краткий ответ на последний вопрос, о происхождении фамильного рода «названного брата» А.Т. Ярославова таков: «Дворянский род, к которому принадлежал Алексей Александрович, ведет свое начало от «мужа честна Николая Засецка», выехавшего в лето 6897 (1389) «к великому князю Василию Дмитриевичу из Италианской земли» и получившего после крещения имя Дмитрия. Т.е. где-то вскоре после «разгона тамплиеров» Засецкие оказались в России.

А.А.Засецкий знал классические и новые языки, читал книги на еврейском и польском. Он прожил в провинции до конца своих дней, «предпочтя столичному Петербургу северную глушь, а службе в привилегированном лейб-гвардии Преображенском полку - исполнение тех обязанностей, которые были возложены на него Богом и определялись принадлежностью к дворянству, «высшему» «потомственному сословию народа».

«Главным делом своей жизни А.А.Засецкий считал переложение «Книги премудрости Иисуса сына Сирахова». Он её перекладывал в стихотворном виде на руссский язык. Столь длительный интерес к работе над этим сочинением объясняется особым отношением к Библии. «Для стихотворного переложения А. Засецкий выбрал одну из неканонических книг Ветхого Завета, автором которой был иерусалимнянин Иисус, сын Сираха. Св. Иоанн Дамаскин называл ее «отменною и прекрасною», в части точного изложения православной веры, как Учения о премудрости:«Всякая премудрость - от Господа и с Ним пребывает вовек». Такая Премудрость от Господа соответствовала миропониманию Засецкого. Это был человек глубоко религиозный. Вера определяла не только склад его мышления, но и тип поведения, отношения с людьми. В религиозные, а не сентиментальные тона… окрашена для Засецкого дружба с Алексеем Тихоновичем Ярославовым».

И если А.Т.Ярославов известен как автор «энциклопедии вологодской жизни», как именуют его ежедневные дневники, то А.А.Засецкий известен изданной в 1777 году в типографии Императорского Московского университета книгой «Исторические и топографические известия по древности о России и частно о городе Вологде…», которая является настольной практически для всех краеведов. В своей работе А.А.Засецкий использовал многие источники, а самым главным из этих источников было «Сказание о Спасо-Каменном монастыре» Паисия (Ярославова), также как и все другие жития и сказания руки Паисия.

Вот здесь круг и замыкается. В основе этой религиозной дружбы - общность религиозных взглядов Ярославовых и Засецких, по состоянию на 16-18 века, по крайней мере, от Паисия (Ярославова) - до Алексея Ярославова… Они тут прямо как два храмовника на коне.

И конечно придел Михаилу Малеину, в церкви Толгской Божией материа, построенной А.М.Ярославовым, не случаен во всей этой истории. Потому что Преподобный Михаил Малеин это символ представителя знатного рода, ставшего священником и стоявшего у истоков Афонского православия:

«Преподобный Михаил Малеин родился около 894 года в Каппадокия. Он состоял в родстве с византийским императором Львом VI Мудрым (886-911). 18-ти лет ушел в Вифинию, в Киминскую обитель под руководство старца Иоанна Еладита, который постриг его в монашество с именем Михаил. Исполняя самые трудные послушания, несмотря на знатность своего рода, он показал пример великого смирения… По его горячим молитвам совершилось много чудес. В пустынном месте основал обитель. Вскоре трудами святого вся Киминская гора покрылась иноческими обителями, где неустанно возносились молитвы за весь мир к Престолу Всевышнего.Около 953 года в число братии вступил юноша Авраамий, который возрастал под руководством святого Михаила и принял от него постриг с именем Афанасий. Впоследствии преподобный Афанасий сам основал знаменитую Афонскую Лавру, первый общежительный монастырь на Святой Горе. В постройке Лавры преподобному Афанасию большую помощь оказал племянник преподобного Михаила Никифор, впоследствии византийский император Никифор Фока (963-969 года)»

Ну как тут не вспомнить тот факт, что Спасо-Каменный монастырь жил по Афонскому уставу.

Весьма символичен этот выбор святого Михаила Малеина для Ярославовых …

И все это ещё раз подтверждает близость Паисия (Ярославова), а также и всех Ярославовых после него к Великому Княжескому дому, к идеям элитного греческого православия, пустынножительства и нестяжательства. Со всей очевидностью, А.А.Засецкий также придерживался этих идей, которые проповедовали Кирилло-Белозерские старцы

И потому, когда традиции старцев в Кирилло-Белозерских монастырях стали нарушаться, то А. А. Засецкий, как «Человек неравнодушный, прямой и независимый, умел отстаивать свои суровые нравственные принципы и, не боясь «последствий», активно вмешивался в жизнь. 10 августа 1760 года Вологодская и Белозерская духовная консистория слушала его «объявление» о непорядках в находящейся «по соседству от его дома» Заоникиевской пустыни. Официальный документ производит впечатление публицистического очерка, так точны и колоритны детали, создающие безобразную картину монастырской жизни: сожжена «ограда круг алтаря», «на дрова» идет разбираемое «строение монастырское» (и все это «при немалых денежных доходах с оброчной деревни»), а слуги господни «пьяны видимы бывают». Названы и конкретные виновники разорения Заоникиевской пустыни: иеромонах Варлаам, священник Иван Иванов, монах Димитрий».

В принципе, мы здесь видим отголоски конфликта между нестяжателями и иосифлянами. В первый раз этот конфликт остро проявился как раз в те годы, когда заволжские старцы выступили на стороне Соломонии Сабуровой, а иосифляне поддержали второй брак Василия III на Елене Глинской, вооружив его аргументами о неплодной смаковнице.

Иосифляне, чьи идеи стали прорастать и в «Северной Фиваиде», вскоре ответили А.А.Засецкому. И когда в 1777 году была опубликована «Книга премудрости Иисуса сына Сирахова, сочиненная Алексеем Александровым сыном Засецким», являвшаяся делом его жизни. То по истечении некоторого времени ( уже после смерти Засецкого) 17 экземпляров этой книги были изъяты. «В 1787 году… в московских книжных лавках было конфисковано семнадцать экземпляров этого издания.Из рапорта епископа Вологодского и Белозерского Иринея в Святейший Синод следует, что 13 сентября 1787 года комиссия в составе игумена Спасо- Каменного монастыря Иосифа, вологодского градского протоирея Андрея Артемьева и уголовных дел пристава Петра Созонова, «освидетельствовав» «продаваемые в городе Вологде книги», не нашла среди них подлежащих «отобранию»… Алексей Александрович не дожил до этого горького дня: ведь среди книг, признанных «сумнительными и могущими служить к разным вольным мудрованиям к заблуждениям и разгорячению умов», значилась и «Книга премудрости…»

Более того, по иронии судьбы, дом А.А.Засецкого со временем оказался собственностью того самого монастыря Заоникиевской пустыни, которую он критиковал. Не исключаю, что большой мечтой монастыря было получить во владение дом, где жил столь Великий Старец. А речь надо вести об этом, потому что образ его жизни был близок к пустынножительству и святости.

Не исключаю также и того, что библиотека раритетов А.А.Засецкого ушла в эту же сеть монастырей.

«Книга премудрости Иисуса сына Сирахова», которую А.А.Засецкий писал всю жизнь, состоит из 51 главы и 3346 стихов. И я бы не обратила внимание на число 51, если бы не встретила до этого число 51 в трудах М.И. Ярославова. К тому же, по работе с книгами вольных каменщиков мне известно о том, что число глав и текст глав, обнародованных под конкретными номерами, всегда бывает символическим. Дело в том, что в рукописном собрании города Ярославля хранится «Тетрадь записная Михаила Ярославова», XVIII в., 20 лл. Содержатся «рецепты» и «фокусы», числом 51. Весь текст написан тайнописью». Как раз портрету этого «заколдованного» Ярославова, сам художник Г.Островский, его писавший, неоднажды задавал такие вопросы: « Кто вы? Откуда вы? Какого вы рода? ». Примечательно, что рядом с этой «Тетрадью» Ярославова в рукописном собрании Ярославля хранится книга «Наука счастливым быть» (перевод с немецкого), XVIII в., 90 лл.». Т.е. вопрос, который я сейчас исследую в своем « Проекте Счастья» был близок и для круга Ярославовых - Засецких.

В 20 веке звучные фамилии, на этой «мистической линии», проходящей через Ярославль, на первый взгляд, были уже другие. Но вот города и география, определяющие идеологию Руси, все те же, что и 500 лет назад. В Ярославской области, в том самом городе Рыбинске, где в доме Клементьева умер Иоанн Кронштадтский, друживший с семейством Клементьевых -Ярославовых, стартовала карьера Юрия Андропова будущего Генерального секретаря, передавшего по его политическому завещанию власть Михаилу Горбачеву. В 1936 в этом самом Рыбинске Ю.Андропов «окончил техникум водного транспорта, работал комсоргом ЦК ВЛКСМ судоверфи им. Володарского. В 1937 избран секретарём, а в 1938 первым секретарём Ярославского обкома ВЛКСМ. В 1940 избран первым секретарём ЦК ЛКСМ Карелии…».

Не этим ли «рыбинским периодом его жизни» объясняется интерес Юрия Андропова к истории, о котором повествует статья «Свидетель перестройки» Александра Проханова от 26 ноября 2009 года: «Он массу времени посвящал чтению советских документов, исторических манускриптов. Изучал страну. Он хотел найти ключи…»

Однако из прежних публикаций этой серии статей уже ясно, что одного лишь изучения манускриптов мало для карьеры и для судьбы стран.

Северная Фиваида, это такая сакральная территория, где формируется генеалогическая база всей русской государственности. И поэтому важно в этом разговоре обратить внимание на то, что по офииальной биографии у Ю.В.Андропова было две супруги, одна из них, из Рыбинска, Нина Енгалычева. Фамилия второй супруги - Лебедева, ассоциируется с Александром Лебедевым, нынешним соратником М.Горбачева.

Теоретически, два брака считались рискованными для карьеры партфункционера. Но Ю.Андропову или это позволили, или он сам знал, что развод в своей карьере он может допустить, потому что за ним в это время уже были более серъезные аргументы.

Приведу данные о счастливой семейной жизни Ю.Андропова в этом романтическом городе Рыбинске из статьи «Загадочный Андропов: Забытая семья… поворот в карьере»

«В 1935 году, еще учась в Рыбинске, Юрий Владимирович Андропов в первый раз женился - на Нине Ивановне Енгалычевой, дочери управляющего отделением Госбанка. …Стройная и темноглазая, капитан сборной техникума по волейболу, она произвела сильное впечатление на молодого Андропова. В семье сохранилось фото, которое Андропов подарил будущей жене, когда она после техникума уехала работать в Ленинград с романтической подписью: «…В память о далеких, морозных, но полных счастья ночах, в память о вечно сияющей любви посылает тебе твой хулиган Юрий».

Кто бы мог подумать, что комсомольский функционер Андропов способен на такие романтические чувства». Но брак оказался недолгим. Вскоре после рождения сына Андропов уехал на новое место работы, в Петрозаводск, один, без семьи… Он уехал и долго не писал. Потом письменно попросил развода. Нина Ивановна, женщина очень гордая, тут же ответила, что согласна».

Вот такая, казалось, любовь с первого взгляда, в которой нет никакого расчета… Случайная встреча. Спонтанная любовь… Я как женщина здесь вижу такую реальность, что Ю.Андропов круто изменил судьбу своей первой жены, когда вернул её из Ленинграда, под свою ответственность. Ведь ни одна женщина не отказалась бы от Ленинграда в пользу Рыбинска, если бы не получила полные гарантии от мужчины, на компенсацию теряемых в Ленинграде возможностей. Второе, что я выделяю в этом рассказе - это слово «гордая». И оно соответствует фамилии Енгалычева, которая большинству мало что говорит, но поскольку я работаю с темой генеалогии, то встречала материалы родословия князей Енгалычевых.

Известен князь Константин Михайлович Енгалычев - титулярный советник, судья в Москве в 1780-х годах. Упоминается в источниках князь Михаил Степанович Енгалычев. Он происходил из не менее известной, самой младшей линии дома князей Енгалычевых, - тверской; он - внук князя Давыда Малкеевича Енгалычева. Об этом пишет в своем исследовании потомок одной из ветвей Енгалычевых. Он же приводит такой факт «А в первом томе альманаха «Древняя Российская Вивлиофика» … была опубликована грамота Царя Федора Иоанновича от 1589 года. В этом уникальном документе перечислены сыновья родоначальника - Енгалича Бедишевича, владетельного князя Кадомской и Телядимской мордвы. Один из них - основатель тверской ветви, Уразай мурза князь Енгалычев, дед князя Давыда Малкеевича. Это единственное о нем документальное упоминание. Подлинная грамота эта могла вероятнее всего находиться в руках потомков князя Уразая». Современный потомок одной из ветвей Енгалычевых также ссылается на работы знаменитого исследователя масонства Александра Николаевича Пыпина, в которых упоминается «ложа № 2 князя К. М. Енгалычева» (Ложа принадлежала к Ордену рыцарей Храма Шведской системы в Москве ). Исследование потомка Енгалычевых объемное. В нем есть сложные титулы, начинающиеся со слов «репрезентант Капитула Трех Коронованных Знамен VIII Провинции Ордена рыцарей Храма Соломонова…» Однако в контектсе моего поиска, я хочу обратить внимание на Храм Соломона, на «Ложу трех знамен» и на Н.Новикова. С деятельностью этих лож были связаны также Н.Трубецкой, И. Лопухин, который среди известных ему масонов, как раз и называл титулярного советника князя Энгалычева».

Получается, что первая супруга Ю.Андропова могда принадлежать к роду, в который входили представители масонских лож или лож тамплиеров. Кстати, она сама могла мало об этом знать в те годы, когда вступала в брак с Ю.Андроповым. Но думаю, о том, что её происхождение не простое, предполагала. Это видно и по описанной поведенческой схеме ( «гордая»). Так или иначе, приехав в Рыбинск, где проживали представители русских родов с очень древней историей Ю.Андропов рисковал попасть в это родство и погрузиться во всю эту историю Рыбинска, Пошехонья и Ярославля, что и произошло.

Обращу внимание, что в те годы этих лож в России было много,но мало какая из них имела реальное отношение к Рыцарям храма Соломона и к Жаку де Моле. К примеру, мартинисты имели малую биографию и были больше склонны к магии. Тут надо ещё более подробно выяснять, что стояло за этими ложами, участником в которых был один из Енгалычевых, хотя фамилии там именитые. А.А.Засецкий издавал свои книги при участии Н.Новикова, известной фигуры в названных Ложах, но похоже, более близко с ними не взаимодействовал.

Груз этой истории «Колыбели Рюриков» Ю.Андропов нес с собой всю жизнь, и «Андроповский проект» восстановления монархии в России можно считать следствием и этого родства в его первом браке.

Прежнее название города Рыбинска, который не мало был связан с историей рода Ярославовых и который оказался стартовой площадкой для Юрия Андропова, было Усть -Шексна. На гербе города изображен тот же самый Медведь, что и на гербе города Ярославля. Лично у меня этот медведь ассоциируется с такими представителями фамильного рода, оставившими свой след в истории: Ярославов Яков Медведь, Ярославов Григорий Медведев и Арсений Григорьевич Ярославов (Григория Медведев-сын). Все упоминания относятся к 16 веку и к этим «Ярославовым -Медведевым» мы ещё вернемся и, более того, выясним, что же это за «Медведи» …

Город Рыбинск, где Ю.Андропов начал свой путь к «консервации и ликвидации» СССР, расположен у слиянии рек Волги и Шексна, и в 19 веке был самым крупным торговым центром на верхней Волге, где собиралось до 100 тысяч бурлаков и грузчиков.

Недалеко от него Пошехонье. Однако несмотря на свою малость Пошехонье сыграло выдающуюся роль в судьбе современной России. Ведь там родился «простоватый, окающий ярославский, пошехонский мужчичок» Александр Яковлев - двигатель горбачевской реформ, которого Ю.Андропов вдруг отправил учиться в колумбийский университет в США. И «он вернулся, напитанный таинственной, мощной культурой американских политических технологий», став кибернетиком перестройки России. Так об этом пишет А.Проханов в его свежей статье о Ю.Андропове.

Не смотря на её свежесть я не нашла ответы на многие вопросы. К примеру: Как же нашли друг друга эти «ярославско-пошехонские» и ставропольско-донские мужики: Андропов, Яковлев и Горбачев в 20 веке? Ведь родился то Юрий Андропов в том же самом Ставрополье, где родился и Михаил Горбачев, но вот потом резко с Дона двинул вдоль мистической линии в сторону Белого озера и Шексны. И именно там отмечен резкий взлет го карьеры.

Кто же надоумил Ю.Андропова ехать из тех земел, где рос и жил Кудеяр- мифический сын Соломонии Сабуровой, в сторону Белозерья…

Чтобы разобраться во всех этих «Перестройках», рождающихся на «мистической линии», вернусь к истории самого города Ярославля. Тем более, большинство из тех, кто слышит фамилию Ярославов считают, что она произошла от названия города Ярославль. Это не так. Как я уже писала, фамилия Ярославов произошла от имени Ярослав князя Оболенского-Рюрика.

Княжеское имя Ярослав дало одновременно название и городу Ярославлю. По официальной версии город основал Ярослав Мудрый. По альтернативной, как я уже упоминала, - князь Ярослав Святославович, сын черниговского князя Святослава Ярославича ( так называемые, Святославовичи).

Т.е. название и роду, и городу дал князь Ярослав.

Автор статьи «Чье имя носит Ярославль» касаясь темы о том, кто же основал этот город, приводит ироничную цитату из книги И.В.Дубова «Города, величеством сияющие»: «Понятно, что составителям преданий и их последователям - ярославским краеведам - очень хотелось возникновение своего родного города связать с именем Ярослава Мудрого - крупнейшего политического деятеля Древней Руси, искуснейшего дипломата, книжника, законодателя. И никто не говорил о другом Ярославе, хотя и основавшем династии муромских и рязанских князей, но неоднократно прогоняемого из своих уделов, терпевшем поражения не только от своих соперников - русских князей, но и от мордвы. Такой князь-неудачник не мог вызывать интереса у местного краеведения. Думается, что сейчас нет прочных оснований для того, чтобы уверенно приписать одному из Ярославов строительство города-крепости Ярославля».

С моей точки зрения, эта позиция И.В.Дубова заслуживает внимания ещё и по той причине, что мне неоднажды встречались описания того, как заслуги, к примеру, Ярославова Осмомысла - отца Ярославны приписывались Ярославу Мудрому, тем более, что и тот, и другой, обладали выдающимся умом, память о чем сохранилась в характеристиках (Мудрый, Осмомысл), дополняющих их имена. У многих историков, похоже существует исключительно Ярослав Мудрый. Хотя князей с именем Ярослав в истории Руси было около десятка. Доминирование князей Черниговской ветки в Ярославле и на «мистической линии» Ростов - Белозерье, проходящей через Ярославль, также указывает, скорее на то, что основателем города Ярославля является князь Ярослав Святославович…

Тысячелетний юбилей, в таком случае, будет только символическим. Однако важнее все-таки, спустя 1000 лет отдать дань уважения именно тому Ярославу, который победил Священного медведя.

Именно так гласить легенда. До основания города Ярославля на этом месте был «Медвежий угол» или «Медведицкое» городище. Здесь жили Волхвы и язычники. Поэтому поначалу возраст Ярославля измеряли от 1024 года. т.к. основание города связывалось с подавлением суздальского восстания волхвов. Однако упоминание о волхвав из Ярославля, которые приходили в Ростов, относится также и к 1071 году. Со всей очевидностью и после подавления восстания волхвов их оставалось ещё очень много в этом «Медвежьем углу».

В редакции от 17 века, изложенной архиепископом Самуилом Миславским, легенда об основании Ярославля кратко выглядит так:

«Однажды летом князь Ярослав плыл по Волге мимо зимовья Медвежий угол. И увидел там Волхва, приносящего жертвы и вещающего якобы от имени Велеса, весьма почитаемого у язычников. Князь был недоволен языческим обрядом. Но язычники именем Велеса поклялись Князю жить с ним в согласии и давать ему оброк, однако креститься при этом отказались. Позже Князь Ярослав замыслил вернуться в Медвежий угол. Он прибыл с епископом, со пресвитером, диаконом и церковниками. Язычники же спустили на него из клетки лютого зверя и псов. Но Господь сохранил Благоверного Князя. Он секирю своею победил зверя. Благоверный князь водрузил на земле деревянный крест и этот крест положил основу святому храму пророка Божия Илии. Град сей Благоверный Князь Ярослав назвал во свое имя Ярославлем, населив его христианами.»

Лютого зверя, из этой легенды, в других источниках называют Священным медведем Волхвов. А победа князя -христианина над священным медведем знаменует, надо так понять, победу христианства над язычеством.

Как пишет автор статьи «Чье имя носит Ярославль?»: «Чем больше вчитываешься в это предание, тем больше возникает сомнений в его древности - уж больно выпирает из текста авторство церковника, пожелавшего увязать историю возникновения Ярославля с торжеством христианства».

Меня же, в не меньшей степени, удивляет то, как видоизменил эту легенду герб города Ярославля.

На этом гербе Победителем является не князь Ярослав, а Медведь. Это Медведь стоит с секирой, а того, кого он поразил этой секирой и в помине не видно.

Т.е. когда легенду об основании города Ярославля представляет художник, то на ней князь Ярослав стоит с секирой, как победитель, над поверженным им медведем.

Когда же речь идет о гербе, то победитель Медведь!

У меня есть только одна версия того, как можно соединить Медведя победителя и князя Ярослава победителя.

Основана она на том, как именовались предки Ярославовы в 16 веке, в частности, на именах уже упомянутых выше таких исторических фигур как: Ярославов Яков Медведь, Ярославов Григорий Медведев. В этих именах Медведь и Ярославов отождествляются.

Получается, что Священным Медведем был сам Князь Ярослав. А победил он какого-то другого лютого зверя, тем более, что архиепископ Самуил Миславский этого лютого зверя никак не называет.

У автора обсуждаемой выше статьи об имени города Ярославль, также возникли вопросы по гербу. И он об этом пишет: «Интересно отметить, что ярославский герб в виде медведя с протазаном (а не секирой) и надписью над головой медведя «Ярославский» впервые появился в 1672 году, в Большой государевой книге. Однако за сто лет до этого, а точнее в 1583 году, на Большой государевой печати «печать ярославская» представляла собой рыбу головой влево! Таким образом, можно предположить, что за период 1583-1672 годы приведенное выше предание об основании Ярославля было найдено в каком-то письменном источнике или было создано. Последняя версия представляется более достоверной… Еще более вероятным кажется предположение, что медведь на гербе появился не как «убиенный» Ярославом Мудрым, а как священное животное, которому поклонялись жившие здесь язычники».

Получается одно из двух. Или на гербе изображен Князь Ярослав, который отождествляется со священным Медведем ( быть может после того, как победил его и слился с его Священным духом). Или на гербе в чистом виде Священный Медведь Язычников, и никакой победы христианства в Ярославле не было. Т.е. город Ярославль, также как и город Рыбинск, до сих пор поклоняются языческому, а не христианскому Медведю - Велесу.

О названии Ярославля в упомянутой выше книге И.В.Дубова «Города, величеством сияющие» делаются также следующие выводы: «Не вызывает сомнений, что форма Ярослав (ль) означает Ярославов - Ярославий город. Образовано оно от древнерусского имени Ярослав, Отсюда возникает предположение - не назывался ли Ярославль первоначально именем языческого бога Ярилы? Таким образом, название «Ярославль» происходит не от имени князя Ярослава Мудрого, а имеет более глубокие, языческие корни.Вдумаемся в один любопытный факт: ни в летописях, ни в других письменных источниках нет упоминания о том, что Ярослав Мудрый основал первый славянский город на Волге Ярославль».

Как видим, официальная версия о том, кто основал город Ярославль не является убедительной для исследователей.

А уж герб с Медведем - Победителем вообще ведет к далеко идущим выводам о том, какая система религиозных взглядов здесь доминировала и, более того, сохранена…

Продолжение следует

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС