Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Потомки Мстислава Гаральда: Основатель Ливонского ордена Вальдемар II , Князь Пскова Ярослав Владимирович и правнук Принца Пскова Князь Александр Ярославов

    • Военные походы и военное присутствие Князя Александра Ярославова и - прадеда Князя Ярослава Оболенского на карте Ливонской конфедерации
    • Ангел Начала Худ.Н.С.Емельянов для Собора Федоровской иконы. ГМИР. С-Петербург
    • Договор 1241 года между эзельцами, Ливонским орденом и Эзель-Викским епископством. W
    • Ю.Г.Алексеев о Князе Пскова Ярославе Оболенском, который впервые за 200 лет одержал действительно большую победу над Ливонским орденом
    • Родословная схема князей Ярославовых - Оболенских они же князья Ярославовы. Короли Польши и Швеции потомки Великого князя Ярослава Ярославича - Ярославова
    • Князь Александр Иванович Ярославов 1-й воевода в «Апселском городе» и Вильянди. «Славянская энциклопедия»
    • «Славянская энциклопедия».В.В.Богуславский /1/
    • Церковь Иоанна Предтечи в Ярославле на странице «Ярославов» «Славянской энциклопедии»
    • Обретение главы Иоанна Предтечи, убитого и погребенного в городе Севастии Палестинской, названном от имени Севастиан-Август /8/
    • О захоронении Князя Ярослава (Севастиана) Оболенского в Троицком Соборе Пскова. Из «Истории княжества Псковского»
    • Перуджино. Мадонна с младенцем, Иоанн Креститель и Св.Себастиан, именем которого крещен Князь Ярослав Оболенский sai.msu.su
    • Святой Дионисий Парижский,Первый архиепископ Лютеции (Парижа), осужден у алтаря Меркурия,обезглавлен на вершине Монмартра. Донес голову до храма /7/
    • Святой Меркурий Смоленский, обезглавленный во время сна после боя, где он победил Батыя. Донес голову до врат Смоленска,чтобы рассказать.../6/
    • Бой,в котором Смоленская Одигитрия Путеводительница направляла Князя Меркурия Смоленского из Моравии (Чехии).1239 год /5/
    • Мстислав Великий Гаральд,в крещении Федор, родившийся в Смоленске в 1076 году. Сын английской королевны Гиды Гаральдовны/11/
    • Восшествие Мстислава Гаральда на Великое княжество Киевское. Предок Князя Пскова Ярослава Владимировича и Князя Пскова Ярослава Оболенского
    • Князь Ростислав Мстиславич и его племянник Князь Мстислав при кончине Князя Изяслава. Худ. Борис Чориков
    • Икона Князя Пскова и Великих Лук Владимира Мстиславича и Княгини Агриппины – родителей Князя Пскова Ярослава Владимировича. Надгробная доска (справа)
    • Церковь Богоматери Смоленской Одигитрии подворья Псково-Печерского монастыря в Пскове,освещенного при Князе Ярославе Оболенском,рядом с которой была церковь Иоанна Предтечи
    • Московская линия Александра Невского и линия Ярослава III Ярославова Тверского и Всея Руси - «Дома Ярослава II Всеволодовича»
    • «Приход князя Ярослава к преподобному Савве» - одно из 22 клейм иконы Саввы Крыпецкого. Глава «О князе Псковском…»
    • Исцеление жены псковского наместника князя Ярослава Васильевича Оболенского - одно из 22 клейм иконы Саввы Крыпецкого
    • О погребении Княгини Оболенской Сабуровой и сына Михаила в Иоанно-Предтеченском монастыре. Из книги «Собор Рождества Иоанна Предтечи» Савво-Крыпецкого монастыря. 2009 год
    • О сосланном в Казань и через несколько лет казненном, в 1568 году - князе Александре Ярославове – Ярославском в книге Р.Скрынникова «Иван Грозный»
    • Полководец С.И.Пунков-Микулинский, бравший Казань, с которым Князь Александр Ярославов ходил в Ливонский поход 1559 г.,после его опалы из-за Старицких/9/
    • Магнус король Ливонии,сын Датского короля Христиана III и супруг Марии Старицкой
    • Мария Старицкая -супруга Магнуса короля Ливонии,которую Борис Годунов заманил в Москву и заточил в Лавре.Замок Розенборг.
    • Иностранные туристы приезжают в Горицкий монастырь посмотреть реку Шексну ,где Иван Грозный утопил Ефросинью Cтарицкую, а Шексна - забрала его сына Дмитрия
    • Икона Божьей Матери Одигитрии Смоленской . Горицкий монастырь.1909 год. С. М. Прокудин-Горский/10/
    • Могила Асенефы – дочери урожденной Ярославовой Александры в Горицком монастыре опальных цариц,основанном княгиней Старицкой,бубушкой жены Магнуса Ливонского
    • Старец Псково-Печерского монастыря Дорофей, которому явилась Смоленская Одигитрия и попросила отнести её из Пскова на слияние 2-х рек Юга около Мологи
    • Смоленская Бугабашская икона Божией Матери на казанском камне, проявившаяся при омовении в источнике с.Николо-Березовка бывшего Казанского ханства

© Наталья Ярославова-Чистякова
7-9 марта 2014 года -первое и второе обретение главы Иоанна Предтечи

Зимой 1559-60 года Князь Александр Иванович Ярославов был оставлен 1-м воеводой в «Апселском городе», а весной 1561 года ему предписывалось идти на город Юрьев (Дерпт), долг по «юрьевской дани» с которого брал ещё в XV веке его прадед - Принц Пскова Князь Ярослав Васильевич Оболенский , заключивший в 1473 году, «по факту погашения долга», новые Договоры с Дерптским епископом на 30 лет и с Ливонским Орденом на 20 лет («Юрьевская дань» Ярослава Новгородского в Псковском Договоре с Ливонским Орденом 1473 года»).

Когда же в 1481 году условия Договора были нарушены, Князь Ярослав Оболенский, первый за всю историю России, перешел от обороны к стратегическому наступлению на Ливонский орден, что особо выделяет д.и.н. Ю.Г.Алексеев в его книге «Государь всея Руси»:

«Впервые за всю историю войн с Ливонией русские войска перешли от стратегической обороны к стратегическому наступлению, проникли к самому сердцу владений магистра; впервые за двести лет над Орденом была одержана действительно большая победа. Времена безнаказанных нападений Ордена на Псков прошли безвозвратно. Мирный договор 1 сентября 1481 г.— первый договор, заключенный единым Русским государством».

И вот спустя 80 лет, в 60-е годы XVI века уже Иван Грозный «ставит», так можно это прочесть, правнука родоначальника Князей Ярославовых - воеводой на некий Апселский город, не слишком заметный по названию в современных исторических источниках.:

«Ярославов Александр Иванович (Ераславов) – князь, сын боярский и голова, затем воевода, единственный сын князя И.К.Ярославова – Оболенского… Зимой 1558/59 г. ходил в Ливонию в составе большого полка 3-м головой. Зимой 1559/60 г. участвовал в Ливонском походе 2-м головой в большом полку у воеводы князя С.И.Пункова (Микулинского), затем был оставлен 1-м воеводой в «Апселском городе». В апреле 1561 г. должен был вести полк левой руки из Пскова « на Юрьев или на которые места приговорят» в связи с тем, что «король [Сигизмунд II Август] вступается за ливонские земли и людей своих в иные городки ливонские прислал; и литовские люди царя и великого князя тарваские места воевали…».

Апселским городом называли Гапсель (Хаапсалу) - город на северо-западе современной Эстонии, имеющий выход к Балтийскому морю и Рижскому заливу. Город, омываемый морем с трех сторон, который был и Датским, и Шведским, и немецким, и русским. С 1279 года, почти 300 лет, в нем находилась резиденция Эзель-Викского епископа - в замке Хаапсалу, с его легендой о вечной любви Белой Дамы, появляющейся в окне баптистерия ежегодно в августовские полнолуния.

В исследовании Новицкого Г.А. «Новые данные о русском феодальном землевладении в Прибалтике в период Ливонской войны (1558—1582)» говорится о том, что «Пернов и Гапсель были заняты Иваном IV в 1575 году. В том же году были составлены «апсельские» писцовые книги «письма князя Богдана Гагарина с товарищи» и перновские «боярские книги», «письма князя Неклюда Путятина с товарищи».

В этом же исследовании Новицкого Г.А. касательно обмена поместий в Апселе есть и такое упоминание: «Грамота от Ивана IV в Пернов воеводе князю М. Ю. Лыкову, его товарищу Поснику Елизарьевичу Кутузову и дьяку Василию Алексееву…».

Т.е. некий дьяк Василий Алексеев упоминается через 100 лет после его тезки дьяка Василия сына Алексеева Ярославова , родного брата Левонтия Алексеева (Ярославова), ставившего Тверь во власть Москвы и получавшего первые земельные вотчины от Ивана III ещё в 1464 году, когда Москве подчиняли и Ярославское княжество, где наместником в те годы был брат родоначальника Князей Ярославовых - Князь Иван Стрига Оболенский. Этот дьяк В.Алексеев отсутствует на схеме «Ярославовых-Алексеевых». И вероятно он потомок «пресекшейся» линии от дьяка Левонтия сын Алексеева – брата дьяка Василия Ярославова.

В исследовании Г.А.Новицкого, названном выше, раздача прибалтийских земель по челобитным относится к 1575 году правления Великого Князя Семена Бикбулатовича , т.е. спустя 14 лет после того, как воеводой в Апселе был князь Александр Ярославов. Тогда как до завершения Ливонской войны в 1583 году было, впереди, ещё долгих 8 лет.

Необычность этого сюжета в том, что в 1561 году, когда 1-м воеводой там был «оставлен» Князь Александр Иванович Ярославов Гапсель (Апсель) ещё не контролировался Московским Великим князем Иваном Грозным. Надо сказать, что Апсель и после окончания 2-й Ливонской войны, в год перед смертью Ивана Грозного, им не контролировался.

Хотя, 1560 год указывается, одновременно, как последний год существования Эзель-Викского епископства или Эзельской епископии.

Последовательность событий была такова, что в 1558-1559 годах, уже после взятия Казани и с опорой на татарские конницы, Иван Грозный начал Ливонскую войну и сделал ряд опустошительный рейдов. В 1559 году сторонами было достигнуто временное перемирие.

Однако в годы, о которых идет речь, земли Эзеля, давшего название Эзельскому эпископству, тайными соглашениями были переданы брату Датского короля Магнусу, взамен положенных ему по завещанию земель в Голштинии.

Магнус - датский принц из Ольденбургской династии. Сын Христиана III – короля Дании и Норвегии .Столица Норвегии Осло несколько веков называлась Christiania. А уже в 1971 году в столице Дании Копенгагене возник район Вольной Христиании.

Христиан или Кристан (Christian ) - характерное для датских королей имя. Мать Магнуса Ливонского была дочерью Магнуса I герцога Нижней Саксонии (Саксен – Лауэнбургского). Т.е. имя Магнус у Магнуса Ливонского - от матери И . это владения Асканиев. Уже в 17 веке Нижняя Саксония перешла в Ганноверской династии, при том, что права законных наследниц были нарушены.

Один из первых Магнусов - Магнус Добрый, сын короля Дании и Норвегии Олафа Святого и сводной сестры Ингигерды Ярославовой, воспитанный при дворе Ярославова Мудрого , позже усыновленный Великим князем Киевским – Ярославом Мудрым, основателем города Юрьева.

Имя Магнус носил также герцог Саксонии - последний из рода Беллунгов – отец матери Альбрехта Медведя или Альбрехта I Бранденбургского. При этом, первым принял титул графа Аскании отец Альбрехта - Оттон Богатый. Есть основания предположить, что имя Магнус связано с Биллунгами, потомками которых по женской линии были Аскании ( «Путь Лебедя» - большая европейская Родня: Виндзорские короли, Булонские графы, Бранденбургские курфюрсты, Саксонские герцоги»).

Так вот, Магнусу Ливонскому - сыну короля Дании, носившему это «Имя Биллунгов» в 1560 году передали Эзель и Апсель, где в этом же году воеводой был Князь Александр Иванович Ярославов.

«Осенью 1559 года эпископ острова Эзеля (современное название — Саарема), Йоханн фон Мюнхаузен, обратился за защитой к Дании. Секретным соглашением с королем Фридрихом II епископ уступил королю свои владения остров Эзель и Пилтен с правом на Ригу и Ревель за 30 000 талеров. Король, в свою очередь, отдал эти земли своему брату Магнусу вместо положенных по завещанию отца земель в Голштинии .

19-летний герцог Магнус весной 1560 года явился в Аренсбурге (остров Эзель). В надежде, что Дания его поддержит, дворянство острова поддержало его. Молодой герцог оказался в сложном положении. С одной стороны ещё существующий Ливонский орден пытался опротестовать продажу Пильтена и Эзеля, так как она должна была быть согласована с орденом. С другой стороны Русское государство открыто старалось овладеть прибалтийскими землями…» /12/

Вот таким образом, в 1561 году земли Эзельского епископства были подчинены Дании, хотя духовенству было позволено управлять островом Сааремом до 1573 года .

Саарем - это современное название острова Эзель. Вместе с Эзельским епископством Магнусу Ливонскому было отдано и епископство Курляндское.

Уже 1582—1583 годах, когда завершился раздел земель Ливонского ордена, образовалась Шведская Эстония. А южные острова Муху и Саарема закрепила за собой, опять же, Дания, владевшая ими до 1645 года /13/.

Эзельское епископство, о котором идет речь , было образовано в 1228 году, после того, как в 1217 году датский король Вальдемар II - правнук Мстислава Великого Гаральда высадился на берегах северной Эстляндии (Шведской Эстонии) и основал крепость Ревель («Орден Данеброг» и «Орден Слона» в России. Великие и Мудрые: Вельфы, Ярославы, Вальдемары и Ярославичи, вдохновенные Небом, - против сарацин").

К дате основания Ревеля прошло уже 10 лет, после того, как 2 февраля 1207 года на завоёванных в ходе Ливонского крестового похода территориях было образовано теократическое княжество Terra Mariana , входящее в состав Священной Римской империи. Terra Mariana, с латинского — «Земля девы Марии», то есть территория, находящаяся под особым покровительством Матери Божьей — это официальное название средневековой Ливонии. В 1215 году Папа Римский Иннокентий III провозгласил эти земли владением Святого престола. Т.е. первоначально территория была посвящена Деве Марии, поскольку население принимало шедших под знаменем Девы, а потом, также как на Руси, её переименовали , подобно богородичным монастырям, которые позже в названии утрачивали имя Богородицы.

После захвата рыцарями островов Эзель (Саарамаа) и Муху папа Гонорий III в 1227 году обратился «Ко всем королям Руссии»: «Твёрдо соблюдая мир с христианами Ливонии и Эстонии, не препятствуйте успехам веры христианской, чтобы не подвергнуться гневу Божиему и апостольского престола, который легко может, когда пожелает, покарать вас» ( "Тревожная юность Александра Невского").

1227 год, обращу внимание, это и год смерти Чингисхана.

Часть земель после 1227 года Датским королем Вальдемаром II была отдана ордену Меченосцев, а затем Ливонский орден стал Лифляндским отделением Тевтонского ордена.

Все 300 лет пока существовал этот «Ливонский орден» и, входящие с ним в Конфедерацию: Рижское, Курляндское, Эзельское и Дерптское епископства, названная Конфедерация определяла судьбу Пскова и Псковских князей.

Заметно влияла история Конфедерации на судьбу Князя Ярослава Оболенского и его сына Князя Константина Ярославича Ярославова , а также на судьбу их потомков, в лице, Князя Александра Ивановича Ярославова, 1-го воеводы в Апселе, каковым он упоминается уже на следующий год после завершения эпохи епископства Эзельского .

Князь Александр Ярославов был не «оставлен» в Апселе. Он был редким из Князей Рюриков, кто имел право там находиться и признавался сторонами, в т.ч. Данией, чей король Вальдемар II и был у основания Ливонского Ордена.

Вся эта «Рыцарско-орденская» эпопея, от её начала до конца, очевидно, связана с историей Князей Ярославовых, и потому правнук Князя Ярослава Оболенского - Князь Александр Ярославов в XVI веке «жил той же самой географией», что и его прадед - Принц Пскова. Его упоминания в источниках относятся к той же самой топонимике, а также, к тем же самым, акторам – Ливонскому Ордену и Рижскому епископству, с которыми взаимодействовал его предок Псковский князь Ярослав Васильевич ( «Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых»).

Начало истории Ливонского ордена - определяло её финал.

Князем же Пскова в годы образования Эзель-Викского епископства был Великий Князь Ярослав Владимирович - сын Князя Владимира Мстиславовича из князей Смоленских, также княжившего в Пскове до 1222 года. Это потомки Мстислава Ростиславича Храброго – внука Мстислава Владимировича Великого Гаральда .

Вот этот Князь Ярослав Владимирович и был в родстве с «Балтийским Папой» Альбертом, которое описывалось мною в статье :

«Великий Князь Ярослав Васильевич Стрига Оболенский - Князь Псковский. Получатель Юрьевской Дани, Храмостроитель и Победитель Магистра Борха»:

«Князь Ярослав Васильевич Стрига Оболенский - родоначальник князей Ярославовых, был одним из двух Псковских Князей, которого дважды избирало Псковское Вече. За три века до него, т.е. в XII веке, дважды избирался Псковским Вече лишь Князь Владимир (Георгий) Мстиславич, сын Мстислава Ростиславича Храброго из Смоленских Князей, супругой которого была племянница «Балтийского Папы» - Рижского епископа Альберта, дочь Дидриха фон Аполдерна…

Князь Ярослав Владимирович, состоял в родстве с Рижским архиепископом Альбертом, как до него - отец, получивший от Альберта Идумейскую Рижскую область между Ригой и Венденом, который позже брал Князь Ярослав Оболенский во время его Ливонского похода. Братом Псковского Князя Мстислава Ростиславича Храброго - был Князь Давыд Ростиславич, к потомкам которого и относится Мария - мать Князя Псковского - Ярослава Васильевича Оболенского».

Как писал о Князе Ярославе Владимировиче (Смоленском) митрополит Евгений Болховитинов в «Истории княжества Псковского»: он «вел жизнь странную по-Рыцарски и скончался в Лифляндии около 1245 года».

При этом, уже с 1214 года Князь Ярослав Владимирович воевал с лифляндскими рыцарями. Став князем Пскова, продолжал воевать вместе с рыцарями, именуясь Псковским князем, дарил псковские земли «в которых не имел и власти» - это слова Евгения Болховитинова, упоминающего известную историю с его женами. В борьбе, конкретно, за этого Князя лифляндцы женили его второй раз, а в Пскове осталась его прежняя жена - Ефросинья Псковская - основательница Княгина Иоанно-Предтеченского монастыря («Птичья Лапа» псковского Иоанна Предтечи Княгинина монастыря, как знак власти Созвездия Лебедя и христиан Святого Иоанна).

Историю эту с женами Рыцаря Ярослава Владимировича рассказывают банально ,в контексте, «бросил жену». Но она была далеко не бытовая , также как история брака Магнуса - короля Ливонии на княжне Старицкой, внучке основательницы Горицкого монастыря опальных цариц , где в XVIII веке приняла монашество Александра Алексеевна Ярославова и три её дочери ( Наталья Ярославова: мое путешествие в Северную Фиваиду Белоозера).

Таким образом, было два рыцаря - потомка Мстислава Великого Гаральда, внука Гаральда II Годвинсана: Король Датский Вальдемар II Победитель и Князь Пскова Ярослав Владимирович (Смоленский), которые и стояли у начала Балтийского Рыцарства.

Юрьевская дань связана с историей этих двух ключевых фигур. И право на Юрьевскую дань имели далеко не все потомки Владимира Мономаха. А только ветка потомков Мстислава Владимировича Гаральда, тяготевших к Европе и Рыцарству. Не исключаю, что речь идет и о более узком круге потомков Мстислава Великого Гаральда, связанных со Смоленском и Орифламмой. ( Королевский «Flame» с острова Родос. Флемские и Филермская, Златопламенные и Неопалимая, Благородные и справедливо Гневающиеся).

В Смоленске, что важно, родился сам Князь Мстислав Владимирович Гаральд, а в 1239 году, здесь был убит Князь Меркурий Смоленский, легенда которого повторяет историю первого епископа Парижа - Святого Дионисия, обезглавленного на вершине Монмартра.

«Cвятой Дионисий взял свою главу, прошествовал с ней до храма и только там пал мёртвый». Позднее на этом месте выросло бенедиктское Аббатство Сен-Дени, где захоронены почти все короли Франции, начиная с короля франков Дагобера I Меровинга».

Легенда же о Меркурии Смоленском такова: «Князь из Моравии (ныне Чехии) был призван Смоленской Одигитрией к спасению от татар Смоленского края гласом иконы Божьей Матери Одигитрии Путеводительницы. Разбив татар, святой уснул и был обезглавлен врагами. Тогда, взяв свою главу в руки, пришёл он к городским воротам, дабы поведать бывшее…». Изображается, как Святой Дионисий - с головой в руках. В другой руке у Святого Меркурия - Смоленская Одигитрия Путеводительница («Всемирная азиатская торговля в древней Мологе, у начала Тихвинской системы. Правда, которую пытались затопить»).

Дополню рассказанное тем, что Дионисий (Дени) был первым епископом римского города Лютеции (Грязь) и осужден на смерть перед алтарем Меркурия. И если французские короли всегда короновались в Реймсе, то королевы – в Сен-Дени, включая Анну Ярославну ( Собор Сен-Дени, посвященный покровителю Парижа).

Так что имя Меркурия (Гермеса) прозвучало и в Лютеции (Париже) , и в Смоленске. В Риме с Меркурием отождествлялся Гермеса. «Купцы установили день его особого почитания - 15 мая. В этот же день в 495 году до н. э. Меркурию (символ Кадуцей) был посвящен первый храм и создана первая коллегия купцов - меркуриалиев. Алтарь Меркурия находился около так называемых вод Меркурия, куда приносили жертвы купцы…» ( Гермес).

Алтарь Меркурия у воды указывает на то, что «обезглавливание» - аллегория.

Периодически, купцы, получавшие доходы от духовного покровительства, не только забывали приносить «дань к Воде», но и изгоняли субъекта Духовной благодати, как-то Святого Дионисия Парижского, радуясь, при этом, замене епископа на «своих», т.е. из торговцев.

Именно так разбогатевшие новгородские посадники-торговцы выгнали в XII веке из Новгорода Святого Всеволода Псковского - сына Мстислава Гаральда, создавшего им «Иоанновское сто» и торговый Уставной суд ( «В поисках Княжеской мысли…Проблема Коммерсантов в том, что они не знают историю «Иоанновского сто» Князя Всеволода и делают ошибочные ставки»).

А вскоре «по душу новгородцев» появились Рыцари со знаменем Сен-Дени в лице правнука Мстислава Гаральда. Так что, для одних, поход Вальдемара II Победителя был захватом территорий, в которых свой торговый интерес имела Русь, а для самого Вальдемара II - борьба с сарацинами, в данном случае, торговцами посадниками Новгорода, изгнавшими святого Всеволода Псковского.

Из века в век напоминается миру история «обезглавливания» Святого Дионисия, но из века в век повторяется одно и то же: лишь только появляется богатство от святости , как тут же святость и обворуют, и нищей «выставят за ворота города».

В псковском подворье Псково Печерского монастыря, освещенного при Князе Ярославе Оболенском в 1473 году, спустя 64 года после этой даты, была построена церковь Смоленской Одигитрии. А через некоторое время рядом с ней основали небольшую церковь Иоанна Предтечи ( Церковь Богоматери Одигитрии подворья Псково-Печерского монастыря).

Вот это соседство церкви Одигитрии Смоленской и церкви Иоанна Предтечи, является прямым указанием на Святого Дионисия Парижского и Святого Меркурия Смоленского, которые , повторю, были аллегорически обезглавлены, также, как Иоанн Предтеча. И это, одновременно, указание на место рождения Великого Князя Мстислава Великого Гаральда - город Смоленск.

Акцент на Смоленской Одигитрии и Предтече Печерские монахи повторяли снова и снова.

Но сарацины , с которыми воевал и Карл Великий и Вальдемар II появлялись с завидной регулярностью.

Красное знамя с красным крестом Короля Дании Вальдемара II – потомка родившегося в Смоленске Мстислава Великого Гаральда, по одной из версий, повторяет - небесное знамение, а по другой - получено Вальдемаром II от Папы Римского .

Поэтому и Датская история в Апселе , а также Эзеле в 1560 году, участником которой был Князь Александр Иванович Ярославов - это история ,в её корне, от Хлодвига, Меровингов и Папы Римского.

Ведь на свой Крестовый поход Вальдемар II получил поддержку от Папы Римского Гонория III , который «в его булле от 9 октября 1217 благословил это намерение и передавал королю Дании все земли, которые тот захватит».

В 1561 году, когда происходили события, связанные уже с передачей земель Эзельского епископства сыну Датского короля Магнусу, Московский князь Иван Грозный, как пишут, ознакомился с процедурой царского венчания императоров Византии, и решил повторить свое Венчание на трон. Ведь Первая коронация Ивана IV не включала помазания на власть.

«Как отмечает А. Л. Хорошкевич, на рубеже XV-XVI веков вопрос о титуле главы Русского государства приобрел особую остроту, что было связано с характером русско-литовских отношений. Во время венчания на великое княжение Дмитрия-внука в 1498 году митрополит, обращаясь к Ивану III, назвал его «преславным царем самодержцем». Попытка присвоения царского титула расценивалась современниками и исследователями как претензии Ивана III на титул императора. Царский титул за Иваном III и Василием III был признан ганзейскими и ливонскими городами, однако Великое княжество Литовской отказывалось признавать за московскими правителями даже титул «государь всея Руси». («Царство Русское Русское царство»).

В Речи Посполитой, в том числе, в связи с политической конкуренцией за земли Западной Руси вплоть до 1764 года отказывались признавать суверенитет царей и императоров над Русью и ещё долго продолжали называть Россию «Московией».

К тому же , Иван Грозный по матери относился к потомкам Мамая и ему не давался «контроль» над Росами и Русами.

История этих планов и ошибок Ивана Грозного, которые он совершил, в стремлении быть признанным императором Священной Римской Империи - Максимилианом II, но - получившим, вместо этого, проклятие Папы Римского Пия V, за пролитую им кровь, описана в статьях:

Рюрики Ярославовы: Оболенские, Тверские и Мстиславичи.

«Казанские помещики»: Ярославовы и Екатерина II. «Казанская ссылка» князя Александра Ярославова — Ярославского.

В них рассказывается о том, что «Узнав «о крови, пролитой при разгроме «заговора» Челяднина Папа Римский велел немедленно прервать дипломатические отношения с московским тираном».

Иван Грозный не ожидал такой реакции со стороны самого Папы Римского. Всегда находивший себе оправдание в том, что власть от Бога, он испытал шок, когда его действия за казнь верхушки аристократии, сосланной им в Казань осудил Престол Петра…».

Проклятье, о котором идет речь, было уже в финале жизни Ивана Грозного, умершего в 1584 году.

А в 1561 году Великий Князь Иван Васильевич ещё стремился быть признанным Польшей, Литвой, Данией…

Поэтому и , по сути, первое упоминание о Князе Ярославове в XVI веке относится к 1559 году, в контексте Апселского города и Юрьева.

А почти 60 лет до этого, после развода Василия III c царицей Соломонией Сабуровой, молчание: и о Князе Константине Ярославове и о Князе Иване Ярославове - отце Князя Александра Ярославова и о его дяде - Князе Михаиле Ярославове :

«Ярославов Константин Ярославич - князь, сын боярский и голова, затем воевода, единственный сын псковского наместника князя Ярослава Васильевича в 1495 г. упоминался в свите великого князя Ивана III Васильевича в его поездке в Новгород Великий , когда Москва демонстрировала перед шведами свою мощь. В 1502 г. ходил к Смоленску со сторожевым полком 3-м воеводой под номинальным командованием удельного князя рузского Ивана Борисовича. Оставил двух сыновей: Михаила и Ивана».

Князь Константин Ярославич Ярославов - не единственный сын Оболенского Ярослава. У него был брат Михаил Ярославов - Оболенский, похороненный вместе с матерью в Псковском монастыре Рождества Иоанна Предтечи. В этот же год умер, в дни мора, и Князь Ярослав Оболенский. А сына Константина они успели отправить в Москву с посольством (Великий Князь Ярослав Васильевич Стрига Оболенский - Князь Псковский. Получатель Юрьевской Дани, Храмостроитель и Победитель Магистра Борха).

1502 год - последнее упоминание Князя Константина Ярославова, рядом с внуком Великого Князя Московского Василия II Темного - Иваном Борисовичем, сыном Князя Бориса Васильевича Волоцкого. Уже спустя два века - в веке XVIII, Ярославовы и Волоцкие соседствуют рядом в Вологде, в лице Алексея Тихоновича Ярославова и его супруги Федосьи Ярославовой - родителей Ярославовой Александры, ушедшей вместе с её дочерями в Горицкий монастырь опальных цариц, основанный на реке Шексне опальной Княгиней Ефросиньей Старицкой (Федосья Ярославова и ее Архангельское. Некоторые сведения к родословию вологодских помещиков Ярославовых).

Таким образом, при царице Глинской, второй супруге Василия III после Соломонии Сабуровой, и вплоть до взятия Казани , о Князьях Ярославовых - умолчание.

И только в 1559 году «на балтийском театре действий» его прадеда - Принца Пскова Ярослава Оболенского появляется Князь Александр Иванович Ярославов. Причем упоминается он рядом с Князем С.И.Пунковым (Микулинским).

А Князья Микулинские - это ветвь Князей Тверских (Ярославовых) - потомков Тарусской княжны Ксении - матери Михаила Тверского и жены Ярослава III Ярославова, которая была дочерью Князя Юрия Михайловича Тарусского. Из князей Тарусских были и князья Ярославовы - Оболенские.

С.И. Пунков - Микулинский входит в число 100 великих русских полководцев.

История его опалы в 1554 -1558 годах , после того, как он «положил к ногам» Ивана Грозного Казань, объясняет: как причины молчания о Князьях Ярославовых до 1558 года , так и причины их одновременного появления в районе Юрьева и Риги в 1559 году.

Автором статьи о Князе С.И.Микулинском, которую я цитирую ниже, является к.и.н. АВ. Короленков:

«Прославленный воевода принадлежал к роду тверских князей, к младшей ветви Микулинских - Пунковым. В августе 1541 г. Семен Иванович стоял первым воеводой в Зарайске , где воевал вместе с князем В. С. Оболенским -Серебряным…Новым «фронтом», где теперь предстояло отличиться Микулинскому, был казанский…Из Вятки в Казань двинулись и войска кн. В.С. Оболенского-Серебряного. Войска Микулинского и Серебряного сошлись у Казани, соблюдя, что и в более поздние времена случалось нечасто, идеальную точность - в один день и чуть ли не в один час. В эти годы ими были взяты под контроль земли Свияги . Затем Князь Микулинский возглавлял Гарнизон Свияжска . В июле 1552 г. в Свияжске Микулинский встретил царское войско. Летом 1552 г. Микулинскому поручили командование передовым полком его рати при осаде Казани. Не выдержав обстрела, осажденные сдались. В 1553-1554 годах подавлял сопротивление «луговой черемиси», вокруг Казани.

Но в том же 1554 г. князя постигла опала. Иван IV тяжело заболел и, думая, что вот-вот умрет, потребовал от бояр присягнуть на верность своему сыну Дмитрию, тогда еще грудному младенцу. Многие стали отказываться, считая, что править при «пеленочнике» Дмитрии будут его родственники, Захарьины-Юрьевы. Поговаривали о поставлении на царство по смерти Ивана его двоюродного брата Владимира Старицкого. Среди таких оказался и Микулинский. Правда, когда царь выздоровел, он об этом еще не знал. Но на следующий год о его «шатании» рассказал кн. С.В. Лобанов-Ростовский, схваченный при попытке бежать в Литву. В результате до 1558 г. имя Микулинского среди воевод не упоминается…» ( Академиздатцентр «Наука»).

Как видим, причина - в Старицких.

Княгиня Ефросинья Старицкая к 1558 году уже освободилась вместе с сыном Владимиром из заточения, где находилась после смерти её мужа Великого Князя Андрея Ивановича - сына Ивана III и Софьи Палеолог, поднявшего бунт в Новгороде.

Но во время болезни царя Ивана Грозного в Князе Владимире Андреевиче Старицком (позже Дмитровском) все видели кандидата на московский престол вместо сына Ивана IV царевича Дмитрия. Ефросинью с сыном принудили к определенным действиям, однако позже, в 1563 году, она была пострижена в монастырь.

Таким образом, в 1558 году «угрозы» со стороны Старицких царь Иван Грозный не видел, а интерес к балтийскому направлению у него был большой. И вот в это время вновь ему понадобился прославленный полководец С.И.Пунков - Микулинский:

«О прославленном полководце вспомнили уже после начала Ливонской войны. В конце 1558 г. ему было поручено выступить в район Риги. Семен Иванович возглавил рать из пяти полков. В декабре, а лютую стужу, его воины, среди которых было немало татар и черемисов, начали пустошить вражескую землю, разорили семь неприятельских городов, сожгли немало судов под Ригой. У Чествина (Зессвегена) ливонский отряд атаковал русский передовой полк, но потерпел поражение и потерял, если верить источникам, 400 человек убитыми. Ливонцы оставили 11 «городков», которые затем были сожжены русскими - удержать их все равно не удалось бы. В феврале 1559 г. победители вернулись в русские земли. ….Это была последняя кампания полководца. Из Ливонии он вернулся со смертельной раной в шею и в августе 1559 г. скончался. Его похоронили в родовом Микулине, в храме, построенном по воле самого Семена Ивановича…».

Как видим, русские жгли города, из-за невозможности их удержать.

Но в этот же год , когда Князь С.И.Пунков - Микулинский вернулся на родину, в Апселском городе был оставлен 1-м воеводой Князь Александр Иванович Ярославов.

Причем, сын Датского короля - Магнус ещё не состоял в родстве с Рюриками, в лице Марии - дочери Князя Старицкого - потомка младшего сына Ивана III. Это родство возникло только лишь в 1570 году. Да и идея брака между сыном Датского короля Магнусом Ливонским и Марией - дочерью Князя Владимира Андреевича Старицкого и Дмитровского возникла у Ивана Грозного к 1569 году.

В таком случае, Князь Александр Ярославов мог присутствовать в Гапселе (Апселе) в 1559-1560 году , как преемник - держатель «рыцарско - орденских и дипломатических тайн» договора Пскова с Ливонским орденом от его прадеда Принца Пскова Ярославова Оболенского – собирателя «Юрьевской дани», изгнавшего некогда Великого Магистра из замков Венден и Феллин.

История эта описывалась мною в статье:

Великий Князь Ярослав Васильевич Стрига Оболенский - Князь Псковский. Получатель Юрьевской Дани, Храмостроитель и Победитель Магистра Борха:

«Князь Ярослав Оболенский знаменит его Ливонским походом 1480 года против Орденского Магистра, когда он во главе двадцатитысячного войска неожиданно вторгся в Ливонию вместе с князем Иваном Булгаком, взял орденский замок Феллин в ганзейском городе Вильянди, орденский замок Венден в Цесисе и Тарваст на р. Ярма. Речь идет о том самом Вендене и Цесисе рядом с которыми получил Идумейскую Рижскую область другой дважды Псковский Князь Владимир Мстиславич - отец Князя Ярослава Владимировича. При этом Ефросиньей Псковской - супругой Князя Ярослава Владимировича….был основан Иоанно-Предтеченский монастырь, где похоронена Княгиня Оболенская-Сабурова с сыном Михаилом , а также супруга Князя Довмонта»

На преемство по договору указывает и упоминание Юрьева (Дерпта), куда Князя Александра Ярославова побуждали двигаться в 1561 году, а также Тарвасту.

«В апреле 1561 г. должен был вести полк левой руки из Пскова « на Юрьев или на которые места приговорят» в связи с тем, что «король [Сигизмунд II Август] вступается за ливонские земли и людей своих в иные городки ливонские прислал; и литовские люди царя и великого князя тарваские места воевали…Однако Ярославов не пошел в поход, сказавшись больным. Царь не поверил Ярославову , и «князя Олександра Ярославова велено лично осмотрети; будет болен, и в его места велено быти князю Данилу Приимкову-Ростовскому».

В другой редакции этот отказ Князя Александра Ярославова идти на Юрьев описывается так:

«И писал к государю боярин и воевода князь Петр Андреевич Булгаков, что князь Григорей Куракин да князь Олександро Ярославов списков не взяли; князь Олександра сказал: болен; а князь Григорей за тем списков не взял, что пишет в наказе князю Петру Булгакову да Ивану Шереметеву и всем воеводам; и за Иваном ему списков взяти нельзе…» (Разрядная книга 1475—1598 гг.).

Это нежелание Князя Александра Ивановича Ярославова брать город Юрьев (Дерпт), с которым его прадед Князь Ярослав Васильевич заключал долгосрочный договор о мире, причем: как с Дерптским епископством, так и с Ливонским орденом, очень напоминает историю взятия замка Великого Магистра. Ведь в 80-х годах XV века Великий Князь Псковский Ярослав Оболенский взял замок Великого Магистра, но не самого Великого Магистра. Причем преследовали Магистра не более 50 верст, а с захваченных городов вязли большую контрибуцию.

Когда я изучала эту историю и когда её описывала , у меня сложилось впечатление, что в ней было даже не второе, а «третье дно». И были какие-то особые отношения и прежние договоренности между Великим Магистром Борхом и Князем Ярославом Оболенским, вследствие которых бегство Магистра стало успешным и получило название изгнание:

«В 1481 году в ходе победоносного Ливонского похода, князь Ярослав Оболенский взял орденский замок Венден и изгнал из него магистра фон дер Борха, бежавшего в Ригу. Однако сам замок разрушать не стал. Русско-ливонская война 1480-1481 гг завершилась подписанием мирного договора и побежденные заплатили выкуп… Магистра Ливонского ордена Берндт (Бернхард) фон дер Борха…князь Ярослав Васильевич Оболенский, по сути, оставил на свободе, что является указанием на некую особую дипломатию. ….

Магистр фон дер Борх принадлежал к древнему роду Борхов. «Фамильный замок Борхов - Прейли, в 1382 арендовал вассал Ливонского ордена фон дер Борх… В 1551 году ещё один из рода Борхов - Фабиан фон дер Борх получил от магистра Ливонского ордена землю, что примыкает к Прейльской. В 1563 году Фабиан фон дер Борх получил от польского короля Сигизмунда Августа подтверждение прав на все владения в Ливонии, утверждение графского герба, где цвет поля с серебряного меняется на золотой….».

Как видим, здесь упоминается и Сигизмунд II Август, против которого не хотел выступать Князь Александр Ярославов, сославшийся на болезнь. Это и не удивительно. Ведь Сигизмунд II Август - потомок Ягеллонов от Иулиании Тверской и «Царя Росов» Михаила Ярославова Тверского» («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство).

А уже 50 лет спустя, король Сигизмунд III Ваза жалует землями боярина Ярославова:

«Никита (Микита) Васильев в 1610-1612 годах был пожалован поместьем королем Сигизмундом» , о чем упоминают «Материалы для генеалогии дворянства Ярославской губернии» Ельчининова И.Н. ( «Царские Грамоты боярам Ярославовым о жалованных вотчинах и воинских званиях. Ярославовы в годы Шуйских, Сигизмунда III и Семилетней войны», ЯГВ, № 77, 1915 г.).

Упоминается в истории Князя Александра Ивановича Ярославова и названный выше Вильянди;

«.. В 1563 г. после ухода русского войска в Москву, оставлен 1-м воеводой в Вильянди…»

Вильянди, как сказано выше, замок Феллин, который брал родоначальник князей Ярославовых - Ярослав Оболенский.

Вильянди, дополню, старинный город в южной Эстонии, расположенный на берегу вытянувшегося более чем на 10 км озера. С тыльной стороны город окружен густыми еловыми лесами. На месте современного города существовала поселение ещё в 5 веке до н.э.… В 1154 году арабский географ Аль-Идриси впервые нанес Вильянди на карту мира. В начале 13 века эти земли завоевал Орден меченосцев, началось возведение мощной крепости, деревянные сооружения заменялись на каменные. На протяжении 200 лет крепость достраивалась и совершенствовалась. В 1283 году рижский архиепископ дал окружающему крепость Феллин (такое название г.Вильянди носил вплоть до 1919 года) поселению статус города…» ( Вильянди)

Весьма интересен и тот факт, что епископ Эзеля в 1559-1560 году уступил королю Дании «свои владения остров Эзель и Пилтен с правом на Ригу и Ревель за 30 000 талеров».

И это при том, что как раз в Риге была найдена последняя зашифрованная Грамота Князя Пскова Ярославова Оболенского, адресованная Золотоносцам Ревеля., которой я посвящала отдельную статью «Грамота наместника Пскова князя Ярослава Оболенского Золотоносцам Ревеля. Оболенск, Ярославец и Четрековское - вотчины князя Владимира Донского

Владимир Донской в названии этой статьи - Владимир Андреевич Храбрый Донской, женатый на дочери Иулиании Тверской (Ярославовой) – Елене Ольгердовне.

Одна внучка Владимира Донского и Елены Ольгердовны - Великая княгиня Московская Анастасия Андреевна – супруга Великого князя Московского Василия Юрьевича Косого. По матери из князей Смоленский, Всеволож-Заболоцких.

Другая внучка – Великая княгиня Московская Мария Ярославна - супруга Василия II Темного и мать Ивана III. По матери – из потомков Федора Кошки.

При этом многие факты указывают на то, что мать Великого Князя Псковского Ярослава Оболенского – Мария Всеволож-Заболоцкая была родной сестрой матери Великой Княгини Московской Анастасии Юрьевны, а не двоюродной.

Князь Василий Косой Оболенский взял в супруги несостоявшуюся царицу Марию, жениться на которой в орде обещал Василий Темный. Супружество это, как видится, состоялось под условием, что Князь Василий Косой Оболенский станет преемником опального Великого Князя Московского Василия Юрьевича Косого, когда наступит очередь наследования его предков. Отсюда и идентичность имен Князя Московского и Князя Оболенского: Василий Косой – так звали и того, и другого. Т.е. имел место переход прозвища.

Брак на Княгине Марии Всеволож - Заболоцкой был условием Орды по переходу Московского престола к Василию Темному. Условие не было выполнено, т.к. царица Софья Витовтовна из Гедеминовичей не захотела допускать до царствования Смоленских Княгинь – потомков Великого Князя Мстислава - Гаральда. Это усиливало линию Юрия Звенигородского, супругой которого была Смоленская княжна . По одной из версий - родственница матери Софьи Витовтовны - Анны. По другой версии, мать царицы Софьи Анна - сестра военачальника Витовта - Судимонта. «Старая хроника великих магистров Тевтонского ордена упоминает Судимонта как шурина Витовта».

«…В 1400 году Анна посетила могилу известной отшельницы Доротеи из Монтау в Мариенвердере, молилась в церквях Святой Анны в Бранденбурге и Святой Варвары в Ольденбурге. Великую княгиню сопровождала свита из 400 человек. Анна продолжала поддерживать хорошие отношения с рыцарями Тевтонского ордена, которые зачастую посылали ей дорогие подарки…»

Доротея из Монтау, о которой идет речь, жила отшельницей в келье Тевтонского ордена и считалась покровительницей Пруссии ( Дорофея Мариенвердерская (Монтауская).1347 - 25.5.1394 ).

Имя Доротея, возможно, ей дали в честь Екатерины Синайской, названной Екатериной- в крещении (Доротея Екатерина Синайская.Всегда чистая )

Судя по датам, Доротея из Монтау могла быть лично знакома матери Софьи Витовны – Анне, родившей Софью в 1371 году, если она была дочерью Судимонта.

Отцовство Судимонта , как раз, и объясняет нелюбовь Софьи Витовтовны к Смоленским княгиням , потомкам Мстислава Великого Гаральда.

Возможно , дело было и в том, что Софья Витовтовна, в целом не хотела «выпускать власть» за пределы «Дома Ярослава II Всеволодовича», поэтому предпочтение было отдано царице Марии Ярославне, относящейся к потомкам этого дома. Хотя сама Софья Витовтовна , повторю, не относилась к потомкам Ярослава II Всеволодовича. При этом у неё было довольно необычное желание : отдать Псков Рыцарям, как это делал, в свое время, Князь Пскова Ярослав Владимирович, состоявший в родстве с «Балтийским Папой».

Что касается Князя Александра Ярославова - потока Смоленских княгинь из Мстиславичей, через его прадеда Князя Ярославова Оболенского, то обращает на себя внимание и упоминание Полоцка в истории князя Александра Ярославова, в годы, о которых идет речь:

«В декабре 1562 г. ходил в сторожевом полку в царском походе к Полоцку».

Это было, опять же , за год до того, как к Полоцку с ратью в 80 000 ратников в январе 1563 года подошел Иван Грозный.

Город известен Полоцкой княжеской династией от Изяслава – сына Рогнеды Рогволодовны. Сын Изяслава - Брячислав Изяславич основал город Брячеславль (Брячеслав), теперь Бреслав. Имя Брячислава Изяславовича было известно в скандинавском мире, о чём свидетельствует «Эймундова сага». Сын Брячислава - Всеслав Чародей, а дочь Александра Брячиславовна - супруга Александра Ярославича Невского. В современной России известна внучка Всеслава Чародея, дочь его сына Святослава-Георгия - Ефросинья Полоцкая (Предслава). Именно для неё около 1169 года из Византии была привезена Ефесская икона Богородицы известная как Корсунская икона Божией Матери.

В годы войны 1812 года Полоцк был спасен Псково-Печерской иконой Божией Матери, Псково Печерского монастыря, освященного в 1473 году Князем Ярославом Оболенским.

Однако Ивана Грозного в Полоцке интересовала не Полоцкая княжеская династия.

В 1562 году он потерпел неудачу в его сватовстве к Екатерине Ягелолонке – сестре Великого Князя Литовского Сигизмунда Августа. Более того, Сигизмунд Август вел переговоры с крымским ханом Девлетом I Гиреем , чтобы тот осенью-зимой 1562 г. вторгся в земли Русского царства.

В итоге было принято решение о походе на Полоцк. Поскольку «при захвате Полоцка и течения реки Западная Двина Русское государство получило бы возможность для прямого сообщения с Ливонией из Смоленска по удобному речному пути. Потеря Полоцка Великим княжеством Литовским создавала непосредственную опасность для Вильны». /15/

Князь Александр Ярославов в начале 1563 года был оставлен воеводой в Вильянди. Через два года стал наместником в Великих Луках, вместо князя И.А.Шуйского, из Князей Суздальских, и в 1568 году - наместник в Новгород-Северском. В этом же 1568 году Князь Александр Ярославов упоминается среди Суздальских и Ярославских князей, сосланных в Казань и казненных.

Князья Старицкие - ,ближайшие родственники по крови, были казнены Иваном Грозным в 1569 году.

Как сказано выше, «Узнав «о крови, пролитой при разгроме «заговора» … Папа Римский велел немедленно прервать дипломатические отношения с московским тираном».

Ссылки

[1] Славянская энциклопедия. В.В.Богуславский
[2] Остров Эзель Саарема и муху
[3]Мстислав I Великий Гаральд
[4] Государь всея Руси
[5] Святой Мученик Меркурий
[6] Меркурий Смоленский - Дионисий Парижский
[7] Дионисий Парижский
[8] Обретение Главы Иоанна Предтечи
[9] С.И.Пунков-Микулинский
[10] Смоленская Одигитрия Горицкого монастыря
[11]Мстислав I Великий Гаральд
[12]Магнус король Ливонии
[13] Эзель Викское епископство
[14] Терра Мариана
[15]Осада Полоцка 1563

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС