Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Красное и Белое: раскол и единение РПЦ

©Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна, урожденная Ярославова (22.2.1960). Экс Годунина (23.10.1981-14.4. 1991). Экс Чистякова (14.4.1991 -10.06.2014). Кандидат технических наук. Я родилась 22 февраля 1960 года в Нефтекамске, Краснокамского района Башкирской АССР.

На дату публикации моя фамилия была Чистякова по бывшему второму мужу.

Статья опубликована в "Вечерней Тюмени" № 20 май 2007 года

© Наталья ЧИСТЯКОВА
14 мая 2007 года

17 мая представители «Белой церкви» и «Красной церкви», сделают ещё один шаг к своему воссоединению после раскола РПЦ в период революции 1917 года. «Белая церковь» и «Красная церковь» — так для простоты понимания их именуют за рубежом. По формальным признакам, подобно тому, как Россия юридически является наследницей Советского Союза, дистанцируясь при этом от коммунистической идеологии, также и РПЦ является «наследницей» «Красной церкви», действовавшей в период «руководящей и направляющей силы коммунистической партии», дистанцируясь при этом от многих решений, продиктованных ГПУ.

Для подписания Акта о каноническом общении с Московским Патриархатом Делегация Русской Зарубежной Церкви прибывает 15 мая с.г. в Москву (http://www.sedmitza.ru/?did=43375).

16 мая Первоиерарх Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ) Митрополит Лавр посетит Донскую обитель, где вознесет молитву у мощей святителя Тихона, Патриарха Московского и всея Руси.

Роль Святителя Тихона Патриарха Московского и всея Руси современная Русская православная церковь считает ключевой в грядущем воссоединении российской и зарубежной ветвей.

Как отмечается на одном из главных православных сайтов России sedmitza.ru «Нынешний 2007 год отмечен многими юбилеями, связанными с жизненным путем этого выдающегося Святителя и исповедника веры: это …100-летие его возвращения для продолжения служения в Россию, после многолетнего несения архипастырских трудов на Американском континенте и 90-летие его избрания и поставление на патриаршее служение». 6 мая РПЦ отметила 85-ю годовщину заключения под стражу Святейшего Патриарха Тихона.

А в Пасху Владимирская икона Матери Божией, перед которой свершилось избрание последнего главы ещё единой Русской церкви — Святейшего Патриарха Тихона (Беллавина) в 1917 году, была подарена (возвращена) Президентом России В.Путиным Русской православной церкви (Правопреемство и монархия: Россия в Пасху перестала быть светской?)

В феврале этого года состоялась и Свято-Тихоновская Межрегиональная конференция «Пастырь Добрый», посвященная святому XX века, Патриарху Московскому и Всероссийскому Тихону (http://www.sedmitza.ru/?did=40703). Обращает на себя внимание тот факт, что название этой конференции совпадает с названием трудов Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) — признанного духовного лидера православно-патриотических, национальных сил России, сторонника возвращения величия мощи Святой Руси.

В официальной информации сайта www.sedmitza.ru, посвященной патриарху Тихону (Беллавину) Обновленческий собор, лишивший Патриарха сана, именуется лжесобором. Отмечается негативная роль ГПУ в произошедшем расколе церкви, а также на то, что «многие из духовенства не выдержали напора власти и впали в обновленческую схизму».

Однако именно этот Обновленческий собор 1923 года поддержал отделение государства от церкви и светский характер государства, как это сегодня и отражено в действующей Конституции РФ, установку, на неизменность которой определил Президент России. Т.е. Обновленческий собор, по сути, определил концепцию взаимоотношений светской власти и «Красной церкви».

Обращает на себя внимание и то, что в сегодняшних комментариях выстраивают в один ряд: большевиков, ГПУ, обновленцев и «самую непримиримую группу эмигрантов во главе с митрополитом Антонием (Храповицким)». Хотя те, кто имеет отношение к митрополиту Антонию это и есть во многом русские священнослужители в европейской эмиграции.

А в обвинительном заключении Верховного Суда РСФСР по делу Патриарха Тихона, ему вменяется в вину то, что в 1920-21 г.г. сношения обвиняемого БЕЛЛАВИНА с зарубежной эмигрантщиной характеризуются деятельно поддерживаемой им связью с АНТОНИЕМ ХРАПОВИЦКИМ, ближайшим сподвижником генерала ВРАНГЕЛЯ. .Именно через Антония ХРАПОВИЦКОГО, будущего председателя Карловицкого Собора идут к бывшему патриарху ТИХОНУ нити контрреволюционной организации, под маской церковных управлений культивирующей самое неприкрытое черносотенство. Вменялось патриарху также и общение с П. Б. Струве (Русский дом в Париже) и другими известными людьми в эмиграции.

Дело в том, что в ноябре-декабре 1921 года состоялся «Всезарубежный Русский церковный собор». Председателем этого русского заграничного Собора был избран Высокопреосвященный Антоний. В дальнейшем этот Собор именовался Карловицким собором, по месту его проведения Карловицы. Ещё одно название общеэмигрантский Церковный Съезд 1921 года.

Несмотря на протесты ряда участников Всезарубежный русский церковный собор приобрел политическую окраску, в том числе антибольшевисткую. Собор благословил спасать Русь Главнокомандующего Русской Армией Генерала Врангеля. На Соборе доминировали монархисты, во главе с Председателем Высшего Монархического совета в Берлине Марковым II. «Правые группы по всей Европе, руководимые центром из Германии, где работали такие крайние люди, как члены Думы Марков-второй и др., привели на Собор своих партийцев. Эмиграция вообще была правая. Таким образом, большинство из мирян оказались из лагеря правых или так называемых «черносотенцев». Поскольку большинство соборян были еще монархистами, то они продолжали давить, в первую очередь, поставив вопрос о монархии, непременно, о династии Романовых. На этот последний пункт они особенно напирали».

Против такой политизации были так называемые умеренные. Т.е. Собор разделился на монархистов и умеренных. И с этих пор началась борьба двух заграничных течений в русской зарубежной церкви: правого и умеренного. Монархисты по численности преобладали.

Как вспоминает один из представителей «умеренных»:

Видя во мне противника, вождь правых — Марков-второй, Локоть и кто-то третий посетили меня специально, пытаясь привлечь на свою сторону. Разговор вели о монархии, я что-то возражал им спокойно, потом спросил их:
- Но ведь наследственный государь может оказаться и малоспособным?
- Да разве он будет править? Мы за ним будем стоять!....
- Как?! Монархисты, вы можете такие вещи говорить про монархов?.

Монархистам на Соборе удалось провести пункт о Романовых, несмотря на то, что Порядок голосования предварительно был оговорен в Константинополе! Однако правые настояли на своей процедуре голосования. Многие годы после этого Константинополь ещё неоднократно будет своего рода арбитром в этой дискуссии между «правыми монархистами» и «умеренными». Ведь Архиепископ Константинополя — Нового Рима Фотий был и Вселенским Патриархом. На основании канонических прав Великой Христовой Церкви, как Матери — Церкви Российской, он принимал участие в решениях о Русских Православных приходах в Западной Европе. Таким образом, одновременно на заседании Собора (и после него) ещё вставал вопрос и о степени автономии Русской православной церкви по отношению к Константинополю. Карловчане были ориентированы на большую автономию.

Участники Собора приняли «Послание Русского Заграничного Церковного Собора Чадам Русской Православной Церкви, в рассеянии и изгнании сущим», в коем просили: да укажет Господь пути спасения и строительства родной земли; да даст защиту вере и церкви и всей земле русской, и да осенит он сердце народное; да вернет на всероссийский престол Помазанника, сильного любовью народа, законного православного царя из Дома Романовых. Да благословит Бог всякий труд и подвиг на пользу Церкви Православной и освященного ею строительства государства Российского. Подписал это Послание от имени Собора Председатель Русского Заграничного Собора Митрополит Антоний.

Т.е. «Благодаря Бога, Карловицкий собор остался верен своему пастырскому долгу и торжественно особым посланием призвал русский народ молиться за восстановление династии Романовых, не предуказывая частнейщих форм Монархии в России…

Что касается чисто церковных наставлений, то в первую очередь было торжественно определено, что Собор всецело подчиняется Патриарху Тихону и ему будут направлены на утверждение постановления Собора»·

Но потом «карловчане» (так стали звать последователей этого Собора и приверженцев митрополита Антония и Карловацкого Синода) в следующем же году пошли, открыто против Патриарха. После ареста Патриарха в России они не были уверены, что он самостоятелен в принятии решений и не действует по указке ГПУ. К тому же Патриарх Тихон, после того как пошел на некоторые уступки советской власти, в беседе с одним архиепископом высказал следующую мысль: « — Еще следует думать да думать: нужно ли восстановление монархии?». Эти слова дошли до заграницы…

«Политические отзвуки этого Собора загремели далеко. В России советская власть усмотрела, и совершенно верно, в таком поведении Карловицкого Собора борьбу против нее, и начались притеснения. И Патриарх, и другие архиереи возмущались действиями этого Собора».

Но гораздо большее значение этот Собор имел за границей. Он оказал влияние на все центры русского рассеяния: на Европу, на Азию (Китай, Япония), на обе Америки. Везде взяли верх, в конце концов «карловчане», т.е. группа митрополита Антония. Сначала еще боролись против него митрополит Платон в Америке, митрополит Сергий (Тихомиров) в Японии и отчасти Евлогий в Европе, но мало-помалу возобладали «карловчане». Митрополит Сергий был японским правительством удален со своего поста главы Японской Церкви и заменен японцем, рукоположенным русскими архиереями карловацкого толка. Преемник отколовшегося американского митрополита Платона, митрополит Феофил, добровольно подчинился митрополиту Антонию, а теперь и Анастасию, преемнику его. Кажется, в Европе сдался (не вполне) и митрополит Евлогий.

Так правая, яркая антисоветская монархическая политика, какую взял Карловицкий Собор с 1921 г., отвечала и японской, и немецкой (в Европе), а отчасти американской (а особенно в Южной Америке) ориентации правительств, которые были тоже настроены против Советской России.

Патриарх Тихон в августе следующего 1922 г. прислал за границу указ, осуждающий политическую деятельность заграничной части Русской Церкви.

Было решено: - Указ Патриарха принять-де, но, учитывая его неосведомленность в заграничных делах … и невозможность остаться всей Заграничной Церкви без центрального высшего органа, а также несвободу волеизъявления Церкви в России и т.д., и т.д... Результат — не послушались Патриарха.

Через некоторое время… архиереи, сделали секретное постановление: впредь не принимать приказов Патриарха, если они нам покажутся несвободными…

Еще те же архиереи сделали другое секретное решение: поддерживать главенство за границей великого князя Николая Николаевича (http://www.rus-sky.org/history/library/emigration/emigration5.htm) ·

Таким образом, «Всезарубежный Русский церковный собор» 1921 года разделился на тех, кто поддерживает меньшую либо, напротив, большую подчиненность Константинополю, разделился на монархистов (Антоний и Марков II) и умеренных (Евлогий), на Николаевцев и Кирилловцев, т.е. участники Собора разошлись в том, какие «ветки» дома Романовых поддержать, но при этом выступили за восстановление на российском престоле самой ветви Романовых. Доминировавшие на Соборе «карловчане» (монархисты), де-факто, вышли из подчинения Патриарха Тихона, после его ареста ГПУ.

Обновленческий Собор 1923 года в России выступил за отделение Русской православной церкви от государства, т.е. за светское государство и лишил сана Патриарха Тихона.

Т.е. оба исторических Собора, дистанцировались от Патриарха Тихона. Он по воле судьбы стал жертвой раскола церкви, на эмигрантскую составляющую и на ту её часть, которая продолжала действовать в России.

По этой причине фактическое дистанцирование доминирующих за рубежом «карловчан» и «обновленцев» в России от патриарха Тихона, оставляет вопросы относительно того, почему РПЦ выбрала именно эту историческую фигуру как символ объединения «красной церкви» и «белой церкви».

С одной стороны Патриарх Тихон это первый и последний патриарх объединенной церкви России (после восстановления патриаршества) и в этом контексте он объединительный символ. С другой стороны, как уже сказано выше, представители Русской православной церкви в изгнании в большинстве своем не исполняли его приказов. Хотя замечу, что зарубежный Карловицкий Собор признавал Тихона патриархом даже после того, как он был лишен сана Обновленческим Собором в России в 1923 году.

Позиция митрополита Антония (Храповицкого) — Председателя Русского Заграничного Собора именуется в современных комментариях непримиримой. Можно предположить, что результаты Карловицкого (монархического) Собора не признаются в связи с тем, что этот собор поддерживал версию «второй династии» на российской престоле, т.е. позицию возврата династии Романовых, тогда как сейчас в России преобладает версия «Третьей династии» (новой династии). Кроме того, при признании результатов Карловицкого Собора встает вопрос и о признании Высшего Монархического совета в Берлина, о наследии председателя Высшего монархического совета в Берлине Маркова II, т.е. возникает ещё одна «ветка» «Монархического наследия», или ещё один институт, имеющий полномочия участвовать в решении вопроса о монархии в России от имени русской эмиграции за рубежом. Есть серьезный вопрос, связанный с непризнанием духовной эмиграцией религиозных актов «красной церкви». Вероятно, есть ещё много иных мотивов, связанных, в том числе и с позицией в отношении Константинополя. В любом случае в настоящее время не совсем ясно отношение к двум основным Соборам «расколовшейся» в 1917 году русской православной церкви в контексте её предстоящего объединения.

Материалов по теме много, они доступны, а достаточных разъяснений, в которые укладывались бы мнения о событиях всех сторон нет. Настоящая статья не случайно основана на цитатах представителя умеренных о Карловицком Соборе. Поскольку в данном случае их можно считать объектными. Но даже с позиции умеренных, недостаточно публикаций о том, какая будущая идеология стоит именно за такой концепцией объединения церквей и за публично высказанной позицией в отношении решений Карловицкого Собора, который долгие годы доминировал за рубежом.

С одной стороны перезахоронение Деникина. С другой стороны отрицание общеэмигрантского Церковного Съезда 1921 года, к которому относилось большинство эмиграции и Белой гвардии.

Возможно подписание Акта о каноническом общении с Московским Патриархатом Делегации Русской Зарубежной Церкви это только первый шаг к объединению, но для того, чтобы объединение понять душой, принять и признать, нужна консолидация с позицией русского духовенства в изгнании, в 20-30х годах.

Все материалы раздела «Финансы, банки, рубль, власть»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС