Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Энергосбережение в России надо начинать с тарифной политики… Прохоров прав и не прав…

«Дойдем до свечки» вместо светодиодных ламп или поставим свечку «за упокой» такого энергосбережения

© Наталья Ярославова-Чистякова - руководитель Проекта «Граждане ЗА энергобезопасность: безопасность поставок энергоресурсов и безопасность энергообъектов»
25 марта 2010 года

Энергосбережение, как и ожидалось, стало одной из главных тем завершившегося визита президента Д.А.Медведева в Ханты-Мансийск.

В комментариях к этому визиту тему Энергосбережения СМИ представили столь куце, что президента можно было принять за «лоббиста светодиодных лампочек в интересах М.Прохорова». Все-таки это не очень хорошо, когда репортажи журналистов с подобного рода мероприятий таковы, что обсуждение объемной темы энергосбережения сузилось исключительно до темы, де факто, «принуждения» к замене ламп накаливания на светодиодные лампы. Это очень опасный прецедент, т.к. он уже был в недропользовании, когда Ю.Шафраник защищал позицию о том, что журналисты не могут осветить тему по мировому нефтяному рынку и мировым ценам на нефть, поскольку нет «нарезки тем», а я сделала встречно «нарезку тем» ( круг вопросов, которые надо освещать), отдала её журналистам и убедила аналитическое сообщество в том, что дело не в «нарезке тем», а в неспособности рядового аккредитованного журналиста правильно построить свой репортаж из-за отсутствия глубокого знания в целом по проблеме. Есть причина и не касающаяся журналистов. Это,по всем признакам, некачественная аналитика, подаваемая президенту, что также наблюдается уже не в первый раз. Т.е., вместо полной картины по теме энергосбережения, дается исключительно «аналитика лоббистов», а потому население во всем этом проекте присутствует как «объект эксперимента», который должен покупать лампочки за 2 тысячи рублей( по данным СМИ), а потом судиться в связи с «преждевременной смертью лампочки», почившей много раньше 15 лет, поскольку параметры сети (перепады напряжения и т.п.) не соответствовали режиму её эксплуатации, да и вообще 5,10 15 лет не соответствуют политике «встроенного старения», на которой основан весь мировой бизнес.

Практически не нашла отражения тема «Энергосбережение и недропользование», хотя сама столица нефтяного округа Ханты-Мансийск предполагала в первую очередь такой приоритет.

Таким образом, понимание темы Энергосбережения в риторике чиновников до сих пор не отражает главного «В современной России реалии таковы, что «присосавшиеся к бюджету» потребители, пользующиеся оплачиваемыми из бюджета льготами через Абонентов - обладателей прав на льготный тариф, наносят ущерб намного больший, чем технологические потери при передаче электроэнергии и потери от её неэффективного использования». Это цитата из статьи «Энергосбережение и реформирование электроэнергетики» от 2002 года, публикацию которой я анонсировала в материале «Внимательно слежу за Михаилом Прохоровым: Франция и Россия, энергосбережение и культура». Статья написана мною в статусе Первого заместителя генерального директора ОАО «Тюменская горэлектросеть» по экономике и финансам («Послужной список»). Для того, чтобы представить опыт этой должности, скажу: в подчинении этого заместителя находились блок экономический, блок энергосбыта ( включая энергосбережение), блок PR и GR, блок правовой (юридический), блок безопасности (экологической и труда). Затем в период реформирования энергетики я же готовила материалы выделения блока Энергосбыта в отдельную кампанию. После разделения ОАО «Тюменская горэлектросеть» по программе РАО «ЕЭС РОССИИ» сформированную на базе блока энергосбыта ОАО "Тюменскую энергосбытовую компанию " возглавил А.Шишкин. Таким образом, опыт А.Шишкина, по крайне мере, в части энегосбытовой деятельности и энергосбережения, совпадает с моим опытом. Что касается «погружения в проблему» ничего не могу сказать. А коль скоро недавно А.Шишкин был назначен заместителем министра энергетики, то естественно хотелось бы, чтобы Правительством РФ был озвучен весь спектр проблем. Тем более, что этот доклад делался мною на Международной конференции «Проблемы ресурсосбережения и экология» (Энергоресурсосбережение-экология, Санкт - Петербург, 2002), а также был опубликован в сборнике трудов конференции и в «Энерго-пресс» № 3 (424) от 17 января 2003 года. Материалы направлялись в УрФО В.Ф. Басаргину, курирующему в то время экономический блок. И он тоже не может этого не знать. Но вот проходит более 6 лет и мы слышим от В.Ф.Басаргина именно то «кургузое» понимание энергосбережения, от которого я как раз и предостерегала в этом докладе, в частности, когда защищала следующее положение:

«Чиновники от власти, в первую очередь, «читают» энергосбережение как сокращение затрат на оплату электроэнергии. С этим можно спорить, но с этим нельзя не считаться!… Не случайно, чиновники выводят на первый план проблему оснащения счетчиками бюджетных потребителей, т.к. учет позволяет им выявить необоснованное потребление электроэнергии и сократить бюджетные расходы. Наряду с прочим, в сфере их интересов развитие контролируемого государственного или муниципального бизнеса ( через унитарные предприятия) по реализации счетчиков, а также реализация финансируемых за счет бюджета программ по энергосбережению, т.к. они имеют очень веское экономическое обоснование. Поэтому мы не можем не считаться с тем, что до тех пор, пока финансовые потери от технологических потерь электроэнергии будут намного меньше финансовых потерь от коммерческих потерь электроэнергии ( в бюджете одного юридического лица, в т.ч. и органа власти), до тех пор в России энергосбережение будет трактоваться как сокращение затрат на оплату электроэнергии, а главным энергосберегающим мероприятием будет установка современных приборов учета».

Итак, прошло почти 7 лет и теперь уже руководитель Минрегионразвития дарит нам откровения про «Оприборивание». И этот сленг «Оприборивание», явно не соответствующий статусу высокопоставленного чиновника, вызвал потрясение в СМИ. Я в данном случае веду речь в контексте статьи «Оприбориваться будем! Басаргин привез в Челябинск новый термин и надежды на госзаказ»

Через несколько месяцев после публикации этой статьи ведомство руководителя Минрегионразвития В.Ф.Басаргина стало объектом критики, в частности, в статье «Медведев обвиняет команду Путина в саботаже», где говорится: «Среди злостных нарушителей: Минэнерго (связка С.Шматко - И.Сечин), Минрегионразвития (связка В.Басаргин - С.Собянин) и Минобороны (связка А.Сердюков - В.Зубков)».

Добром, похоже, эта критика для Тюмени не кончится. Определен уже «квартал Тюмени для эксперимента», касательно светодиодных лампочек, в альтернативу и в порядке конкуренции с И.Сечиным, который, в свою очередь, взялся показать передовой пример энергосбережения в Салехарде.

Предыдущий опыт «экспериментов» в Пермском, Новгородском и Тюменском «паровозных регионах» (бегущих впереди паровоза) отметился, замечу пожаром, аварией «Невского экспресса» и авариями ЖКХ в канун 2010 года. Не важно, где «прорвало». Главное то, что неизбежно «рвет» там, где любят «ускоренный эксперимент».

И вот такой «лоббистской логикой» свет « лампочки Прохорова», ещё даже не «родившись» затмил главную суть одной из самых серьезных мировых проблем.

Замечу, что такой подход не является оптимистичным даже для бизнеса М.Прохорова, за расположение которого в настоящее время конкурируют кандидаты в президенты 2012 года. Кстати, он сам тарифную политику, как раз «держит в голове». Правда почему-то собирается её решать через Францию.

В этом материале я не планирую раскрывать, где и на какие «грабли» он может наступить.

Публикация представляет иное. В ней обосновывались необходимые поправки в закон «Об Энергосбережении», которые сейчас можно сравнить с тем, что оказалось в тексте нового закона «Об энергосбережении», упоминаемого президентом в Ханты-Мансийске. В статье также анализировался потенциал закона «Об энергосбережении» и пакета договоров на энергоснабжение, который может быть задействован для комплексного решения проблемы энергосбережения.

Статья одновременно наглядно демонстрирует и то, что сегодня мы наблюдаем по многим направлениям ретроградное движение в сравнении с тем, что было достигнуто в части справедливой Философии Энергосбережения к 2002 году.

Энергосбережение и реформирование электроэнергетики

2002 год, доклад на международной конференции «Проблемы ресурсосбережения и экология» (Энергоресурсосбережение-экология, Санкт - Петербург, 2002), опубликован в сборнике трудов конференции и в издании РАО «ЕЭС России» - «Энерго-пресс» № 3 (424) от 17 января 2003 года.

Н.Б.Чистякова - первый заместитель
Генерального директора ОАО Тюменская
горэлектросеть» по экономике и финансам,
к т.н.
В 2000, 2001 годах в Швеции, Финляндии, Англии
изучала международный опыт в области экологии
и энергосбережения (диплом РАН)

Современные концепции реформирования, в т.ч. концепцию реформирования электроэнергетики, отличает наличие, в ряду приоритетных блоков, - раздела о правовом сопровождении реформ.

Блок законопроектов, отражающих суть реформы, в авангарде которого идет закон по электроэнергетике, обсуждался широко и гласно. Однако, не менее важное значение идеологи реформ отводят и «юридически безупречной системе договоров», которая будет регулировать отношения между участниками оптового и розничного рынка электроэнергии. В настоящее время идет тщательная работа над проектами таких договоров, определяющих взаимоотношения на оптовом рынке электроэнергии. Затем наступит время разработки форм прямых договоров, заключаемых в индивидуальном порядке с крупными потребителями электроэнергии ( нефтяными компании и пр.), право на которые отвоёвано ими в ходе дискуссии по реформированию электроэнергетики. С началом институциональных преобразований на рынке, с переходом от имитационных торгов к реальным станет весьма актуальной разработка договоров на энергоснабжение с конечными потребителями, адаптированных (по срокам платежей, по ответственности, по механизму заявок на поставку электроэнергии и резервированию, по условиям страхования, гарантий и пр.) к новым договорам, действующим на оптовом рынке электроэнергии.

Федеральный закон «Об энергосбережении», в отношении которого часто высказываются претензии, касающиеся отсутствия в нем серьёзных мотиваций для внедрения энергосберегающих технологий, отсутствия обязанности внедрять эти технологии, а также отсутствия ответственности за неисполнение рекомендованных мероприятий, например, энергетических обследований предприятий и т.п., также входит в блок законов, принятых и дополненных в связи с реформированием электроэнергетики. Но, к сожалению, эти, предложенные авторами реформ дополнения, касаются только перераспределения полномочий РЭКами и субъектами Федерации и не закрывают тех «правовых ниш», не устраняют тех недостатков, которые были выявлены в ходе практического применения данного закона.

В сложившейся ситуации было бы весьма целесообразно разработать дополнительные поправки в закон «Об энергосбережении», которые «по свежим следам», пока ещё не забылась суть дискуссии по реформе, направить для рассмотрения в законодательный орган Российской Федерации. Исходя из опыта работы в энергоснабжающей организации, мне виделась бы актуальной поправка о распространении действия льготных тарифов на электроэнергию (а реформа не отрицает льготные тарифы для группы бюджетных потребителей на первом этапе) только на те бюджетные организации, которые прошли энергетические обследования, проведенные компаниями, имеющими надлежащие разрешения на осуществление этого вида деятельности и персонал, отвечающий действующим квалификационным требованиям.

Дело в том, что действующая система лимитирования потребления электроэнергии для бюджетных организаций не содержит серьёзных препятствий для использования льготного тарифа при осуществлении предпринимательской деятельности, для распространения льготных тарифов на арендаторов и субарендаторов государственных и муниципальных офисных площадей, для субабонентов- коммерческих организаций. В связи с вышеизложенным, задача энергетических обследований - показать реальную потребность в электроэнергии (без субабонентов, без субарендаторов, без составляющей потребления, необходимой для осуществления предпринимательской деятельности), необходимой исключительно для осуществления государственных и муниципальных функций. В обсуждаемом контексте не столь важно «принудить» бюджетные организации проводить энергетические обследования, сколь важно исключить коммерческое потребление электроэнергии по льготному тарифу. Ведь не секрет, что в России существует дисбаланс цен: и цены на газ, и цены на электроэнергию считаются заниженными, что является «антистимулом», «антимотивацией» в части внедрения энергосберегающих технологий. Поэтому надо признать, что до тех пор пока происходит субсидирование бизнеса через заниженный тариф, а тем более и двойное субсидирование, при котором действует механизм неправомерного приобретения права на льготу к уже заниженному тарифу на электроэнергию (упомянутая выше практика использования льготных тарифов в коммерческих целях), энергосбережение в России не станет насущной потребностью.

В изложенном выше случае, даны краткие аргументы лишь одной из необходимых поправок, разработку же всего комплекса требуемых поправок следует осуществить в рамках специального проекта под патронажем Правительства РФ и РАО «ЕЭС России».

Рассуждая об особенностях подходов к решению проблемы энергосбережения на этапе реформирования электроэнергетики, обращу также внимание на аналогию между рачительным отношением к электроэнергии и рачительным отношением, например, к запасам нефти. В нефтедобыче никто уже не оспаривает, что добыча трудноизвлекаемых запасов, добыча нефти за счет применения методов повышения нефтеотдачи должна идти в особом ( «оффшорном» ) экономическом режиме ( налоги и т.п.). Подобно этому, эффективное использование электроэнергии должно иметь такое же по содержанию экономическое сопровождение. Конечно, будет неизбежная дискуссия о том, в каких границах распространять этот особый экономический режим: в целом к компании, применяющей энергосберегающие технологии, или в объеме, коррелирующемся с объемом инвестиций в энергосберегающие технологии, либо в иных границах. Однако, в любом случае это разрешимая дискуссия, она может и должна иметь положительный итог. При этом, как у всякой другой подобной задачи, требующей новаторских решений, у неё должно быть специальное финансирование под разработку основных подходов и критериев, их апробирование на практике.

Огромный потенциал для внедрения энергосберегающих технологий, в контексте «кнута и пряника», имеют и договоры на энергоснабжение (в перспективе договоры на продажу электроэнергии и её передачу). В них давно уже «напрашивается» раздел по энергосбережению. Если в этом блоке задублировать только лишь нормы, несколько критикуемой сегодня действующей редакции закона «Об энергосбережении», то эти нормы трансформируются в «условия договора», за нарушение которых можно применить общие санкции, включенные в договор. Есть также потенциал и в том, чтобы сделать эти санкции (пени, штрафы, условия ограничения потребления электроэнергии и т.п.) более «жесткими» или более «мягкими» в зависимости от отношения потребителя электроэнергии (Абонента) к энергосбережению ( применению либо отказу от энергосберегающих мероприятий). Ещё большие перспективы открываются в том, случае, если добиться применения льготного тарифа в отношении, например, электроэнергии, потребляемой оборудованием, отличающимся эффективным использованием энергии, предварительно четко раскрыв этот термин ( сделав прозрачным его содержание), а также в иных ситуациях, которые надо будет четко очертить в ходе дополнительного исследования проблемы.

В ходе реформирования электроэнергетики договор на энергоснабжение планируется сделать подобным договору купли-продажи. Кроме того, продвигается идея о публичном характере данного договора, что открывает возможности создания типового договора, утверждаемого Правительством РФ, в т.ч. включающего типовой блок или типовые условия, стимулирующие осуществление энергосберегающих мероприятий потребителями электроэнергии. Замечу, что мотивацию к энергосбережению (ресурсосбережению) надо вводить не только в отношении конечных потребителей, но также и в отношении распределительных компаний и компаний-производителей электроэнергии, что также можно решить на нормативном и договорном уровне.

В отношении всех участников оптового и розничного рынка, следует точно фиксировать источник финансирования льгот, особых «экономических режимов» и пр. либо оценивать тот «экономический эффект», который «перекроет» расходы на осуществление энергосберегающих мероприятий. Например, при внедрении современных систем учета электроэнергии органы власти сокращают расходы на оплату электроэнергии бюджетными организациями за счет исключения необоснованного потребления электроэнергии. Для них это удовлетворительный экономический результат. При исключении потребления электроэнергии по льготному тарифу в коммерческих целях (при неизменном тарифе) у энергоснабжающей организации может возникнуть избыточный финансовый ресурс, в связи с переходом в расчетах по некоторым объемам потребления с льготного тарифа на более высокий тариф. В этом случае можно рассуждать о перераспределении возникшего «избыточного» ресурса в пользу промышленных предприятий, осуществляющих энергосберегающие мероприятия. Однако, необходима заинтересованность и энергоснабжающей организации в реализации подобной политики и проявлении подобных инициатив.

Основных финансовых источников всего пять. Иностранные инвестиции, бюджет, тариф организаций, осуществляющих регулируемую деятельность в сфере электроэнергетики, ресурсы потребителей электроэнергии: предприятий и населения.

Средства иностранных компаний имеют своей целью продвижение на рынок собственных разработок в области энергосберегающих технологий, программных продуктов и услуг в сфере энергоаудита. Их «товар» пока не имеет спроса, т.к. тариф на электроэнергию ещё низок, ещё не перекрыты «лазейки» для использования льготного тарифа на электроэнергию в коммерческих целях, а также в целом по России велики коммерческие потери электроэнергии (т.е. несанкционированное и неучтенное потребление электроэнергии), питающие менталитет небрежного и не бережного отношения к энергоресурсам. За ростом тарифа последует рост спроса на предлагаемые ими услуги, возрастет конкуренция, а программы, реализуемые совместно с федеральными Министерствами останутся надежным и быстрым способом продвижения на рынок услуг, предлагаемых иностранными компаниями. Главная перспектива здесь - соединить спрос и предложение в период роста тарифа на электроэнергию, что уже « не за горами».

Чиновники от власти, в первую очередь, «читают» энергосбережение как сокращение затрат на оплату электроэнергии. С этим можно спорить, но с этим нельзя не считаться! В любом случае основным мотивом к энергосбережению является сокращение расходов на оплату электроэнергии и это не стоит игнорировать в дискуссии о соотношении между «эффективным использованием электроэнергии», «энергосбережением» и «сокращением расходов на потребление электроэнергии». В современной России реалии таковы, что «присосавшиеся к бюджету» потребители, пользующиеся оплачиваемыми из бюджета льготами через Абонентов - обладателей прав на льготный тариф, наносят ущерб намного больший, чем технологические потери при передаче электроэнергии и потери от её неэффективного использования. Не случайно, чиновники выводят на первый план проблему оснащения счетчиками бюджетных потребителей, т.к. учет позволяет им выявить необоснованное потребление электроэнергии и сократить бюджетные расходы. Наряду с прочим, в сфере их интересов развитие контролируемого государственного или муниципального бизнеса ( через унитарные предприятия) по реализации счетчиков, а также реализация финансируемых за счет бюджета программ по энергосбережению, т.к. они имеют очень веское экономическое обоснование. Поэтому мы не можем не считаться с тем, что до тех пор, пока финансовые потери от технологических потерь электроэнергии будут намного меньше финансовых потерь от коммерческих потерь электроэнергии ( в бюджете одного юридического лица, в т.ч. и органа власти), до тех пор в России энергосбережение будет трактоваться как сокращение затрат на оплату электроэнергии, а главным энергосберегающим мероприятием будет установка современных приборов учета.

Если рассуждать с точки зрения государственного интереса, то цена природных ресурсов, израсходованных на производство электроэнергии, адекватной технологическим потерям, такова, что пренебрегать этими потерями даже с учетом доминирующего «фискального приоритета» недопустимо. И главным действующим лицом, в данном случае, должны быть федеральные ведомства, т.к. они являются носителями государственного интереса.

Как уже отмечалось выше, при соответствующих поправках в федеральный закон «Об энергосбережении» и разработке соответствующего раздела по энергосбережению для включения в договор на энергоснабжение, могут быть эффективно задействованы также средства предприятий и населения.

Один из наиболее интересных механизмов финансирования может быть создан и в рамках тарифа на электроэнергию, с учетом тех, перспектив, которые уже открыты принятыми в 2002 году документами по ценообразованию в электроэнергетике.

Итак! Для того, чтобы «энергосбережение» развивалось в сторону «эффективного использования электроэнергии», а не в направлении «сокращения расходов на оплату электроэнергии», необходимо изменить соотношение между коммерческими и технологическими потерями, а также потерями от несанкционированного использования льготного тарифа. В данном случае, как мне видится необходима разработка серьезных поправок в нормативную базу по лимитной политике, в т.ч. в Постановление Правительства РФ от 4 апреля 2000 г. № 296 (уже предварительно сформулированных в ходе практического опыта работы) ; необходима также поддержка инициатив РАО «ЕЭС России» по внедрению АСКУЭ в системах передачи электроэнергии; пропаганда внедрения новых систем учета и контроль коэффициентов трансформации, о чем почти не говорится, но что не умаляет важности этого аспекта. В целом, содействие органам власти в совершенствовании лимитной политики и контроле за потреблением электроэнергии надо обозначить как важный подготовительный этап к развитию и внедрению нормальной, неискаженной «Философии Энергосбережения в России».

Таким образом, в перечень предварительных и основных мероприятий, способствующих развитию и распространению энергосбережения в России, следует включить:

  1. Разработку поправок в закон «Об энергосбережении» (создание системы мотиваций и ответственности за нерациональное использование энергоресурсов)
  2. Разработку специального раздела по энергосбережению в типовой (рекомендуемый) договор на энергоснабжение (создание системы мотиваций и ответственности за нерациональное использование энергоресурсов).
  3. Разработку особого экономического режима для организаций, осуществляющих энергосберегающие мероприятия, по аналогии, например, с льготными экономическими режимами, применяемых ранее при разработке трудноизвлекаемых запасов нефти.
  4. Разработку механизмов финансирования энергосберегающих мероприятий, отдельно для каждого источника финансирования.
  5. Совершенствование нормативной базы по лимитной политике, создание «режима преференций» для мероприятий, направленных на сокращение коммерческих потерь электроэнергии.
  6. Финансирование из федерального бюджета разработок по эффективному использованию электроэнергии ( что отвечает государственным интересам, и не может быть профинансировано из других источников при временном отсутствии финансовой заинтересованности потребителей)

Все материалы раздела «Финансы, банки, рубль, власть»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС