Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Петербург - Париж: Как я возвращалась к Пикассо


©Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна, урожденная Ярославова (22.2.1960).Экс Годунина (23.10.1981-14.4. 1991).Экс Чистякова (14.4.1991 -10.06.2014). Родилась 22 февраля 1960 года, Нефтекамск, Краснокамского района Башкирской АССР.
© Н.Б.Чистякова-Ярославова (Чистякова фамилия по паспорту в 2010 году, Ярославова - девичья фамилия)
3 декабря 2010 года, Санкт-Петербург

Давно не была в Париже, но в этом году Париж «приехал» ко мне. Очень повезло с годом Франции в России. Никогда не думала, что смогу увидеть Пикассо в подлиннике, тем более, в таком многообразии его выставочных полотен.

Более 200 экспонатов для выставки предоставил Национальный музей Пикассо в Париже. На этой выставке я была в день её открытия в Эрмитаже - 19 июня… Почему пишу только сейчас? - Потому что для меня стала определенным шоком тема «Пикассо и Сталин», эмоции от которой оказались доминирующими, и мне надо было это обдумать.

Я всегда была влюблена в Пикассо. Не могу сказать, что хорошо знала творчество художника. Я просто была в него влюблена, не занимаясь «анатомией» своей любви. Просто хотела быть окружена этими «Пикассовскими настроениями». И потому даже долгое время предпочитала французские духи исключительно аромата Paloma Picasso, дерзкого, красивого, роскошного и элегантного.

Это давнее увлечение. И было время, когда я брала в руки кисточку с акварельными красками, пытаясь даже Пикассо копировать …

И ещё год назад эпиграфом для одной из статей по истории рода Ярославовых выбрала строки песни «…Остался у меня на память от тебя, Портрет твой, портрет работы ПАБЛО ПИКАССО»… («Помни имя свое: Фантом Ярославовых и Черевиных в «Малой Третьяковке» усадьбы Нероново»).

Это была любовь… Мне нравились подарки на эту тему. Особенно дорожила несколькими сериями марок с работами Пикассо, подаренными мне моим вторым мужем Александром Чистяковым.

Начало 90-х. Интернета не было… Вот эти марки я и перерисовывала… И только сейчас, сканируя одну из серий, обратила внимание на «дату гашения»: 10 февраля 1989 года, Афганистан, Кабул. Посмотрела: какие военные операции России были в эти дни в Афганистане… Не просто же так там оказался Чистяков. Ну, да… Это было за четыре дня до 14 февраля 1989 года - последнего дня вывода российских войск из Афганистана. Вот так, спустя годы, по марке Пикассо, узнаешь биографию своего бывшего мужа. Этот брак был заключен в 1991 году, т.е. год спустя, после этих афганских событий. Я знала, что Чистяков всегда ездил на могилу матери, перед очередной «Бурей в пустыне»… Но про Афганистан он не говорил. Вся его биография была полулегендой, известной по строкам: «И носило меня, как осенний листок. Я менял города, я менял имена».

Но вот этот, пассионарный мужчина, родившийся в Туруханском крае, в ссылке, в неофициальном браке от геолога Бернштейна (по его словам, или Эпштейна), оставил много следов, в том числе, и след Пикассо…

Да, вообще-то, и сам Пикассо запомнился нам своими историями любви… И он был такой же энергоизбыточный, как русские. И влюбился в русскую балерину. И стал близок к Дягилеву и Дягилев сыграл огромную роль в его судьбе, когда отдал ему заказ на театральные декорации и костюмы к балету.

Надо сказать, что на выставке в Эрмитаж была хорошо представлена биография Пабло Пикассо. Не уверена, что надо было бы показывать черновые наброски картин… Мне кажется, что картина должна представать во всем блеске её завершенности.

Но одновременно у меня всегда был вопрос: «Почему он это увидел именно так?».

После того, как я увидела последовательно менявшиеся черновики, то отчасти ответ на свой вопрос получила.

В некотором смысле это «кухня».

А Пикассо я люблю за загадку. Потому что он для меня не постижим. Потому что увидеть мир так, как он, я могу только его глазами. Несмотря на то, что я сама любитель геометрии Лобачевского и обожаю искривленные пространства и асимметрии.

«Сидящая женщина в красном кресле», «Девушка, читающая книгу на пляже», «Фигуры на пляже», «Розовый период» Пикассо…

Моего любимого «Голубого периода», к сожалению, не было. Коллекция Национального музея формировалась из картин Пикассо, переданных государству его наследниками, в счет налогов. И «Голубой период» наследники оставили себе… Поэтому он для меня, по-прежнему, существует в марках. Не знаю, увижу ли когда-нибудь его в подлиннике.

На выставке я встретила и незнакомого мне Пикассо… Его ранний период. Его скульптуры… Его работы с металлом… И даже узнала, что он писал стихи…

Вот около одного из стендов о биографии Пикассо моя любовь к нему была подвергнута серьезному испытанию…

Так у женщины иногда бывает … Много фраз говорится за годы… И вдруг, в общем потоке, казалось бы, обыденной речи. Проговаривается нечто такое, что ты понимаешь: Все, Вот необратимо.

Я стояла перед этим стендом и где-то даже жалела о том, что пришла в Эрмитаж, узнать подлинного Пикассо…

К чему был этот стенд о Сталине, в самом начале экспозиции? Я пришла на Пикассо, а мне подсунули Сталина!

Я не помню точно текст. Фотографировать было нельзя. Да и не было желания это делать… Почему-то он мне запомнился тем, что Пикассо чуть ли не писал Сталину стихи и письма…

Сталин и Пикассо… У меня это вообще не укладывалось… Настроение мрачнело, и уже не хотелось того, о чем я, быть может, мечтала всю жизнь…

Зачем мне так испортили этот праздник?

Я вышла на Дворцовую площадь…

На фоне Ангела и на молитвенном месте устраивали каких-то динозавров, готовили очередные «Алые паруса»… Для которых, конечно, не нашлось других мест и решений, кроме как встать «на образа» Дворцов, Эрмитажа и творения Монферрана.

Моферран, конечно, прогуливался вокруг Александрийского столпа, демонстрируя свою веру в правильный расчет скульптуры Ангела, которая не закреплена на этом столпе, а держится на нем исключительно за счет силы тяжести. Но он же не знал (!), что здесь будут устраивать такие звуковые ударные вакханалии с динамиками и плясками.

Мои чувства были столь сильно оскорблены, что я несколько месяцев не хотела возвращаться к этому.

И вот только после того, как на днях было принято заявление «Памяти жертв Катынской трагедии», я решила вернуться к теме «Пикассо-Сталин»

Дело в том, что сам разговор о Сталине и о том, что происходит в России, я начала после катыньской трагедии, в этой апрельской статье:

«Катынь- 2: Олигархия превращается в «Мутантную демократию»…»

Теперь же мне надо было понять: ну же Пикассо привело к Сталину?!

Пикассо, действительно, рисовал Сталина. Стихов Пикассо о Сталине я не нашла, также как и писем… Отчего же тогда, после выставки, у меня осталось это в памяти? Может и стихи Пикассо не писал? Нет, писал… Однако той информации, которую читала на стенде в Эрмитаже, я в интернете не нашла…

Когда же обратилась к реальной подоплеке истории со Сталиным. У меня отлегло от сердца. И я снова вернулась душою к Пикассо!

Да он был коммунистом. Но коммунизмом, в его представлении, была Борьба за мир! Отсюда - его Голубь мира, отсюда - его гениальная антивоенная картина «Герника».

И есть вопрос. Мой личный вопрос, в том числе, и ко мне.

Почему при общих антивоенных настроениях Пабло Пикассо оказался среди коммунистов, а я была в составе «Союза правых сил», т.е. тех, кого сегодня называют либералами, со всеми эпитетами, которые им адресуют…

Пикассо в те годы казалось, что участие в коммунистической партии - наилучший способ защитить бедных, которым он сострадал, и наилучший способ противостоять тирании в Испании и в Европе.

Мои мотивы были близкие. Для меня участие в «Союзе правых сил» было наилучшим способом защитить право граждан на свободу слова, на чувство собственного достоинства, на реализацию творческого потенциала, на защиту собственности. Потом вдруг выяснилось, что «Союз правых сил» намерен защищать крупный капитал…. В Уставе партии этого не было, когда мы её учреждали…Но с годами, я оказалась в «партии защиты прав богатых», тогда как мне близка идея равенства перед законом, независимо от суммы капитала.

Кто потом будет вникать, что я, также как Пикассо, оказалась не в той партии?!

И есть ли вообще такая партия, которая не перерождается в тиранию?

Об этой, исторически закономерной, «трансмутации» я, кстати, и писала, в упомянутой выше статье о Катыни и «мутантной демократии».

Но так вышло, что даже при всей своей любви к Пикассо, я взяла паузу на несколько месяцев, прежде чем, вникла в историю «Пикассо и Сталин»…

Я рада сегодня, что сделала это…

Оказывается Пикассо нарисовал портрет Сталина по просьбе коммунистов после его смерти… Коммунистам портрет не понравился, и они подвергли Пикассо критике… Им представилось, что в портрете Сталина есть ирония со стороны Пикассо… Пикассо, встречно, охладел к своим партийным товарищам

«В тот период своей жизни Пикассо искренне верил в идеалы коммунизма, но его долго не удавалось уговорить написать Сталина. Однако два раза он поддался. Первый - в 1949 году, когда отмечалось 70-летие «вождя народов». Правда, в этот раз художник ограничился аллегорией, нарисовав руку с бокалом вина, а над бокалом слово «Сталин», окруженное лучами, и ниже - «За твое здоровье!».

Панибратский рисунок вызвал резкую критику товарищей по партии. Но ее можно было считать пустяком по сравнению с бурей страстей по поводу другого произведения Пикассо, созданного по настойчивой просьбе руководства ФКП в связи со смертью Сталина в 1953 году…. секретариат ЦК ФКП принял заявление, в котором «категорически» осудил публикацию портрета Сталина, «выполненного товарищем Пикассо». В коммунистических изданиях появилась масса писем читателей, которые беспощадно осуждали художника» («Как Пикассо рисовал портрет Сталина»)

Оказывается, Пикассо посмотрел на Сталина слишком натуралистически… Он, как художник, стал определять пропорции его лица и тела… И оставил смешные комментарии о тех его размышлениях, которые предшествовали созданию этого портрета. Привожу эти комментарии ниже.

Всю вот эту информацию я предпочла бы прочитать на Выставке в Эрмитаже. Но её не было …

Ведь для человека первый информационный удар бывает главным.

И это известно всем.

И в первую очередь, - организаторам выставки, ошарашившей меня этим лобовым «постом»: «Сам Пикассо потратил время на образ Сталина!»

Все!

Если информация подается так, то Сталина ставят - «на образа» Пикассо!

Неужели этого не понимают некоторые либералы в Америке, вывесившие в Нью-Йорке постер с портретом Сталина, руки Пикассо, а также портретами Сталина и Пикассо, по сторонам этого постера?

Под давлением местной украинской общины в Нью-Йорке, не испытывающей к советскому диктатору никаких добрых чувств, это постер убрали.

В ответ «Нью-йоркское объединение гражданских свобод потребовало от муниципалитета объяснить, на каком основании со здания колледжа Купера был убран постер, являющийся увеличенным портретом Иосифа Сталина, выполненным в 1953 году Пабло Пикассо. Представительница нью-йоркских либералов Донна Либерман пыталась объяснить, что этот портрет Сталина носит иронический характер, и видимо, проводила тем самым мысль о том, что разукрашенное подобным образом здание -это антисталинская акция… («Сталин в Нью-Йорке, или женщина с усами»)

Посмотрите на эти фотографии… По моему,это акция, дискредитирующая Пикассо и наращивающая авторитет Сталину за счет Пикассо.

Мало, кто из проходящих мимо, знает историю этого портрета.

А бьёт наотмашь одно:Сталин и Пикассо.

Также как Сталин и Высоцкий на сайте «Свободной прессы».

В принципе, ведь и в годы жизни Сталин не знал ничего кроме бытовой мудрости: «Построить на чужом фундаменте» и «Встать на чужие образа»

Это я у духовных людей прочитала фразу: «На чужом фундаменте ничего никогда не строили».

Это важная репутационная характеристика!»

Сталин же «строил» на чужом фундаменте - на теоретическом фундаменте Ленина!

Потом вставал на иконы. Потом вставал «на Славу»! Потом прятался в домах, защищенных энергией Яр…

Т.е. без всех этих чужих стержней, чужих «Ярых манасов» ума, чужой ярости, он сам был обыкновенным мужичком, не подвергающим себя риску поездок на фронт.

Так … Все за чужой спиной….

Удивляет то, что эта сомнительная акция в Нью -Йорке исходит от либералов…

Что же это за либералы такие? Если их «антисталинские акции» никто не желает принять …

Или либералы заигрываются с «провокациями», подталкивающими к размышлению, или Сталина теперь ставят «на образа» либералов и демократов?

А может быть, наоборот, демократы встают «на образа» Сталина?

Это очень нехорошие игры…

И если бы я не была влюблена в Пабло Пикассо, и все эти месяцы не думала о нем, то не поняла бы этого…

Как будто взывают ко мне Высоцкий с Пикассо, освободить их от этого «второго сталинского слоя» на их иконах.

И так за всю эту очевидность я благодарна Пикассо …

И так в него в очередной раз влюблена за эти мысли, навеянные его историей с портретом Сталина…

«Не отрекаются, любя…»

«Пабло Пикассо о портрете Сталина»

«18 марта, когда не прошло и двух недель после кончины Сталина, секретариат ЦК ФКП принял заявление, в котором «категорически» осудил публикацию портрета Сталина, «выполненного товарищем Пикассо». В коммунистических изданиях появилась масса писем читателей, которые беспощадно осуждали художника. В одном из них, например, утверждалось, что изображенный им образ вождя не имеет ничего общего «с нашим горячо любимым великим Сталиным». Но особенно рассержены читатели были тем, что Пикассо, которому и так многое прощалось, позволил себе сделать «такое». Близкие к художнику люди вспоминали, что он тяжело переживал случившееся и именно в эти дни охладел к компартии, хотя продолжал помогать ей материально и от звания коммуниста не отказался.

Писателя Пьера Дэ (Pierre Daix), который был одним из руководителей Les Lettres francaises, послали успокоить Пикассо, так как опасались его резкой реакции. Дэ записал разговор с художником, и, к счастью, у него хватило юмора, чтобы оценить монолог Пикассо. Художник сказал посланцу партии: «Нарисуй я Сталина старым, с морщинами, мешками под глазами, все закричали бы: 'Как ты смеешь рисовать его стариком!'. Поэтому я даже в какой-то момент собирался нарисовать его в героическом духе, обнаженным. Да, думал я, это здорово. Но как быть с его мужскими причиндалами? В классических скульптурах члены всегда маленькие. Но ведь речь идет о Сталине, мощном мужике, настоящем боевом быке. Но если ему приделаешь бычий член, за которым нарисуешь маленького Сталина, будет еще хуже. Тогда все закричат: 'Ты превратил его в сексуального извращенца, в настоящего сатира!'».

А потом Пикассо добавил: «Конечно, если ты настоящий реалист, то берешь линейку и измеряешь свой собственный аппарат. Но тогда ты превратишь Сталина в ординарного человека. Даже если ты готов собой пожертвовать и для полного реализма сделаешь слепок своего члена, а потом воспользуешься им в работе, то еще хуже набросятся: 'Ты что, решил, что ты - Сталин?!' Я уж не говорю о том, что у Сталина, должно быть, никогда эрекция не прекращалась. Нет, ты скажи мне, раз уж так разбираешься в социалистическом реализме, Сталина надо рисовать с эрекцией или без?»

Несколько лет спустя, когда и во Франции узнали о преступлениях «великого вождя», Пикассо, встретившись с Дэ, язвительно спросил его: «Теперь, надеюсь, вы не скажете, что я слишком благожелательно нарисовал Сталина?»

Все материалы раздела «Финансы, банки, рубль, власть»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС