Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Ярославовы и священническая династия Соколовых, ярии - соколовяне и «Соколовский хор у Яра…»

© Наталья Чистякова-Ярославова
2 февраля 2010 года, Санкт-Петербург

Есть старинная цыганская «Легенда о «Соколовской гитаре», передававшейся по наследству от вожака хора Мелентия Соколова самым голосистым и талантливым из цыган.

И вот, по легенде, однажды эта гитара спасла цыган от гнева грозного графа Орлова, сменившего «грозу» на милость, лишь только он услышал первые звуки мелодий песен яровых цыган. Пленило графа пение Стеши Соколовой, ставшей позже кумиром известного в Москве ресторана «Яр». А потому запретил шэф жандармов Орлов любые гонения на этот цыганский хор и дал певчим Яровым цыганам «индульгенцию» от своих ретивых подчиненных. «Стал граф показывать цыган гостям своим, и те восхищались пением да плясками. А чтобы произвести на гостей своих еще большее впечатление, придумал граф Орлов костюм цыганский, который с тех пор стали носить цыганские артисты…».

В Москве появилась сеть ресторанов «Яр» для богемы: на Кузнецком мосту, в саду «Эрмитаж» на Божедомке, в Петровском парке, с императорскими ложами и кабинетами. Один из залов этих ресторанов получил название «Пушкинский» в память поэта, написавшем о «Яре» пару вечных строк. В другом с начала 80-х годов располагается театр «Ромэн». И стали рестораны «Яра» центрами цыганского пения в Москве. Здесь бывали Савва Морозов, Чехов, Куприн, Шаляпин, Распутин. Легенда же о «Соколовской гитаре», о графе Орлове, орловских рысаках, о яровых цыганах и «Яре» была увековечена в цыганской песне: «Соколовский хор у «Яра», Был когда-то знаменит. Соколовская гитара, До сих пор в ушах звенит»… Припев же этой песни известен всей России: « Всюду деньги, деньги, деньги, Всюду деньги, господа, А без денег жизнь плохая, Не годится никуда…».

И радовались цыгане и славили графа Орлова, только не поняли они одного. Отчего же граф Орлов так среагировал на фамилию Соколов и на тему Яра. И не знали цыгане того, что сам граф Орлов был сыном Татьяны Ярославовой. И вот по этой его материнской наследственности, состоял граф Орлов в родстве с этим Яром с самого своего детства. («Женщины Ярославовы, Братья Пушкины и Братья Орловы»)

Вот это и была та самая историческая «Ярь», впитавшаяся в стены городов и квартир, о которой пишет в своих книгах С.Алексеев, и за которой гонялся Сталин, разместивший свою ставку во время войны, не где-нибудь, а в бывшем доме Е.А.Ярославовой на Мясницкой. Обратился Сталин и к помощи не какой-нибудь иконы, а к защите иконы Ефросиньи Московской, в миру Евдокии из Суздаля -супруги Дмитрия Донского, что вела свой род из города, основанного на Яровой горе. До сих пор возвышается Ярова гора над Суздалем, сохраняя свое название в суздальской городской топонимике. И думаю я, не оттого ли и Дмитрий Донской прославился, что супруга у него была с Яровой горы, да и с древнего Ярова капища.

Не знали цыгане родства Орлова с Ярью.

Не знали цыгане и того, что роды Ярославовых и Соколовых, веками являются попутчиками, пересекаясь во множестве браков, в которых Соколовы становились Ярославовыми. А Ярославовы - Соколовыми.

Это и брак Фёклы Михайловны Ярославовой с Апполоном Степановичем Соколовым, собирателем «Менчаковских соколовских архивов»,

Это и брак Марии Семеновны Ярославовой с Иваном Соколовым.

Это и брак Павла Николаевича Ярославова с Анной Александровной Соколовой.

Вот из таких браков возникала многочисленная «соколовская родня». И влияли Соколовы на Ярославовых и влияли Ярославовы на Соколовых.

Вот так и приняла решение Александра Алексеевна Ярославова (Клементьева) уйти в монастырь вместе с дочерьми, посоветовавшись с «соколовской родней» в лице старца Феофана (Федора Соколова) Новозерского.

В то время, когда благодаря графу Орлову в Москве процветали яровы цыгане и рестораны «Яр», в Большом Театре Павел Николаевич Ярославов пел арию «Веденецкого гостя» в опере Римского-Корсакова «Садко». Другом же этой семьи, представляющей один из примеров брачного союза Ярославовых и Соколовых, был известный в Москве тенор Леонид Витальевич Собинов. «Павел Николаевич Ярославов и Леонид Витальевич Собинов были не только коллегами по работе и земляками, но и дружили семьями» - так свидетельствуют их потомки. Собинов часто гостил у Ярославовых в Выползовом переулке, в Москве («Ярославль: артисты Ярославовы, костромские Волковы от Кудеяра и Волкова (Андропова).

Дополнение от 23 июня 2010 года: «У потомков Павла Николаевича Ярославова сохранились его фотографии с дарственными надписями Федора Ивановича Шаляпина. Дополняю иллюстрации статьи одной из этих фотографией. Сама дарственная надпись дает представление о Павле Николаевиче Ярославове, как о соратнике по работе Ф.И. Шаляпина, а не о простом собирателе автографов знаменитостей».

По иронии судьбы или по воле случая, позже дочь Ярославова Павла Николаевича - Мария Павловна Ярославова жила на той самой Мясницкой, где некогда одним из самых роскошных домов Москвы владела Екатерины Александровны Ярославова (старинный особняк работы великого русского архитектора Бове - автора Манежа и Большого театра). А среди воспреемников Марии Павловны Ярославовой в её свидетельстве о рождении значится Юхов Иван Иван - основатель и глава хора Юхова в Москве, на основе которого была образована республиканская русская хоровая капелла.

Своего рода «Знак» есть и в том, что Павел Ярославов исполнял в Большом театре и Ливадии арию именно Веденецкого гостя. Ведь Веденец - это Венеция в опере «Садко». Но веденцы это ещё и истинные духовные христиане, сионцы.

«Знаком» или подсказкой можно считать и то, что Варвара Александровна Соколова - родная сестра Анны Александровны Соколовой-Ярославовой, в браке носила фамилию Махова. Одновременно Харитон Махов был первым владельцем имения Менчаково, которым позже владела другая ветка «Ярославовых - Соколовых», представленная браком Фёклы Михайловны Ярославовой и Аполлона Степановича Соколова. В этом имении Менчаково хранились известные «Менчаковские архивы рода Соколовых», позже почти полностью исчезнувшие. По совпадению, многие Ярославовы похоронены на Пятницком кладбище Москвы, на участке, выкупленном П.Ф.Маховым - мужем родной сестры Анны Александровны Соколовой -Ярославовой.

Не менее интересно и то, что фамилии Маховых и Шаховских (ещё один владелец имения Менчаково) прослеживаются рядом с Соколовыми и Ярославовыми даже в Башкирии. В начальных классах школы №2 города Нефтекамска я была дружна с Людой Маховой. Учился водном с нами классе и Вова Шаховский. Он был очень художественно одарен.

Дополнение от 23 июня 2010 года: Важной информацией при изучении истории рода являются семейные иконы, передаваемые по наследству. Как выяснилось, уже после написания этой статьи. В семье потомков Павла Николаевича Ярославова хранится две иконы с изображением Серафима Саровского. Одна из них - с дарственной надписью. Икона в очень плохом состоянии (разбитая). Эта икона попала в семью Ярославовых в 1911 году после смерти Махова Павла Федоровича, мужа Варвары Маховой (Соколовой) - родной сестры супруги П.Н.Ярославова. Запись на иконе такова: «Дорогому брату Павлу Федоровичу на память от брата. Прошу освятить». Запись датирована 5 декабрем 1903 года. Вероятно, Махов П.Ф. общался со старцем при его жизни (Серафим Саровский был канонизирован в январе 1903 года)». Представляю изображение этой старой иконы Серафима Саровского, которую прислала мне внучка Марии Павловны Ярославовой - Надежда Дмитриевна Кострова.

Как видим, прямых связок между этими тремя сюжетами «Ярославовых-Соколовых» пока нет, но есть все указания на то, что просто с потерей архивов отсутствуют данные об этих недостающих связующих звеньях.

В то время как баритоном Павла Николаевича Ярославова восхищались в царском семействе, почитатели церковной музыки и пения, в свою очередь, слушали бас Петра Николаевича Ярославова в московском «Храме Христа Спасителя, где Петр Ярославов был протодиаконом храма. Жена Петра Николаевича Ярославова вела свой род из Пошехоньи, с которой связаны опять же «менчаковские Соколовы».

Петр и Павел Ярославовы приехали по приглашению в Москву из известного всей России ярославского театра им. Волкова, где артисты Ярославовы, включая других братьев и сестер Петра и Павла, занимали не только артистические, но и все менеджерские и хозяйственные вакансии. В этом смысле это был театр и, одновременно, потомков Николая Арсеньевича Ярославова, родоначальника этой ветки. С учетом того, что Ярославовы и Волковы состояли в родстве такая монополия Ярославовых в театре им. Волковых - вполне логична. Ведь даже историю театральной жизни Вологды и Ярославля восстанавливали по «летописи» А.Т. Ярославова.

Брак Павла Николаевича Ярославова и Анны Александровны Соколовой, - один из примеров родства Ярославовых и Соколовых. А примеров таких не один. Да и история эта началась много раньше.

О том, что у рода Ярославовых многовековым «попутчиком» является род Соколовых, мне говорили мой отец Борис Ярославов и его сестры. Это отражено в первой версии публикации об истории рода Ярославовых. И именно на этот факт обратили внимание Ярославовы из Ярославля, приславшие мне свои архивные материалы о потомках Петра и Павла Ярославовых. Т.е. «ключем и знаком» для них стала как раз упомянутая мною родовая и семейная дружба Ярославых и Соколовых, что совпадало с их собственным родовым преданием. Особенно хорошо знает всю эту историю младшая из сестер отца - Ида Романовна Ярославова, по той причине, что у неё, до самой смерти, жила их мама - Александра Николаевна Ярославова, пережившая своего мужа Романа, почти на 20 лет.

Со временем этих фактических материалов набиралось все больше и больше. Им и посвящена настоящая статья. Однако я понимала, что это не просто передаваемая по наследству «привычка» выходить замуж за Соколовых или Ярославовых. И продиктовано это не бытовой формулой: «Выигрывает тот, кто рядом», т. е влюбляемся в соседей и «живем с теми, кто под боком». Такая формула находится в оппозиции к любви, разлученной расстоянием и временем. А умение любить на расстоянии - это признак породы и благородства.

В этом «синхроне» жизни Ярославовых и Соколовых было что-то очень большое и важное … И я, задумавшись об этом феномене, поняла, что если идти вглубь веков, т.е. раньше XV века, то надо учитывать, что фамилий тогда не было. А роды определяли по отчеству и по кличкам. Т.е. Ярославовы от Ярослав, от Ярий и Яр. А Соколовы - от Сокол. И тогда мне сразу вспомнились статьи В.А.Чудинова о яриях и соколовянах. И его ряд Соколовяне-Сколовяне-Склавяне-Славяне. Правда в этой статье он отождествляет яриев и славян, но в других работах - их отличает. Понимаю, что В.А.Чудинову было трудно провести раздел между ними. Ведь, с одной стороны, они все время вступали в браки, т.е. «смешивали кровь», с другой стороны - это два самостоятельных рода-племени. Территории же их проживания соседствовали.

Неужели это тянется оттуда?! Получается что так…

Я была потрясена такой мифологией, в буквальном смысле, проросшей в 21 век, в том числе, непосредственно в поколении моего прадеда. И я сама, по сути, стала частью этого мифа…

В таком случае Рюрик - Сокол, обозначает власть Рюрика как над Яровой Русью, так и над Славянской Русью. И это далеко не отождествление Рюрика с Соколом, а скорее - симбиоз.

И если такое древнее родство яриев ( жителей Яровой Руси) и соколов было столь сильным, что смогло прорасти в 18-20 веках в виде продолжающихся, воспроизводящихся браков Ярославовых и Соколовых, «примиряющих» в прообразе яриев и соколовян, то это очень серьезный вывод!

О примирении, в данном случае я говорю по той причине, что символом восточных Славян является Сокол, а символом жителей Яровой Руси, все-таки Лебедь. Я защищаю эту позицию, поскольку лебедь на гербах Яровой Руси - нынешнего Евросоюза и Прибалтики является доминирующим. Хотя с другой стороны: поклонение Лебедю является всеобщим на планете, в том числе, на территории современной России, и по устойчивости этого поклонения оно кратно превосходит поклонение Соколу.

Отсюда - в мифологических браках лебеди и сокола я вижу прообраз браков Ярославовых и Соколовых. И с учетом тех данных, которые мною приводятся в настоящей статье, сложно спорить с тем, что Ярославовы, превращающиеся в Соколовых, и Соколовы, превращающиеся в Ярославовых, это не прямые потомки мифа о яриях и соколовянах, о лебеди и соколе.

Как уже сказано, я узнала о притяжении родов Ярославовых и Соколовых от отца и его сестер. Но для них это была, скорее, длительная дружба семей в нескольких коленах, которые по-родственному переезжали друг за другом. Этой дружбе уделялось особое внимание в родовых преданиях. Да и как не уделить этому внимание, если жили по соседству с моим дедом Романом Ярославовым его троюродные браться Иван Иванович, Виталий Иванович и Александр Иванович Соколовы. Все они были сыновьями дьякона Ивана Соколова. А матерью братьев Соколовых была родная сестра прадеда Василия Семеновича Ярославова Т.е. это обратный случай, когда Ярославова стала Соколовой. Кровь Ярославовых «влилась» в Соколовых. И три брата Соколовых, по генам и крови, наполовину были Ярославовыми по материнской линии. История эта относится ко второй половине 19 века и отражена в разделе «Ярославовы-Соколовы - 20 век: Сарапул, Кама, Николо-Березовка, Уфа, Бирск, Нефтекамск, Харбин, США» сопутствующей публикации «Ярославовы-Соколовы: 18,19, 20 век».

Александр Иванович Соколов, судя по рассказам, в годы революции покинул Россию. Сначала, как и многие эмигранты жил в Харбине, а потом переехал в США. По всей видимости, через посольство он отыскал адрес своего племянника Юрия Витальевича Соколова, т.к. письма из Америки приходили в его адрес. Юру Соколова я хорошо помню. Мы жилы в те годы по адресу Нефтекамск, ул. Социалистическая 69 кв.111. а Соколовы жили в пятиэтажном доме напротив. И их окна «смотрели», буквально в наши окна. Таких писем в те годы боялись, и их выкидывали. Однако Ярославовы и Соколовы много тихо советовались по поводу этих писем и, похоже, приняли решение от них избавиться. В результате координаты А.И.Соколова в США не сохранились. Сейчас же, с учетом того, что он ровесник моего деда Романа Васильевича, его, скорее всего, нет в живых. Быть может, и там сложилась какая-нибудь династия священников Соколовых, но на данный момент у меня отсутствуют данные об этом. Могу предположить, священник Сергей Соколов (США, Лос Анджелес) автор книги «Мир иной и происхождение Вселенной», когда-нибудь что-то слышал о своем однофамильце. Ведь русские священнослужители должны жить своим кругом…

Хотя, вот как теперь выяснилось, фамилия Соколов, если она дворянская, то сохраняется за священником. А бывает и так как это произошло в истории Дмитрия Ивановича Менделеева, дед которого был тоже Соколовым. «Четверо его сыновей закончили местное духовное училище (Вышний Волочек между Москвой и Петербургом). По бытовавшим в то время традициям наставники давали выпускникам новые фамилии: так, сын Василий стал Покровским, Александр - Тихомандрицким, Иван (Соколов) получил фамилию Менделеев». www.him.1september.ru

Поскольку, по нашему, преданию Иван Соколов - муж Марии Семеновны Соколовой, и его сыновья относятся к династии священнослужителей, которые немало в тяжкие годы помогли Ярославовым и даже прятали их по церквам и монастырям, то я предпринимала действия для того, чтобы отыскать их в Уфимской и Казанской епархиях, изучая фамильные списки служителей церкви.

Находилась в переписке с протоиреем Николаем Соколовым из Уфимской епархии (www.eparhia-ufa.ru). Было это в 2001 году, а в 2003 году, он, к сожалению, ушел из жизни. Это известный священнослужитель в Иркутской и Уфимской Епархии. Автор кандидатского сочинения на тему «Иркутская епархия в деятельности ее Предстоятелей (со времени основания по 1918 год)». Николай Соколов был участником Поместного Собора Русской Православной Церкви в 1971 году. … Награжден наперстным крестом и палицей от патриарха Алексия II, Орденом Преподобного Сергия Радонежского III степени и Орденом святого благоверного князя Даниила Московского III степени. В 1999 году Святейшим Патриархом Алексием II удостоен права служения Божественной литургии с отверстыми царскими вратами до Отче наш …

В своем письме от 03.10.2001 года Николай Соколов сообщил мне, что его дед - протоиерей Валентин Соколов, служил в Уфимской Епархии. После революции перебрался в Иркутск. У него было четыре сына и две дочери: Геннадий, Георгий, Владимир, Аркадий, Вера Мария. Его матушка - Елизавета Федоровна. Сын протоиерея, Георгий Валентинович Соколов - это и есть отец протоиерея Николая Соколова. Он погиб на фронте в 1944 году. В семейных беседах упоминалась Уфа и Стерлитамак. Сестры Георгия Валентиновича : Вера Валентиновна и Мария Валентиновна жили вместе братом и переписывались со своей тетей в Уфе, которую звали Зоя. Можно предположить, что это сестра Валентина Соколова или сестра его супруги… В завершении письма протоиерей Николай Соколов заметил, что однофамильцев Соколовых он встречал в жизни много…

В семейной истории, которую рассказал мне протоиерей Николай Соколов мне важно подтверждение того факта, что священнослужители, в том числе и по фамилии Соколовы, переезжали в годы революции из Уфимской епархии на Восток, в направлении Харбина. Одновременно с этим, пример семьи Валентина Соколова указывал на то, что династии Соколовых в Русской православной церкви действительно существуют, что совпадет с теми данными, которые сообщал мне отец Борис Ярославов и его сестры.

Летом 2008 года, 12 июня - в День России в Москве впервые прошла встреча священнических семей-династий … по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия… На экранах, установленных в зале, были продемонстрированы фотоматериалы, рассказывающие об истории и жизни священнических династий Абарцумовых-Каледа, Соколовых, Родионовых, Хохловых, Титовых-Тимаковых, Гонтар, Кречетовых, Кисилевых, Фарковец, Селезневых, Тыщук, Круглик, Нефедовых, Марченковых, Гуриных (www.patriarchia.ru).

Как видим, названо 15династий, и среди них династия священников Соколовых.

Для меня, в рамках настоящего исследования, династия священников Соколовых начинается с Феофана (Федора Соколова) Новозерского - архимандрита Кириллова Новоезерского монастыря (по происхождению из дворян, родился 11 мая 1752 г.). Именно с ним советовалась Александра Алексеевна Ярославова (в браке Клементьева), перед тем как принять решение уйти в монастырь вместе с тремя своими дочерьми. Было это после смерти её мужа. Печальная эта история описана в третьей статье из серии публикаций по истории рода Ярославовых: «Кириллово-Белозерье и Ярославовы: порт 5 морей, монастыри «заволжских старцев» и «опальных княгинь России».

За свою жизнь Феофан (Соколов) Новозерский побывал в пустынях: Саровской, Санаксарской, Молченско Софрониевой, Флорищевой. Затем судьба привела его в Александро-Невскую лавру, где он был келейником митрополита Гавриила и в 1785 г. рукоположен в иеромонаха крестовой церкви. Феофан был очень близок к митрополиту Гавриилу, пользовался его доверием и писал для него все «секретные бумаги». Митрополит ценил его духовную опытность и знание иноческой жизни, советовался с ним при выборе настоятелей монастырей Новгородской епархии… В 1791 г. Феофан (Соколов) был посвящен в игумена Моденского монастыря, Новгородской епархии. В 1793 г. игумен Феофан был перемещен в Кириллово-Новоезерский монастырь, которым и управлял до самой смерти (умер в 1832 году). Т.е. монастырем управлял почти 40 лет. В 1799 г. он был назначен благочинным окрестных монастырей, включая Горицкий женский монастырь, куда и была пострижена Александра Алексеевна Ярославова - Клементьева вместе с дочерьми.

Феофан (Соколов) Новозерский был лично знаком со многими знаменитыми старцами того времени, в том числе с о. Паисием (Величковским), его учеником Клеопай, а также со святителем Тихоном Задонским. Он вел обширную переписку. Оставил после себя литературное наследие, главным образом, в виде наставлений и писем (www.smallstory.ru). В Новозерской обители у старца Феофана начинал свой путь и Святитель Игнатий Брянчанинов, с которым находился в те годы в переписке Павел Аполлонович Соколов - сын Фёклы Михайловны Ярославовой.

Александра Алексеевна Ярославова (Клементьева) обратилась к совету Феофана Новозерского из рода дворян Соколовых, скорее всего, по той причине, что состояла с Соколовыми в дальнем родстве. Ведь её троюродная сестра Фекла Михайловна Ярославова была замужем за Апполоном Степановичем Соколовым

Фекла Михайловна Ярославова, напомню, это дочь Михаила (Ивановича) Ярославова, а также родная сестра М.М.Ярославовой и А.М.Ярославова изображенных на портретах галереи Г. Островского, музея в Костроме, называемых «Солигаличские находки С.Мостовщикова» («Помни имя свое: Фантом Ярославовых и Черевиных в «Малой Третьяковке» усадьбы Нероново…»).

Самой Феклы Михайловны на портретах нет, но вот в архивах потомков другой ветки Ярославовых - Соколовых, оказался портрет, который, предположительно считают портретом Александра Соколова (см. фото). По описаниям портрет находится в таком же плохом состоянии, в каком находились в свое время и портреты руки Г.Островского из имения Нероново, хранящиеся теперь у музее Костромы. Это те самые портреты, которые после реставрации, стали интересны Третьяковской галерее. Тогда как до реставрации никто не конкурировал за них.

Потомки Ярославовых также предлагали Третьяковкой галерее портрет «Неизвестного». Предположительно,как уже сказано, на нем изображен Александр Соколов - отец Анны Александровны Соколовой-Ярославовой. Но главная галерея этим портретом не заинтересовалась. Сейчас портрет передан в дар в Ярославский художественный музей 9август 2008 года). И быть может, после того, как будут восстановлены все надписи, станет ясно, кто на нем изображен и чьей руки эта живопись.

Портрет передавался через поколения по ветке Ярославовых - Соколовых, из Ярославля и Москвы. Быть может, он когда-нибудь поможет установить недостающие связи между Ярославовыми - Соколовыми 18 века, Ярославовыми-Соколовыми 19 века, а также Ярославовыми - Соколовыми 20 века. Пока этих связей нет, но сама традиция браков, общие черты характеров, склонности, к примеру, быть «писателями писем», склонности к пению, указывает на родство.

Портрета Феклы Ярославовой в костромской «Третьяковке», как уже замечено, нет.

Но от брака Фёклы Михайловны и Аполлона Степановича Соколова произросла ветка Соколовых, хорошо известная историкам Вологды и Ярославля, по так называемым, «Менчаковским архивам Соколова», представленным в трудах Ельчанинова И.Н. «Материалы для генеалогии ярославского дворянства. Род Соколовых (том7). Подробная опись Менчаковского архива Соколовых. Ярославль». На основе этих архивов реконструировалась история рода Батюшковых и Бердяевых, состоящих в родстве, как с Соколовыми, так и Ярославовыми.

Ельчанинов уделил место в этих архивах даже описанию приданного Феклы Михайловны Ярославовой.

«1758 г. февраля 23 дня подполковник Михайло Иванов сын Ярославов отдал дочь свою девицу Феклу в замужество Астраханск… за прапорщика Аполлона Степанов. С.Соколова, а за оною дочерью моею дал я в приданное жемчугу крупного и мелкого, серьги алмазные, перстень золотой с яхонтом синим и с бриллиантами, два перстня с яхонтами и алмазы, кольцо и крестик золотые; платья; мантия на белом меху, опушена белкою, шуба грезетовая, на лисьем меху, одеяла, юбки, кофты… всего вышеописанного приданного по цене на тысячу рублев». (Деловые вести Ярославля. Ярославская ТПП ).

В этой записи нельзя, ни обратить внимание на следующее: вместо фамилии Ярославов стоит «сын Ярославов», при том, что отчество Михаила было Иванович. Т.е. он - сын Ивана. Такая запись И.Ельчанинова подтверждает гипотезу о том, что начало конкретно этой ветки Ярославовых дало имя одного из предков - Ярослав. И предок этот жил, как минимум, в 17 веке. Ведь Михаил Иванович Ярославов родился в начале 18 или в конце 17 века. К 17 веку относятся годы жизни его отца Ивана Ярославова или Ивана сына Ярослава. Если принять, что Иван Ярославов - родной брат Тихона Ярославова - отца Алексея Тихоновича Ярославова, двоюродного брата Михаила, то в таком случае, общий отец Тихона и Ивана Ярославовых родился где-то в окрестности 1650 года. Возможно Иван Ярославов - это боярин Иван Михайлович Ярославов, упоминаемых в боярских списках XVIII века, когда он вполне мог ещё жить. Это как раз те годы, когда Ярославов подвергались гонениям. И одновременно годы, близкие к восстанию Степана Разина (1660-1670 годы). А среди ближайших соратников Стеньки Разина называется, опять же, Михаил Ярославов, родившийся примерно на пол века раньше Михаила Ивановича Ярославова, изображенного на портрете Г.Островского. Т.е. соратник Разина есаул Михаил Ярославов вполне может быть отцом Ивана Михайловича Ярославова и дедом Михаила Ивановича Ярославова-отца Феклы Ярославовой-Соколовой. По другим указаниям фамилия упоминается в 16 веке и даже в 13 веке, и является более древней. Однако запись «сын Ярославов» тождественна «Ярославов». Это следует из того, что показано выше.

Иван Ельчанинов, сохранивший историю в таких деталях, «имел склонность к занятиям генеалогией и много работал в архиве ярославского депутатского собрания. Разбор архивов, изучение хранящихся в нем документов, дали ему возможность опубликовать целый ряд интересных исследований. Основными из них являются «Материалы для генеалогии Ярославского дворянства».

Седьмой том этих исследований И.Ельчанинова посвящен роду Соколовых.

Хотя сама идея создания семейного архива принадлежала Аполлону Степановичу Соколову - супругу Фёклы Ярославовой. И таким образом «Соколовская летопись» для Вологды стала подобна «энциклопедии вологодской жизни», написанной А.Т.Ярославовым. Можно даже сказать, что такая «Мода» была у Вологодской и Ярославской знати 18 века. Хотя, конечно, это больше, чем «мода», это культура рода, которая и в 18 веке, одним прививалась, а другим - нет.

Причем, как «летопись» Ярославова, так и «летопись» Соколова начали составляться (писаться) в середине 18 века.

В Менчаковском архиве Соколовых, хранилась большая часть документов, относящихся к родителям Александры Григорьевны Батюшковой (фамилию Соколова носила в девичестве бабушка поэта по матери - Елизавета Степановна), что следует из работ Ельчанинова И.Н. И как отмечают современные исследователи «Поколенная роспись Соколовых и Батюшковых, опубликованная И.Н. Ельчаниновым, позволяет по-новому взглянуть на некоторых лиц из ближайшего окружения поэта». Об этом, в частности, говорится в исследовании Р.М.Лазарчука «К.Н.Батюшков и Вологодский край (Из архивных изысканий) Череповец. Порт-апрель 2007», осуществленном при поддержке Департамента Культуры Вологодской области, Вологодской областной универсальной научной библиотеки им. И.В.Бабушкина.

Как уже сказано, бабушка поэта Константина Батюшкова в девичестве носила фамилию Соколова, и находилась в родстве с Аполлоном Степановичем Соколовым. « Платон Аполлонович Соколов, трогательно опекавший Константина Батюшкова, обучавшегося в пансионе Триполи, был сыном брата бабушки поэта по материнской линии - Аполлона Степановича Соколова. Он был предводителем дворянства Пошехонского уезда Ярославской губернии в 1790-х годах. И как двоюродный брат покойной матери будущего поэта, он поддерживал в племяннике литературные наклонности. По его настоянию в 1801 году была опубликована переведённая К. Батюшковым на французский язык «Речь на коронацию Его Императорского Величества Александра I» митрополита Платона; ему, двоюродному дяде, четырнадцатилетний мальчик посвятил свое первое сочинение… Печатный экземпляр «Речи…» с автографом - дарительной надписью: «А mon tres cher Papa» - хранится в Рукописном отделе Российской национальной библиотек. В письме Н.Л. Батюшкову от 11 ноября 1801 года Константин даёт поступку дяди простое, по-детски наивное объяснение: «…а как она («Речь…». - Р.Л.) понравилась Платону Аполлоновичу, то он и хочет её отдать напечатать». Эта похвала означала для отца и сына Батюшковых многое. Они знали о Платоне Аполлоновиче то, что нам стало известным лишь в XXI веке…

Константин Батюшков, находясь в Финляндском походе зимой 1808 года, вспоминает всех, кто одарил его душевным теплом… Среди тех, кто бесконечно дорог ему, и соколовская родня: «Мои пожелания тётушкам и Аркадию Аполлоновичу» (Речь идет о двоюродных сестрах матери поэта - Екатерине Аполлоновне и Александре Аполлоновне Соколовых), я их всё вспоминаю платками. Аркадию Аполлоновичу моё почитание; я со слезами помню ещё его провожание из Меников. Бога ради, любите меня».

Архив рода Соколовых назывался «Менчаковским» по той причине, что он хранился в имении Менчаково, принадлежавшей Аполлону Степановичу Соколову.

Первое упоминание о Менчако относится к 1655 году, и называется оно в то время Починок Минчаково. Первым владельцем можно считать Харитона Афанасьевича Махова. В 1655 году поместье Харитона Афанасьевича Махова дано жене его вдове Федоре. В 1656 году Федора Махова своё поместье отдала жильцу Якову Леонтьевичу Полуехтову. В 1661 году Я.Л. Полуехтов и князь Андрей Шаховской разделили поместье Х.А. Махова… Лишь в 18 веке д. Менчаково стало вновь принадлежать одному владельцу. Это был - Степан Терентьевич Соколов… На недолгое время, видимо, д. Менчаково переходило из владения помещиков Соколовых, подполковник С.Т. Соколов отдал деревню и часть сельца в приданное своей дочери Елисавете, которая вышла замуж подполковника Георгия Григорьевича Бердяева. После смерти Елисаветы Степановны Менчаково стало принадлежать её мужу - Г.Г. Бердяеву. 7 октября 1764 года он продает деревню Аполлону Степановичу Соколову (брату жены).

Аполлон Степанович Соколов и его жена Фёкла Михайловна (урожденная Ярославова ) значительно расширили свое имение Менчаково. Им принадлежали деревни в Рыбинской, Малогской, Пошехонской, Кадниковской, Даниловской округах.

После их смерти 1802 году имение было разделено между их детьми, Платоном Аполлоновичем, Аполлоном Аполлоновичем, Павлом Аполлоновичем, Екатериной Аполлоновной и Александрой Аполлоновной. www.demetra.yar.ru

Как пишет Р.М.Лазарчук в своем исследовании «У дворянских фамилий Соколовых и Бердяевых были свои летописцы и живые хранители прошлого.

… Документы Менчаковского архива Соколова хранились в их родовой усадьбе - сельце Менчакове Пошехонского уезда Ярославской губернии, где, безусловно, бывали Константин Николаевич (Батюшков) и его сестры,.

Судьба Менчаковского архива остаётся неизвестной. Из его «Описи…», составившей 347 страниц печатного текста, удалось отыскать немногое. Утрата невосполнимая… Исчезла история нескольких поколений рода Соколовых, представленная материалами по генеалогии (метрические свидетельства о рождении и смерти, паспорта, черновики и копии духовных завещаний), документами, характеризующими служебную деятельность (аттестаты, патенты на чины, формулярные списки), имущественное положение (купчие крепости, копии с отказных книг, ревизских сказок и раздельных актов, выписки из указов, планы земельных владений) и родственные отношения.

Наиболее ранние документы Соколовых датированы серединой 1720-х годов; «Бердяевский слой» в Менчаковском архиве формируется с середины 1740-х годов, то есть с момента замужества Елизаветы Степановны».

В Мечанковском архиве Соколовых был представлен (копиями) «Обширный эпистолярий Павла Аполлоновича Соколова - сына Аполлона Степановича и Феклы Михайловны Ярославовой. « По-видимому, он (совершенно в духе того времени) ощущал себя «писателем писем», чувствовал к этому роду занятий призвание» - «Родство помогало ощущать свою причастность к общим корням, к истории Отечества. В дворянских семьях знали своих предков. Их жизнь воспринималась не только как история, далёкая и глубокочтимая, но и как непременное условие и неотъемлемая часть бытия их потомков. Поэт всегда ощущал свою принадлежность к старинному дворянскому роду, и потому предки не были для него тенями из былого (только звук, имя). Он различал их лица, представлял характеры, судьбы: «…мой прадед был … бригадир при Петре Первом, человек нрава крутого и твёрдый духом».

Наконец, потомкам давали имена предков» - эти впечатления из исследования Р.М.Лазарчука о поэте Константине Батюшкове в полном объеме можно отнести и к Соколовым и к Ярославовым. Да и сам Р.М.Лазарчук отмечает в этой своей работе «Высокоразвитое чувство родовой памяти как фамильную черту Соколовых», но при этом далеко не единственную.

Во многом благодаря этому исследованию восстановлена история блестящего человека своего времени - Павла Аполлоновича Соколова. Это второй сын Фёклы Михайловны Ярославовой и Аполлона Степановича Соколова.

С именем Павла Аполлоновича Соколова связан «самый мощный пласт» Менчаковского архива … Сделал блестящую служебную карьеру, уйдя в отставку в чине генерал-майора. «Павел Аполлонович был, одновременно Членом-корреспондентом Императорского Вольного экономического общества. Женой Павла Аполлоновича Соколова была Александра Яковлевна, урожденная княжна Козловская. Огромной энергии Павла Аполлоновича хватало и на обустройство собственной усадьбы в сельце Менчакове, и на благотворительную деятельность. «Вологодские губернские ведомости» не раз отмечали инициативы штаб-офицера корпуса жандармов полковника Соколова в пользу детских приютов. Впоследствии П.А. Соколов был избран почётным членом Вологодского губернского попечительства детских приютов».

Павел Аполлонович Соколов вместе с женой Александрой Яковлевной «имели тесную связь с церковью, вели переписку с довольно высокими религиозными лицами: архиепископом Астраханским Стефаном, архиепископом Ярославским Евгением, Томским старцем Авраамом», так об этом пишут исследователи проекта «Ярославика»:

«Из этих писем мы узнаем, что пожертвованные Александрой Яковлевной камни будут вставлены в венце в ризе Толгского монастыря; что план иконостаса в Николо-Ухтомскую церковь архиепископ Ярославский Евгений в 1849 году получил от Павла Апполоновича Соколова:

«План иконостаса в Николо-Ухтомскую церковь я получил и рассматривал с удовольствием. Он не только хорош, но даже великолепен. Конечно, он в итальянском, а не византийском, и указ повелевал строить в византийском, ничего не говоря об иконостасах. Одно почитаю нужным, чтобы два ангела на коленах не были разные, а на досках живописные. Ещё не достанет надписи на плане, в какую он церковь, а это нужно». (Отрывок из письма архиепископа Ярославского Евгения).

На родине, в Ярославской губернии, долго помнили заботы Павла Аполлоновича Соколова о церкви села Никольского, что на Ухтоме, где на средства супругов Соколовых был установлен новый иконостас.

Многое о Павле Аполлоновиче могли бы рассказать его письма к Управляющему III отделением Его Императорского Величества канцелярии Леонтию Васильевичу Дубельту, Александру Николаевичу Мордвинову. В 1830-х годах Павел Аполлонович служил посредником в сношениях А.С. Пушкина с Бенкендорфом по изданию произведений поэта.

Р.М.Лазаручук обращает также внимание на письма П.А.Соколова - Александру Васильевичу Никитенко; сосланному в Вологду поэту, первому редактору «Вологодских губернских ведомостей» Владимиру Игнатьевичу Соколовскому; архимандриту Игнатию Брянчанинову и др.»

Вот эта переписка Платона Аполлоновича Соколова со Святителем Игнатием Брянчаниновым, начинавшим свой путь у Феофана (Федора Соколова) Новозерского, является ещё одним указанием на родство этих двух веток Соколовых.

«П.А. Соколов прожил в Вологде, в одном городе с душевнобольным поэтом, пятнадцать лет. Это он в августе 1834 года инициировал посещение Константина Николаевича петербургским профессором А.В. Никитенко. Будучи культурным человеком, П.А. Соколов хорошо осознавал, очевидцем каких событий сделало его время. Он должен был свидетельствовать о К. Батюшкове. Но где они, эти свидетельства?! Удастся ли когда-нибудь и кому-нибудь разгадать тайну Менчаковского архива?.

Дата смерти генерал-майора П.А. Соколова (1 апреля 1852 года) установлена по «Метрической книге церкви Богоявления Господня села Никольского, что на Истоме» (Филиал архива в Рыбинске)»

Не обошлось без и без подлости в этом семействе. «Платон Аполлонович Соколов старший из всех сыновей Аполлона Степановича и Фёклы Михайловны Ярославовой завершил свою карьеру в чине премьер-майора Псковского драгунского полка. В документах, датированных январём 1802 года, он значится как коллежский асессор, кавалер ордена Святой Анны. Судьба Платона Аполлоновича Соколова печальна. В 1804 году он был судим, «лишён чинов и записан вечно в солдаты». Такова была расплата за огромные долги, взятые под залог чужого имения. Объявив своего родного брата Павла Аполлоновича Соколова умершим (речь о нем шла выше). Платон Аполлонович выдал чужое имение за своё, якобы полученное по завещанию. Его родной брат Павел Аполлонович служил в это время в Каргопольском драгунском полку. Почему Платон Соколов взял на душу такой грех, не знаем. Унаследовавший от отца небольшое состояние (около 100 душ), он принуждён был в 1806 году отдать (по решению Рыбинского уездного суда) самую большую из своих деревень - Кузнецове (66 душ) - заимодавцам. К этому времени относится последнее (из известных нам) свидетельство о Платоне Соколове. Бедность и позор… Когда и где они свели его в могилу?.

Младший брат Платона Аполлоновича Аркадий Аполлонович Соколов женился на младшей сестре Константина Николаевича Батюшкова - Вареньке. Дворянские семьи, уже состоявшие в родстве друг с другом, вновь породнились» (Р.М.Лазарчук)

Неожиданно, в этом исследовании Р.М.Лазарчука, я нашла те сведения о потомках Натальи Ярославовой, которые не могла найти в других источниках. Напомню, опять же, что Наталья Алексеевна Ярославова - это дочь А.Т.Ярославова и родная сестра Александры Алексеевны Ярославовой (Клементьевой). Наталья Ярославова вышла замуж за Николая Степановича Бердяева. И у них, что теперь хорошо видно по родословию Бердяевых, представляемому мною в финале настоящей статьи, было пять сыновей: Платон, Иасон, Степан, Алексей, Дмитрий и одна дочь Прасковья.

К видим, истории семей Ярославовых, Соколовых, а также Бердяевых и Батюшковых многократно переплетены. И хотя связующие звенья ещё отсутствуют их восстановление - вопрос труда и работы в архивах.

Думаю, помогут связать воедино родословия фигуры Ярославского помещика Николая Ярославова и, по всей видимости, его сына Ярославова Александра Николаевича (1784-1840), вологодского губернского предводителя дворянства в 1827-1828 годах.

Ярославов Александр Николаевич дворянин, вологодский и ярославский помещик, владел родовым имением в Вологодской губернии, Вологодском уезде, Кубенской волости. В 1791 г. вступил в Морской кадетский корпус. Кадет, гардемарин… В 1811 г. уволен с военной службы. С 1815 г. служил на дворянских выборных должностях: 1815 г.- судья Даниловского уездного суда, 1823 г.- депутат для составления дворянской родословной книги, 1824 г. и 1826 г.- уездный предводитель дворянства Вологодского уезда, 1827-1828 гг. - вологодский губернский предводитель дворянства. К 1826 г. холост. Награжден орденами Св. Анны 3 степени, Св. Кн. Владимира 4 степени, бронзовой медалью «В память отечественной войны 1812 года». Участник боевых действий: «…в морях Балтийском и Каспийском на разных судах морских регламентных кампаний сделал 12-ть, в сражениях находился 1805 г. при осаде с моря персидской крепости Бенинской и при высадке десантных войск на берег под неприятельскими выстрелами». (www.booksite.ru).

У меня есть основания считать, что именно один из этих Ярославовых был другом последнего фаворита императрицы Екатерины II - Зубова. И с ним связана одна очень громкая история, Однако тема Ярославовы и фавориты это особое исследование.

Целью же настоящей статьи было показать на фактах притяжение рода Ярославовых и рода Соколовых, а также представить размышления о том, что же стоит за этим родством, за этой родовой памятью и традицией.

В сопутствующей статье «Ярославовы - Соколовы: 18 век.!9 век и 20 век» мною приводится поколенная роспись трех семейств Ярославовых-Соколовых, преставленных в настоящей статье:

  • Ярославова Фекла Михайловна и Соколов Аполлон Степанович
  • Ярославов Павел Николаевич и Соколова Анна Александровна
  • Ярославова Мария Семеновна и Соколов Иван

Также в завершении этой публикации я привожу поколенную роспись Бердяевых, одной из центральных фигур которой является Наталья Алексеевна Ярославова, с её потомством.

Завершая эту статью, не могу не сделать акцент на том, что шеф жандармов граф Орлов любил Соколовскую гитару и яровых цыган. А те из Ярославовых, кто уважал в человеке волю, предпочитали общение со священнической династией Соколовых… Мне самой очень нравится как поет Сличенко… Но есть о чем задуматься …

Продолжение следует

Ссылка на первые 10 статей по «Истории рода Ярославовых» в публикации «Ярославовы-Голицыны тайны из табакерки в Архангельском»

Обязательная форма ссылки на статью:

«Ярославовы и священническая династия Соколовых, ярии - соколовяне и «Соколовский хор у Яра…», © Наталья Ярославова-Чистякова, 2 февраля 2010 года, электронный адрес статьи…

(общее правило для других статей: знак авторского права, имя и фамилия, название статьи, дата, ссылка на электронный адрес публикации)

Все материалы раздела «История Ярославовых. Камень и вода»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС