Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Вильнюс, март. Дорога к Белой Руси… Виленская Остробрамская Богородица и охраняющий её орден босых кармелиток. Святая Тереса и Иисус Милосердный 22.02

    • Острая брама. Часовня Виленской Остробрамской Богородицы над воротами по дороге в Белую Русь
    • Виленская Остробрамская Богородица
    • Одежды и руки Виленской Остробрамской Богородицы
    • Живые лилии на лестнице, ведущей в часовню Виленской Остробрамской Богородицы
    • Папа Римский Иоанн Павел II молится перед Виленской Остробрамской Богородицей. 4 сентября 1993 года. После покушения
    • Рельефные изображения на потолке часовни над воротами Острая брама
    • Панели стен в часовне Виленской Остробрамской Богородицы. Молящиеся милосердному сердцу
    • Око провидения на панелях стен в часовне Виленской Остробрамской Богородицы
    • Роза и священный замок на панелях в часовне Виленской Остробрамской Богородицы над Острой брамой
    • Часовня Виленской Остробрамской Богородицы вечером
    • Костел святой Терезы. Орден кармелиток охраняющих Виленскую Остробрамскую Богородицу
    • Иисус Милосердный перед входом в костел святой Терезы
    • 22 февраля 1931 года Фаустина Ковальская в Плоцке в келье монастыря увидела Иисуса, который сказал ей нарисовать образ с двумя лучами, исходящими из сердца
    • Иисус милосердный на здании главной площади Вильнюса в дни ярмарки св. Казимирчика
    • Милосердие. Вход в монастырь святой Терезы. Вильнюс
    • Милосердие. Костел св. Юргиса (Георгия). Монастырь Бернардинцев. Каунас
    • Милосердие. Собор Витаса Великого. Каунас

© Наталья Ярославова – Оболенская
6-9 марта 2016 года

Люди молились на коленях перед Виленской Остробрамской иконой Божией Матери. Я встала - перед ней, спиной к окну и к древней улице Аушрос Варту Вильнюса , повторяющей название Святых Ворот, в часовне которых находится знаменитая Виленская Богородица.

Я много раз смотрела на Остробрамский образ и панораму часовни над Острой Брамой, когда писала статьи, а теперь, - полностью искренняя перед ней и не скрывая своего желания понять загадочную Остробрамскую, всматривалась в детали, которые могла пропустить за «далеким петергофским письменным столом».

Контрастно выделяются шестиконечные звезды на 40 лучах Виленской Богородицы, цветочный орнамент её одежд, и то, что я не могла увидеть на расстоянии - миниатюрные фигуры молящихся перед большими и маленькими пламенеющими сердцами Милосердной Богоматери. Выбитые рядом с сердцами – обеты. И маленькие треугольники «ока провидения» - такие же, как «всевидящее око» на треугольном фронтоне самой часовни – Аушрос Вартай, с надписью под ним: «Матерь Милосердная, взываем к твоей защите». Сверху - увенчанные крестом колокольчики.

«Око провидения» знакомо петербуржцам по Казанскому собору, на Царских воротах которого Богородица тоже без младенца в момент Благовещения о непорочном зачатии.

«Ворота построены вместе с городской стеной в 1503-1522 годах. С внешней стороны ниша с фреской Иисуса». Повыше расположен карниз с головкой Гермеса, покровителя купцов. Ещё выше ренессансный аттик с двумя рельефными грифонами, держащими герб Литвы «Витис» (Погоню). Рядом справа последний фрагмент городской стены» (Вильнюс и Тракай. Издательство Р.Пакниса 2013 год). Крестом Витиса были награждены А.Сахаров, Л.Терновский – сын Ярославова и Б.Ельцин (Рыцари Ордена Креста Витиса: А.Сахаров, Л. Терновский - сын Ярославова, Б.Ельцин…Они умели быть сильными, когда за спиной не было тысячной толпы).

Аушрос Вартай - единственные из 9 ворот оборонительной стены города начала XVI века, сохранившиеся в Вильне. Спасены они благодаря возведенной над ними часовне с чудодейственной иконой Божией Матери. Второе название ворот - Мядининкские, от названия Медницкого замка Гедимина - резиденции Казимира в Мядининкай, куда вела проходившая через эти ворота дорога. А вела эта дорога в Белую Россию. От Медницких ворот, позже названных Острой Брамой, - до Белоруссии менее 30 километров. Храм Святых Ворот пережил много войн и оккупаций и непрестанно выполнял свои функции.

Саму икону привез в Литву после крымских побед Великий князь Ольгерд – супруг Иулиании Тверской, о чем не упоминается в изданиях об Аушрос Варатай. Образ Виленской Остробрамской Богородицы над вратами Аушрос Вартай, повторяющий икону, привезенную Ольгердом, относится к началу XVII века. «В 1671 году картина была облачена в серебряные одеяния, созданные вильнюсскими мастерами золотых дел. Позднее это одеяние по неизвестным причинам было заменено другим, сохранившимся до сих пор. Внизу - большой серебряный полумесяц, как приношение по обету (Ex-voto – клятва). Это выражение особой благодарности, когда Божией милости просят в публичном культовом месте. Надпись гласит: «Благодарю тебя, Божья Матерь, что выслушала мои просьбы, Молю тебя, Матерь Милосердная, храни меня в своей святой милости и покровительстве W.I.J 1849 год».

Культ Виленской Богородицы Ворот Зари основан кармелитами, прибывшими из Малой Польши, которые в 1624 году возвели деревянную церквушку, а к картине подвели лестницу. «После того, как рядом был построен костел Святой Тересы, в 1688 году кармелитам была пожалована привилегия хранить картину Святых Ворот». Обновлена в камне церквушка была в XIX веке. Своды украшают рельефы, изображающие звезду Вифлеема, а по обе её стороны расположены изображения Ноева Ковчега и Ковчега Согласия.

У алтаря скульптуры св. Иоахима и св. Анны.

Лестница к иконе украшена живыми лилиями.

2 июля 1927 года Виленская Остробрамская Богородица была торжественно коронована. Божья Матерь Святых Ворот получила две золотые короны от Папы Римского. К этим событиям относится и дальнейшее именование её Милосердной

«Лишь дважды икону вынимали из небольшой часовни, специально построенной для неё над Остробрамскими городскими воротами монахами-кармелитами сначала в деревянном (1671 г.), а затем в нынешнем, каменном виде (1712-1715 гг.). В первый раз это случилось в июле 1927 года, когда по декрету папы римского Пия XI (кстати, в 1920 в качестве апостольского нунция служившего святую мессу перед алтарём Остробрамской Божией Матери), несмотря на проливной дождь, перед Кафедральным собором Вильнюса состоялся многолюдный торжественный акт её коронации митрополитом варшавским кардиналом Александром Краковским в присутствии всего польского епископата, Юзефа Пилсудского и президента Польши Игнация Мосцицкого. Тогда же чудотворной иконе было присвоено имя Матери Милосердной.

Во второй раз икону и оклад Вильнюсской Мадонны демонтировали, тщательно отреставрировали и снова собрали накануне визита в Литву папы Римского Иоанна Павла II. 4 сентября 1993 года он также молился Остробрамской Пресвятой Богородице, а затем из открытого окна часовни перед многотысячной толпой верующих, собравшихся внизу, на улице, произнёс о ней трогательную речь.

Спустя еще четыре года здесь же из уст Патриарха Московского и Всея Руси Алексия II прозвучала православная молитва. Он также благословил верующих, собравшихся возле Остробрамской Богородицы по случаю 650-летнего поминовения святых Виленских мучеников – Антония, Иоанна и Евстафия и 400-летия вильнюсского Свято-Духова монастыря ( Пропала ли Остробрамская мадонна ?).

В костеле св. Тересы я была во время службы. «В убранстве костела много мрамора и гранита, что редко для Вильнюса. В камне исполнена только кафедральная часовня св. Казимира. Колокольня костела завершается флюгером - фигурой ангела с трубой. Обращает на себя внимание коронованный образ Богородицы. Одна из двух внутренних часовен посвящена Божией Матери Доброй Советнице. На шести фресках сцены из жития св. Тересы. Картины увековечивают идеалы этой великой сторонницы мистицизма. На главном алтаре «Пресвятая Дева Мария с младенцем Иисусом и св. Казимиром» (Вильнюс. Каунас. 2007 год).

После закрытия в 1844 году монастыря кармелитов костел св. Тересы стал приходским. Костел был закрыт российскими властями, помещения монастыря переданы православному Свято-Духову монастырю, находящемуся по соседству с костелом св. Тересы, а в 1931 году возвращены ордену Девы Марии с горы Кармель.

Таким образом, с историей часовни Виленской Богородицы над Воротами Зари связаны: костел святой Тересы и православный Свято-Духов монастырь, где находится Виленское Свято-Духово братство.

У входа в костел св. Тересы Авильской - образ Иисуса с исходящими из сердца, расширяющимися белым и красными лучами.

В книжной лавке костела св. Терезы, когда я покупала, выполненный в янтаре, образ Виленской Богородицы, книги о Вильнюсе и о костеле, женщина, с которой я общалась о покупках, несколько раз обратила мое внимание на открытку образа Иисуса с двумя лучами, исходящими из сердца, такой же, как я видела и при входе. Она искала изображение с текстом на русском языке на обороте, но не могла найти. Пригласила помощника, чтобы он посмотрел в запасниках. Но русских переводов тоже не было. Я поняла их старания так, что принципиально важной является связь между образом Иисуса из костела святой Терезы и образом Виленской Остробрамской Божией Матери Милосердной. Поэтому купила английскую версию открытки. Третий раз этот же образ Иисуса увидела на здании главной площади Вильнюса, где 6 марта проходила ярмарка св. Казимирчика. В переводе с английского, именование Иисуса из костела св. Тересы означало - Милосердный, такое же, как у Виленской Богородицы. Но связь оказалась гораздо глубже.

Согласно «Дневнику» святой Фаустины Ковальской, канонизированной при Иоанне Павле II, 22 февраля 1931 года в часовне плоцкого монастыря ей явился Иисус Христос и объявил, что она должна нарисовать его образ.

«Вечером, находясь в келье, я увидела Иисуса Христа, одетого в белое. Одна Его рука была поднята для благословения, а другая касалась одежды на груди. Из складки одежды на груди исходили два широких луча: один - красный, другой – бледный… Немного спустя Иисус мне сказал: Напиши образ, который ты видишь, и сделай надпись „Иисус, уповаю на Тебя". Я хочу, чтобы этот образ вначале стал почитаем в вашей часовне, а потом - во всем мире».

Первая икона была написана в 1934 году Е.Казимировским … по просьбе и эскизу Фаустины Ковальской. В 1935 году этот образ впервые был показан верующим во время первой недели Пасхи в Вильнюсе в Острой браме.

«В 1935 г. во время торжества по случаю окончания Юбилейного года, посвященного искуплению мира, образ Божия Милосердия был перенесен в Острую Браму, помещен высоко в окне, чтобы его было видно издалека, и находился там с 26 по 28 апреля 1935 г., а 04.04.1937 г. с разрешения Виленского митрополита архиепископа Ромуальда Ялбжиковского освящен и повешен в церкви Св. Михаила в Вильно».

6 марта 1959 года Святой Престол своим декретом приостановил распространение среди верующих данного культа. В 1965 году будущий Римский папа кардинал Кароль Войтыла начал процесс беатификации Фаустины Ковальской, в связи с чем 15 апреля 1971 года Святой Престол отменил декрет от 1959 года, запрещавший распространение культа Божьего Милосердия»

Я познакомилась с этим образом 6 марта 2016 года, в годовщину временного запрета.

«В 2005 году подлинник иконы Иисуса Милосердного был перенесён из вильнюсской церкви Святого Духа в церковь Святой Троицы, которая стала называться санктуарием Божьего Милосердия. После перенесения на новое место к иконе в нижней части была добавлена металлическая табличка с надписью на польском языке «Jezu ufam Tobie» («Иисус, уповаю на Тебя»)… На иконе изображён стоящий Иисус Христос, одетый в длинную белую тунику. Благословляя, Иисус Христос Своей левой рукой указывает на Своё пронзённое сердце, из которого исходят два луча, один из которых имеет красный цвет, символизирующий Его кровь, другой луч имеет белый цвет, символизирующий воду».

Храм Милосердия Божьего в Вильнюсе, он же - Санктуарий Божьего Милосердия, а ранее церковь святой Троицы, в 1821 году генерал-губернатором Н.Н.Муравьевым был переименован в церковь Благовещения.

В 1920 году храм Милосердия Божьего был возвращён католической церкви. В 1946—1947 годах в костёле служил священник Михал Сопочко, духовник сестры Конгрегации Божьей Матери Милосердия Фаустины Ковальской, которая 22 февраля 1931 года увидела Иисуса, сказавшего нарисовать Милосердный образ.

Санктуарием Божьего Милосердия храм стал называться только лишь в 2005 году.

«Образ Иисуса Милосердного», «Образ Божьего Милосердия» в настоящее время является одним из элементов почитания Божьего Милосердия и церковного праздника, который отмечается в Римско-Католической церкви в первое воскресенье после Пасхи.

«Сначала этот праздник ввёл в литургический календарь для Краковской архиепархии кардинал Франтишек Махарский (1985), а затем некоторые польские епископы сделали то же в своих епархиях. По просьбе польских епископов Папа Римский Иоанн Павел II в 1995 году официально ввел этот праздник в календарь для всех епархий Польши. В день канонизации сестры Фаустины, 30 апреля 2000 года, Папа провозгласил Воскресенье Божьего Милосердия праздником всей Церкви» (Праздник Милосердия Божьего).

Милосердным Иисус был назван позже, чем именование Милосердной получила Виленская Остробрамская Богородица, после её коронации. Много более древний и сам Остробрамский образ.

Начиная с XX века, их объединяет единое почитание Милосердия.

О ВИЛЕНСКОЙ ОСТРОБРАМСКОЙ БОГОРОДИЦЕ ИЗ СТАТЬИ

«Виленская Богородица с Луной и Солнцем и «Великая королева» Мишеля де Нотр Дам»

© Н. Б. Чистякова - Ярославова
19-20 сентября 2010 года, Санкт-Петербург

Тем, кому интересна тайна пророчества Иоанна Богослова о «Великой королеве» и «Даме Солнца», под ногами которой Луна, а в голове Солнце, путь - к иконе Виленской Остробрамской Богородице, в голове которой изображено это же самое Солнце, а в руках - Луна. Подобным же образом, с Луной в ногах и диском Солнца между «рогов», изображалась в древние времена «богиня - богинь» Исида

Виленская икона Божией Матери, находится в часовне Острых Ворот в Вильнюсе («Аушрос Варту Дево Мотина»). Небольшая часовня, шахматный пол и икона, которую называют «бесценным даром из прошлого». Точно такой же шахматный пол я видела в именины Александра в капелле русских цариц Святого Александра Невского, «патронируемой» Мальтийским крестом… («Капелла Александра Невского и Сергиева пустынь: духовники и рыцари Русских цариц в Петербурге)

В 18 веке для Виленской Остробрамской иконы был изготовлен оклад из драгоценных металлов, а над ее пречистым челом возложили два венца, две короны (одну как Царице Небесной, а другую как Польской королеве). В Литву, в Вильнюс к иконе приезжал поляк Папа Иоанн Павел II. «В часовне Ашрос Варту перед образом Богоматери он отслужил торжественную мессу. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер) во время визита в литовскую столицу благоговейно приложился к остробрамской иконе». Ведь он и родился недалеко, в Эстонии, в Таллине… «Римский понтифик и Московский первоиерарх молились о заступничестве перед чудотворным образом…».

Икона привезена из Крыма в XIV веке Альгирдасом Гядеминовичем - мужем одной из Ярославен, Витебской Ярославны Марии. Вероятно, речь идет о правнучке Александра Ярославича Невского и о дочери последнего князя Витебского - Ярослава Васильевича. Альгирдас Гедеминович получил эту икону в дань, в очередном «татарском походе». Уверена в том, что эта икона принадлежала знатной гречанке Фефано Музалон - супруге кагана Олега Святославича, брак которых был заключен на острове Родос, архонтиссе Боспора, единственной женщине - хазарскому кагану и правительнице Тмутараканского княжества. После развода со Святославовом ей достался тот самый Крым и Керченский пролив, откуда привезли икону. Разведенная Музалон вместе с Боспором (ок. 1094 г.) после этого перешла в подданство Византии. История этого брака описана в статье «Сказания о роли браков в династической геополитике и солнечный брак на острове Родос Яр-тура Кагана и Архонта Олега»

Я часто писала о том, что Ярославны - книжницы. Есть даже такая картина «Мати Украинска Ярославна», на которой она изображена с книгой в руках (см. картину). Но вот на днях мне встретился обзор по теме «Великой Дамы» и в нем выделен тот факт, что с книжкой изображалась также и Мария Магдалина. Действительно, я много раз читала о том, что Мария Магдалина, в отличие от апостолов, была очень высоко образована. На представляемой мною картине, великий художник Эль Греко изобразил Марию Магдалину с книгой. ..

Получается такой «женский ряд»: Ярославна - книжница, Мария Магдалина -книжница, Исида (Сотис, София) - богиня мудрости и Богородица…

Прекрасную статью о Виленской Остробамской Богородице написала Ирина Сволсбру.

Из этой статьи я узнала о том, что эту икону патронировали иноки-уаниты униатского Базилианского ордена, который непосредственно подчинялся Римскому понтифику. Икона, и позже, оставалась « во владении латинян во многом благодаря тому, что православный митрополит Иосиф (Семашко) ходатайствовал перед императором Николаем I с просьбой не отнимать икону у католиков, при этом он отметил, что православные ее чтут и поклоняться ей не перестанут, тем более, что на ней еще сохранилась старинная, выполненная славянской вязью надпись: «Честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим».

Вот эта надпись вязью на иконе «Честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим» мне так запала в душу, что я решила понять её глубже.

Оказалось, что есть такая Молитва-величание «Честнейшую херувим и славнейшую без сравнения серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем»

И поскольку несколько раз, разными путями, меня этот поиск привел к иконе «Богородицы «на двуглавом орле», то я привожу и эту икону. Не напрасно она напоминает о себе в этом разговоре (дополнение: «Аллегорическое изображение Приората Павла I и двуглавые орлы на иконах «Богородицы в рост» с младенцем)

Как пишет автор статьи, почитание Виленской иконы «было столь масштабным, что в честь иконы в костеле были введены торжественные сорокачасовые службы.

В церковных песнопениях появились строки:

«Ты естешь Польска кролева, бэндь нам оброна готова» («Ты еси Польская королева, будь нам твердая защитница»).

Вообще в сознание местного простого люда активно внедрялась мысль, что латинская вера - это вера польская.

В этой связи Референт Департамента Исповеданий Литовской Республики ксендз Казимир Прапуолянис писал в газете «Лиетува» в № 158 от 16 июля 1927 года: «В обширной Могилевской римо-католической архиепископии, в канцелярии коей мне было суждено 20 лет быть секретарем, вообще во всей России и Сибири, католическая церковь называлась «Польским Костелом». Всех последователей этой церкви - латышей, литовцев или белорусов называли поляками. В конце концов идея этой «польской веры» так была вдолблена людям, что когда стала пробуждаться Литва, на мое замечание одной ополяченной крестьянке-литовке, что Божия Матерь была еврейка - не полька, девушка ответила: «Да, видите, она приняла нашу польскую веру».

Отчего же Виленская богоматерь носит польскую корону, если «Великая Дама», по пророчеству, будет на Русском престоле?

Быть может оттого, что одна из Ярославен была супругой короля Польши Казимира I, а её брат Изяслав Ярославич был женат на родной сестре Казимира I.

Эта Виленская Остробрамская икона и «пришла» ко мне через Польшу, через «Библию Руска» Скорины, на которой изображены те же самые Солнце и Луна («Прорыв в «Железный миллиард»: дорогой золота и нефти…»).

Дело в том, что Луна и Солнце изображены также на гербе колена алиенов - Иссахар, ушедшем на Север и эти же знаки находятся на гербе Ярославовых, который относится к известному в Польше гербу Лелива.

Особенно известен этот герб в гербах городов Малой Польши и Галиции. Родовой герб магната Лелива - золотые шестиконечная звезда и полумесяц в лазоревом поле … К могучему роду древнего герба «Лелива» относятся и Минские Глебовичи. Ян Янович герба «Лелива» управлял Минском в конце XVI век («Ян Янович герба «Лелива»). Одни считают, что Лелива - это польский герб. Другие «тянут» его историю в немецкие земли. («Высоцкие герба Лелива») Польские геральдики утверждают, что Леливу принес с собою в XI столетии с берегов Рейна некто Тицимир. Род Леливитов сначала пользовался гербом Любомля, изображавшем звено цепи с крестом над ним… Другие источники говорят о происхождении этого герба из Германии, из замка Моргенштерн на Рейне… Герб наиболее распространен на земле краковской, познаньской, сандомирской, также на Подолье и Волыни. После Городельской унии принесен в Литву. Основателем местечка Тухола в 1570 считается Ян Высоцкий герба Лелива…»

На форумах, посвященных гербам колен Израилевых по поводу Лелива есть такой комментарий : «вот откуда арабское племя - полумесяц - это… ПРЯМОЕ указание, ЧТО МУСУЛЬМАН КОНТРОЛИРУЕТ АЛИЕНСКОЕ КОЛЕНО ИЗАХАР».

Белорусский учёный, философ, медик (доктор лекарских наук), первопечатник и просветитель, Скорина Франциск не только сам себя изображает с гербом Исахар, но и приводит гравюру, на которой изображен Ковчег Завета с пятилепестковой розой, «рогатый» Моисей и сыны Израилевы, охраняющие Ковчег, впереди которых - герб Иссахар! Привожу эту гравюру и комментарии этого же форума к ним.

«Роза на Ковчеге Завета. Прямо по Дэну Брауну. «Sub Rosa» - «под розой». В древности это было символом тайны, что вполне соответствует высокому сакральному статусу содержимого Ковчега Завета… во все времена - от античных мистериальных культов до мистических прозрений русских символистов-софианцев - Роза была символом Священного Женского Начала. Каким образом связан с этим Ковчег Завета? Именно он считался местом пребывания Шехины - Присутствия Б-жьего среди людей. В традиции хасидов (а в Белоруссии, где трудился Скорина, они были особенно сильны) Шехина изображалась как Женский Аспект Б-жества. Отсюда логическая цепочка: Роза - Священное Женское Начало - Шехина - Ковчег Завета. И, наконец: Роза (наряду с Крестом) украшала личную печать Мартина Лютера … Да! И о сочетании Креста и Розы (Лотоса) на Шапке Мономаха. То же самое сочетание имеет место на древних изображениях, сделанных сирийскими христианами-несторианами в Китае. Все тот же Крест и Лотос. А вот у египтян видеть такого мне, увы, не приходилось…»…

И я думаю, что правильно в разговоре о Солнечной Даме, вернуться вновь к теме Божественного начала.

Потому что племя Иссахар, на иссиня черном флаге которого изображены Луна и Солнце, были благословлены Моисеем (Моша) на изучение Торы в Партнерстве с племенем Зевулун. Именно по этой причине все «Великие дамы» изображаются с книжкой: т.е. с Торой, а затем с Новым Заветом, появление которого предсказано пророками. Вот отсюда, вероятно, и Анна Ярославна - королева Русская «с книжкой», т.е. с Библией, во Францию прибыла. И этот факт вошел в историю.

(Дополнение от 27.09.2010 г. Получила подтверждение тому, что Мария Магдалина была из колена Иссахар. «Святая равноапостольная Мария Магдалина была родом из галилейского города Магдала (колено Иссахара), расположенного на западном берегу Генисаретского озера. Иначе это озеро называется Галилейское море. Это данные статьи «День памяти Святой равноапостольной Марии Магдалины». В городе Магдала колена Иссахарова, на горе Блаженств Иисус произнес свою Нагорную проповедь. Эта история описана в Части 12. «Магдала и гора Блаженств» книги «Святая Земля». С 1908 г. Магдальский сад с родоновым источником Марии Магдалины принадлежит Русской Палестине . Мария Магдалина была Небесной покровительницей супруги Павла I и

Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство

© Наталья Ярославова-Чистякова
10 мая 2011, Санкт-Петербург

....В данном случае, я ориентируюсь и на взгляды епископа Вологодского и Великоустюжского Иннокентия (Борисова), который, спустя годы, был назначен в тот самый Херсон, откуда литовский князь Ольгерд привез Виленскую Остробрамскую икону Божией Матери в подарок своей любимой жене княгине Марии Ярославне или княгине Иулиании - внучке Михаила Ярославiва Тверского...

... я выделила для себя необычное его сравнение «Острый», относящееся к полумесяцу, вместе с упоминанием о его, т.е. месяца, «рогах». В моей же версии, с учетом положения месяца - это Чаша. Т.е. у него ассоциации возникли более близкие к «полумесяцу - рогам» египетской богини Исиды. А у меня, более близкие - к Чаше Грааля.

Однако если вернуться к сравнению «Острый», то тут есть не менее важная аналогия с Острой Брамой и Остробрамскими вратами, на которых в городе Вильне (Вильнюсе) изображен образ Виленской Остробрамской Божией Матери.

Этот Виленский Богородичный образ был воспроизведен на воротах князем Константином Константиновичем Острожским, второй супругой которого была Александра Ярославова - дочь Ивана Тышкевича. И это новое удивительное совпадение…

Более того....я абстрагировалась от шаблона «Брама-ворота» и подумала, а ведь Брама - одно из имен Брахмы. Т.е. Брама - это Мировая Душа, высшее верховное существо религии индусов, представляющее творческую силу. Это Творец, Созидатель. Или - «олицетворение той части всемогущего существа, которую оно прежде вызвало из себя для исполнения своих предначертаний относительно создания мира». То есть - это начало начал. То, из чего вышло все. При этом именно в Ведах изложена религия Браманизма, и индусские жрецы, составляющие высшую касту в Индии, называются Брамины.

Острая Брама в этом смысле переводится как Царские Врата, известные нам по многим православным храмам…

Т.е. смысл Острой Брамы не просто остроугольные врата с острыми формами, а именно Царские Врата со всей философией, трансформациями и переходами, которая следует за этим.

Поэтому весьма загадочной, в контексте сказанного, видится вся эта история с названием врат города Вильно. И оттого есть основания поразмышлять о том, почему князь Острожский - муж Александры Ярославовой, урожденной Тышкевич, назвал Виленские врата на языке Браминов, т.е. Острая Брама, вместо - «Царские врата», что более привычно для христиан.

С другой стороны, именно вот это участие князя Острожского и его супруги Александры Ярославовой (Тышкевич) в сохранении культа поклонения Виленской Остробрамской Божией матери проясняет интерес к фамилии Ярославовы со стороны В.В.Мартинсона - члена Виленского Свято-Духова Братства.

Как я уже писала в одной из своих недавних публикаций, Василий Васильевич Мартинсон был одним из первых в России собственников крупнейшего банковского дома. Наряду с этим он участвовал в становлении Казанского театра и, самое главное, был известным антикваром, собирателем гравюр и древних книг. Об образе мыслей и системе ценностей В.В.Мартинсона много говорит и тот факт, что он был соучеником Бориса Вильде - известного лингвиста и этнографа в Музее человека в Париже, одного из основателей и редактора газеты Resistance («Сопротивление»).

Одновременно В.В.Мартинсон был ещё и сыном последнего перед Революцией ректора Петербургской Духовной семинарии В.А.Мартинсона, возглавлявшего в Санкт- Петербурге Братство Святого Апостола Евангелиста Иоанна.

И таким образом, он был допущен к той информации о родословиях, которую знали и хранили только священнослужители. Причем хранили даже тогда, когда её уничтожала правящая и иная власть.

В.В.Мартинсон был одновременно другом мистика О.С. Пржецлавского - члена Совета министерства внутренних дел по делам книгопечатания, выпускника Виленского университета и товарища А.Мицкевича, посвященного в масоны ещё в Вильне и занимавшего видное место среди виленского общества. А книгопечатники, как известно, обладают эксклюзивной информацией. И они не могли не проявить интереса к Ярославовым, поскольку на гравюре с гербом Ярославовых, изображены, как уже сказано, рыцарские страусовые перья и луна с острыми концами вверх, расположенная как Чаша.

О причинах интереса В.В.Мартинсона к истории рода Ярославовых можно много узнать и по финалу его жизни.

Дело в том, что в конце XIX века он приобрел в Вильне и передал безвозмездно Виленскому Свято-Духову Братству участок земли для строительства храма в честь иконы Божьей Матери «Знамение». Участок этот находился в границах его владения Александрия (сейчас Жверинас или Зверинец). Нотариальная дарственная запись на земли в 1380 сажен была совершена В.В.Мартинсоном 20 июля 1899 г. Участок «оценен г. Мартинсоном в 50000 рублей». И как раз в ограде церкви, построенной на этих землях, по завещанию В.В.Мартинсона, после смерти покоится его прах.

Сам храм был воздвигнут к 1903 году, и строился на пожертвования других частных лиц. «Особенный вклад в строительство внесли архиепископ Холмский и Варшавский Иероним (Экземплярский), за несколько лет до этого занимавший Виленскую кафедру, архиепископ Виленский и Литовский Ювеналий (Половцев), московский домовладелец И.В.Васильев и профессор Технологического училища А.А.Крюков. Знаменский храм был воздвигнут в византийском архитектурном стиле. Архиепископ Ювеналий благословил новый храм списком с чудотворной иконы Знамения Божьей Матери Курской-Коренной, который был помещен на иконостасе слева от Царских Врат… Кроме главного алтаря в Знаменском храме в нем были сооружены два предела: во имя св. Иоанна Предтечи и преподобномученицы Евдокии» («Храм в честь иконы Божией Матери «Знамение» (Вильнюс)»).

Как видим, уже сама история строительства этого Храма является доказательством того, что В.В.Мартинсон был близок к Виленскому Свято-Духову Братству. И, в первую очередь, в этом я вижу одну из причин, по которой он мог патронировать Ярославовых.

Дело в том, что и в XVII веке, и в начале XX века, и в XXI веке ставропигиальный Свято-Духов монастырь, оплот Свято-Духово братства подчинялся и подчиняется непосредственно Константинопольскому патриархату.

Современная же русская Православная церковь не может сделать подобного заявления после того, как царь Василий III пренебрег запретом Константинополя на его брак с Еленой Глинской, а русские священники, угождая ему, обвенчали царя, начав, тем самым, новый этап в истории РПЦ, относительно « автономный» от Константинополя. И эти события XVI века, в свою очередь, отдалили Россию от греческого православия («Великокняжеский Крест Паисия (Ярославова) для княже Юрия (Георгия)»).

Виленское же Свято-Духово Братство, как уже ясно, в отличие от РПЦ, осталось «под юрисдикцией» Константинополя. Второе название этого монастыря - монастырь в честь Сошествия Святого Духа на Апостолов. Его главный храм построен рядом с Троицким монастырем, где Братство находилось до того, как этот Троицкий монастырь изъяли у православных. Первая же деревянная церковь во имя Святой Троицы (Троицкого монастыря) была построена на месте казни Виленских мучеников Антония, Иоанна и Евстафия (память 14/27 апреля), по желанию литовской княгини Улиании - внучки «Царя Росов» Михаила Ярославiва Тверского. («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»)

Эта печальная история складывалась так, что ещё будучи язычником и за три года до своего второго брака с Тверской княгиней Иулианией будущий муж Иулиании - литовский князь Ольгерд Гедиминович казнил своих тайно православных подданных, исповедовавших православие в пещере, называемой сегодня «пещерой Виленских мучеников»

Однако после появления княгини Иулании ситуация в Литве стала коренным образом меняться, на что обращает внимание в своей статье «Великая княгиня Литовская Иулания Александровна Тверская» - заместитель председателя Миссионерского отдела Тверской епархии - священник Георгий Белодуров, где он в частности пишет:

«Уже в год своего приезда молодая княгиня добивается от Ольгерда выделения участка земли для строительства храма, который станет усыпальницей для честных мощей виленских мучеников, и инициатором их прославления выступит тоже Иулиания Александровна. По указанию и на средства Иулиании в столице Литовского государства возводятся два крупнейших православных храма - кафедральный Пречистенский собор, который будет усыпальницей ее мужа и вторая по значимости Никольская церковь. На месте гибели Виленских мучеников Иулиания Александровна основывает Свято-Троицкий монастырь, ставший на два столетия местом почивания мощей Виленских мучеников.

В этот монастырь княгиня передает подаренную ей мужем в знак их любви великую святыню - чудотворную Остробрамскую икону Божией Матери, привезенную им из Херсонеса Таврического» и названную уже в Литве - Виленской, в честь реки Вилена, на которой основан город Вильно.

Благодаря княгине Иулиании к концу XV века в столице княжества Вильно молились уже в 17 православных храмах. При этом, все эти церкви располагались в так называемом «русском конце» Вильны, где компактно селились вдоль берегов реки Вилейки древние русичи. Рядом с Пречистенским собором возникла Спасская церковь, неподалеку возвышались церкви Крестовоздвиженская (сгорела в 1557 году)… На улице Большой в первой половине XV века стояла церковь во имя Архистратига Божия Михаила, а в районе Росу, в Никодимовском переулке, молились в Свято-Георгиевском храме (сгорел в 1655 г.), при этой церкви … действовало Русское Юрьевское Братство («Литва Паломничество»).

Упоминаемый здесь район Росос - это древнее название местности, где отцом литовского князя Ольгерда Гедиминовича был основан город Вильно. Получается, что Вильно-Росос почти идентично.

И со всей очевидностью, название «Царь Росов» созвучно древнему названию Вильно - Росос, где литовской княгиней стала, опять же, внучка «Царя Росов» Михаила Ярославiва Тверского.

Т.е. княгиня из рода Росов стала правительницей земель древних Росов (дополнение: «Почему есть обрусевшие)

В польском варианте Росос звучит как Росы. И как уверены местные краеведы это название не имеет ничего общего с язычеством. Но при этом католический праздник летнего солнцестояния Йонинес, известный язычникам как Куполе (Ивана Купалы), в древней местности Росос, а ныне Вильне, имел название - Росос, что отличает поклонников Росос и от католиков, и от язычников, но одновременно напоминает об Иоанне Предтече.

Не менее символично и то, что название Вилия (Велья, Нярис) означает Великая. И это, в свою очередь, роднит Вилию с рекой Великой в Пскове, на которой родилась равноапостольная княгиня Ольга - прародительница всех Рюриков.

Ещё более необычно то, что в районе двух рек Великих (Вилий), рядом с Псковом и современным Вильнюсом, обнаружены такие же длинные курганы - захоронения, каковые отмечены ранее только в одном месте - около реки Вилии Иберийского полуострова (Пиренейского), на территории современных Испании и Франции. История этой реки Вилен, сливающейся с рекой Иль (Иль и Вилен) представлена в пятой части статьи «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское». Сочетание же Иль и Велена напоминает Иловлинский волок - основной «узел» между Волгой и Доном, где рождались протесты казаков против нелегитимных правящих династий России.

Уверена, что во всем этом и заключается причина, по которой Виленский гаон (гений) раввин и каббалист, один из выдающихся духовных авторитетов ортодоксального еврейства, был похоронен на правом берегу Вилии, напротив Замковой горы и устья Вильни.

Виленский гаон (1720 г.р.) известен тем, что «резко осудил хасидское движение, зарождавшееся в этот период. Он осуждал их за измену еврейской традиции и пренебрежение к людям, изучающим Тору, считающимся элитой в еврейских кругах».

Таким образом, он осуждал их за нарушение того самого «Священного договора» между коленами Зевулун и Иссахар, которому я посвятила шестую главу статьи «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское».

Более того, за нарушение этого «Священного договора» Виленский гаон объявил хасидам «херем» (то есть бойкот), что частично остановило развитие хасидизма в Литве. Хотя, по данным 1897 года, евреев в Вильне было 20 %. А русских -30%.

В 1780 году, за 17 лет до смерти, Виленский гаон предпринял попытку эмигрировать в Эрец Исраэль, но по непонятным причинам вернулся назад, когда достиг того самого Кёнигсберга, где в 2005 году был открыт клад с надписями на иврите Герцога Кенигсберга и члена «Ордена Лебедя» Альбрехта Бранденбургского.

Как видим, и Виленский гаон видел некую сакральность в этой Вилии- вить, (ива), виться, извиваться (волна)…

«Есть и другое объяснение Велье - «вода», так говорят на Псковщине, а отсюда «Белое», «Забелье» (озера в том же крае).

Однако существует ещё одна река Вилия, которая косвенно, через город Острог, князей Острожских и Остробрамскую икону связана с городом Вильно.

Речь идет о городе Острог, в Украине (Волынь), где река Вилия - Вілії (стародавнее название Велія) впадает в речку Горинь (Гарынь), стародавнее название которой Оар. Недалеко от этих мест находится Межерич, бывшая вотчина князей Острожских, и Меджибож - мировой центр паломничества хасидов с его замком «Лебедь Белая» и «забытым» уделом Божией матери

Острог на реке Вилия - в XV-XVI веках был вотчиной князей и магнатов Острожских, состоящих, как уже сказано выше, в родстве с Ярославовыми, что указывает на некую тайную родовую традицию.

В частности, мною упоминалась жена князя Константина Константиновича Острожского - Александра Ярославова, дочь Ивана Тышкевича, королевского дворянина, известного как графа на Логойске и Бердичеве. Одновременно он был - маршалком королевским, а также воеводой в Минске, Смоленске и многих других городах. Матерью Александры была вторая супруга Ивана Тышкевича - Настасья Сопочковна.

От её отца Александре Ярославовой (урожденной Тышкевич) досталось огромное имение Ружаны, которые дня 22 декабря 1552 года король Сигизмунд Августа представил в пожизненное держание Василию Тышкевичу. Позже усадьба Ружаны стала известна, как Белорусский Версаль.

Александра дочь Ивана Тышкевича трижды выходила замуж. И свою вторую фамилию Ярославова, она обрела во втором браке с князем Константином Константиновичем Острожским, поскольку её третьим мужем был князь Язловецкий - собственник Язловецкого замка в Тернополе, вместе со всеми его утерянными кладами. Таким образом, Ярославовой - Язловецкой, Александра, урожденная Тышкевич, стала именоваться уже после её третьего замужества («Утерянное наследие»: Язловецкий замок).

Второго мужа Александры Ярославовой (Тышкевич) - Константина Острожского в 1559 году называли «некоронованным королем Руси», а в 1573-1574 годах князь Константин-Василий Острожский был даже одним из возможных кандидатов на польский престол (!!!), чью кандидатуру поддержала и Турция. Аналогичная ситуация повторилась в 1587, когда умер Стефан Баторий, и князь Острожский также рассматривался и поддерживался, как достойный кандидат на королевский престол.

В одном из современных научных исследований Князя Константина Острожского именуют - лидером «русского народа» Речи Посполитой» (Л.Соболев, Москва).

Обращу внимание, что «некоронованный король Руси» Константин (Василий) Острожский вёл свою родословную от князя Данилы Галицкого («Украина, «Переучреждение» власти: Русь Даниила Галицкого или Президентская Республика»). Супруга его деда также принадлежала к Рюрикам, в частности, к ветке потомков Владимира Ольгердовича - сына литовской княгини Иулиании. Таким образом, князь Константин-Василий Острожский был ещё и потомком Михаила Ярославiва Тверского, поскольку княгиня Иулиания Александровна Тверская - это его внучка.

Отцом князя К.К.Острожского, известного защитника западнорусского и южнорусского православия, был Великий гетман Литовский Константин Иванович Острожский. Во время «русского плена» князь К.И.Острожский несколько лет провел в Вологде и Вологодское православное священничество, придерживающееся афонского устава, в те годы сыграло большую роль в его спасении.

Сын же гетмана, князь Константин-Василий Острожский - супруг Александры Ярославовой (Тышкевич) был известным и богатейшим магнатом, собственником 80 городов, создателем Острожского замка. Этот Острожский замок изображен, в частности, на репродукции профессора Фогеля, упоминаемого в книге Луи Жаколио о Тайном обществе невидимых («Тайное «Общество Невидимых» и единый Славянский корень: Иван Ярославов и два олигарха Михаила»).

В статье Леонида Тимошенко, посвященной 400-летию князя Острожского его могущество описывается так:

«Еще не родился историк, которому бы удалось подсчитать владения князя В.-К.Острожского на просторах Речи Посполитой. Они раскинулись в Волынском, Брацлавском, Киевском, Сандомирском, Краковском, Русском, Берестейском, Минском, Новогрудском, Витебском и Виленском воеводствах.

«Острожчина», то есть имения князя Константина - Василия Острожского на Волыни, была государством в государстве. Историки называют ее «империей», «острожским государством», «удельным княжеством», а ее владельца - настоящим монархом.

О могуществе князя свидетельствуют и данные о численности его войска. Например, в 1595 году Василий-Константин Острожский угрожал королю, что сможет выставить на защиту иноверцев от 15 до 20 тысяч войска. По некоторым свидетельствам, на Брестский собор 1596 г. его сопровождало трехтысячное войско. Даже на сеймы в Варшаву он выезжал с пятитысячным отрядом».

Дело в том, что в те годы католики называли православных - схизматиками и даже еретиками. При этом «вождем схизматиков» был не кто иной, как князь Константин Константинович Острожский - защитник «Константинопольского православия в Европе».

Именно поэтому, в 1908 году в городе Вильно по инициативе Свято-Духова православного братства был заложен, храм-памятник к 300-летию К. К. Острожского. На мемориальной доске золотыми буквами написано: «В память ревнителя и защитника православной народности».

А поскольку В.В.Мартинсон, интересовавшийся судьбой рода Ярославовых в начале XX века, был членом Виленского Свято-Духова Братства именно в те годы, когда братство инициировало строительство храма-памятника в честь 300-летия со дня рождения Константина Острожского - супруга Александры Ярославовой (Тышкевич), то полагаю, что внимание на фамилию Ярославовых он обратил как раз в связи с этими юбилейными событиями.

Вотчину князя Острожского - город Острог в годы его жизни называли «Волынскими Афинами». Он построил 600 православных церквей и создал в княжеской резиденции в Остроге славяно-греко-латинскую академию, в которую пригласил славянских и греческих ученых, публицистов, теологов и богословов. В неё, в частности, входил Кирилл Лукарис - будущий Александрийский и Константинопольский патриарх. (Константин-Василий Острожский)

Князем К.К. Острожским была также создана типография для первопечатника Ивана Федорова, издавшего «Апостола» и Острожскую Библию. Существует также мнение, что «Острожский кружок вместе со Львовским братством действовал,в целом как серьезный церковный институт.

И вот в этой его деятельности по защите православия, а также - поддержке братчиков, я вижу объяснение того факта, что «Библия Острожского» оказалась в те годы в Великом Устюге, где она хранилась в Библиотеке Успенского Собора (Часть пятая, «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.5»):

«В Великом Устюге, в Библиотеке Успенского собора (См. Вол. Губ. Вед. 1851 г. описание собора Разумовского)… замечательнее прочих - Живописная библия… издана Николаем Иоанном Пискатори … Шестодневец, печатан в Вильно 1613 года. На обороте заглавного листа напечатано: «На гербе освецонего ксенженция Константина Константиновича Острогского»… («Острожская Библия») Затем следует герб сего князя: под короною на нем изображены два съехавшиеся всадника, один с мечом, а другой с копьем, и под ними крест, месяц и звезда… В послесловии сей книги значится, что она напечатана … в столичном месте великого князства Литовского в Вильне»

Таким образом, «виленский след» в Великом Устюге - есть не что иное как память о просветительской книгопечатной деятельности супруга княгини Александры Ярославовой (Острожской), урожденный Тышкевич.

И, обращу внимание, что нижняя часть герба князей Острожских, также как и герб Ярославовых, герб Тышкевичей и герб Сандомирских представляет собою шестиконечную звезду и луну, расположенную, как Чаша, острыми концами вверх.

Все эти символы всадников, звезд, и «острой луны», присутствующие на стенах Дубненского замка князя Острожского, хорошо представлены в одноименном фильме «Дубненский замок».

В 1559 году князь Острожский в дополнение ко всем его регалиям, становится воеводой Киевским. Соответственно возрастает его военная и политическая мощь, и князь Константин -Василий Острожский позволяет себе проводить независимую политику в русских землях. Отчего его все чаще и называют «Некоронованный король Руси».

И я полагаю, в связи с этим, что фамилия его супруги Ярославова является следствием описанного выше родословия и могуществ князя, а также его близости к Константинополю. Мне видится, с учетом, опыта моего исторического поиска, что право на «вторую фамилию» - Ярослава было согласовано с Константинопольским патриархатом или даже инициировано им.

Дело в том, что фамилия Ярославова указывала на родство с Ярославичами через колено (внучатое). Либо она появлялась в поколении «Ярослав - Ярославич - Ярославов», для того, чтобы отличить отчество Ярослава III Ярославича от отчества уже его сыновей - Ярославiвых. Т.е. фамилия Ярославов во втором случае произведена от «дважды Ярослав».

Обращу внимание, что Подобный же прецедент «дважды Константина» имеет место и у князей Острожских. В частности, муж Александры Ярославовой (Тышкевич) от рождения именовался Василием, но в возрасте около двадцати лет его имя было изменено на - Константин, в результате чего он стал именоваться Константин Константинович Острожский или Константин (Василий) Острожский.

Принимая во внимание тот факт, что в окружении Острожских было много греческих и латинских богословов, а также учитывая их близость к Константинопольскому патриархату, в данном случае, надо исходить из того, что такие удвоенные имена, т.е. «дважды Ярославы» и «дважды Константины» в княжеских родах несли особый смысл и одновременно были посылом другим княжеским и королевским родам, умеющим правильно прочитывать длинные наборы имен, характерные для древних династий.

Есть и иные прецеденты «неожиданного» появления фамилии - Ярославов. По моим наблюдениям, фамилия (отчество) Ярославов возникала при воссоединении в браке двух родовых веток Ярославова Мудрого, либо обозначала - супругу князя рода Ярославова. К примеру, супругу Ярослава Мудрого - Ингигерду назвали Ингигердой Ярославовой.

Таким образом, появление фамилии Ярославова у супруги князя Константина (Василия) Острожского ставит его, отчасти, в один ряд с Ярославом Мудрым.

И безусловно, без Царьграда тут не обошлось.

Судя по всему, Царьград - Константинополь видел в князе Острожском - продолжение династии «Царя Росов» Михаила Ярославiва Тверского и Данила Галицкого.

И потому, совсем не случайно, после Брестского собора князь Острожский получил должность экзарха Киевской православной митрополии («К 400-летию со дня смерти князя Василия-Константина Острожского»).

На этом Брестском соборе, князь Константин Константинович Острожский вошел в историю своим обращением к православному народу от 24 июня 1595 г. … В нем он говорил : «Я научен и убежден благодатию Божией, что кроме единой истинной веры, насажденной в Иерусалиме, нет другой веры истинной, но в нынешние времена, злохитрыми кознями вселукавого диавола, сами главные участники нашей истинной веры… наши мнимые пастыри, митрополит с епископами претворились в волков, и, отвергшись единой истинной веры святой восточной Церкви, отступили от наших вселенских пастырей и приложились к западным… тайно согласились между собой, окаянные, как христопродавец Иуда с жидами…»

(«Князь Острожский и Брестский церковный Собор»)

В связи с этими важными событиями Брестского собора обращу внимание и на роль Виленского Свято-Духова братства в нем.

«Когда к концу 1594 года лишь только стали появляться тревожные слухи о подготовке унии с римо-католицизмом первыми забили тревогу члены Троицкого Братства Вильны…» И все восемь представителей от Виленского православного Свято-Духова Братства на Брестском Соборе1595 года высказались против Унии!

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС