Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Виленская Богородица с Луной и Солнцем и «Великая королева» Мишеля де Нотр Дам

© Н. Б. Чистякова - Ярославова
19-20 сентября 2010 года, Санкт-Петербург

Тем, кому интересна тайна пророчества Иоанна Богослова о «Великой королеве» и «Даме Солнца», под ногами которой Луна, а в голове Солнце, путь - к иконе Виленской Остробрамской Богородице, в голове которой изображено это же самое Солнце, а в руках - Луна. Подобным же образом, с Луной в ногах и диском Солнца между «рогов», изображалась в древние времена «богиня - богинь» Исида…

Виленская икона Божией Матери, находится в часовне Острых Ворот в Вильнюсе («Аушрос Варту Дево Мотина»). Небольшая часовня, шахматный пол и икона, которую называют «бесценным даром из прошлого». Точно такой же шахматный пол я видела в именины Александра в капелле русских цариц Святого Александра Невского, «патронируемой» Мальтийским крестом… («Капелла Александра Невского и Сергиева пустынь: духовники и рыцари Русских цариц в Петербурге)

В 18 веке для Виленской Остробрамской иконы был изготовлен оклад из драгоценных металлов, а над ее пречистым челом возложили два венца, две короны (одну как Царице Небесной, а другую как Польской королеве). В Литву, в Вильнюс к иконе приезжал поляк Папа Иоанн Павел II. «В часовне Ашрос Варту перед образом Богоматери он отслужил торжественную мессу. Патриарх Московский и всея Руси Алексий II (Ридигер) во время визита в литовскую столицу благоговейно приложился к остробрамской иконе». Ведь он и родился недалеко, в Эстонии, в Таллине… «Римский понтифик и Московский первоиерарх молились о заступничестве перед чудотворным образом…».

Икона привезена из Крыма в XIV веке Альгирдасом Гядеминовичем - мужем одной из Ярославен, Витебской Ярославны Марии. Вероятно, речь идет о правнучке Александра Ярославича Невского и о дочери последнего князя Витебского - Ярослава Васильевича. Альгирдас Гедеминович получил эту икону в дань, в очередном «татарском походе». Уверена в том, что эта икона принадлежала знатной гречанке Фефано Музалон - супруге кагана Олега Святославича, брак которых был заключен на острове Родос, архонтиссе Боспора, единственной женщине - хазарскому кагану и правительнице Тмутараканского княжества. После развода со Святославовом ей достался тот самый Крым и Керченский пролив, откуда привезли икону. Разведенная Музалон вместе с Боспором (ок. 1094 г.) после этого перешла в подданство Византии. История этого брака описана в статье «Сказания о роли браков в династической геополитике и солнечный брак на острове Родос Яр-тура Кагана и Архонта Олега».

Я часто писала о том, что Ярославны - книжницы. Есть даже такая картина «Мати Украинска Ярославна», на которой она изображена с книгой в руках (см. картину). Но вот на днях мне встретился обзор по теме «Великой Дамы» и в нем выделен тот факт, что с книжкой изображалась также и Мария Магдалина. Действительно, я много раз читала о том, что Мария Магдалина, в отличие от апостолов, была очень высоко образована. На представляемой мною картине, великий художник Эль Греко изобразил Марию Магдалину с книгой. И не только… (1576-1577 г.). Поскольку Исида родила - от уже мертвого Осириса, то другие детали картины могут указывать на то, что Мария Магдалина повторила путь Исиды и зачала ребенка подобно тому, как был зачат Гор.

Получается такой «женский ряд»: Ярославна - книжница, Мария Магдалина -книжница, Исида (Сотис, София) - богиня мудрости и Богородица…

Прекрасную статью о Виленской Остробамской Богородице написала Ирина Сволсбру.

Из этой статьи я узнала о том, что эту икону патронировали иноки-уаниты униатского Базилианского ордена, который непосредственно подчинялся Римскому понтифику. Икона, и позже, оставалась « во владении латинян во многом благодаря тому, что православный митрополит Иосиф (Семашко) ходатайствовал перед императором Николаем I с просьбой не отнимать икону у католиков, при этом он отметил, что православные ее чтут и поклоняться ей не перестанут, тем более, что на ней еще сохранилась старинная, выполненная славянской вязью надпись: «Честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим».

Вот эта надпись вязью на иконе «Честнейшая херувим и славнейшая без сравнения серафим» мне так запала в душу, что я решила понять её глубже.

Оказалось, что есть такая Молитва-величание «Честнейшую херувим и сла?внейшую без сравнения серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу, Тя величаем»

И поскольку несколько раз, разными путями, меня этот поиск привел к иконе «Богородицы «на двуглавом орле», то я привожу и эту икону. Не напрасно она напоминает о себе в этом разговоре.

Как пишет автор статьи, почитание Виленской иконы «было столь масштабным, что в честь иконы в костеле были введены торжественные сорокачасовые службы.

В церковных песнопениях появились строки:

«Ты естешь Польска кролева, бэндь нам оброна готова» («Ты еси Польская королева, будь нам твердая защитница»).

Вообще в сознание местного простого люда активно внедрялась мысль, что латинская вера - это вера польская.

В этой связи Референт Департамента Исповеданий Литовской Республики ксендз Казимир Прапуолянис писал в газете «Лиетува» в № 158 от 16 июля 1927 года: «В обширной Могилевской римо-католической архиепископии, в канцелярии коей мне было суждено 20 лет быть секретарем, вообще во всей России и Сибири, католическая церковь называлась «Польским Костелом». Всех последователей этой церкви - латышей, литовцев или белорусов называли поляками. В конце концов идея этой «польской веры» так была вдолблена людям, что когда стала пробуждаться Литва, на мое замечание одной ополяченной крестьянке-литовке, что Божия Матерь была еврейка - не полька, девушка ответила: «Да, видите, она приняла нашу польскую веру».

Отчего же Виленская богоматерь носит польскую корону, если «Великая Дама», по пророчеству, будет на Русском престоле?

Быть может оттого, что одна из Ярославен была супругой короля Польши Казимира I, а её брат Изяслав Ярославич был женат на родной сестре Казимира I.

Эта Виленская Остробрамская икона и «пришла» ко мне через Польшу, через «Библию Руска» Скорины, на которой изображены те же самые Солнце и Луна («Прорыв в «Железный миллиард»: дорогой золота и нефти…»).

Дело в том, что Луна и Солнце изображены также на гербе колена алиенов - Иссахар, ушедшем на Север и эти же знаки находятся на гербе Ярославовых, который относится к известному в Польше гербу Лелива.

Особенно известен этот герб в гербах городов Малой Польши и Галиции. Родовой герб магната Лелива - золотые шестиконечная звезда и полумесяц в лазоревом поле … К могучему роду древнего герба «Лелива» относятся и Минские Глебовичи. Ян Янович герба «Лелива» управлял Минском в конце XVI век («Ян Янович герба «Лелива»). Одни считают, что Лелива - это польский герб. Другие «тянут» его историю в немецкие земли. («Высоцкие герба Лелива») Польские геральдики утверждают, что Леливу принес с собою в XI столетии с берегов Рейна некто Тицимир. Род Леливитов сначала пользовался гербом Любомля, изображавшем звено цепи с крестом над ним… Другие источники говорят о происхождении этого герба из Германии, из замка Моргенштерн на Рейне… Герб наиболее распространен на земле краковской, познаньской, сандомирской, также на Подолье и Волыни. После Городельской унии принесен в Литву. Основателем местечка Тухола в 1570 считается Ян Высоцкий герба Лелива…»

На форумах, посвященных гербам колен Израилевых по поводу Лелива есть такой комментарий : «вот откуда арабское племя - полумесяц - это… ПРЯМОЕ указание, ЧТО МУСУЛЬМАН КОНТРОЛИРУЕТ АЛИЕНСКОЕ КОЛЕНО ИЗАХАР».

Белорусский учёный, философ, медик (доктор лекарских наук), первопечатник и просветитель, Скорина Франциск не только сам себя изображает с гербом Исахар, но и приводит гравюру, на которой изображен Ковчег Завета с пятилепестковой розой, «рогатый» Моисей и сыны Израилевы, охраняющие Ковчег, впереди которых - герб Иссахар! Привожу эту гравюру и комментарии этого же форума к ним.

«Роза на Ковчеге Завета. Прямо по Дэну Брауну. «Sub Rosa» - «под розой». В древности это было символом тайны, что вполне соответствует высокому сакральному статусу содержимого Ковчега Завета… во все времена - от античных мистериальных культов до мистических прозрений русских символистов-софианцев - Роза была символом Священного Женского Начала. Каким образом связан с этим Ковчег Завета? Именно он считался местом пребывания Шехины - Присутствия Б-жьего среди людей. В традиции хасидов (а в Белоруссии, где трудился Скорина, они были особенно сильны) Шехина изображалась как Женский Аспект Б-жества. Отсюда логическая цепочка: Роза - Священное Женское Начало - Шехина - Ковчег Завета. И, наконец: Роза (наряду с Крестом) украшала личную печать Мартина Лютера … Да! И о сочетании Креста и Розы (Лотоса) на Шапке Мономаха. То же самое сочетание имеет место на древних изображениях, сделанных сирийскими христианами-несторианами в Китае. Все тот же Крест и Лотос. А вот у египтян видеть такого мне, увы, не приходилось…»

Коль скоро, речь зашла о современности, т.е. о книге «Код Да Винчи» Дэна Брауна приведу цитату из упомянутого мною выше обзора Кайры Хеор www.litkonkurs.ru о светловолосых дамах политиках Европы и России.

Предисловие к этому обзору такое: « Я описываю не правду от всевышнего или руководство к действию, я предлагаю анализ разных имеющихся в литературе данных для оценки, сверения и выбора, что есть плевела, а что зерно на суд самих читателей.

«Вот астролог Тимошенко внушал ей, что она блондинка (правда она крашенная после), как писал Павел Глоба, - придёт белая дама на русский престол и с ней начнётся эпоха возрождения, и есть эта дама, а Тимошенко этим манипулировала, теперь после Вайры Фрейберги в Латвии (в Латвии кстати, есть памятник Маре в центре Резекне, которая является её покровительницей), и Ангелы Меркель в Германии или Хиллари Клинтон, как и Кандолизы Райз (она хоть и не белая, но уж, - как напористая, что вне сомнения можно сказать и о других) в Америке, нашли и русскую даму Губернатора на эту роль или - «Партия Регионов» выкатила блондинку пани Богатыреву? те две, - Светлана и Наталья Ярославова, что утверждают, что имеют царское происхождение, по этому имеют право на президентское кресло, - по Настрадамусу, - «Две Дамы - союзницы мир принесут», но так же там написано, что «Безвестная дама народ удивляет», - и что она великий потомок из простого рода. Столько бреда, но я лично думаю, что новая эпоха, - правда эпоха женщины, - мужчины себя, со своим тиранизмом изжили…»

Комментировать подробно не буду, хотя меня здесь тоже упоминают.

Я изучаю историю Рода Ярославовых…

Могу сказать точно, что «Великая Дама» - это не дама с белыми волосами. Потому что надо смотреть не букву, а Дух, как говорил Игнатий Брянчанинов - духовный Рыцарь Русских цариц, о котором я писала в статье «Капелла Александра Невского и Сергиева пустынь: духовники и рыцари Русских цариц в Петербурге. Т.е. - не форма, а светлое состояние Души и Духа - вот о чем вел речь Иоанн Богослов. Светловолосой, женщина с красивым состоянием души, тоже может быть, также как русой и рыжей.

О Ярославнах надо говорить всегда исключительно уважительно. А Плач (Ярославны) - это слово из лексики серьезных монашеских орденов. Например, есть «Учение о плаче» Преп. Пимена Великого. Есть « Плач инока о брате его» Игнатия Брянчанинова.

Юлия Тимошенко не знала ни того, ни другого. Позволила себе непочтительно отозваться о Ярославне и получила соответствующий результат: «Плачущая Украина: Тимошенко атакует дочь Ярослава Осмомысла»

Каким-то образом ей имеет смысл извиниться перед Ярославнами, в том числе, и польскими королевами. Хотя ареал намного шире, если брать ещё великих сестер Ярославн : Анну Ярославну, Анастасию Ярославну и Елизавету Ярославну («Ярославны - Ярославовы и Романовны - Романовы» (Часть первая и Часть вторая).

И я думаю, что правильно в разговоре о Солнечной Даме, вернуться вновь к теме Божественного начала.

Потому что племя Иссахар, на иссиня черном флаге которого изображены Луна и Солнце, были благословлены Моисеем (Моша) на изучение Торы в Партнерстве с племенем Зевулун. Именно по этой причине все «Великие дамы» изображаются с книжкой: т.е. с Торой, а затем с Новым Заветом, появление которого предсказано пророками. Вот отсюда, вероятно, и Анна Ярославна - королева Русская «с книжкой», т.е. с Библией, во Францию прибыла. И этот факт вошел в историю.

(Дополнение от 27.09.2010 г. Получила подтверждение тому, что Мария Магдалина была из колена Иссахар. «Святая равноапостольная Мария Магдалина была родом из галилейского города Магдала (колено Иссахара), расположенного на западном берегу Генисаретского озера. Иначе это озеро называется Галилейское море. Это данные статьи «День памяти Святой равноапостольной Марии Магдалины». В городе Магдала колена Иссахарова, на горе Блаженств Иисус произнес свою Нагорную проповедь. Эта история описана в Части 12. «Магдала и гора Блаженств» книги «Святая Земля». С 1908 г. Магдальский сад с родоновым источником Марии Магдалины принадлежит Русской Палестине . Мария Магдалина была Небесной покровительницей супруги Павла I и супруги Александра III)

Почему племя Иссахар должно идти в партнерстве с племенем Зевулун ?

Дело в том, членам племени Иссахар нужно Время, чтобы посвятить его изучению Торы, а поэтому им нужна материальная поддержка тех, кто занимается внешнеторговой деятельностью и коммерцией, а это колено Зевулун.

Привожу ниже Благословение Моисея колену Иссахар, для того, чтобы было понятнее, как женщины этого колена могут достичь нисхождения Софии и соприкосновения со Святым Духом…

«Благословение Моисея коленам Иссахара и Зевулуна»

«Моше благословил Зевулуна и Иссахара вместе, ибо эти два колена были партнерами: колено Зевулуна занималось торговлей и заработанные деньги делило с коленом Иссахара, члены которого посвятили себя изучению Торы.

Хотя Иссахар был старше, Моше благословил первым Зевулуна, ибо только с помощью последнего Иссахар мог продолжать свои занятия.

Моше благословил их: «Преуспевай, Зевулун, в своем выходе (в мир) по делам, и Иссахар в своих шатрах за изучением Торы».

Моше уверил Зевулуна, что его путешествия не будут сопряжены с опасностью или даже с возможностью неудачи. Так как в его намерения входила денежная помощь Иссахару, то успех и безопасность ему были гарантированы.

Кроме того, Зевулуну следовало возрадоваться, ибо его партнерство с Иссахаром сулило ему награду в Грядущем Мире.

Благословение Иссахара - самое немногословное из всех. Моше изложил его всего в двух словах: «веиссахар беоалеха (и Иссахар [возрадуется] в своих шатрах)». На самом деле эти два слова включают в себя все возможные благословения. Моше говорил этому колену: «Возрадуйтесь, изучая Тору, ибо нет в этом мире большей радости, нежели ее изучение. Сказано: «Повеления Ашема праведны и радуют сердце» (Теилим 19:9). Кроме того, ты возрадуешься в Небесном шатре вверху, где твоя радость будет полной».

Это имя можно прочесть и как еш схар (есть награда). В нем содержится намек на то, что полная награда за Тору будет дарована в мире еш (сущностном мире) (то есть, в Грядущем Мире), ибо наслаждения этого мира мимолетны (Црор амор).

Две буквы син в имени Иссахар намекают на то, что награда разделена: одна часть идет изучающему Тору, другая тому, кто поддерживает его материально (Р. Бехае).

Моше продолжал: «Мудрецы из колена Иссахара будут экспертами по установлению новомесячий; то есть, по их слову колена будут восходить в праздники на Храмовую гору для совершения жертвоприношений.

Иссахар и Зевулун получат доход от богатств моря (вдоль берегов которого расположены их наделы)».

Вот такое благословение на Книжничество Женщин со знаком Луны и Солнца …

Какое отношение Тора имеет к Русским ?

Здесь для понимания актуален будет комментарий со ссылкой на книгу Ирмы Хайнман «Еврейская диаспора и Русь»:

Комментарий таков: «Россия», «Русь» - это эллинизированный вариант «РОШ», «РАША» - названия израильских колонистов Северного Причерноморья и первоначальных купцов пространства от Чёрного до Балтийского моря. «Англо-саксы» и викинги», и «норманны», и «варяги» - это иверы, завоёвывающие планету. Трудно их назвать современным словом «евреи», но это,та же «голубая кровь». Вы же видите, англоязычные сами этого не отрицают, а даже гордятся…

История, археология, Библия показывают, что Англо-Саксоны и Кельты (ЦЕЛТы) являются кровными потомками Абрама, Исаака и Якова. Мы - Божий Израиль. И в соответствии с ЕГО обещанием в Библии, ОН собрал своих людей в Великой Британии, где они ожидают прихода их спасителя и грядущего царя Исуса Христа.

Ирландия - это место где осели Tuatha de Dannan - колено Дана . Норвегия - северные семьи израэлитов, скифские, циммерийские. Швеция - северные семьи израэлитов… Дания -приблизительно в первых столетиях нашей эры там осели из колена Дан. Датский национальный флаг называется «Dannebrog», что означает «Тряпка Дана» Dan's cloth'.Исландия -исторические свидетельства по крайней мере четырёх отрядов израэлитов, и особенно свидетельства колена Бенжамена. Голландия- сначали пришло колено Зебулун… (Голландия - Холи Ленд - «святая земля»)

Ну и наконец, Иссахар в Финляндии. В Финляндии осели некоторые северные кланы колен израилевых. Существуют свидетельства колен Изахара и Семёна в исторических документах.

Хотя, как видно из сказанного выше, колено Иссахар с их Луной и Солнцем, прошло через Польшу, Украину, Белоруссию и страны Прибалтики.

Поскольку я привыкла себя считать Русской, то буду говорить о Русских.

И я все более утверждаюсь в том, что точнее всего об этом ожидании Русской Души в лице «Великой королевы», которое связано с Мариями и Ярославнами - книжницами, написал Даниил Андреев, в его Восьмой главе поэмы «Навна» из поэтического сборника «Русские боги»

И поэтому, завершая эту статью, приведу строки Даниила Андреева из поэмы «Навна», которые надо читать, более чем, внимательно…

«НАВНА»

Если бы
даже кудесник премудрый
Тогда погрузил,
размышляя про явь или небыль,
Пронзительный взор
в синекудрое небо -
Он бы Ее не заметил.
Прозрачен и светел
Был синий простор Ее глаз
И с синью сливался небесной.

Это - в высотах, доныне безвестных
Для нас,
Она, наклонясь, озирала
Пространства земные
И думала: где бы
Коснуться земного впервые.

Грубою жизнью, грузной и косной,
Глухо ворочалась дикая Русь.
В эти лохматые, мутные космы
Даже наитьем едва проберусь:
Слишком начально…
Трудны, печальны
Игрища первонародного космоса…
Предкам, быть может-хмель повенчальный,
Нам же в том яростном зрелище-грусть.

Распрь и усобиц размах половодный.
Сердцу - ни радуги… ни гонца…
Страшная власть Афродиты Народной
Мощно сближала тела и сердца.

Рог рокотал, и неистовство браков
Утро сменяло неистовством битв,
Не просветив первородного мрака
Хищных разгулов
и хищных ловитв.

Руку поднимет
и опростает
Лютая Ольга -
и вот, к врагу
В небе летящих мстителей стая
Огненную прочертит дугу.

Но затоскует
и шевельнется
Собственному деянью укор,
Будто в кромешную глубь колодца
Чей-то опустится синий взор.
И затоскуют
о непостижимом,
Непримиримом с властью ума,
Из Цареграда ладанным дымом,
Тихо струящимся в хаты, в дома…

Внятною станет Нагорная заповедь,
Луч Галилеи, тихий Фавор,
Если годами с душевной заводи
Навна не сводит лазурный взор.

И, шелестя от души к душе,
Серою цаплей в речном камыше,
Ласточкой быстрой,
лебедью вольной,
Легкою искрой,
сладко и больно
Перелетит,
перекинется,
Грустью певучей прикинется,
Жаждой любви означится,
Жаждой веры заплачется,
Жаждой правды проявится
Сказочная красавица.


Так, облачком на кручах Киева
Чуть-чуть белевшая вначале,
В прозрачной утренней печали
Росу творящую тая,
Из дум народа, из тоски его
Она свой облик очертила,
Она мерцала и светила
Над тысячью минутных я.

И стали нежною духовностью
Лучиться луг, поляны, ели,
Запели длинные свирели
Прозрачной трелью заревой,
А за полночною безмолвностью,
В любви, влюбленным открывалась
Та глубь добра, тепло и жалость,
В чем каждый слышал голос свой.

Он слышал свой, а все в гармонию
Она влекла, согласовала,
Она мерцала, волхвовала
И в каждом холила мечту,
И в Муроме прошла Феврония,
В Путивле пела Ярославна,
И Василиса в мгле дубравной
Искала ночью мудрость ту.

Искала ночью - всё искала…
Озера и скалы
Воочью ей делали знаки. Двуречьем,
Окою и Волгой, бродила, искала,
Леса говорили ей, небо сверкало
Звездным наречьем.

Там шелестела
над виром лоза,
Навна глядела
мирно в глаза,
И каждый прохожий
становился добрей
У небесных подножий,
у лесов и полей.

Семенили детишки
в лес по грибы,
Забирались от мишки
на ель, на дубы,
И, беспокоясь
о ближних, о детях,
Слышала совесть:
«Ласкай и приветь их!»

В избах и клетях
Стала любовь несказанна.

И ни осанна
Строгих стихир византийских,
Ни умудренный в витийствах
Разум церковный
Не находил ей словесной оправы.
Так шелестят бестелесно и ровно
Вешние травы.

Этою музыкой невыразимой
Все облекалось: лето и зимы,
Дни многодетной усадьбы,
Смерти и свадьбы,
Слово об Игоревом походе,
Сорокоусты притворов замгленных
И на туманном весеннем восходе
Песни влюбленных.


Навна вложила в горсть Яросвету
Пригоршню белых кристаллов.

И на пажитях талых,
На крутогорьях они засверкали -
Искры Завета,
Мощной рукою то ближе, то дале
Властно рассеяны…
Белые кубы
Гранью блистая, сосудами света
Гребни холмов увенчали.

И было вначале:
Пестрые крины смеющимся цветом
И колокольни, как райского дуба
Ствол величавый,
Их довершили.
Их окружили
Зубцы и забрала,
И над родными разливами
Встали кремли, города, городища,
Монастыри…

Князья и цари,
Схимники, смерды, гости и нищие
Видели, как на Руси разгоралось
Зарево странной зари.

И повторялось,
Удесятерялось,
Снова и снова,
От Камы до Пскова
Над половодьем бесчисленных рек
То отраженье Кремля Неземного
В бут, -
в плоть, -
в век.


Но громоздит державный демон
Свой грузный строй,
И моет Днепр, и лижет Неман
Его устой.
Мечта могущества ярится
В его очах.
Уже тесна Москва-царица:
Он в ней зачах.
От дня ко дню самодержавней,
Он - бич, палач…

О, русский стих! О пленной Навне
Тоскуй и плачь!

Плотными глыбами замуровал он
Сад Ее нежный внутри цитадели.

В крытых проходах вырыл провалы;
Чадные щели
Омраками дурманили разум,
Вкрадчивым газом
Едко дымясь…

В чем обнаружишь высокую связь
С духом Ее -
наших предков?
Вчитываешься в былые сказанья,
Вслушиваешься в монотонное пенье,
Вглядываешься в иконы и зданья,
В иноческие виденья -
Строгих и резких
крыльев и ликов
скупое убранство,
Ровное золото райских пространств,
Византийского Храма очерк великий, -
а дальше
Грозно сквозит
Трансмиф христианства
В сумрачных фресках.

Вглубь,
в стопудовую удаль былин
Мысль низведешь - и замедлишь на спуске:
Только бродяги пустынных равнин
Ухают там: богатырски, по-русски.

Сита и Радха, Гудруна и Фрэя,
Руфь, Антигона, Эсфирь, Галатея -
Где же их русские сестры?
Где Джиоконда?… Где Маргарита?…

Нету ответа.
Грубые плиты,
Хищные, пышные ростры.

И с триумфальных ворот Петербурга
Цоком копыт и подъятой трубой
Трубит гонец -
не про власть демиурга,
Но про великодержавный разбой.

Глухо.

Лишь недомолвками, еле-еле,
Глянет порой из глубин цитадели
Отблеск вышнего духа:
Женственной жалости.
Женственной прелести.
Женственной милости.


И Демиург ударил в ярости
Жезлом по камню цитадели.
Эфирный камень дрогнул… В щели
Прорвался плещущий родник,
И стала звонкая струя расти,
Рыдая тысячью мелодий,
И чуткий слух внизу, в народе,
К ее журчащей влаге ник.

Текли меж белыми колоннами,
По тихим паркам и гостиным,
По антресолям паутинным
Ручьи романсов и сонат,
И в театральных залах - звонами
Гармоний, миру незнакомых,
В лицо пахнул, как цвет черемух,
Сам потаенный Русский Сад.

Неизъяснимые свечения
Над струнным ладом засквозили.
Затрепетав, их отразили
И ритм стихов, и красок гладь,
Как будто к нам из заключения
В час мимолетный, в миг кристальный,
Могла отныне взор печальный
Душа народная послать.

Где над Невою дремлют строгие
Владыки царственного Нила,
Богиня русская склонила
Глаза крылатые к Неве -
И встали месяцы двурогие,
И, овеваем мглой воздушной,
Прислушивался бледный Пушкин
К хрустальным звукам в синеве.

Там, за дворцовыми аллеями -
Фонтанов звонкая глиссада,
А дальше - мгла глухого сада,
Где даже оклик музы тих,
Где нисходил и тек, лелеемый
Всей лаской пушкинских мечтаний,
Нерукотворный образ Тани,
Чтоб веять в ямбах колдовских.

И образ девственный за образом,
Все полновластнее, все выше,
Как изваянья в темной нише,
Светлели в замыслах творцов,
Но в провозвестьях слова доброго
Еще не вняли вести главной:
Что горек плен пресветлой Навны,
Сад - замурован,
рок - свинцов.


- Друг мой! Жених мой! Вспомни былое:
Родину демиургов благую,
Как мы спускались вот к этому слою
В пустошь нагую.
Друг мой, жених мой!… Ветер геенны
Треплет одежду мою, разрывая,
Клочья уносит - слоями вселенной
С края до края…
Друг мой! Жених мой!
Знаю: в бою ты
С темным хранителем, с лютым титаном,
Лишь согревает
мирным приютом
Сердце мечта нам.

Жданная всем человечеством
снидет
К нашему браку
с солнечных сводов;
Дочь нерожденную нашу сновидят
Души народов.
Видишь - я в людях гонцов обретаю,
Шлю вдохновенья им полночью тихой,
Вею над судьбами,
в душах витаю…
Свет мой! Жених мой!

И замирает
голос звенящий
В море далеком, в нехоженой чаще,
Те ж, кто доносят
отзвуки
людям,
Молча клянутся: - Верными будем!

Шумную славу, мишурные лавры
Этим гонцам раздавала не Ты, -
Что Тебе - дребезжанье в литавры
Ложно-торжественной
суеты?

Но и творцам, и безвестным героям
Вход раскрывая в светлицу Твою,
Всех, кто стремится, кто любит и строит,
Ты облекаешь в посмертном краю.
Ты облекаешь - лазурью просторной,
Сердцем Твоим, о благая, - Тобой, -
Ты, что веками Душою Соборной
Стала для русской земли снеговой!

Не триумфальная песнь, не баллада -
Мирный акафист излиться готов
Нежной Садовнице русского сада,
Светлой виновнице светлых стихов.

В каждом наитии, в каждом искусстве
Этой ночной, этой снежной страны
Только заря Твоих дальних предчувствий
Чуть золотит наши скорбные сны.

И над Февронией, кроткою Соней,
Лизою, Марфой, Наташей, - везде
Льется хрусталь Твоих дивных гармоний
И серебрится, как луч на воде.

Но еще застят громоздкие глыбы
Твой заколдованный сад, и во тьму
Лики тех звезд, что родиться могли бы,
Гаснут, незримы еще никому.

В небе России, в лазури бездонной
Ждут зарождающиеся миры,
И - ни Тимуры, ни Ассаргадоны
Не загасят их лучистой игры.

О, наступающий век!
Упованье
Гимны за гимнами шлет на уста, -
Многолучистых светил рассветанье!
Всечеловеческих братств полнота!


Нет, еще не в праздничных огнях,
не в храме -
Ночью, сквозь железный переплет,
в тюрьме,
Легкими, бесшумными, скользящими шагами
Близишь Ты воздушный свой полет
ко мне.

Тихо озаряется душа,
как келья,
Свет благоухающий пахнул,
как сад,
Тихое, звенящее, нездешнее веселье
Льется, драгоценнейшее
всех
наград.

О, Ты не потребуешь коленопреклоненья,
К сонному наклонишься сквозь дрожь
ресниц
Радужно-светящимся
миром откровенья,
Райским колыханием ветвей
и птиц.

Сердце мое вызволишь из немощи и горя,
В сумрачных чистилищах возьмешь
со дна, -
Нежная как девочка,
лучистая как зори,
Взором необъемлемая,
как страна.

1955
Владимир

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС