Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Набат «Царь-колокола» России и предтеча «Лебеди Белой»


©Ярославова-Оболенская Наталья Борисовна, урожденная Ярославова (22.2.1960). Экс Годунина (23.10.1981-14.4. 1991). Экс Чистякова (14.4.1991 -10.06.2014). Родилась 22 февраля 1960 года, Нефтекамск, Краснокамского района Башкирской АССР.
На дату публикации моя фамилия была Чистякова по бывшему мужу. Я подписала статью моей девичьей фамилией Ярославова и фамилией Чистякова

© Наталья Ярославова-Чистякова
12-14.12.2009 года

«Царь Колокол» и «Лебедь Белая» - я получила в ноябре сборники этих стихов в подарок от автора - обладателя Золотой Есенинской медали, премии им.Чехова и премии Академии «21-й век от Рождества Христова». - Михаила Панкратова. Меня познакомил с ним поэт Борис Щербатов («Борис Щербатов: «Примеряй, Наталья, эти крылья - Звонкие, как струны стремена!…»). И многие стихотворения этого поэта из его гражданской и религиозной лирики так поразили меня, что я подумала: Наступит день, когда я «ударю» в «Царь Колокол» Михаила Панкратова! И он зазвучит в тот долгожданный час, когда Россия наконец-то соборно разгневается чередой трагедий, в которые она ввергается одна - за одной. Я полагала написать эту статью - «удар» в «Царь-Колокол», в конце 2009 года, а также завершить «Год Лебедя в России» представлением книги «Лебедь Белая». Но 200 невинных душ в Перми, в «Невском экспрессе» на Саяно-Шушенской ГЭС напоминают о том, что разговор не терпит отлагательств и Колокол больше не может Молчать! . «Царь Колокол, по замыслу его создателей был бы самым большим и громким в мире. Но судьба распорядилась иначе. Колокол стал молчаливым символом России. Кто знает, о чем бы он заговорил в наше непростое трудное время! Он словно бы ждал своего поэта!» - так пишет об этом сборнике поэт и лауреат Всесоюзных премий И.Рыжиков и добавляет «Известно, что в одиночку Главный колокол бьет лишь в набат»!. К теме «Царь-Колокола» Михаил Панкратов обращается не однажды и это главный лейтмотив одноименного стихотворения «Колокол»: «Ровесник многих поколений, Свидетель славы и побед, Свидетель ложных поклонений И надвигающихся бед, Увы - расколот, обессилен, Покорен выпавшей судьбе. Многострадальная Россия, Ведь это притча о тебе! … А у подножья исполина, Где рана темная страшна, Лежит кусок, холодной льдиной. Не ты ли это, Украина, - Отпала, но не отошла?». Вторую поэму - покаяние «Царь -Колокол» М.Панкратов посвящает Архиепископу Сан-Францисскому Иоанну (кн.Шаховскому) и Высокопреосвященнейшему Иоанну, Митрополиту Санкт-Петербургскому и Ладожскому. А в стихотворении «Предсказание Св. Серафима Саровского» поэт, теперь уже с надеждой, вновь поддерживает главную тему своего творчества: «Заговорит красивым звоном, Напевом чистым, как хрусталь, Стоящий ныне так безмолвно Царь-колокол, отлитый встарь… Вот почему не раскололи, Не переплавили. Внемли! Он сохранен по Божьей воле - С а к р а л ь н ы й Колокол Земли!».

Все эти стихотворения и поэмы объединены в сборнике «Царь -колокол», в его главе под общим названием «Истину нашедшему», от одноименного стихотворения.

И я уверена, что Михаил Панкратов приблизился к истине много больше, чем иные. Он - «Хранитель традиции». А потому вторая «звенящая тема» его творчества - это тема связи Времен. Связь прошлого и будущего. Дон - река его детства. И Река для него - символ Времени. И отсюда вот эти выдающиеся строки в стихотворении «Река»

: «Я изнемог от напряженья связи! Я связь держу, но из последних сил. А сердце, будто загнанное, бьется. И страшно мне, что - Боже упаси! - Я упаду - и связь времен прервется… Издалека проложен этот путь! Не проглядеть бы тот последний довод, И, как связист, зубами сжавший провод, А связь времен, хоть падая, замкнуть!»

Я бы сказала, что впервые у М.Панкратова увидела, как цитирование строк великих поэтов, является даже не столько актом восхищения, сколько действом по поддержанию поэтической традиции сквозь время. Новой «технологией», когда поэт для того, чтобы усилить звучание обращается к Соборной Силе его Великих предшественников дабы через время поддержать и его набат, и его новый Благовест над Россией.

Строки поэта «Мы не забыли ничего, Мы ничему не научились» я тоже отношу к теме Памяти и Преемственности опыта. И я благодарна Михаилу Панкратову за то, что он впервые из всех русских мужиков (!), увидел Екатерину II так, как её давно и надо было увидеть: «А прошлый век куда глядел? Какие строили «прорабы», Когда гвардейский список тел Меняли царственные бабы?»

Сейчас, когда дошло дело до того, что наши современники «офицеры» стали с гордостью носить «Погоны Альфонсов», продвигаясь в карьере «через баб», а русские женщины, дезориентированные этим мужским восторгом царицей Екатериной, считают признаком «Царственности» насилие над «офицерами» и принуждение их к любви, такой взгляд на «ротацию» в будуарах «гвардейских тел», быть может, напомнит кому-то о мужской гордости и мужском предназначении («ЖЕНЩИНЫ - СИЛОВИКИ в борьбе за МУЖЧИН-ВОЛКОДАВОВ»)

Ведь подавление мужского начала происходит на вершине власти. И жизнь в России получается «Без Царя в голове» ! А управление страной идет между Будуаром, Молельней и Пляжем!

К теме Связи, теперь уже «Небесного и Земного», требующей того же самого напряжения сил, что и Связь между Прошлым и Будущим, я бы отнесла строки из одноименного стихотворения: «Почему так тянет к звездной бездне? Потому ль, что двойственный навек, Ты - земной, но ты же - и небесный, Временный и вечный человек… Те начала пилят нас надвое. В небе все ясней небесный лик. Вот распилят, кончится земное, Полегчает, кончится конфликт!» («Почему так тянет к звездной бездне?»)

Поэзия «на стыке» религиозной и гражданской лирики очень необычна для сегодняшней России. За этим всегда очень высокая эрудиция . Такие стихотворные темы были характерны для поэтов дворянского и княжеского происхождения 18-19 веков. И замечу, что изучая историю, от времен генеалогической федерации средневековой Руси, я часто встречала фамилии тех поэтов и лидеров мнения, с которыми мне довелось общаться в этом, 2009 году: Колычев, Щербатов, Головинов, Панкратов, Бороздин…

И эти переходы «Россия - раненная птица» и Россия - Небесная Царица», очень естественны, просты и понятны у Михаила Панкратова. И я для себя в этом контексте выделила строки стихотворения «Крах»:

«Узор судьбы так горько соткан: Где жизнь была - там тлен и тишь. Россия - мать, с мечтой высокой Во прахе бедная лежишь. Ты как подстреленная птица, Бьешь окровавленным крылом. Прости Небесная Царица, Что не достроили Твой Дом!»

Уже не впервые наблюдаю, что Человек Большого Духа всегда одновременно и Человек Большой Веры . И ещё одно доказательство этому - стихотворение поэта «Россия. Путь домой»: «…Дорогу к Богу день готовит. Твое движение к нему Уже никто не остановит! Закончится эпоха «Грабь»! Ты вспомнишь вновь свою Триаду. Россия - флагманский корабль Штандарт поднимет и лампаду!».

Михаил Панкратов многогранный Поэт. Наверное, он, как многие другие, предпочел бы гражданскую и любовную лирику. Однако пока в России не построен «Дом Царицы небесной» поэт, одновременно, и «Звонарь» её «Царь -Колокола». Ведь никто до него так глубоко не осмыслил этот Молчащий и расколотый Главный Колокол Руси. И это, действительно, Символ и Знак!

Чего же мы ждем, если «Царь- колокол» - «немтырь», а Никола Можайский снят с Никольских врат Кремля! (редкая фотография 1917 года Николы Можайского на Никольских вратах подарена мне «Можайским обществом краеведов») .

И как же не радоваться врагам России тому, что главные её символы растоптаны… А Крах символов - это Крах жизнеустройства России…

Если вдуматься глубоко, то ведь весь наш гражданский подвиг и гражданская лирика - это «блок безопасности» для защиты самых счастливых мигов нашей жизни, что и есть в этой нашей жизни самое Святое.

Вот одно из таких узнаваемых для всех счастливых мгновений, которое, наверное, испытал практически каждый из нас:

«Глухой туман набит в мешок двора, В высоких кронах выгорело лето, Легла у ног вчерашняя жара Мозаикой осеннего паркета.

Открой окно, возьми рукой туман, В ладони ощути его дыханье. Такое утро - что сойдешь с ума От влажного его благоуханья!» («Глухой туман набит в мешок двора…»)

Или как созвучно вот это и как бы хотелось в этом раствориться:

«Все суета - сплошной житейский «степ» - Мельканье ног, все больше по-пустому. Ты научи забытому, простому, До небеси распахнутая степь… Тугой волною стелется трава. А воздух, воздух пахнет спелой сливой! И так легко, и просто быть счастливым. И не нужны особые слова…» («Родная степь»)

Меня потрясло стихотворение «Хлебозор».

Не столкни меня судьба с М. Панкратовым я бы могла уйти из жизни, не узнав то, как «Обходят край огнистые дозоры, То полыхнут вблизи, а то вдали. Безмолвно это таинство Земли, Безмолвно небо. Это - х л е б о з о р ы!»

И у меня бы не появилась мечта увидеть хоть раз Дон и степь, так как её увидел поэт.

Я признала это в письме М.Панкратову:

«Вчера весь вечер посвятила Вашим стихам. Под большим впечатлением, и считаю это огромным открытием для себя.

Мне сразу стало жаль, что я не знаю также хорошо, как Вы, Степь, Дон и Дикое поле…

… Вы знаете, я раньше защищала позицию о том, что почти у каждого поэта бывает хотя -бы два-три выдающихся стихотворения . Но сейчас я хочу для себя добавить, что редко бывают поэты, у которых таких стихотворений столько, что их не вместить даже в одну статью. Это относится к Вам. Большая у Вас Душа. Невместимая даже в Степь».

Михаил Панкратов лирик, который защищает свое прошлое и будущее, свои источники вдохновения, а тем самым, свою Душу и Дух и, одновременно, Соборную Душу народа.

Он «Истину нашедший» и понимает эти связи. И потому в его творчестве нашла отражение тема Лжепророка, «Христа и Антихриста», которая волнует сегодня и меня (Антихрист 21 - «Могильщик человечества» Третьего тысячелетия») и многих моих хороших друзей ( Григорий Духовный www.prisno.livejournal.com).

И эти строки М.Панкратова из стихотворения «Прозрение, надежды не гаси!», а также все другие стихи поэта, которые я сегодня цитирую, мой с ним солидарный «удар» в «Царь -колокол» России:

«… Тот лжепророк откроет миру дверь
К погибели, к несчастью обреченных.
Ведь в Книге Книг нет буквы облегченной,
И потому все сбудется, поверь!
Пройдут внезапно страшные дожди,
В одеждах белых он грядет из молний.
Пред ним склонятся страны и вожди,
Но ты один послушай и исполни:
Перекрестись и сбей с него клобук!
Понятно он в смятении нагнется,
И рожки заблестят его на солнце
И антрацит копытцев, где каблук.
И ты разрушишь это колдовство,
Растает мрак и ужас коловерти.
Настанет праздник, свет и торжество.
Ты победишь! Иди! Не бойся смерти!

ЦАРЬ - КОЛОКОЛ - сборник стихотворений М.Панкратова, 2002 года (ИД «Грааль»).

В 2004 году новый «Царь - колокол» в 72 тонны отлит для Троицко-Сергиевской лавры в родовых землях Рюриков («Царь-колокол, отлитый в Петербурге, подняли на колокольню Свято-Троицкой Сергиевой лавры» www.rtr.spb.ru), игуменом которой в 15 веке был и старец нестяжатель Паисий Ярославов (Великокняжеский Крест Паисия (Ярославова) для княже Юрия (Георгия))

Уверена, что новый Царь - Колокол Свято-Троицкой Сергиевой лавры, появившийся через два года после выхода в свет сборника стихотворений «Царь-Колокол» Михаила Панкратова - прямое следствие вот этого «Набата» поэта, который я представляю:

КОЛОКОЛ

Толпятся громы над столицей
И эхом катятся в зенит, -
То осень в лето заглядится,
То лето осенью звенит.
Зима ль скрипит крахмальной блузкой,
Стучит ли дождик о гранит,
Здесь на полоске этой узкой,
Под колокольней древней русской
Немым Царь-колокол стоит.
При государевой опеке
Он оказался не у дел
Пройти достойно пытку века-
Огонь и воду - не сумел!
Собой подперший мирозданье,
Навек прописанный в Кремле,
Хранит он древнее преданье
О днях последних на Земле,
Как неоконченная повесть,
Орел, который не парил,
Рожденный звать к ответу совесть,
Он так и не заговорил.
Застрял осколком в самом сердце
Патриархальной старины.
Его щадили иноверцы
Как символ гибели страны, -
Им этот сон извека сладок!
Но мысль спасения проста:
Так птица, припадая на бок,
Врага увидит от гнезда.
Прообраз нашего паденья -
Ещё до срока за века, -
Вот смысл его предназначенья,
Не всеми понятый пока.
Ровесник многих поколений,
Свидетель славы и побед,
Свидетель ложных поклонений
И надвигающихся бед,
Увы - расколот, обессилен,
Покорен выпавшей судьбе.
Многострадальная Россия,
Ведь это притча о тебе!
Ты, головой склонившись к долу,
Немая, - где былой престиж ?!-
Раскроенная по живому,
Шатаешься, а все ж стоишь!
А у подножья исполина,
Где рана темная страшна,
Лежит кусок, холодной льдиной.
Не ты ли это, Украина, -
Отпала, но не отошла?

ЦАРЬ - КОЛОКОЛ

Не властно время над столицей!
Москва, ты знак в моей судьбе!
Позволь смиренно объясниться
В любви непраздничной тебе.
В любви сквозь долгий запах мяты
В донской степи и на Тверской;
В любви, лишь русскому понятной,-
С щемящей болью и тоской.
Как я мечтал с тобой в разлуке
Увидеть башенки Кремля!
«Москва! Как много в этом звуке !…» -
Уже сказалось до меня.
Сказалось, но не отзвенело.
Поэт, прошу, простите мне
Что встретил Вас так неумело
На поэтической волне!
… Когда ненастными ночами
Оконца стыли в серебре,
Снега глухие степь венчали,
«Москва, я думал о тебе!».
Твой быт мне виделся свободным,
Твой блеск - как горная руда,
Когда мальчишкою голодным
Учился азбуке труда.
И вот - брусчатка под ногами,
Над головою - купола.
Бежит, спешит в веселом гаме
Она, которая звала.
За сотни верст - в степи станица,
Я - здесь стою, как есть - простой.
Ну, здравствуй, матушка - столица,
Прими на время на постой!
Прости мою морскую форму,
Мой напускной матросский форс.
А что слегка нарушил «норму»,
Прости, не принимай всерьез.
Так вот какая ты на деле!
Восток, «гортанные» лотки.
И даже клены понадели
Свои «зеленые» платки.
С акцентом речь, хозяин-барин:
«Шашлик! Шашлик!» Стою молчком.
И славянин, случайный парень
Смущенно движется бочком.
Здесь и не вспомнишь о балете!
Страна, родная, не молчи!
Он вновь настиг тебя в столетьях -
Улус Джучи, улус Джучи…
Гудит подземный переход,
Стоит старуха в самой гуще.
Не разберет в толпе бегущий, -
Иль просит, или подает?
Пришла сюда от жизни «сладкой»,
Пакет не выпустит из рук.
В пальто с засаленной подкладкой,
В ботинках, «севших» на каблук.
Какая в жизни перемена!
Как водится, купил - продал.
Усталый взгляд, как после смены.
Коль были б деньги, то подал.
Тут баба пьяная горланит,
Собой немолода на вид.
Платок под белыми орлами
Блескучим отсветом горит.
Напилась, бедная, до сини
И с горя пляшет и поет…
На рынок вышла вся Россия -
И все до нитки продает!
А над землей литое солнце
Лучами стекла золотит.
Наверх! Наверх! Отсюда, - с «донца»!
Из-под земли, из-под копыт!
Из-под зеленого наплыва,
Из-под Любянки и Чека!
Из-под воркующего мило
Знакомого ростовщика!
К тебе любимая столица, -
«Все флаги в гости!» Но - шалишь!
Они явились убедиться,
Что ты,Москва, ещё стоишь.
Ещё не растеряла силы,
Ещё работает метро.
Так что ж теперь вводить в России
Из плана, «сшитого» хитро?
Летят из Лондона, Варшавы,
Из Лиссабона, из Афин
В столицу свергнутой Державы
Двукратно в этот век один.
Её огромность их пугает,
Богатство - выстрел наповал.
Двадцатый век свечою тает -
И вот он, новый перевал!
Лишь «грабли» старые - «Свобода»!» -
Как в том далеком Октябре,
И та ж крапленая колода,
И пятый туз опять в игре !
Быстрей, быстрей мелькают стрелки,
А мы скользим в привычной сцепке
От «перестройки» к перестрелке,
От черной кепки - к черной кепке!…
Конца не видно русской драме,
Но … есть - «держаться до конца»!»
«Ребята! Не Москва ль за нами?» -
Навеки вписано в сердца.
И луч надежды - в сердце каждом,
И упованье на «авось»!
Да только сердцу не прикажешь -
Так «много в нем отозвалось!…»

ПРЕДСКАЗАНИЕ СВ.СЕРАФИМА САРОВСКОГО

Играй, псалтырь, и празднуй, лира!
Блажен, кто Господом храним!
Святые знают судьбы мира,
Как преподобный Серафим.
Какой бедой бы не грозили,
Ты помни вплоть до запятой:
«Спасение миру - из России!» -
Всегда предсказывал святой.
«Вот будет чудо-то, так чудо!
Средь лета Пасху запоют!»
Те дни придут, а ты покуда
Молись и верь: они придут!
Не прогляди свое спасенье,
Завзятый легкий эрудит!
Догмат о нашем Воскресеньи
Святой собою подтвердит!
Стекаться будут люди света
От четырех краев Земли.
Святой сердечною беседой
Поднимет веру в эти дни.
Одни придут, чтоб поклониться.
Другие - горе от ума! -
Чтоб в этом чуде убедиться;
«Живее всех живых» - Фома!
И эта весть, подобно зною,
Растопит недоверья лед.
И Благовест над всей Землею
Отсюда тихо поплывет.
Заговорит красивым звоном,
Напевом чистым, как хрусталь,
Стоящий ныне так безмолвно
Царь-колокол, отлитый встарь.
Упрется звон в седую Волгу
И заколышет невода.
Но… это будет незадолго
До часа Страшного Суда!
Вот почему не раскололи,
Не переплавили. Внемли!
Он сохранен по Божьей воле -
С а к р а л ь н ы й Колокол Земли!
Бесценный дар, что мы имеем,
Под звонницей в Кремле храним,
«Придет по воздуху в Дивеев, -
Так предсказал нам Серафим.
Он сам вернулся в край любимый,
В край тихих улиц и дворов, -
Святые мощи Серафима
Принял торжественно Саров.
Не за заслуги, не за «знанья»,
То благодатью нам дано:
Мы все в начале предсказанья.
И да исполнится оно!…

РОССИЯ. ПУТЬ ДОМОЙ

Народ - увы! - плохой правитель -
Закон для всех времен един!
Не потому ли сам Спаситель
Народы к свету выводил?
Вот Свет предвечный, им питайтесь!
Хлеб жизни - рядом, у ворот!
Сам -Триединый в ипостасях -
Он триединый взял народ.
Нет, мы не лучше. Мы - другие!
Мы - безогляднее душой.
Живет в нас будто ностальгия
По жизни праведной, большой.
Ведь ты не хлопнешь, Отче, дверью
Пред грешником, всех нас любя.
Так помоги его неверью,
Пока он верует в тебя!
Да, согрешили. Да, страдаем!
И трудно строим отчий Дом.
Пусть кто-то дрогнет: «Пропадаем!»,
Мы никогда не пропадем!
Бог лучше знает, что полезней.
Не ошибается Творец!
Ведет к спасенью тропкой тесной
Своих отобранных овец.
Ах, если бы не наши «знанья»!
Их метастазы - ложный стыд
Под стук невидимых копыт
Уводит нас от покаянья.
Века прошли, а Бог все ждет,
Когда ж покаемся, как дети.
И верю я, тот час придет,
Как все хорошее на свете.
То будет выход в новый день,
К высокой жизни восхожденье.
Уйдет на веки наважденье,
С твоих, Россия, деревень!
И благодать не пропадет, -
Не зря торила путь к нам сдревле.
Помедлит город - и пойдет
Одной дорогою с деревней.
Кончается «последний том»
Твоей болезни и науки,
Ты вновь в родной вернешься Дом,
Как после длительной разлуки.
Ты оглянешься в изумленьи
На изумрудный свет берез,
На век духовного плененья
И на туман красивых грез.
Того, с прищуром, в странном кепи,
Ты заклеймишь, как палача.
И разорвешь стальные цепи
Одним движением плеча!
Возьмешь дорожную суму, -
Дорогу к Богу день готовит.
Твое движение к нему
Уже никто не остановит!
Закончится эпоха «Грабь»!
Ты вспомнишь вновь свою Триаду.
Россия - флагманский корабль
Штандарт поднимет и лампаду!

(1999-2000 год)

МЫ НЕ ЗАБЫЛИ НИЧЕГО, МЫ НИЧЕМУ НЕ НАУЧИЛИСЬ

Господь Россию не обидел -
Росла и крепла на ходу.
Но как Творец, он ясно видел
В обгон идущую беду.
Благословляя дни и веси
Из мирового далека,
Он грех России точно взвесил,
Отмерил время ей в веках…
Мы зря доверились везенью,
Вступив в крутой водоворот,
И не спешили к воскресенью, -
Не шел к раскаянью народ.
Ведь покаяние не бремя,-
Бог звал, не принуждал идти.
Он не спешил, он дал нам время
На исправление пути.
Мы сбились с истинного курса,
Как в бурном море моряки.
Нет мы не выбрали ресурса,
Но потеряли маяки.
Где ж ты, воспетая народом
Святая Русь? Хоть отзовись!
Но, видимо, не время одам;
Не видно звезд, закрыта высь.
Забыты истинные цели!
«Низы», «верхи» - да! Царский двор! -
Все согрешили, всех позор
Перекупал в одной купели.
Вражда и смута, беспредел,
Раскол и ересь, казнокрадство…
И как Столыпин проглядел,
Какое нам грозило «братство»?!
Прощай, российское село!
И не найти обратно брода.
Вмиг превратят они - порода!-
«Черту оседлости» в «седло»!
Наметят новый поворот,
Начав с лукавого витийства,
Толкнут расхристанный народ
На страшный грех цареубийства…
А прошлый век куда глядел?
Какие строили «прорабы»,
Когда гвардейский список тел
Меняли царственные бабы?
Швырял нас ветер кочевой,
Скрипела мачта словно чибис.
Мы не забыли ничего,
Мы не ничему не научились!…

ДАВАЙ, ПОГОВОРИМ

(из сборника «Лебедь Белая»)

Д.В.Н.

Пока живу, пока дышу, хожу на свой завод,
Пока стихи свои пишу и чувствую полёт,
Пока не очень-то в родстве Иван, Рустам, Керим,
С тобою, Родина, «за жизнь», давай поговорим.

Давай обсудим, как нам жить во времени таком.
Ты слышишь стон, ты слышишь звон? Как думаешь, о ком?
О ком звонят колокола? Пространство ли поёт?
Я слышу звон, пишу ль стихи, иду ли на завод.

Гляди, и ночь не так темна, и недалёк рассвет.
А слышат ли тревожный звон пришедшие вослед?
Ещё не степлилась заря, хотя пропел петух,
Они, о, Родина моя, сползлись на сырный дух.

Прогрызли пол и проползли под красным кумачом.
«Наш дом - Россия»! Это так. А вы-то тут причём?
Ну, ладно, «сливки». Как всегда. На то она и жизнь.
А по ухабам-то зачем? Ещё кричат, - держись!

Ещё и хвастают порой успехами «семьи».
Как плёнка нефти, тонок слой поскрёбышей Земли.
Не тонет, а всплывает вверх, в пожарах не горит.
Про те же «сливки» наш народ иначе говорит.

Пока сказать могу слова, что на душе лежат,
Пока ещё живёт в глуши от той войны солдат,
Пока живу, пока дышу, хожу на свой эавод:
Скажи, Иван! Ответь, Рустам! Как там Керим живёт?

Мы, что? Совсем уж без ума, как в гневе драчуны?
Мы, Родина, одной судьбой с тобой обручены!
Пусть наша дружба не проста, - дожили до седин!
Одна земля, одна страна, а, значит, враг - один!

Закончится и эта мгла, рассеется туман.
Пойдёт со «сливками» у нас совсем другой роман.
И мы споём, чеканя шаг, сквозь слёзы и сквозь боль:
«Вставай, страна огромная! Вставай на смертный бой!»…

Презентация стихотворений в цитатах

ПИСЬМО ДРУГУ

Мы столько вглядывались в дали.
Рябил в глазах то снег, то дождь.
Мы ждем тебя, как годы ждали,
Голубоглазый умный вождь.
Пора, буди седой рассвет,
Зови приказом страшным к долгу!
Ты видишь, вновь уперлись в Волгу.
Скажи - «За ней земли вам нет!»

ГОРОДА - ОКЕАНЫ

Ах, судьба ты, судьба! Виражи, виражи…
Неудобье мое! Все так вышло нелепо…
От бескрайних степей и от сопок-мортир
Мы идем в города наобум, без опаски.
Но и здесь, в городах, в давке тесных квартир,
Остаемся в душе той же сельской закваски.
Нас в черте городов узнают по глазам,
Будто городом тем надышались и пьяны.
И с надрывом скрипят на шоссе тормоза -
Притираются к нам города-океаны.
От насиженных мест мы «идем на грозу».
Возмужавших, земных нас зовут постоянно:
Океаны дорог, океаны разлук,
Океаны надежд, города-океаны.

МЕТЕЛЬ

Метель, метель! Бело до темноты!
Не продохнуть сквозь белое паденье.
Неслышные, ползут как привиденья,
По штрекам улиц белые кроты.
Глазами фар ощупывают мглу…

Я ТАК И ВИЖУ ПЛОЩАДЬ, ЧЬИ-ТО ЛИЦА

… Прибрежный лес не выпускал дорогу,
Но, промелькнув меж всполохов осин,
Она подперла бок ржаного стога,
Попить у синей речки попросив.
Вода журчала в старенькой колоде,
Стучал трудяга дятел в сосняке.
Мне было видно, как на мелком броде
Стояли звезды в рыбьем косяке…

НЕВИДИМЫЙ, КАК ГНЕЗДЫШКО ДРОЗДА

Невидимый, как гнездышко дрозда,
Средь осени редеющей и ржавой,
Ты властелин земли самодержавный,
Всесильный в белой плоскости листа.
Страна твоя - бумага и перо,
Ты - царь листа, и сам - прислуга культа,
В одном лице и кукловод, и кукла,
Заплаканный страдающий Пьеро.
В пересеченьи этих плоскостей,
По тонкой общей линии меж ними,
Ты в жизни, в этой долгой пантомиме,
И мыслил, и сочувствовал острей…

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС