Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Симеон Верхотурский (князь Черниговский?). День памяти 31 декабря

    • Праведный Симеон Верхотурский.Изображение воспроизводится по изданию: Уральская икона. Живописная, резная и литая икона XVIII — начала XX в. Екатеринбург: Изд-во Уральского университета, 1998. http://www.icon-art.info
    • Бедная в издании, но богатая по содержанию книга о Тобольске 1986 года С.П. Заварихина. Слева - издание 2008 года. Италия. Верона "Графика"
    • Липовское. Богоявленская церковь с двумя приделами:Троицким и Николая чудотворца в 1807 году . В настоящее время два престола: Богоявления Господня и праведного Прокопия Устюжского (из Великого Новгорода).Подворье Абалакского Знаменского монастыря. Ярковский район. Из книги С.П.Заварихина
    • Село Липовское на берегу Туры, где стояло и Меркушино, по дороге на Байкалово. Тура - бассейн Тобола и Иртыша
    • Село Липовское. Церковь Рождества Христова. Режеский район. "Симеонова тропа". svnikolay.ru/19
    • Никола Липенский или Никола на Липне. Великий Новгород. Остров Липна. 1113 год.
    • Иртыш в Твери "закованный" в трубы. Жизненный путь тверского Иртыша, впадающего в Волгу
    • Иртыш Сибирский - бассейн Оби. Старый Печерский путь
    • Болхов, он же Волхов, Болховского (Волховского) княжества. Затем Орловского наместничества
    • Болховские князья они же Волховские. Удельное княжество Волхов - окский бассейн. Потомки Святослава Ярославича (Рюрик)
    • Митрополит Е.Болховитинов автор книги «История княжества Псковского», где князь Ярослав Оболенский основал Псково-Печерский и Савво-Крыпецкий монастырь

©Наталья Ярославова-Оболенская
31 декабря 2014 года

31 декабря день памяти Симеона Верхотурского, до перенесения его мощей - Симеона Меркушинского, безымянного святого, имя которого было обретено после его смерти.

Известно о нем крайне мало. Дворянин. Нестяжатель. Рыбоед, как многие монахи. Знал кожевенное дело. Не хотел жить в торговом Верхотурье и, возможно, не хотел быть узнанным. Однако в Меркушино пришел именно из Верхней Туры, где оказался в начале XVII века во времена Бориса Годунова, «Лжедмитрия», смуты или первых Романовых. Выбор Меркушино мог быть связан с небольшой церковью архангела Михаила. Умер в 1642 году. Сохранился камень, где Симеон любил сидеть под раскидистой елью.

Через 50 лет в 1692 году его гроб стал подниматься из земли. У нетленных мощей Симеона Верхотурского отмечались многочисленные исцеления, в основном, болезней глаз. Это имеет значение. Чудеса изучали тобольские владыки и далматовский игумен.

Мощи святого Симеона были перенесены в Николаевский Верхотурский монастырь при митрополите Филофее Лощинском, для чего 8 сентября 1704 года их переложили в новую раку.

Его посмертные нетленные мощи выглядели так , как у киево- печерских старцев. «Тело праведника совершенно цело, только не сохранилось перстов на ру¬ках. Глава, перси, ребра, стан и ноги — все оставалось в целости, кожа словно приросла к костям, толь¬ко немногое обратилось в персть».

В статьях об Иоанно-Богословском Савво-Крыпецком монастыре я упоминала истории чудесных исцелениях от персти Саввы Крыпецкого, которые изучала В.И.Охотникова:

«… старцы монастыря, они приходили в дом к больному, приносили персть с гроба Саввы …Дьякон взял персть «у некоего христолюбива прозвитера» и принес ее игумену Аникию. Испив воды со святой перстью, игумен исцелился» (Савво-Крыпецкий монастырь Иоанна Богослова, основанный при князе Пскова Ярославе Оболенском, Ч.3).

Подобную же персть упоминали русские паломники к гробу Иоанна Богослова в Эфесе, от которого исходил некий целебный прах, называемый «манна», а паломник игум. Даниил, называл это вещество «персть» и сообщал, что там же, при гробнице, хранился плащ Иоанна Богослова».

При этом, именно Иоанн Богослов являлся с Пресвятой Богородицей к Сергию Радонежскому после его молитв о защите Троицкой обители в Москве.

Откуда прибыл в Псков Савва Крыпецкий, персть которого, после его смерти, исцеляла тяжело больных – не известно. По одной версии - с Афона. По другой - из Сербии, поскольку Савва Крыпецкий пришел в Псков с сербским Евангелием и образом Иоанна Богослова, написанным на кипарисовой доске ()%).

Есть икона «Ефросин Псковский, Савва Сербский, Иоанн Богослов и Савва Крыпецкий». Два клейма этой иконы посвящены князю Ярославу Оболенскому - родоначальнику князей Ярославовых. На одном из этих клейм Савва Крыпецкий исцеляет глаза жене князя Ярославова Оболенского - урожденной Сабуровой из рода потомков мурзы Чета основателя Ипатьевского монастыря.

В Житии же Симеона Верхотурского упоминается несколько исцелений от болезни глаз Нарышкиных - потомков крымских мурз:

«Дочь того же Нарышкина страдала также глазной болезнью. Слыша о чу¬десах в Меркушине, воевода (Андрей Нарышкин) отправился с нею в то селение. Здесь после пани¬хиды над гробом праведника больная получила исцеление, как только приложила к глазам своим землю, взятую с гроба святого» ( Житие Симеона Верхотурского) .

Потомки Чингисхана и крымских князей не редко имели болезни глаз, которые излечивались молитвой.

Глаза исцелил ханше Тайдуле и митрополит Алексий (Бяконт) , с которым сравнивали Симеона Верхотурского:

«Сей праведник подобен Алексию, митрополиту Московскому, или же Сергию Радонежскому, ибо он сподобился от Бога нетления, подобно сим светильникам веры православной!».

Таким образом, Симеона Верхотурского надо поставить в один ряд не только с митрополитом Алексием – основателем Чудского монастыря архангела Михаила, но и с Саввой Крыпецким, основавшим Иоанно Богословский монастырь в начале 90-х годов XV века, когда игуменом в Троице Сергиевой Лавре был лидер заволжских старцев нестяжателей Паисий Ярославов. А князем в Пскове - Ярослав Оболенский, при ком «Духовный Псков» продолжил свое развитие в Москве в псковском церковном градостроительстве, а в Пскове было основано два монастыря: Псково-Печерский и Савво-Крыпецкий.

Есть много свидетельств, указывающих на совместную деятельность Паисия Ярославова и родоначальника князей Ярославовых - князя Пскова. И перечитывая недавно доклад международной конференции о Паисии Ярославове, я обратила внимание на упоминание его келаря по имени Савва, что относится к этим же годам.

«Монастырским келарем при игумене Паисии был старец Савва» (Архимандрит Макарий (Троице-Сергиев посад. Старец Паисий Ярославов. Доклады участников II Международной конференции).

Не келарь ли Савва Троицкого игумена Паисия Ярославова прибыл в Псков к князю Ярославову Оболенскому, чтобы основать Иоанно-Богословский монастырь, ныне именуемый Иоанно-Богословский Савво –Крыпецкий ? (Крыпа - разновидность челна.польск).

Это важный вопрос. Если Савва Крыпецкий - это келарь Паисия Ярославова, игумена Троице Сергиевой Лавры, то он тоже имеет отношение к Троицкому монастырю, основанному Сергием Радонежским - выходцем из Ростова.

А Симеона Верхотурского некий престарелый Афонасий из Меркушино уже после его смерти описывал, как нестяжателя, каковым был Паисий Ярославов. При этом, по нетленности его мощей, Симеона Верхотурского сравнили с Сергием Радонежским.

В уходящем 2014 году я посвятила несколько статей Тобольскому кремлю и изданной заграницей книге о Тобольском кремле, статьи которой, с моей точки зрения, не равнозначны, а в книге почему-то почти отсутствуют ссылки на источники.

И что обратило на себя внимание, издана эта книга под редакцией президента РАН Ю.Осипова (Вечеринка за 9 миллионов).

Спустя несколько месяцев в родительской библиотеке мне встретилась маленькая, в мягком переплете, непрезентабельная книжка 1986 года «В древнем центре Сибири» С.П.Заварихина (издательство «Искусство». Рецензенты: искусствовед Л.А.Перфильева, кандидат исторических наук В.С.Шульгин) .

И вот эта небольшая брошюра с мелким шрифтом содержала много важных и недостающих мне сведений о Тобольске.

В частности, о старом Печерском пути. Именно, Печерском пути. А не Печерском тракте ( Печерский тракт).

«Летом 1585 года Ермак вновь выступил в военный поход, на этот раз на юг, где в степях ещё кочевал Кучум. На обратном пути завоеватель Сибири и часть его отряда погибли в водах притока Иртыша Вагая. Весть об этом мгновенно облетела всю Сибирь. Старший сын Кучума Алей стал готовить новый поход на Искер. Опять прекратилась выплата ясака. Оставшиеся в Искере сто пятьдесят воинов приняли решение покинуть Сибирь.15 августа 1585 года Искер опустел. Казаки на судах спустились вниз по Иртышу и старым Печерским путем вернулись в Россию…»

По этой редакции не совсем ясно, подразумевался ли путь через Печерское море или путь Печерских монахов , но назван он «Печерский путь».

Сам же сибирский Иртыш – приток Оби, вероятно, получил имя от тверского Иртыша, впадавшего в Волгу. Судьба реки Иртыш в Твери некогда повторила судьбу реки Лыбедь во Владимире и Киеве. Её заковали в трубы, а напоминанием о ней осталась лишь набережная Иртыша в столице Тверского княжества, где первым Тверским князем был Ярослав III Ярославов( По пути из Калинина в Тверь - Тайна тверского Иртыша).

К важной информации брошюры в «Древнем центре Сибири» я отношу сведения о Ивановском Междугорском монастыре, название которого напоминает Межигорский монастырь около Киева. Это монастырь Иоанно-Предтеченский недалеко от Чувашского мыса, на правом берегу Иртыша, повторяющего, как уже сказано, название тверской реки. Основан монастырь сибирским архиепископом Симеоном, что имеет значение в контексте разговора о Симеоне Верхотурском.

В 1653 году он заложил первую постройку будущего монастыря деревянную церковь Усекновения главы Иоанна Предтечи. Родился же архиепископ Симеон в Велико-Новгородской епархии. Т.е. начинал в той же епархии, что и Киприан Старорусенков, соседствующей с Тверью: «с севера к Тверскому княжеству примыкали земли Великого Новгорода с городами Торжком и Бежецким Верхом».

Монашество архиепископ Симеон принял в Троицком Макариев-Желтоводском монастыре, где В.Татищев знакомился с уникальной летописью о временах смуты, уже в XVIII веке, после архиепископа Симеона, который очевидно с этой летописью был знаком. С 1649 года был игуменом Боровского Пафнутиева монастыря, в котором старообрядцы и в 21 веке пишут имя Великого князя Михаила Тверского – Михаил Ярославiв Тверской, как и в словаре книжников Аркадьева конца XIX века.

Обращу внимание, в связи с разговором об Ивановском монастыре, на тобольскую церковь Захария и Елизаветы - родителей Иоанна Крестителя (1770), построенную в стиле тобольского барокко, напоминающего барокко Петербурга и церкви П.Зарудного в Москве ( Из книги «В древнем центре Сибири»).

Ещё одно важное упоминание книги - о селе Липий Яр: вниз по Тоболу, недалеко от впадающей в него речки Тавды.

При этом, самая главная икона Новгорода, влияние которого на тобольское градостроение и топонимику очевидно - Никола на Липне. Именно для этого Николы на Липне был построен новгородский собор на Ярославовом Дворище.

А, коль скоро, в Тобольске основным влиянием было влияние Новгородское и Устюжское, то название поселения могло быть произведено от списка иконы Николы на Липне или Липенского Николы.

Через годы село называлось Липоярское, затем Липское и после упрощений - Липка, где в 1807 году была построена Богоявленская церковь. В Ярославле Богоявленская церковь - одна из главных и связана с праздником Рождества Христова.

В главе о селе Липоярском также рассказывается о культе, у первых переселенцев устюжан, Прокопия Устюжского, перешедшего из католицизма в православие после переезда из Любека в Великий Новгород. Под влиянием новгородской Святой Софии он стал православным христианином и отдал все свое имущество православному Варлаамо-Хутынскому Спасо-Преображенскому монастырю Новгорода , архимандритом которого позже был Киприан Старорусенков - митрополит Новгородский и Великолукский, первый архиепископ Сибирский и Тобольский. Спустя время Прокопий Устюжский удалился из Новгорода, где его стали прославлять за нестяжательство, в Устюг. Там жил на паперти храма Успения Божией Матери и был собеседником блаженного Киприана - основателя Устюжской обители.

Киприан же Старорусенков «в Тобольске … перевел на новое место крупнейший мужской Успенский монастырь и освятил там церковь во имя Знамения Богородицы, "яже в Великом Новеграде", после чего монастырь получил название Знаменского».

Знаменская тема в Тобольске тоже , очевидно, новгородская. И Абалацкую икону надо называть абалацким списком Новгородской иконы «Знамение», как оно изначально и было.

Абалакская икона была написана протодьяконом тобольского кафедрального собора Метвеем в начале XVII века. «Появилась даже повесть-легенда «Сказание об Абалацкой иконе»; текст её был создан под влиянием « Повести о знамении Новгородской иконы Богородицы» (С.П.Заварихн). В честь знаменитой иконы и был построен Знаменский храм в Абалацке».

Сама история Знаменского монастыря такова.

В 1636 году в Абалаке была построена деревянная Знаменская церковь из сплавленного леса. Вскоре срубили ещё одну церковь - Никольскую. «В 1680 году Знаменская церковь сгорела, и через три года по приказу царя Федора Алексеевича был заложен каменный храм». При митрополите Филофее Лещинском этот пятиглавый храм Знаменской церкви стал однокупольным, с Никольским приделом.

В 1783 году приход на Абалаке был закрыт. Его переместили в село Преображенское, где в 1784 году завершили строительство большой каменной церкви Спаса-Преображения, куда и перевели закрытый Абалакский приход.

А в Абалак, согласно высочайшего указа, был переведен Богоявленский мужской монастырь из Невьянской слободы Пермской губернии. Этот Богоявленский монастырь был основан в Невьянске Киприаном Старорусенковым. После перевода же в Абалак стал называться Знаменским. «План Абалакского монастыря в какой-то степени напоминает план Ивановской обители. В обоих монастырских комплексах храмовая группа сильно смещена к одному из углов».

Как видим, Знаменская новгородская икона все время находилась рядом с Николиной. И есть все основания считать, что иконы Николы в этих церквях были тоже новгородские со времен Киприана Старорусенкова, либо ранее - со времен Ермака с ассиметричными или «косопосаженными глазами» ( «Сергеи в политике.Николы Ростовский и Березовский с «ассиметричными глазами» - келейные иконы Сергия Радонежского и председателя ИППО княгини Елизаветы - супруги Рыцаря Гроба Господня Сергея Александровича»).

В Невьянске к 1621 году относится и упоминание Спасо-Преображенского монастыря, с дополнением в названии о Зосиме и Савватии. Второй такой Спасо-Преображенский монастырь с упоминанием Зосимы и Савватия был в Николо-Березовке на Каме, но к концу XVI века его разрушили (есть упоминание некого Спасо-Богоявленского монастыря в Невьянске в 1642 году, где принял постриг инок Далмат (Мокринский), основатель Далматского монастыря).

В указанном 1621 году Киприан Старорусенков также поставил в Верхотурский Николаевский монастырь игуменом Германа из Троице-Сергиевой лавры.

«Следуя на кафедру в Тобольск в 1621 г., он, начиная с пребывания в Верхотурье, непременно знакомился с иноческой жизнью в существовавших монастырях и стремился укрепить состав братии теми монахами, которые ехали в его свите. Так, в Верхотурский Николаевский монастырь он поставил игуменом Германа из Троице-Сергиевой лавры…в Невьянский Введенский мужской монастырь отправил строителем монаха Стахея из Новгородского Юрьевского монастыря, иеромонаха Феопента из Переславль-Залесского Горицкого монастыря, да «тутошнего старчика-постриженика» Исидора – вероятно, из числа братии Невьянского монастыря. Кроме того, учредил новый – Невьянский Богоявленский мужской монастырь, послав туда соловецкого старца Серапиона в строители, а иеромонаха Верхотурского Николаевского монастыря Христофора и служебника Симеона – в число братии, поскольку «в Верхотурском уезде на Невье, на Ницу реке, живут наши крестьяне, за 100 верст от Верхотурья, а церкви в том месте не было» (http://atlasch.ru/work/101 , Нечаева М.Ю. «Диффузия духовного и организационного опыта в церковной жизни православного населения Урала»).

Т.е. монастыри Николаевский Верхотурский, Невьянский Спасо-Богоявленский (переведенный в Абалак), монастырь в честь Преображения Господня и святых Соловецких чудотворцев Зосимы и Савватия Николо-Березовске ( на Каме у впадения Белой), а также Знаменский монастырь в Абалаке совершенно четко связаны.

При этом , в годы архиепископа Киприана Старорусенкова происходила и «ротация кадров», и укрепление кадрами из Троице-Сергиевой лавры, Кирилло-Белозерского монастыря, Великого Новгорода, и даже упоминается некий Симеон в свите из Николаевского Верхотурского монастыря. Не исключено, и он мог быть тем самым Симеоном Верхотурским (Меркушинским), возможно, тоже прибывшим в свите с Киприаном или направленным им в Меркушино.

Судьба Симеона Верхотурского, так видится, была связана с основателями Верхотурского Свято-Никольского мужского монастыря в устье рек Свияги и Калачика, первая церковь которого - Николая Чудотворца, инока Ионы.

Обращает на себя внимание название реки Свияги около Николаевского Верхотурского монастыря.

К Свияге и Свияжску имел отношение Князь Симеон Болховский, направленный Иваном Грозным на смену Ермаку, которого он отзывал в Москву, приняв перед этим от Ермака в дар «Сибирь, упавшую с неба».

Почти все стрельцы Симеона Болховского, в т.ч. из Свияжска (как плацдарма на восто), умерли от голода в окрестности Тобольска и это была большая трагедия, которая могла стать причиной принятия обета и монашества для выжившего Симеона. Мемориальный памятник захоронения стрельцам С.Болховского - в Абалаке (считают, что он умер с 300 стрельцами, но достоверных персональных сведений о погибших нет).

http://www.russianfamily.ru/b/bolh.html,Князья Болховские относились к потомкам святого Михаила Черниговского, а мощи Симеона Верхотурского сравнивают с мощами именно киево-печерских святых. Вотчина князей Болховских - город Болхов Черниговского княжества недалеко от Орла на притоке Оки - Нугрь ( позже Орловское наместничество). Фамилия митрополита Е.Болховитонова - автора книги «История княжества Псковского» - от топонимики Болхов ( Болхов (Волхов) )

Снаряжали князя Симеона Болховского те же Строгановы, которые снаряжали и Ермака в его поход на завоевание Сибири. И путем он шел , вероятно, тем же.

Возможно, даже через Николо-Березовку, где перед Березовской чудотворной иконой Николы Закамского молился и Ермак, отправлявшийся в его Сибирский поход. А инок Иона Пошехонец уже пришел вслед.

Таким образом, все детали, касающиеся Никол Дворищенского и Липенского из Великого Новгорода, все следы Новгорода и Ярославова дворища в Тобольске , Верхотурье и окрестностях, следы Свияжска и Твери, а также Никола Березовский могут помочь в восстановлении истории Симеона Верхотурского, названного так: в честь Симеона Богоприимца, Симеона Дивногорца (Дионисиат),, Симеона Столпника, Симеона - первого тверского епископа или даже Симеона Гордого.

История безымянности Симеона Верхотурского, прославленного после его смерти напомнила мне также Николу Теребенского и Лешиньку Клюкина, который молился так, что столп до неба стоял:

«Интересен факт, что в Мологском крае нет прославленных святых, за исключением погибшего в битве у реки Сити великого князя Георгия Всеволодовича да взятого в плен молодого его племянника, ростовского князя Василько, да и те, строго говоря, к мологской земле имеют отношение только в связи с исторической битвой. Все мологские подвижники - а они были, начиная от какого-то отшельника, в далекие времена спасавшегося на Святоозере, что находилось в закладбищенском лесу недалеко от города Мологи - это озеро и получило свое название от безвестного святого, питавшегося только рыбой из него - и кончая мологским юродивым Лешинькой Клюкиным, о котором память сохранил только отец Павел, а молился этот Лешинька так, что столп света стоял от земли до неба - так вот, все мологские подвижники остались неведомы миру. Это те самые, о которых поется в церкви в День Всех Святых, в земле Российской просиявших, когда поминаются все русские святые «ведомые и неведомые»… Молога - край неведомых святых» (Всемирная азиатская торговля в древней Мологе, у начала Тихвинской системы. Правда, которую пытались затопить, Ч.2).

Вспомнить эти столпы безымянных и неведомых святых меня побудило редкое свечение над городом Реж ( недалеко от Липьего Яра), поразившее воображение планеты в 2014 году ( бассейн реки Туры, на берегу которой был и с. Меркушино).

В 90-х годах 20 века на неофициальном гербе Режа был Лебедь. В 2003 году Лебедя сменили на Рысь ( «Горный геолог Борис Романович Ярославов и староверы - собственники российских приисков: какая «горная тайна» их роднит?»)

Город же основан, тем самым, Саввой Яковлевым (тверянином Собакиным) в 1773 году, который был ктитором «Спаса-на-Сенной» в Петербурге ( «Спас-на-Сенной, как покаяние за «архитектурные казни». Сложная миссия архиепископа Амвросия Петергофского»)

А Спасский путь, начатый при Симеоне Гордом в Коломне, нашел свое продолжение в Николаевском подворье Николо-Березовки, где Ермак, как сказано, и молился перед Березовской чудотворной иконой Николы Закамского, отправляясь в Сибирский поход.

Отсутствующие персты Симеона Верхотурского могут указывать на то, что они были сложены также, как у Анны Кашинской княгини Ростовской (из Черниговских князей) и Тверской.

В этом причина того, что « святая благоверная Анна Кашинская неожиданно стала символом раскольников». И оттого Патриарх Иоаким (Савелов) в 1677 году уничтожил канонизацию святой, запретил поклонение святым мощам Анны Кашинской. Это необычайное событие – единственное в истории Русской Православной Церкви». Фамилия воеводы Савелов в 1692 году упоминается, замечу, и в житии Симеона Верхотурского.

А архиепископ Симеон Сибирский был лоялен к Аввакуму.

В городе Реж также есть скала «Пяти братьев». Судя по всему, речь идет о братьях Романовых - детях Никиты Романовича, которых он на смертном одре доверил Борису Годунову. А назвал её так, быть может, С.Яковлев, много преуспевший благодаря императрице Елизавете Петровне.

Годунов дал «клятву к великому боярину иметь о его чадех соблюдение». Первые два года правления Борис Годунов был очень милостивым царём. Но со временем (по версии некоторых историков, из-за опасений роста политического влияния Романовых) его отношение к роду Романовых изменилось. «В июне 1600 г. Борис Годунов приказал устроить боярский суд над Романовыми. Братьев Романовых (их было пятеро) обвинили в колдовстве. Так все пять братьев попали под государственную немилость. Старшего брата Фёдора Никитича царь приказал постричь в Сийском монастыре… С остальными братьями Борис Годунов расправился гораздо суровее: Василия и Ивана он приказал сослать в Пелым, Александра - на берега Белого моря, а Михаил Никитича царь сослал в деревеньку Ныробку».W

Вот эта самая Ныробка тоже упоминается в житии Симеона Верхотурского. Среди потомков Никиты Романовича Захарьева, обращу внимание, Лыковы-Оболенские из князей Черниговских.

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС