Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Великий Новгород. Натальины церкви Федора, Николы и Андрея Юродивого - покровителя её супруга Андрея Ольгердовича союзника Дмитрия Донского. Союз Московских и Полоцких князей XIV в.

    • Новгородская летопись о том, как боголюбивая Наталья с сыном Семеном Андреевичем заложили церковь святого Федора на Федоровской улице в 1360 году при Новгородском князе Дмитрии Константиновиче - отце Евдокии Суздальской - супруги Дмитрия Донского (1)
    • Супруг боголюбивой Натальи Князь Андрей Ольгердович пришел на помощь Дмитрию Донскому. Миниатюра Русское войско встречает литовских союзников -князей Андрея Ольгердовича Полоцкого и Дмитрия Ольгердовича Брянского
    • Роспись северной стены храма cвятого Федора, заложенного Натальей с сыном Семеном Андреевичем (1)
    • Федор Тирон и Федор Стралилат - фрески церкви св. Федора на Ручью, заложенной княгиней Натальей с сыном Семеном Андреевичем в 1360 г. (1)
    • Житие Федора Тирона - фрески церкви св. Федора на Ручью, заложенной княгиней Натальей с сыном Семеном Андреевичем в 1360 г.(1)
    • Фрагмент фрески Богородица на троне в церкви св. Федора на Ручью, заложенной княгиней Натальей с сыном Семеном Андреевичем в 1360 г.(1)
    • Князья Владимир, Борис и Глеб. Вторая фреска Явление Христа двум Мариям. Фрески в церкви св. Федора на Ручью, заложенной княгиней Натальей с сыном Семеном Андреевичем в 1360 г.(1)
    • Первое, второе и третье отречение Петра фрески в церкви св. Федора на Ручью, заложенной княгиней Натальей с сыном Семеном Андреевичем в 1360 г.(1)
    • Церковь Федора на Ручью на Федоровой улице Великого Новгорода в настоящее время
    • Андрей Ольгердович Великий князь Полоцкий и Псковский - супруг Натальи и отец Семена Андреевича
    • Заложенная княгиней Натальей церковь Андрея Юродивого - святого покровителя её мужа Андрея Ольгердовича на Ситке в 2 километрах от Новгорода и икона Покрова Богородицы, на которой Андрей Юродивый показывает на Покров Богородицы (4)
    • Икона Андрей Юродивый с Житием (5)
    • Князя Андрея Ольгердвича изображают как боголюбивого. Он принял православие вслед за его матерью Марией Витебской и перед избранием Псковским князем. Православие стало причиной того,что Андрея не поддержал его дядя Кейстут, как старшего сына Ольгерда, должного стать князем Великим князем Литовским после смерти отца
    • Князь Андрей Ольгердвич принял православие в отличие от большинства других сыновей Ольгерда - Великого князя Литовского
    • Битва на Воже, в которой участвовал князь Андрей Ольгердович - супруг Натальи
    • Церковь святого Николая Чудотворца заложенная княгиней Натальей в Старой Руссе вместе с сыном Семеном Андреевичем в 1371 году(3)
    • Современная доска на церкви Святого Николая в Старой Руссе княгини Натальи - супруги Андрея Ольгердовича
    • Современный вид Натальиной церкви святого Николая в Старой Руссе
    • Андрей Ольгердович герой Витебской Руси - памятник в Полоцке

© Наталья Ярославова – Оболенская
3-4 мая мая 2017 года

В истории Великого Новгорода есть упоминание Семена Андреевича, заложившего церковь святого Федора на Ручью вместе с его матерью боголюбивой Натальей:

«Среди храмов, расположенных на Торговой стороне Великого Новгорода, особой гармонией пропорций и красотой силуэта отличается церковь Федора Стратилата на Ручью – памятник архитектуры, характерный для периода расцвета вечевой республики. Храм воздвигли в 1360-1361 годах: « Въ лето 6869 (1360)… Семион Андреевич с матерью своею боголюбивою Натальею заложиша церковь камену святый Федор на Федорове улице…»; « в лето 6869 (1361). Створиша церковь камену Святый Федор на Федоровой улице» (Новгородская вторая летопись)» (1).

Посвященное этой церкви издание Новгородского музея-заповедника повествует о том, что «Имени Семена Андреевича нет в летописных списках новгородских посадников и тысяцких, однако на одной из одиннадцати печатей, скрепивших наказную грамоту новгородским послам, отправленным для заключения мира к тверскому князю Михаилу Александровичу (1372 год), значится «Семенова печать Андреева» (Т.Ю.Царевская. «Церковь Федора Стратилата на Ручью»).

Наказ послам из Новгорода к Тверскому князю - княжеская прерогатива.

Семеном же Андреевичем звали сына Великого князя Псковского, Полоцкого, Трубчевского и Новгородского Андрея Ольгердовича. Князь Андрей Полоцкий, в свою очередь, сын Великого князя Литовского Ольгерда и его первой супруги Великой княгини Литовской Марии Витебской.

Великий князь Андрей Ольгердович знаменит тем, что «предпринял одну из первых попыток создания независимого от Востока (в лице татар и Орды) и Запада (в лице литовцев и Ватикана) государства – Великого княжества Русского... Ядром этого государства старший Ольгердович намеревался сделать Витебщину. Присоединив свой «витебский» удел – Полоцкое княжество и земли матери – к Псковскому княжеству, также избежавшему татарского ига. В этом начинании Андрей имел поддержку смоленских и московских князей, а также населения Полоцкой, Псковской и Новгородской земель, поскольку был и наместником псковским (1342-1349), и князем полоцким (1349-1387), и наместником новгородским (1394)…

После устранения угрозы с Востока, князь Андрей попытался реализовать свой проект на Западе. Для этого он даже заключил союз с крестоносцами…Любимый русинами (приверженность которых предпочтительно клонилась к сыновьям Ольгерда, исповедывавшим с ними одну православную веру), вспомоществуемый гермейстером меченосцев Конрадом Цельнером…Казалось, проект создания Великого княжества Русского вот-вот будет воплощен Андреем Ольгердовичем. Но «ему в том воспрепятствовал его сводный брат Ягело. Последствия тесного союза псковского князя с великим князем московским могли быть гибельны власти великого князя Литовского, если б в начале Кейстут не оказал Ягайле помощь…; а по его (Кейстута) смерти, если б два гибельные в Россию вторжения татар с Мамаем и Тохтамышем (разоровших Московские области), не привели великого князя Дмитрия Иоанновича в невозможность оказать сильную помощь, какую от него надеялся получить Андрей Ольгердович» ( «Герой «Витебской» Руси»)

Второе, чем знаменит князь Андрей Ольгердович, – помощь Дмитрию Донскому во время Куликовской битвы.

Брат Андрея Ольгердовича и по отцу, и по матери - Лугвений (Семен) Ольгердович тоже княжил в Великом Новгороде с 1389 по 1392 год и в 1390 году делал попытку присоединить Псков. «Съехав с Новгорода под давлением Московского княжества Лугвений (Семен) получил Мстиславское княжество от его сводного брата Ягайло».

Названное Мстиславское княжество – то самое княжество, где в уже в XIX веке предводителем Мстиславского дворянства был князь Николай Николаевич Мещерский, вошедший в конфликт с евреями, переселившимися в район Мстиславля при послаблениях Екатерины II. Витебский же Николай Николаевич Мещерский, возможно, тот же самый, что и Мстиславский - вероятный родственник моей прабабушки Ксении Антоновны.

«Витебск и Могилев: Мещерские, Сусловы, Давыденко. Дом-музей Николая Мещерского из минфина и Эпштейн – идеолог реформы 90-х в Климовичах. «Воспоминания», противоречащие архивам»

«Платон и Николай Николаевич - князья Мещерские «дугинской» и «медынской» веток. Ярославовы и Аксаковы. Андреевский собор в Лудзе – копия Кронштадтского и приор Вельнер»

1867 год: Дом Мещерского в псевдорусском стиле в Климовичах и русский павильон Всемирной Выставки. Псевдорусский стиль В.Гартмана – ученика А.Гемелиан и князь Н.Н.Мещерский из Медыни

В XIV веке в Пскове и Новгороде были не наместники, а избираемые на Вече князья.

Андрей Ольгердович в XIV веке - Великий князь Великого Новгорода, где его супруга княгиня Наталья и сын Семен заложили церковь святого Федора на Ручью, ещё до его непосредственного княжения

Время закладки церкви - 1360 год, когда Великим князем Новгородским был Дмитрий Константинович Суздальский - отец Евдокии Суздальской, в тот год ещё будущей супруги Дмитрия Донского.

Но общий альянс князя Полоцкого Андрея Ольгердовича и князя Новгородского Дмитрия Суздальского закладывался в год основания в Великом Новгороде церкви святого Федора его супругой княгиней Натальей и сыном Семеном Андреевичем.

Церковь в летописи названа Святого Федора вместе с Федоровой улицей:

« в лето 6869 (1361). Створиша церковь камену Святый Федор на Федоровой улице» (Новгородская вторая летопись)».

Как видим, нет в этом летописном тексте упоминания того, что это церковь Федора Стратилата, как её называют в издании 2016 года.

Речь идет о святом Федоре.

Имя Федор в крещении носил князь Киевский и Новгородский Мстислав Великий, и в годы его правления в Великом Новгороде строилась церковь святого воина Федора Тирона, сжегшего храм Кибелы и отказавшегося поклоняться богу войны Марсу.

Первые посвящения Федору в Великом Новгороде относились - к Федору Тирону.

Родился Великий князь Андрей Ольгердович в 1320 году, его сын Семен Андреевич, примерно, - 1340-го или около 1345-го года рождения. В возрасте 16-20 лет в 1360 году Семен Андреевич мог вместе с его матерью Натальей участвовать в закладке церкви в честь святого Федора.

В 1372 году, уже будучи в возрасте около 30 лет, Семен Андреевич - внук Великого князя Литовского Ольгерда был вполне зрелым мужем. И летописное свидетельство о том, что он, в том числе, утвердил приказ новгородским послам о заключении мирного договора с его родственником - князем Тверским и Микулинским Михаилом Александровичем - соответствует этим датам.

Князь Тверской и Микулинский Михаил Александрович - родной брат Иулиании Александровны Тверской, второй супруги Великого князя Ольгерда, после смерти его первой жены – княгини Марии Витебской, чьим внуком был Семенем Андреевич.

Мать Семена - княгиня Наталья - супруга Великого князя Андрея Ольгердовича.

В год закладки церкви 1360-й княжеством Андрея и Натальи было княжество Полоцкое.

На их княжеский статус указывают и архитектурные особенности церкви святого Федора на Ручью.

Княжеский размах, самое большое число светильников среди новгородских церквей, много тайных помещений внутри церкви, фрески князей Бориса и Глеба…:

«Хоры Федоровской церкви поражают своей величиной и фундаментальностью каменной конструкции, заставляющей вспомнить княжеские полати домонгольского периода. На них ведет каменная лестница… С Юга хоры сообщались через деревянный переход с угловой каморой... Само по себе существование разного рода небольших изолированных помещений - одна из специфических черт церкви Федора Стратилата. Подчас значение помещений Федоровской церкви может вызывать лишь догадки... В XVII веке в Федоровской церкви было девять светильников различной величины. Ни в одной другой новгородской церкви такого большого числа светильников в описях не зафиксировано» (1).

Церковь Федора на Ручью не единственная церковь, которую заложила княгиня Наталья Полоцкая и Псковская вместе с сыном Симеоном.

«Под 1371 годом в Четвертой Новгородской летописи содержится упоминание о некой «Натальей, Андреевской жене», основавшей церкви Андрея Юродивого на Ситке и святого Николы в Русе, вероятно, ею и была мать Семена Андреевича. Посвящение одного из этих храмов наводит на мысль о том, что этот святой был небесным покровителем мужа заказчицы…. Принадлежность к богатому частному заказу выразилась в сооружении у стены церкви Федора каменной фамильной усыпальницы. Следы фундаментов этой пристройки, вместе с обломками каменных ладьевидных саркофагов XIV века, были обнаружены у восточного прясла южного фасада. Несомненно, условиями заказа продиктовано и устройство «На полатех» Федоровской церкви (т.е. на хорах) придела Симеона Столпника Дивногорца, который был посвящен небесному покровителю Семена Андреевича. С этой семьей, вероятно, связано посвящение ещё одного придела на хорах – Покровского. Как известно, главным свидетелем чуда Покрова Богородицы во Влахернском храме был Андрей Юродивый, которого чествуют на следующий день после самого праздника Покрова. Если действительно отец заказчика носил имя в честь этого святого, то вполне возможно, что Покровский придел был устроен именно в его честь» (1).

Церковь Николы в Русе, заложенная княгиней Натальей, могла соответствовать главной идее её супруга о «Витебской Руси». В советские годы в этом храме Натальи размещался краеведческий музей, а в настоящее время храм княгини Натали принадлежит старообрядческой общине Древлеправославной Поморской Церкви Старой Руссы ( Храм Святителя Николая Чудотворца Старая Русса).

О церкви Андрея Юродивого в Великом Новгороде, заказчицей которой выступала княгиня Наталья, рассказывает статья Д.А.Петрова.

Первые упоминания имени Наталья у Великих княгинь, как звали супругу Андрея Ольгердовича, относятся к Литве:

«В Пскове есть свой многовековой культ Бируты - Псковской Княгини Натальи Бирута - супруги Князя Давыда Довмонтовича Псковского и дочери Великого Князя Гедимина (сестры Кейстута). Псковская Княгиня Наталья Бирута - тетя Витовта похоронена в гробнице, в том же самом Иоанновском монастыре Пскова, называемом «Княгининым», где похоронены Ефросинья Псковская и Княгиня Оболенская-Сабурова – супруга князя Ярослава Оболенского – родоначальника князей Ярославовых-Оболенских» - об этом в моей статье:

« Никомедия, Никея и Ника. Виги… Гамильтон…Покровители русского и шотландского торгового флота Наталья и Андрей. Три окна св. Барбары и Наталья Бирута».

Я не один раз возвращалась к теме Натальи Бируты после поездки в Псков в 2013 году:

«Бирутой с именем Наталья была тетя Витовта. Вместе с этим мать Кейстута, и тетя Кейстута именовались Бирута ?.

Насколько имя Наталья характерно для Литвы ? …Святая Наталья была ещё и Никомидийская. Родина св. Натальи город Никомидия - это столица Вифании в Анатолии на Босфоре и, одновременно, - восточная столица Римской империи. Рождество в ней отмечалось в католические даты. Никодимию называли ещё и «Афины в Вифинии», она была также столицей империи Константина до тех пор, пока император Константин не провозгласил близлежащий город Византий «Новым Римом» (впоследствии Константинополь, ныне Стамбул)…»

В этом смысле Наталья – символ ещё доконстантинопольского христианства.

Княгиня Наталья Полоцкая, Псковская и Новгородская - супруга самого старшего сына Великого князя Ольгерда, названного им Андрей.

Между детьми двух жен Великого князя Литовского Ольгерда: Марией Витебской и Иулианией Тверской были конфликты.

Полагаю, что фрески Бориса и Глеба в церкви святого Федора на Ручью Великого Новгорода связаны с этим.

Великая княгиня Наталья хотела избежать родственных конфликтов по завещанию Ярослава Мудрого и съезда Ярославичей, о чем свидетельствуют фрески, заложенной ею церкви Святого Федора, описание которых представлено ниже.

Однако после смерти Ольгерда сыновья Иулиании Тверской не пустили в Вильно сына Марии Витебской князя Андрея Ольгердовича - супруга княгини Натальи:

«В 1377 году Андрей, хотя и был, вероятно, старшим среди его детей, не был допущен в Вильну сыновьями своей мачехи Иулиании Тверской и перешёл на службу в Московское княжество, заключив договоры с великим князем Дмитрием Ивановичем и с Владимиром Андреевичем Серпуховским. В московских документах Андрей именовался «великим князем». С согласия Дмитрия вновь стал княжить в Пскове. Зимой 1377—1378 прибыл в Новгород, откуда отправился в Москву… В 1380 году вместе с братьями - сыновьями Марии Витебской привел свои полки в войско Дмитрия Ивановича, приняв участие в Куликовской битве, которая непозволила соединиться войскам Ягайло и Мамая и закончилась исторической победой над Ордой».

Сын Улиании - Ягайло вместе с Мамаем, тогда проиграли Дмитрию Донскому и Андрею Ольгердовичу в Куликовской битве.

Поскольку церковь святого Федора на Ручью строилась в Великом Новгороде, то она должна была быть церковью Федора Тирона, а не Федора Стратилата, как её называют в 2016 году в издании Новгородского музея.

Почитание Федора Тирона в Новгороде связано с крестильным именем Федор - Великого князя Киевского и Новгородского Мстислава Великого, второе имя которого Гаральд II Годвинсон по его английской матери. Федор в Британии – Теодор.

По-моему мнению, почитание и Федоровской иконы связано с именем в крещении Мстислава Великого.

Поскольку Федоровская икона хранится в Ипатьевском монастыре, посвящение, в целом, федоровской теме было сделано мною в 2011 году в статье об Ипатьевской обители:

«Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные»:

«Первая церковь Федора Тирона появилась в Новгороде в 1115 году. Летописи сообщают об этом так «Время княжения Мстислава (Великого), закончившееся в 1117 г., оставило нам в наследство несколько важных художественных памятников… В 1113 г. началось строительство княжеской церкви св. Николая на Ярославовом дворище. В 1115 г. Воигост заложил каменную церковь св. Феодора Тирона на Софийской стороне. В 1116 г. князь Мстислав «заложи Новъгород боле и перваго….

Мстиславу Великому, с упоминания о котором вообще-то и начинается Ипатьевская летопись, было не зазорно взять своим Святым - Федора Тирона, как нам преподносят, - «простого воина». Хотя история его уникальна.

Воин Федор Тирон вошел в историю тем, что сжег Храм Кибелы!

Сделал он это потому, что не желал делать жертвоприношения богу Войны Марсу ! Т.е. по современным понятиям он был антимилитаристом».

Когда я была в Пскове в 2013 году с докладом о Воинах Святых обратила внимание на очень агрессивную реакцию на Федора Тирона, упоминавшегося в моем докладе, опубликованном в материале конференции

«О культе воинов святых, Н. Чистякова (Ярославова) IV Международные Александро-Невские чтения»

И у меня даже возник вопрос: откуда в Пскове столько поклонников Кибелы, храм которой сжег Федор Тирон ?

Федор Тирон отказался ещё и поклоняться богу войны Марсу.

Антимилитаристскими являются и все фрески церкви Святого Федорого на Ручью, описание которых дает Т.Ю.Царевская

Согласно этого описания справа в церкви находились фрески, посвященные Федору Тирону, слева Федору Стратилату.

Лучшая сохранность у фресок Федора Тирона. И с драконом он тоже воевал, если говорить о фреске со змеем.

Повторю, в летописи упоминается только святой Федор и Федоровская улица, но нет слова «Стратилат».

Ниже я представляю описание фресок Федора Тирона церкви святого Федора на Ручью, заложенной княгиней Натальей с сыном Симеоном – первая часть. И вторая часть- в целом описание фресок, предвосхитивших Андрея Рублева, и оригинальной архитектуры Федоровской церкви

Т.Ю.Царевская "Церковь Федора Стратилата на ручью".Новгородский музей-заповедник. Архитектурные памятники Великого Новгорода

«Одной из важных частей росписи церкви Федора Стратилата на Ручью является тема святых воинов.

Регистр с их изображением вынесен в самую обозримую , среднюю зону основного объема церкви. Обращает на себя внимание равнозначное положение в росписи церкви, посвященной только Федору Стратилату, двух почитаемых Федоров- воинов – как Стратилата (т.е. полководца), так и Тирона (т.е. солдата, рекрута) : их фигуры представлены в центре северной стены между окнами.

Жития этих святых также занимают равнозначное положение, но уже на западной стене… При этом левую половину стены занимал цикл Федора Стратилата, а правую - Федора Тирона. Каждый из циклов, по-видимому, включал около десяти сцен. Левый цикл сохранился крайне эпизодически: от него с некоторыми утратами дошла сцена –«Единоборство св. Федора с змием» и несколько небольших фрагментов… От правого жития , посвященного Федору Тирону, сохранилась гораздо более существенная часть. Здесь в верхнем ярусе хорошо видна правая половина сцены «Св. Федор перед правителем», представляющая сидящего Ликиния с телохранителем; «Федора ведут в темницу», «Федор в темнице, окруженный ангелами». В нижнем ярусе уцелели эпизоды «Восхождение св. Федора на костёр» и «Погребение св. Федора в храме».

Нельзя не уловить особое - драматически-эмоциональное прочтение образа святых Федоров в этих подробно иллюстрируемых житийных сериях. Хрупкая фигурка святого, представленного в простом рубище, совершенно лишена признаков воинственной доблести и мужественного обличья. Это некий синоним смиренной жертвы, которую ведут на заклание. Именно смирение, невзрачность и бесплотность отличают фигуру Христа в сценах Страстей Господних в алтаре - образ искупительной жертвы… В образе страдающего Христа и ведомого в темницу, а затем на костер Федора Тирона нельзя усмотреть откровенной параллели, подобия, что подчеркивается размещением обеих частей храмового декора в одном уровне. Тем самым в образе святого воина декларируется идея его мученичества, дбровольного принятия страданий, желания повторить крестный путь Христа и тем снискать себе мученический венец.

Казалось бы, в эпоху решающих битв с иноверцами, когда создавались росписи Федора Стратилата, следовало бы ожидать в храме, посвященном святому воину, изображения вереницы доблестных ратников, демонстрирующих способность защитить православных от врагов – как это было в росписях храмов южных славян и как это было и в Новгороде - в частности, в росписи церкви Спаса на Ковалёве. Но в стенописи церкви Федора Стратилата торжествует иной идеал, отрицающий какое бы то ни было проявление активной позиции. Святые воины выстроенные в ряд на северной стене, кажутся бесплотными, зависшими в пространстве и едва ли не колеблемыми ветром. Полуфигуры некоторых из них словно вырастают из вытянутых оконных амбразур, что буквально соответствует словам Григория Паламы (великого богослова, жившего незадолго до росписи Федоровской церкви), о ранах святых мучеников: «как оконные проемы, хотя ничем не способствуют солидности здания, но и не портят его, пропуская внутрь свет; таки слёзы страданий, перенесенных ради Христа, стали для получивших их как бы окнами, пропускающими свет невечерний. И при сиянии этого света постигаются как дело божественной красоты, или, лучше – «божественного сияния, а не как безобразные раны». Именно эти умонастроения , оперирующие критериями высшей духовной красоты, обретенной через страдания, думается, и руководили создателями Федоровской росписи».

"После пожара 1696 года у церкви св. Федора Федоровской улицы Плотницкого конца появилась колокольня и обширная западная пристройка с теплыми приделами св. Николая Чудотворца и св. Филиппа, митрополита Московского (в XIX веке- св. Иоасифа Песнопевца)… Иконостас погиб во время ВОВ.

Хоры Федоровской церкви поражают своей величиной и фундаментальностью каменной конструкции, заставляющей вспомнить княжеские полати домонгольского периода. На них ведет каменная лестница… С Юга хоры сообщались через деревянный переход с угловой каморой над диаконником, в которой,вероятно, находился придел Симеона Дивногорца.

Само по себе существование разного рода небольших изолированных помещений - одна из специфических черт церкви Федора Стратилата. Ещё одно из таких помещений представлял придел Покрова, который был устроен в центральной трети хор… Не исключено, что когда-то на хорах велось обучение грамоте будущих дьячков….Среди этих попыток «набить руку»…встречаются и различные незаконченные и неоднократно повторяющиеся фразы (одна из них – «Пойду бобром возле реки….» была написана пять раз!).

Подчас значение помещений Федоровской церкви может вызывать лишь догадки. Так, над лестницей, ведущей на хоры, …. Полуоткрытое помещение. Попасть на этот широкий уступ можно только по приставной лестнице. Под этим помещением за невысокой дверью находится крошечная темная каморка, - предположительно - ризница или место хранения богослужебных книг. Под лестницей, в северной толще стены размещена ещё одна узкая каморка…. Расположенная на северной стене над входом в каморку фреска «Сорок мучеников севастийских»

Обширное пространство церкви отличает необычная сумрачность: маленькие окна, несмотря на их изобилие, позволяют проникнуть внутрь лишь узким потокам дневного света. Естественно, что богослужения в храме требовали дополнительных источников света, которые, вероятно, когда-то и были предусмотрены: известно, что в XVII веке в Федоровской церкви было девять светильников различной величины. Ни в одной другой новгородской церкви такого большого числа светильников в описях не зафиксировано. Однако контрастное противопоставление густого мрака храмового интерьера и ярких лучей, белыми спицами пронзающих его, рождает столь впечатляющие эффекты, что невольно возникает мысль о преднамеренной «Режиссуре» этой свето-теневой мистерии древними зодчими, к которым присоединились затем и живописцы , расписавшие церковь.

Церковь Федора… расписана, по всей вероятности, не позднее 1378 года: эта дата обнаружена в одной из надписей-граффити, процарапанных уже поверх фрескового слоя… Роспись Федоровской церкви - это одно из своеобразных поздних проявлений высокого искусства сложившегося в Византии в XIV веке и получившего особую «мистическую» окраску под влиянием настроений, распространившихся в тот период в монашеской среде. Живописи этого направления свойственны стремительные ритмы легкого, как бы эскизного рисунка, усложненные ракурсы фигур, тяготение к многофигурным композициям. Вместе с тем характерен «аскетический» колорит с узким диапазоном цветов, переводящим акцент на сильные световые эффекты, результатом чего явилась необычная драматически- напряженная интонация образа.

В Федоровской росписи существует несколько художественных уровней… Неоднократно высказывалось мнение, что один из её мастеров имел опыт совместной работы с Феофаном, что представляется вполне вероятным. Действительно, здесь можно найти признаки подражания манере Феофана Грека и даже испытать иллюзию работы самого великого мастера. Но ещё более очевидно сходство отбельных типажей и иконографических мотивов с фресками церкви Успения на Волотовом поле, исполненными в 1363 году неизвестным греческим живописцем…

В круге годового богослужения создатели росписи выделили в первую очередь «подвижные» празднования, время которых зависит от Пасхи… С ними связаны в восточной части храма: Страстной цикл в алтарной апсиде, «Уверение Фомы», «Жёны-мироносицы у гроба Господня», «Беседа с самаритянкой»…

В своде алтарного полукружия сохранились фрагменты изображения восседающей на троне Богородицы и двух поклоняющихся ей ангелов….

Уникальную особенность алтарной росписи представляет фриз… о Страстях Христовых. Цикл разворачивается справа налево (против часовой стрелки)…

Что же побудило придать Страстному циклу Федоровской церкви непривычное направление прочтения – справа налево? - именно таким образом, «против солнца», «пред лице Христа –Солнца праведных» в литургической практике совершается обход вокруг престола… В правильности такого движения, в противовес движению раскольников, ходящих на крестном ходе «по-солонь» (по солнцу, вослед за Христом), в деяниях Московского собора 1667 г. давалось специальное наставление со ссылкой на древнюю традицию Восточной церкви. По-видимому, такому направлению движения придавали принципиальное значение той же древней традицией руководствовались и авторы Федоровских росписей, разворачивая зрелище Страстей и крестного пути Христа справа налево.

На западной стене изображены русские князья Владимир, Борис и Глеб. Их фигуры расположены строго напротив Распятия. Это их предстояние Крестной жертве Хрнистовой воспринимается ка знак твердого исповедания Русью христианства.

Тема, особенно актуальная перед лицом униатской политики Рима, увенчавшейся в 1369 году обращением византийского императора Иоанна V католичество. Включение этой композиции в состав росписей находится в одном русле с появившимися незадолго до их исполнения (1370-е г.г.) посланиями Константинопольского патриарха Филофея, призывавшего всех православных христиан, в том числе и в далёкой Руси, быть верными православию.

Лаконичной скульптурности пейзажных образований противостоит исключительно нежный и хрупкий пластический слой федоровских персонажей: невесомые, окутанные мягким свечением, они скользят, едва касаясь земли, парят в пространстве или зависают, как немые знаки. Их тела намеренно деформируются, приобретая узкие, как бы «линзообразные» силуэты, руки непомерно вытягиваются, благословляющее перстосложение укрупняется («Явление Христа Мариям», Адам в сцене «Сошествия в ад»)...Огромное эмоциональное значение приобретают пространственные паузы , выделяющие главный персонаж ли группу, расширяя видимый и скрытый сакральный смысл изображаемого сюжета.

Прозрачная деликатная «светопись» варьирует приемы беглого экспрессивного письма – с использованием разбеленных охр и плотных белил, а также с применением некогда цветных (вероятно, прозрачно голубых и золотистых) рефлексов, от которых дошли лишь специфические элементы «негативного» ассиста – т.е. рефтяная или темная охристая подкладка. Роль пробелов особенно ощутима на фоне сдержанного колорита, сведенного к вариациям двух цветов – серебристо-голубого и коричнево-бежевого.

Образный строй, при общем драматически-динамичном развитии сюжетов, отличается мистической окрашенностью, смягченной лирической интонацией. В таких силуэтах бесплотных фигур, в тонкой мелодичности линий, в целенаправленности жестов , в пластической экспрессии пейзажей - заключена проникновенная эмоциональность, обращенная к личному переживанию событий Евангельской истории.

В конце века, будучи более созвучно новым духовным завоеваниям эпохи, обращенным к нравственному миру личности, это гибкое, тонко нюансированное искусство завоевало особые симпатии, предопределив многие качества живописи последующего периода, вошедшего в историю русского искусства как эпоха Андрея Рублева".

Ссылки:

1. Т.Ю.Царевская "Церковь Федора Стратилата на ручью". Новгородский музей-заповедник. Архитектурные памятники Великого Новгорода. Изд.2016 года

2.Книга: Литовско-Русское государство в XIII—XVI вв.

3. Церковь Николая в Старой Руссе

4.Церковь Андрея Юродивого на Ситке около Новгорода

5. Андрей Юродивый

6.Андрей Юродивый на иконе Покрова

7.Минск Покров

8. Последний самодержец Полоцка

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС