Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

«Лондон» на Верхней Волге: Ярославский Толгский монастырь: 700 лет памяти об аристократических корнях, дающих здоровые плоды государственному древу

    • Ярославский Толгский Свято - Введенский женский монастырь
    • Девятиглавый храм Ярославского Толгского монастыря и часовня в память об убиенных поляками 46 иноках
    • Фреска о чуде Ярославской Толгской иконы - Воскресение умершего
    • Памятная доска П.А.Обрескова статс-секретаря Павла I, похороненного в Толгском монастыре
    • Памятная доска А.П.Мельгунова - первого Ярославского губернатора, похороненного в Толгском монастыре
    • Ярославская Толгская икона Божией матери
    • Перенесение мощей Святителя Игнатия Брянчанинова в Ярославский Толгский монастырь 26 мая 1988 года
    • 26 мая 1988 года - дата защиты кандидатской диссертации Н.Б.Ярославовой - Годуниной (Чистяковой)
    • Праздничное убранство Крестовоздвиженского храма в день памяти Игнатия Брянчанинова. Упом. 26 мая 1862 года – арх. Иреней
    • Рака с мощами Игнатия Брнчанинова в Ярославском Толгском монастыре
    • Празднично украшенная икона Святителя Игнатия Брянчанинова –покровителя Ярославского Толгского монастыря
    • Крестный ход в Толгском монастыре в день памяти святителя Игнатия Брянчанинова
    • Надгробная плита боярыни Александры Ярославовой –Сверчковой, Благовещение, Борисовское, исток Черемхи -притока Волги
    • Вход в кедровый сад XVI века Ярославского Толгского монастыря

© Наталья Ярославова-Чистякова
12 декабря 2012 года

Верхнюю Волгу, все чаще, выделяют в современной мировой политике, к примеру, когда рассуждают о том, что «Россия - всего лишь Верхняя Волга с хедж-фондами». Кто-то считает, что это обыгрывание «Верхней Вольты с ракетами», но на самом деле речь идет не о «Верхней Вольте», а именно о Верхней Волге, куда обращены взгляды именитых лондонцев, в то время как русские коммерсанты продолжают миграцию в «Москву на Темзе».

Интересное представление реки Волги дается в книге М.И.Гомилевского «Описание города Рыбынска», подготовленное специально к приезду императрицы Екатерины II (репринтное издание 1837 года).

«Волга берет начало по свидетельству академика Озерецковского при деревне Волгъ Тверской губернии, Осташевского уезда; источник этот называемый окрестными жителями Иорданью состоит из колодезя… в который собирается вода из обширного болота, поросшего ельником … вода была так прозрачна,что можно было увидеть булавку в нарочитой глубине … Ныне, от небрежения, вода сделалась мутною, тинистою. В старые же годы она почиталась лекарственною… Сейчас первоначальный ручей втекает в озеро Стержъ или Стержи… При окончании озера принимает реку Руну, вскоре проходит озером Вселуцким … Проходя озерами Волга течет уже к городу Ржеву, омывая Угличъ, Рыбинск, Ярославль и многие другие знатнейшие в государстве города»…

Далее автор описания Волги уделяет внимание крупным притокам.

При этом, характеризуя место впадения в Волгу реки Шексны, вытекающей из Белоозера, он как ориентир указывает села княгини Волконской и помещика Михалкова - предка известных Михалковых и Кончаловских, от Глебовых. («Ярославовы-Черевины-Раевская-Горчаковы-Безобразовы-Глебовы-Михалковы-Кончаловские»)

Описывая же правый приток - реку Черемху М.И.Гомилевский пишет: «Черемха принимает начало в Ярославской губернии, Романово-Борисоглебском уезде, выше села Благовещение, в 5-ти верстах от имения помещика Ярославова…».

Т.е. географию Волги М.И.Гомилевский описал через имения помещиков Ярославовых, Михалковых, княгини Волконской, Глебовых, Клементьевых, назвав при этом Углич, Рыбинск и Ярославль знатнейшими городами на Волге.

Однако главным Верхневолжским городом надо считать все-таки Ярославль. И за 1000 лет истории в Ярославле сложилось почитание двух главных ярославских икон: Ярославской Толгской иконы Божией Матери 1314 года, явленной в год смерти Великого Магистра Жака де Моле ростовскому епископу Прохору, и Казанской иконы Божией Матери, принесенной из Казани в Ростов в 1588 году, а после захвата Ростова поляками в 1609 году, подаренной польским поручиком Яковом Любским - ярославскому купцу Василию Лыткину.

Именно эти две иконы и изображены на колоколе, отлитом к 1000-летию Ярославля, так и остающемся «на земле», возможно потому, что его опоясывающая надпись включает и светские имена («Летописные колокола и колокол к 1000-летию Ярославля, так и «не поднявшийся с земли». Запрет ЮНЕСКО или светские имена колокольных надписей?»).

Ярославская Толгская икона - древнее Казанской, более чем на два с половиной века. При этом, обе иконы обретены ростовцами. Да и сам город Ярославль изначально строился князем Ярославом Мудрым, как защитный форпост для Ростова Великого, куда некогда из Киевского Зверинецкого и Печерского монастыря прибыл Леонтий Ростовский крестить волжскую Русь («Зверинецкие пещеры киевской Оболони и Звериный стиль Меровингов в музее меровингского искусства баптистерия Сен-Жермен (Saint-Jean-Baptiste)»)

По преданию, путь к будущей Ярославской Толгской иконе ростовский епископ Прохор преодолел «по воде», а точнее «по мосту из Света над водой», подобно тому, как некогда афонские монахи «шли по воде» к Иверской иконе Вратарнице. И это «моисеево хождение по водам» роднит Толгскую икону с Иверской Вратарницей, а также с Тихвинской иконой Божией Матери («Бирское «Рюриково городище» и Климент Ярославов - староста Архангельского - Бирь, контролировавший Перевоз через реку Белую, Ч.9»).

На месте явления Ярославской Толгской иконы, в том же самом 1314 году, был основан Ярославский Толгский монастырь, возраст которого достиг почти 700-лет. Он старше Соловецкого, Валаамского и Саввы Сторожевского монастырей, а также и Троице - Сергиевой Лавры

В Толгском монастыре похоронены Ярославские губернаторы А.П.Мельгунов, А.Н.Аксаков, П.А. Обресков - статс-секретарь Павла I («Орден 22 февраля»: Первый Ярославский губернатор и видный масон А.П.Мельгунов»)

Похоронены в монастыре и потомки многих аристократических боярских родов, предки которых проживали в районе Верхней Волги почти 1000 лет. Т.е. потомки тех, кому уже в XVII веке супруги Мусины - Пушкины посвятили «Книгу о славяно-русском народе, о великих князьях русских и ростовских, отколе призыде корень их».

В дни пребывания в Ярославле императрицы Екатерины II, царица шла 12 километров пешком Крестным ходом до Ярославского Толгского монастыря, которому по аристократичности, мне думается, близок лишь только Сергиев монастырь в Петербурге, известный как место захоронения потомков Рюриков. Игуменом в этом Сергиевом монастыре Петербурга 24 года был святитель Игнатий Брянчанинов («Капелла Александра Невского и Сергиева пустынь: духовники и рыцари Русских цариц в Петербурге»).

Будучи в декабрьские дни 2012 года в Ярославском Толгском монастыре я купила ранее неизвестную книгу о нем: «Святитель Игнатий Брянчанинов в Свято-Введенском женском Толгском монастыре» ( Посвящается 200-летию со дня рождения святителя Игнатия Брянчанинова).

И неожиданно в этом издании Толгского монастыря - встретила хорошо знакомую мне дату 26 мая 1988 года. Для меня - это памятный день защиты кандидатской диссертации. Символичный вход в «Мир архангела Света и Знания», каковым можно назвать мир честных ученых.

Но оказалось, что именно в этот день Ярославская Толгская обитель приобрела своего покровителя и ходатая перед Богом святителя Игнатия Брянчанинова:

«26 мая 1988 года в Ярославской епархии по благословению архиепископа Платона были обретены нетленные мощи святителя Игнатия и торжественно перенесены в Свято-Введенский Толгский женский монастырь.

Царица небесная пожелала,чтобы мощи её возлюбленного архиерея покоились рядом с чудотворным образом в Доме её на Толге (Свт. Игнатий всю жизнь с великим благоговением почитал Матерь Божию, построил в честь её Иверской иконы храм в Николаевского-Бабаевском монастыре)».

Для меня это совпадение дат знаково, с учетом того, как ярославские Ярославовы почитали именно Ярославскую Толгскую икону Божией Матери, а девичья фамилия Федосьи Степановны Ярославовой, тайну которой я долго постигала в связи с подаренной ей табакеркой, оказалась именно - Брянчанинова. При этом, одна из вотчин Ярославовых - Архангельское находилась рядом с Покровским - отчим домом Святителя Игнатия («Тайна Табакерки раскрыта: фамилия «её Высокородия» Ф.С.Ярославовой - Брянчанинова!»).

В частности, сын Фёклы Михайловны Ярославовой - Соколовой генерал-майор Павел Аполлонович Соколов вместе с женой Александрой Яковлевной «имели тесную связь с церковью… пожертвованные Александрой Яковлевной камни … вставлены в венце в ризе Толгского монастыря. («Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави), Ч.8»).

В звенигородском имении Кораллово брата Ф.М.Ярославовой - А.М.Ярославова была построена церковь Толгской Богородицы («Тайное «Общество Невидимых» и единый Славянский корень: Иван Ярославов и два олигарха Михаила»).

И уже в Ярославле я узнала о том, что Никольская надвратная церковь Ярославского Толгского монастыря в XVII веке построена на средства купцов В.М.Сверчкова и И.М.Сверчкова. Именем И.М.Сверчкова и Сверчковских палат в Москве назван Свечков переулок. И.М. Сверчков построил также Церковь Успения Пресвятой Богородицы на Покровке, которую называли ярчайшим памятником «нарышкинского барокко».

Вероятно, с их потомками и породнилась Александра дочь Ивана Михайловича Ярославова, ставшая в браке Свечковой, на могиле которой, близ родовой вотчины Ярославовых - Борисовское, начертана её двойная фамилия Ярославова - Сверчкова, с указанием - боярыня. Хотя жила она уже в XIX веке. Но древним боярским статусом Ярославова - Сверчкова дорожила. Надо сказать, что мое посещение Рыбинска и Ярославля убедило меня в том, что дворяне Ярославовы знали свое родословие от аристократических боярских родов древней Волги и даже ранее.

Никольская церковь над Святыми вратами, вероятно, была посвящена иконе Николы Бабаевского, «приплывшей на одной из бабаек» (больших весел для сплава леса). До строительства первой церкви для этой иконы, её хранили в дубовой роще, как месте хорошей природной ауры. Затем был построен Николо-Бабаевский монастырь, где завершил свой жизненный путь Игнатий Брянчанинов. И здесь были обретены его мощи 26 мая 1988 года.

Николо-Бабаевский монастырь находится в посёлке Некрасовское Ярославской области. Он основан в XV веке у впадения реки Солоницы в Волгу, рядом с селом Большие Соли, между Ярославлем и Костромой. В монастыре неоднократно бывал Николай Некрасов, чьё детство прошло неподалёку, на противоположном берегу Волги - в сельце Грешнево.

Часть сестер Ярославского Толгского монастыря в настоящее время живет в монастырском подворье Некрасовского района, в селе Введенском. Т.е. есть некая связь между Некрасово, Введенское и Ярославским Толгским монастырем.

Названное село Введенское дважды упоминалось мною в истории рода Ярославовых. Есть «Документ об отведении земли под новое кладбище с.Введенского, 1799-1801 гг. По ходатайству помещицы Катерины Ярославовой Консисторией согласован отвод церковной земли под новое приходское кладбище…». Второе упоминание относится к Клировой ведомости Р.-Борисоглебского уезда, 1830 г. с.Введенское: «Должность просфирни исправляет оного села Введенскаго дворовая женка Афимья Трофимова, по приказанию помещицы Екатерины Михайловны Ярославовой без платы» (ГАЯО, ф.230, оп.1, д.11223).

При этом первые публикации из серии статей «Ярославовы-Голицыны тайны из табакерки в Архангельском», начатой три года назад, относятся к тем самым дням, когда из Ярославля в Петербург была привезена Ярославская Толгская икона Божией Матери и ковчежец с мощами Адриана и Натальи («Утоли мои печали Натали: паломничество по собственной жизни»).

«19 октября 2009 года в Петербург, в Александро-Невскую Лавру был привезен ковчежец с мощами покровителей домашнего очага Адриана и Натальи и чудотворная икона Божией Матери Толгской. Мать Смарагда прокомментировала это так: «Что Матерь Божья появилась в вашем городе, это говорит о том, что она сейчас особенно дерзновенную молитву возносит Господу именно о петербуржцах. Почему? Это знает только промысел Божий».

Обращает на себя внимание тот факт,что Леушинское подворье в Петербурге находится по адресу ул. Некрасова 31. Подворье сохранилось. Сам же Леушинский Иоанно-Предтеченский монастырь затоплен водами Рыбинского водохранилища, также как и город Молога. («18 июня и иконы, спасающие от политического и экономического терроризма…»).

Хотя, первоначально, гидроузел водохранилища предполагалось расположить рядом с Ярославским Толгским монастырем. Т.е. затопить должны были монастырь и Ярославль. И непосредственно в монастыре проводились эксперименты и инженерные изыскания. Колокольня была превращена в напорную башню. Были пробиты потолки и фундаменты для проведения моделирования гидродинамических потоков. Однако результаты оказались не слишком удачны и в результате «подводным Китежем» стала Молога, хотя,повторю, по замыслу это должен был быть Ярославль и Толга.

Вот вследствие такого развития событий и сохранился Ярославский Толгский монастырь известный его уникальными фресками

Одна из таких редких фресок - «Вавилонское столпотворение».

«Первым из историков искусства, обратившим внимание на толгские росписи, был И.Э. Грабарь. В изданном в 1914 г. VI томе Истории русского искусства, посвященном древнерусской живописи, Грабарь, опубликовал фотографию фрески «Столпотворение вавилонское» из галереи Введенского собора. Сравнив живописную композицию, с воспроизведенной на страницах издания/ гравюрой на указанный сюжет из Библии Пискатора, ученый убедительно продемонстрировал иконографическую связь толгского произведения с нидерландской иллюстрацией» («Стенопись 1690 года Введенского собора Толгского монастыря: вопросы атрибуции и иконография»).

Интересно, что легенда о «Вавилонском столпотворении» рассказывает о той самой Вавилонской башне, с которой я сравнила слишком высокую колокольню в древнем центре города Ярославля, запрещенную к возведению ЮНЕСКО уже в наши дни.

Именно это стремление построить уж слишком высокие башни напомнило мне историю о том, как потомки Хама, в лице Нимрода, некогда тоже хотели построить «башню вышиною до небес».

«Библия рассказывает о построении послепотопными людьми башни в Вавилоне, которая, по предположению строителей, должна была достигнуть неба … По библейскому рассказу и позднейшим иудейским преданиям, виновником предприятия был Нимрод. Основав сильное государство, он возгордился первым успехом и задумал основать всемирную монархию, вопреки воле Божией, определившей потомкам Хама (к которым принадлежал Нимрод) быть рабами других. И вот, с этой целью, в знак своего могущества и в качестве центра всемирной власти, хамиты порешили построить «башню вышиною до небес». Предприятие, таким образом, было не только безумное и неисполнимое, но и противное божественному предначертанию … Господь порешил покарать строителей… Мало-помалу они рассеялись по всей земле» (Вавилонское столпотворение»).

По сути, в этом нравоучении о «Вавилонском столпотворении» речь идет о тех, кому не начертано быть правителями, и кто оказавшись кратко на вершине власти, во главе, как им кажется, «сильного государства» начинает посягать на всемирное господство.

Однако символические потомки Хама не только не могут «зрить в корень», но они этот корень ещё и уничтожают. Одни «рубят сук, на котором сидят», но при этом, хотя бы, сохраняют дерево. Другие же, подобно свиньям, роют корень в поисках желудей и уничтожают весь кормящий дуб. И ни картины Вавилонского столпотворения, ни басни И.Крылова их не останавливают (Басня И.Крылова «Свинья под дубом»).

Образ Корня, в данном случае, я выбрала по двум причинам.

Во - первым, есть интерпретация истории этой «вавилонской башни до небес», где она уподобляется «колосу на глиняных ногах», не имеющему корня.

Во-вторых, в книге «Святитель Игнатий Брянчанинов в Свято-Введенском женском Толгском монастыре» из многих тысяч страниц текстов Святителя цитируются его размышления «О уединенной жизни», где он обращается к этому образу:

«Не всем быть листьями, цветами, плодами на дереве государственном; надо же кому-нибудь, подобно корням, доставлять ему жизнь и силу занятиями неизвестными, тихими, существенно полезными, существенно необходимыми. Одним из таких занятий признаю утверждение ближних в христианской вере и нравственности».

Власть и чиновничество, де факто, уподоблены Игнатием Брянчаниновым листьям на дереве, прекрасным весной и неизбежно опадающим осенью.

Об этом «властном листопаде» напоминают фотохроники жизни Толгского монастыря, размещенные на временных стендах. На них - снимки,в т.ч. и первых лиц государства, посещавших монастырь. Но вместе со сменой президентов меняются и монастырские экспозиции. Сейчас, на что обращают внимание ярославцы, на них уже нет многочисленных фотографий Д. Медведева.

Срок жизни листвы и, тем более, плодов несравненно более краток в сравнении со сроками жизни корня дерева.

И лишь только люди, с уж слишком поверхностным взглядом, восхищаются плодами с зеленым убранством, не думая об их невидимых корнях.

Вот таким «невидимым» духовным корнем» был и сам Святитель Игнатий Брянчанинов, хотя «невидимый» я здесь и взяла в кавычки. Дело в том, что светский мир и элита, как раз, тянулись к Игнатию Брянчанинову. И он был известен аристократии. Однако с годами все больше стремился к уединенности и созерцательности. Т.е. он видел себя - принадлежащим к корню,питающему дерево, хотя был заметен и известен в мирской жизни. Но не общедоступен.

По большому счету, такими корнями является роды,о которых И.М. Мусина - Пушкина (Луговская) и А.Б. Мусин Пушкин написали названную выше «Книгу о славяно-русском народе, о великих князьях русских и ростовских, отколе призыде корень их».

Эту же тему здоровых корней я вижу и в кедровом саде Ярославского Толгского монастыря XVI века.

Кедры Толгского сада символизируют ещё и «вечную зелень», что тоже можно отнести к некой особой концепции власти.

Но и эта «вечно зеленая власть» должна, не только, представлять некий «Род Кедра», но и иметь все те же «Здоровые корни».

И поскольку речь идет о духовности,то обращу внимание,что кедр - это образ, подаренный природой, который помогает понять суть Живоносных источников.

Ни сам кедр, ни его корни не могут быть объектом наивысшего поклонения. Кедр растет там, где есть здоровая духовность. И поклоняться надо ей «Матери Света», а кедр - одно из её прекрасных детищ.

Именно так «Матерью Света» была названа Ярославская Толгская икона Божией Матери, когда она начала мироточить 16 сентября 1392 года

«16 сентября 1392 года за утреней, когда священник в монастыре провозгласил: «Богородицу и Матерь Света в песнях возвеличим», из правой руки Богоматери на иконе Толгская истекло миро».

Я особо выделила эту дату в Летописи чудес Ярославской Толгской иконы, опять же потому,что 16 сентября день памяти моего отца Бориса Романовича Ярославова, когда он перешел в Вечность.

Ведь и в судьбе Святителя Игнатия Брянчанинова дата 26 мая проявлялась ещё при его жизни.

«Святитель Игнатий, незадолго до своей праведной кончины побывал в Толгском монастыре. 26 мая 1862 года он решил посетить там Высокопреосвященного архиепископа Иркутского Иринея. Удивительно, что промыслом Божиим именно 26 мая были обретены мощи святителя Игнатия и торжественно перенесены в Толгскую обитель» - так пишут о нем в посвященной ему книге.

Среди других чудес Ярославской Толгской иконы обращу внимание на Чудо Воскрешения из мертвых, представленное на одной из фресок монастыря,подобное Воскрешению святого праведного Лазаря («22 февраля: день Соборного избрания царей, Конкордии и Каристии - праздника бессмертных духов предков и исполнения клятв на крови»).

В ряду чудес выделяется также Чудо выздоровления Ивана Грозного, когда Грозного царя принесли в Ярославский Толгский монастырь на носилках, а ушел он из него на своих ногах. Царь щедро отблагодарил монастырь, подарив редкую икону Спаса Нерукотворного. И после этого в святую обитель особо стремились обладающие властью, и капиталом.

Так продолжается и ныне, о чем свидетельствует статья:

«Дмитрий Медведев восхитился Толгой»)

«Он отмечал красоту природы, уникальность и значение наших исторических и культурных памятников. Особенное впечатление на него произвёл Толгский монастырь, кедровая роща, сама аура этого места, в котором бывали многие российские государи, начиная с Ивана Грозного»

А также материал: «Председатель правления ОАО «Газпром» Алексей Миллер посетил Толгский монастырь»

Продолжая разговор о видимых явлениях природы, подобных кедровому саду, помогающих понять непостижимые таинства Божии, приведу ещё одну цитату из книги, изданной к 200-летию со дня рождения Святителя Игнатия Брянчанинова.

«С великой любовью и прозрением он объясняет нам в видимых явлениях природы непостижимые таинства Божии, которые открыты его чистому сердцу. Таинственный образ Воскресения раскрывается в рассказе зарисовке «Сад во время зимы», а в рассказе «Роса» смысл Таинства Причащения. О всех его творениях рассказать невозможно. Это жемчужины разной величины. Углубляясь в его творения, мы добываем себе то одну, то другую, скапливая бесценные богатства в сердце своем, а если будем употреблять их «в куплю», т.е. поступать соответственно учению, то можем приобрести блага вечныя».

В рассказе «Роса» святителя Игнатия Брянчанинова речь идет о священноиноке, готовившемся к совершению Божественной литургии, который «вышел с глубокою думою из боковых, уединенных ворот монастыря … и, сделав несколько шагов, остановился пред лугом обширным … Пред глазами его солнце на лазуревом, чистом небе и бесчисленные отпечатки солнца в бесчисленных каплях росы на лугу обширном. Мысль его терялась в какой-то бесконечности, ум был без мысли, как бы нарочно приготовленный, настроенный к принятию духовного впечатления. Священноинок взглянул на небо, на солнце, на луг, на блистающие капли росы и внезапно открылось пред очами души объяснение величайшего из таинств христианских, то объяснение, каковым может объясниться непостижимое и необъяснимое, объяснение живым подобием, картиною живописною, которая была пред его глазами.

Как будто сказал ему кто: Вот! Солнце всецело изображается в каждой смиренной, но чистой капле росы: так и Христос, в каждой христианской православной церкви, всецело присутствует и предлагается на священной трапезе. Он сообщает свет и жизнь причастникам Своим, которые, приобщившись Божественному Свету и Животу, сами делаются светом и жизнью: так капли росы, приняв в себя лучи солнца, начинают сами испускать лучи, подобные лучам солнечным…».

Я выделила этот рассказ «Роса» Святителя Игнатия Брянчанинова, потому что именно «Роса» важна в разговоре о Корне Славяно-Русском. Ведь «Царем Росов» называли Великого князя Михаила Ярославiва Тверского («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»).

Не однажды обращалась к этой теме. Поэтому, читая рассказ Святителя Игнатия, подумала о том, что Роса явление утреннее и редкое.

И с темой «отражения Христа» в храмах и душах, подобно отражению солнца в каплях росы, связана исключительность и эксклюзивность этого явления.

Роса, утро, рассвет, невидимость. Или видимость только для избранных.

Это и есть - Росы и Корень их.

Не случайно в книгу Мусиных-Пушкиных были включены легенды об Андрее Первозванном и особой крови, а также легенда о Святогоре, отцом которого был князь Светид сын Тученогов, а матерью эфиопская царица. И когда Светид летел на колеснице, запряженной гусями и лебедями, то «тщаны порожние выкидывал… Они у него в разные места падали: первый тщан упал на горы Ефиопския, второй чан упал на широкую степь Ливийскую, третий тщан упал на каменистую Аравию, четвертый тщан упал на землю Гессемскую, пятый чан упал на Евксинской понт, а шестой упал на грозную тучу громовую, которая шла на Святую Русь, где он с громом упал на землю Беларускую, на берегу реки Ухтомы, живет народ Базилики Ахейские там» ( «Мусины- Пушкины в истории России»)

Позже существовало Ахейское княжество, или Княжество Морея - государство крестоносцев, возникшее через год после окончания Четвёртого крестового похода 1202-1204 годов на территории современной Греции. И, как видится, это Ахейское княжество имеет отношение к народу «Базилики Ахейские».

Сама же «Ахейская топонимика» включает: Ахейский союз городов древней Греции: Аркадия, Арголида, Ахайя и др. (279 г.до н.э.). Аха́йя - область на севере Пелопоннеса, южного полуострова Балканского полуострова., получившая своё имя по названию первых поселенцев - ахейцев, поселившихся здесь в XII веке до н. э. после того, как были вытеснены со своих земель в Арголиде дорийцами. А также топонимика Аргос - города расположенного в центре плодородной долины на вершинах холмов Аспид (Пророка Илии) и Лариса, на которых находились две цитадели.

Книги из библиотеки Мусиных-Пушкиных, не случайно, хранятся в Ярославской областной библиотеке им Н.А.Некрасова. Будущий поэт родился в Винницком уезде Подольской губернии в местечке Немиров (Украина), где в то время квартировал полк, в котором служил отец Некрасова. А детство поэта Некрасова протекло в родовом поместье имении Некрасовых, в деревне Грешнево Ярославской губернии, о чем сказано выше. Это тот самый Некрасовский район, где находится Николо-Бабаевский монастырь и с. Введенское с его «филиалом» Ярославского Толгского монастыря для монахинь.

Авторы «Книги о славяно-русском народе, о великих князьях русских и ростовских, отколе призыде корень их» уделяли особое внимание волшебникам и богатырям Зверинцевской волости Ростовской земли.

Ирина Алексеевна (Михайловна) Мусина-Пушкина даже выкупила село Угодичи у родственника боярина Ильи Алексеевича Луговского, где продолжила работу над книгой под названием: «Родословная от Ноя до Рюрика». Крестьянином этого села Угодичи А.Я.Артыновым позже была найдена рукопись книги Мусиных Пушкиных и «переписанна по народному».

Село же Сулость, упоминаемое А.Я.Артыновым, который называл его совладельцем полковника Ярославова, принадлежало Михаилу Ивановичу Ярославову, имевшему чин полковника, что следует из составленной им собственноличной биографии, которую я читала.

У Ярославовых была родовая вотчина сельцо Нестеровское. И одно время совладельцем этой вотчины вместе с М.И.Ярославовым был Светлейший князь Григорий Григорьевич Орлов, создавший свой зверинец в Гатчинском дворцово-парковом комплексе, где выход к озеру из дворца напомнил мне Святые ворота Ярославского Толгского монастыря.

Над этими воротами купцы Сверчковы и построили надвратную церковь Николая Чудотворца.

Я не приурочивала свою поездку в Ярославль, Толгу и Рыбинск к православному календарю, а ориентировалась на календарь светский («Ярославль: прогулка в утренней сини. Акценты непосредственного присутствия от Богоявления - до Благовещения»)

Но так получилось, что при посещении Ярославского Толгского Свято- Введенского монастыря и при посещении храма Святого Георгия в Рыбинске 4 декабря, в день Введения в храм Пресвятой Богородицы, мне постоянно напоминала о себе вот эта тема: Введения во храм Пресвятой Богородицы. И все это побуждало задуматься о том, почему первая церковь для Ярославской Толгской иконы была освящена в честь конкретно этого православного праздника, когда в Храме Марию «встретил первосвященник (православное предание считает, что это был Захария, отец Иоанна Предтечи) со множеством священников». Затем, по преданию, первосвященник, «по внушению свыше, ввёл Деву Марию в Святая святых, куда из всех людей только раз в году входил первосвященник с очистительной жертвенной кровью. Все присутствовавшие в храме дивились необыкновенному событию».

Даже побывав в Ярославском Толгском монастыре, и убедившись в яви в присутствующем в нем Черниговском и Зверинецком влиянии, включая Оболоньскую Йордань и Йордань села Волгъ в Тверской губернии, откуда берет начало великая река княгини Ольги (Вольги), я не стану стремиться дать сейчас однозначный ответ на этот вопрос.

Но возможно я «получила его от Святого Георгия» в Рыбинске, когда услышала сравнение с Собором Парижской Богоматери.

Ведь Киевская Оболонь и Парижская Булонь связаны.

А 22-й Великий Магистр ордена Тамплиеров Жак де Моле, в год казни которого была явлена Ярославская Толгская икона Божией Матери, был сожжен на костре именно в Париже,с которым всегда конкурировал Лондон за ту же самую Булонь.

Я писала много статей о святителе Игнатии Брянчанинове, но ещё в первой из них назвала его Рыцарем Белой Дамы. И эта встреча с Игнатием Брянчаниновым для меня была одной из самых важных в Ярославском Толгском монастыре.

Поэтому ниже я представляю выбранные мною сюжеты из книги, посвященной Святителю Игнатию Брянчанинову, недоступной широкому кругу читателей, поскольку продается она только рядом с подлинной Ярославской Толгской иконой на Толге.

Святитель Игнатий Брянчанинов. Посвящается 200-летию со дня рождения святителя Игнатия Брянчанинова. По благословению архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла. 2007 год.

26 мая 1988 года в Ярославской епархии по благословению архиепископа Платона были обретены нетленные мощи святителя Игнатия и торжественно перенесены в Свято-Введенский Толгский женский монастырь

Царица небесная пожелала,чтобы мощи её возлюбленного архиерея покоились рядом с чудотворным образом в Доме её на Толге (Свт. Игнатий всю жизнь с великим благоговением почитал Матерь Божию, построил в честь её Иверской иконы храм в Николаевского-Бабаевском монастыре)

Настоятельница обители игуменья Варвара с сестрами глубоко почитают святителя Игнатия. Ежедневно в будни у Толгской иконы Божией Матери и у святых мощей свт. Игнатия совершается по утрам молебен, после чего сестры прикладываются к мощам и просят благословения у великого молитвенника и учителя благочестия. В понедельник вечером совершается акафист нараспев.

Особенно торжественно празднуется день памяти свт. Игнатия -13 мая. В обитель приезжает множество почитателей духоносного наставника: архиереи, священство, игумении, монахи, миряне - «всяк чин и всякое сословие».Богослужение возглавляет сонм архиереев с многочисленным священничеством из разных епархий. В этот день особо чувствуется незримое присутствие и благословение небесного архипастыря, который есть «монашествующих слово и похвало» и «архиереев богодуховное украшение». С великой верой, укрепленные бессмертными творениями святителя, мы единым сердцем просим: «Святителю отче наш Игнатие, моли Бога о нас» и доведи нас до Небесного вожделенного Отечества нашего».

О Святителе Игнатии Брянчанинове можно говорить бесконечно: и чудном житии, которое для нас всех пример, и о его дивных духоносных творениях, помазанных Божиим благословением и запечатленных благодатию Духа Святаго. Этот дивный избранник Божий «юн сый леты», уже зрел вечность, уже проводил жизнь уединенную и созерцательную - «стар же разумом» (из акафиста). Все его творения пронизаны Богопознанием, глубочайшим смирением и благоговением перед Создателем нашим. С великой любовью и прозрением он объясняет нам в видимых явлениях природы непостижимые таинства Божии, которые открыты его чистому сердцу. Таинственный образ Воскресения раскрывается в рассказе зарисовке «Сад во время зимы», а в рассказе «Роса» смысл Таинства Причащения. О всех его творениях рассказать невозможно. Это жемчужины разной величины. Углубляясь в его творения, мы добываем себе то одну, то другую, скапливая бесценные богатства в сердце своем, а если будем употреблять их «в куплю», т.е. поступать соответственно учению, то можем приобрести блага вечныя.

Нетленные мощи святителя Игнатия Брянчанинова - вот истинное Божественное доказательство неложности учения духоносности архипастыря.

Святитель Игнатий, незадолго до своей праведной кончины побывал в Толгском монастыре. 26 мая 1862 года он решил посетить там Высокопреосвященного архиепископа Иркутского Иринея. Удивительно, что промыслом Божиим именно 26 мая были обретены мощи святителя Игнатия и торжественно перенесены в Толгскую обитель.

Святитель Игнатий Брянчанинов - это пророк XIX века … Поистине это «новый Златоуст», пришедший, как Божий посланец на конец веков. Каждое слово Святителя проникнуто глубокой верой, опытным знанием духовной жизни, предание себя всецело в руце Божии.

Неутомимо с любовью, как отец своих непослушных чад, святитель Игнатий Брянчанинов призывает нас… «Отряхните обаяние мира, постоянно держащее нас в плену!… Забыт Бог! Забыта величественная и вместе с тем грозная Вечность!».

Святитель Игнатий Брянчанинов оставил нам множество писем к разным лицам, в которых, если их внимательно читать, каждый человек получит все свои ответы на все свои духовные вопросы.

О грехе Словом: «Есть грехи, совершаемые словом. Их никак не должно считать маловажными! От слова шуточного до слова преступнаго - самое краткое расстояние! «От словес бо своих оправдишися, и от словес своих осудишися» (Матф.12.37) - сказал Спаситель. Язык совершил великие преступления: произнес отречение от Бога, хулы, ложные клятвы, клеветы на ближняго. Отречение от Христа и богохульство причисляются к тягчайшим смертным грехам.

О уединенной жизни: «Не всем быть листьями, цветами, плодами на дереве государственном; надо же кому-нибудь, подобно корням, доставлять ему жизнь и силу занятиями неизвестными, тихими, существенно полезными, существенно необходимыми. Одним из таких занятий признаю утверждение ближних в христианской вере и нравственности».

О духовном делании: «…Изучение духа дает человеку характер постоянный, соответствующий вечности. Горизонт для него расширяется, взоры его достигают за пределы вещества и времени, оттуда приносят твердость неземную. Примите мой искреннейший совет: займитесь глубоко чтением всех сочинений Иоанна Златоустаго, … который необыкновенною чистотою, ясностию, силою христианского учения возносит читателя превыше всего земнаго; на высоте заоблачной витает этот духовный орел и оттуда показывает землю питомцу своему».

Примечательно то, что свято почитая свт.Иоанна Златоустаго, Святитель Игнатий сам становится Российским «Златоустом». Он был погребен в храме свт. Иоанна Златоуста и прп.Сергия Радонежского в Николо-Бабаевском монастыре.

Все, кто прочитав творения духоносного аскета и подвижника, богомудрого епископа Церкви Православной, пожелает поклониться его святым мощам, в любое время могут посетить Свято-Введенский Толгский женский монастырь в Ярославле. Рака со святыми мощами находится под золоченной резной сенью, с любовью изготовленной сестрами обители, в Крестовоздвиженском храме.

В дни памяти Игнатия Брянчанинова (5/18 февраля) - день рождения, 30 апреля / 13 мая - день преставления, милости просим принять участие в ежегодных торжествах праздника.

В этот день Богослужение возглавляет Высокопреосвященнейший арихиепископ Ярославский и Ростовский Кирилл. Владыка с особенно трепетным чувством благоговения совершает богослужение, потому что знает, что святитель Небесный незримо сопутствует и сослужит святителю земному. В честь святителя Игнатия Брянчанинова владыка Кирилл открыл в своей епархии православную гимназию, которая носит имя святого. Каждый год проходят «Игнатьевские чтения», в работе которых участвует много священников и мирян, не только Ярославской епархии, но и других.

Имя святителя Игнатия священно для православных христиан. Особенно почитают его как своего молитвенного покровителя в тех епархиях, где Господь благоволил ему быть пастырем и архипастырем. Это города Петербург, Ставрополь, Вологда. В Николо-Бабаевском монастыре, где были обретены его нетленные мощи, свято почитается место погребения. Для всей российской паствы Игнатий является Пастырем Добрым. истинным учителем и ангелом-хранителем

Источники:

  1. Свято Введенский Толгский женский монастырь. По благословению митрополита Ярославского и Ростовского Пантелеймона, 2011 год
  2. Святитель Игнатий Брянчанинов. Посвящается 200-летию со дня рождения святителя Игнатия Брянчанинова. По благословению архиепископа Ярославского и Ростовского Кирилла. 2007 год.

Все материалы раздела «История Ярославовых. Камень и вода»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС