Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Грамота Паисию Ярославову на земли и воды богини Флоры, Гороховца и Ярополча князя Ярополка - Петра, коронованного Христом, Ч.1

    • Сказание Паисия Ярославова о Спасо-Каменном монастыре с престолом Петра Чудотворца spaskamen.com
    • Грамота Ивана III на земли и воды Гороховца и Ярополча Паисию Ярославову - игумену Троице-Сергиевой Лавры
    • Христос коронует князя Ярополка Волынского и княгиню Ирину, потомков Оттона I и Оттона II
    • Молитвенник Польской королевы Гертруды: сын Ярополк (Петр) и Ирина перед апостолом Петром
    • Печать «Дънъслово» князя Святополка - брата Ярополка по отцу найдена в древнерусском месте Рай, в урочище Сад. W
    • О Левонтии Ярославове и Спасо –Ярославском монастыре, в некрополе которого Ярославские князья и брат Курбского
    • А.Курбский о князе Александре Ярославове, отправленном в Казанскую ссылку с семьей и казненном в 1568 году
    • Церковь Казанской иконы Божией матери в Ярополче графа З.Г. Чернышева, Москва, Волоколамское ш. biancoloto.com
    • Тверская 13 - дворец З.Г.Чернышева и резиденция московского губернатора. Украшена к коронации Николая II retromoscow.narod.ru
    • «Место силы. Двадцать второе- Флорищи». О.Давыдов. Граница Иоанновой, Владимирской и Городецкой областей
    • Царские грамоты на Флорищеву пустынь
    • Богиня Флора (вторая справа) на картине Ботичелли «Весна»
    • Родовое имение Ярославовых в Ярославском княжестве – Нестеровское. Совладелец Г.Орлов – князь Римской империи
    • Трезубец Рюриков в статье Н.Ярославовой о «Яблоках» Белой Богини. И герб «Рая», запатентованный в Украине

© Наталья Ярославова-Чистякова
10 января 2013 года - к дню памяти царя Давида и
дню рождения прадеда Василия Симеоновича Ярославова

Князь Ярославский Александр Иванович Ярославов - Оболенский, завершивший свой жизненный путь в казанской ссылке, относился к старшей княжеской ветке потомков принца Псковского Ярослава Васильевича - Оболенского. И как наместник в Вильно, Великих Луках и Новгороде Северском, ярославский князь Ярославов, вне всякого сомнения, имел обширные родовые вотчины, поскольку назначение на должность наместника было в прямой зависимости от значительности родовых владений.

«Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых»

«Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»

Право на потомственные владения было установлено Любечским съездом Ярославичей, согласно которого «каждый княжеский дом «держит отчину свою» и не вступается в другую».

Ведь попавший, к примеру, в опалу князь Ф.И.Оболенский - Телепнев (схимонах Роман) - сын фаворита матери Ивана Грозного удалился от двора в родовое имение Телепнево на берегу Дона и основал позже Данковский Покровский монастырь. Иногда схимонаха Романа называли сыном Елены Глинской и родным братом по матери Ивана Грозного. Однако в этой истории нет ясности. Монастырь же назван по имени древнего города Донко. Рязанские казаки «клались в суды в Донкове» - так вспоминают иностранные дипломаты. Недалеко от Данковского монастыря находится село Ярославы, ранее именовавшееся Ерославль и село Натальино. Такое сочетание сел Ярославы и Натальино я встречала только в Башкирии в бывшем Казанском ханстве, где находилась деревня «казанской помещицы» Ярославовой, оставшейся там с детьми после казни князя, в связи с «заговором» бывшего наместника Пскова боярина Челяднина («Казанские помещики»: Ярославовы и Екатерина II. «Казанская ссылка» князя Александра Ярославова - Ярославского»).

После раскрытия этого «заговора» Челяднина в опалу попала и родная сестра Ивана Овчины-Телепнева - Оболенского боярыня Челяднина - мамка княжича Ивана IV, которой Великий князь Василий III перед смертью «передал сына с рук на руки».

Т.е. Оболенские с Челядниными, как пишут, стояли очень плотно у престола после смерти Василия III, но из-за многочисленных браков царя Ивана IV (у которого «восставала плоть»), менявших его окружение, оказались стражами, охраняющими Русь от степи на реке Белой близ форпоста Челяднино (Бирск).

В связи с этой казанской ссылкой остался не разрешенным вопрос о судьбе вотчин князя Ярославова -Ярославского, прямо связанных с историей рода.

Возможно, Иван Грозный вернул их представителям младших веток бояр Ярославовых, либо они оказались у династии Годуновых, поскольку родовые вотчины суздальских, ярославских и ростовских князей царь отбирал для своего сына царевича Федора Иоанновича - мужа Ирины Годуновой.

Есть один документ, даты которого «1567-69 годы» наводят на большие размышление.

Это «Писцовые материалы Яр.уезда XVI века: вотчинные земли (приправочный список к писцовых книг 1567-69 гг.)»:№ 83

Ивана Никитина сына Ярославова

- селцо Нестеровское … [о каждой - сколько пашни, сена, леса]

- дрв [деревни] Баклажницы … дрв Шишкино … дрв Протасово на речке на Федосовке … дрв Малютино на речке на Федасовке … дрв Кузминское … дрв Коромыслово Шишкино … дрв Заполицы … дрв Самыловская на речке на Вздериношке…

- поч [починок] Лутовинин … поч Игнатев…

И всего Ивана Ерославова сельцо да восемь деревень да два починка. Пашни…»

Как видим, в документе перечисляются вотчины боярина Ивана Никитича Ярославова («Рюрики Ярославовы: Оболенские, Тверские и Мстиславичи»).

Среди них родовая вотчина Нестеровское в Черемошской волости Ярославского уезда, совладельцем которой в XVIII веке был и Светлейший князь Григорий Григорьевич Орлов - фаворит Екатерины II (Межевой план совместной родовой вотчины иллюстрирует настоящую статью).

Не думаю, что Григорию Орлову не хватало земель, но сохраняя права на Нестеровское, он подчеркивал принадлежность к древним родам потомственных землевладельцев, имевших свои родовые княжеские «отчины».

Иван Никитич Ярославов, упоминаемый в писцовой книге, это потомок дьяка Василия Алексеевича Ярославова, которого иногда называют Василием Алексеевым. И вопрос, как уже сказано только в годах: 1567-1569.

В 1565 году князь Александр Иванович Ярославов был отправлен в Казанскую ссылку с семьей и детьми, а 1568 год казнен. В данном случае, это годы опричной опалы для князей Ярославовых.

Можно предположить, что опала относилась конкретно к князю Александру Ярославову - наместнику в Вильно, Великих Луках и Новгороде Северском, земли которого представляли особый интерес для царя Ивана Грозного.

Либо бояре Ярославовы использовали «лазейку» 1569 года, когда царем был не Иван Грозный, а Симеон Бекбулатович.

Интересно, что в документах, упоминающих одновременно князей Ярославовых и дьяков Ярославовых из младших веток, дьяки именуются Алексеевы.

К примеру, Юрий Дмитровский был вместе с Иваном III в походе на Великий Новгород. По разрядным книгам сопровождал царя также князь Константин (Ярославич) Ярославов и дьяк Левонтий Алексеев (Ярославов).

Об этом свидетельствует «Книга розрядная 1475-1605 гг. великих князей и государей царей московских и всеа Русии и государевы походы и где посыланы были в походы бояре и воеводы, и то писано в книге сей»

«Лета 7003-го года (1495 г) «поехал князь великий Иван Васильевич всеа Русии … вотчину свою в Великий Новгород, а с ним внук ево князь Дмитрей Иванович да сын ево князь Юрьи Иванович, да бояре с великим князем … князь Василей Косой князь Иванов сын Юрьевича да князь Олександр Васильевич Оболенской, да Ондрей Федорович Челяднин, да князь Семен Романович Ерославской … дияки Левонтей Олекееев, Федор Курицын, Василей Кулешин, Василей Жук Волк…

А изо тверские земли с великим князем бояре князь Осиф Ондреевич Дорогабужской … А князи и дети боярские с великим князем князь Федор Иванович Бельскай, … князь Дмитрей Семенович Щепа, князь Костентин Ярославов, князь Василей Щербатой, князь Михайло Шуйской…»

Упоминается дьяк Левонтий Ярославов, он же Левонтий Алексеев и в истории Спасского Ярославского монастыря (Спасо-Преображенского), где позже было найдено «Слово о полку Игореве»

Т.е. Левонтий Ярославов не только ставил московскую власть в Твери, но и решал вопросы о земельных вотчинах в «Доме Спаса» Ярославля, что следует из документа «Исход XV столетия (1495-1497). «Правая грамота докладная Спасскому Ярославскому монастырю на пожню Крестьцы». Причем упоминается в этой Грамоте и ярославский Зверинец, и Которосль, и старцы.

Позже в этом Спасо-Ярославском монастыре, рядом с которым ныне стоит памятник Ярославу Мудрому, хоронили потомков разветвленного древа Ярославских князей, а также князей Курбских.

В статье Некрополь Спасо - Преображенского монастыря книги Т.А.Рутмана «Храмы и Святыни Ярославля» говорится о том, что «Одно из самых ранних сохранившихся монастырских белокаменных надгробий (1542 года) - плита с могилы князя Ивана Михайловича Курбского, младшего брата Андрея Курбского - знаменитого политического деятеля и военачальника, бежавшего от гнева Ивана Грозного в Литву».

Именно знаменитый военачальник Андрей Курбский, друг псковских старцев, писал о князе Ярославове, в главе «О казнях бояр. Об избиении княжеских родов» его книги «История о великом князе Московском»:

«В том же году были убиты княжата: Александр Ярославов и князь Владимир Курлятев, сын брата этого Димитрия, а были те оба, особенно Александр - мужи разумной и ангелоподобной жизни, образованные в книжном учении, знатоки православных догматов, они тексты Священного Писания всегда на устах держали, а к тому же в военном деле опытны и род свой вели от великого князя Владимира и от пленника, великого князя Михаила Черниговского, который погиб от безбожного Батыя, за надругательство над его богами и дерзновенную проповедь учения Христа перед грозным и сильным мучителем. И родственники, кровью с ним повенчанные, пострадали за Христа, и представлены были мученики к мученикам…».

В связи с описанным Андреем Курбским ещё раз возникает вопрос: Ради чего? Ради каких родовых вотчин князя Александра Ярославова - Ярославского, царь Иван Грозный пошел на злодеяния, после которых «и тело его, и душа покрылись струпьями», как он сам о себе писал, когда бежал в Александровскую слободу - свою опричную столицу. (Александровский Кремль)

Этот загородный Александровский Кремль называют ещё Великая Слобода. Она находится на линии Москва - Ярославль, недалеко от Троице-Сергиевой Лавры, 111 километров от Москвы. Ныне во Владимирской области. И 30 километров до Флорищевой пустыни.

После смерти Василия III - воспреемником при рождении которого был Паисий Ярославов, Александровская слобода перешла царице Елене Глинской, а затем - Ивану Грозному.

Уже в XVII веке эту Александровскую слободу пытался «повенчать» с Флорищевой пустынью царь Федор Алексеевич - брат Петра I, когда в Москве на Староваганьковском им было основано Подворье Успенского монастыря Александровой слободы и Флорищевой пустыни. Но Флора не была благосклонна к нему … Вероятно, как и к Грозному - за нанесение ущерба родовой аристократии.

И я намеренно выделяю подворье Флорищевой пустыни - соседней этой Александровской слободе, поскольку обратила на неё внимание при работе над первыми статьями, упоминающими о землях и водах Гороховца и Ярополча, которые по жалованной тарханной несудимой Грамоте Ивана III были даны Паисию Ярославову - игумену Троице-Сергиевой лавры. Сама Флорищева пустынь находится на реке Лух недалеко от Ярополча на Клязьме и Гороховца на Оке. До Александровского Кремля, как уже сказано - 30 километров.

И, похоже, Иван Грозный не мог выехать из этой Александровой слободы также как настоятель Илларион не мог выехать из Флорищевой пустыни, поскольку его сразу настигала слепота. В конечном счете, Илларион так и ослеп, уже после того, как из Флорищевой пустыни его «повысили» в Суздаль.

Место мистическое. И получается, что сама Флорищева пустынь, также как и Александровский кремль, контролировались при деде и отце Ивана Грозного игуменом Троице-Сергиевой лавры Паисием Ярославовым.

И здесь есть явная связь с историей рода Ярославовых, поскольку уже в XVII веке на эту пустынь делал набег Степан Разин с его есаулом Михаилом Ярославовым. Искали они в пустыни, как пишут, клады. Но я уверена, не только их. Не так прост был Михаил Ярославов, погибший под Свияжском («К разговору о казачестве: История гибели разинского есаула Михаила Ярославова близ Свияжских святынь»).

В XVIII веке во Флорищеву пустынь делали вклады Орловы. Связана она и с фамилией Ярославского губернатора Мельгунова. И, опять же, с мистической историей в его семье. Ну и наконец, в этой Флорищевой пустыни пребывал Феофан (Соколов) Новоезерский, по совету которого дочь А.Т. Ярославова дворянка Александра Ярославова (Клементьева) после смерти её мужа с тремя дочерями ушла в Горицкий монастырь опальных цариц («Наталья Ярославова: мое путешествие в Северную Фиваиду Белоозера»).

Вопрос о судьбе обсуждаемых родовых вотчин князя Ярославова -Ярославского отчасти проясняется в эпоху царей Романовых. В частности, у меня сложилось впечатление, что некие родовые владения князей Ярославовых - потомков Оболенских и Сабуровых, вернули тем из дворян Ярославовых, кто был более осведомлен об этой Казанской тайне. И это не только двоюродные братья А.Т.Ярославов и М.И.Ярославов, близкие к Апраксиным, Орловым, Тайной канцелярии и генералам, свергнувшим Петра III, включая отца легендарного полководца Александра Суворова. Это, прежде всего, Т.Ф. Ярославова - супруга князя Федора Орлова и мать его сыновей - двоюродных братьев детей императрицы Екатерины II («Михаил Орлов - он подписал акт капитуляции Парижа и стал «Иоанном Предтечей» отмены крепостного права в России»).

Есть очевидный факт, «рязанская помещица» Т.Ф.Ярославова и «казанская помещица» Екатерина II состояли в одинаково выстроенных отношениях «рыцаря и дамы» с братьями Федором и Григорием Орловыми. В итоге рязанская и ярославская помещица Т.Ф.Ярославова - ближайшая родственница императрицы, оказалась собственницей огромных земельных владений, «не характерных для женщины» - так о них пишут.

Среди этих владений особо обращают на себя внимание Кубенские земли - объект особого интереса Паисия Ярославова - духовника Ивана III и воспреемника его сыновей Василия III и князя Юрия Дмитровского, в уделе которого оказались земли Кашинских, а ранее Тверских бояр Ярославовых, а возможно и князей.

Причем, судя по Сказанию Паисия (Ярославова) Кубена и Спасо-Каменный монастырь были уделом Муромского и Ростовского князя Глеба Борисовича, попавшего в бурю на Кубенском озере и основавшего монастырь по данному им обету в честь его чудесного спасения. Сам же князь Глеб Борисович - брат князя Дмитрия Борисовича Ростовского - отца Анны Кашинской, супругом которой был князь Михаил Ярославов Тверской. Этот Ростовский удел достался князю Глебу Борисовичу от прадеда Константина Всеволодовича Мудрого Ростовского, при котором Ярославское княжество как раз и стало выделяться из Ростовского. Номинально же и то, и другое княжества относились к княжеству Владимиро-Суздальскому.

В ходе этого разделения княжеств князю Константину Всеволодовичу Мудрому или иначе Доброму достались земли по берегам реки Волги вокруг Ярославля и её притоков Мологи, Юхоти, Сити, Ухры, части нижнего течения Шексны и Кубенскому озеру. А это та самая география, где получали родовые вотчины бояре и дьяки Ярославовы.

Известный историк Гелиан Прохоров обращает внимание ещё и на то, что в название Спасо-Каменного монастыря позже включалось упоминание Петра Чудотворца. По мнению Г.М. Прохорова речь идет о Петре-чудотворце, который является митрополитом Петром, первым московским святым, покровителем великокняжеского дома. «В каменном Спасо-Преображенском соборе, существовал придельный престол во имя святого Петра, митрополита Московского. Название престола лишний раз подчеркивает, что монастырь считался великокняжеским». В одной из редакций Сказания Паисия Ярославова говорится: «…и поиде (Василий Темный) в свои богомолии помолитися Спасу, и Пречистой, и Петру чюдотворцу…». Сам же Г.М. Прохоров, публикуя текст Сказания, из другого списка цитирует уточнение, что Василий Темный пришел на Каменный остров «чюдотворцову гробу Петрову поклонитися». («Дом Спаса»).

Игумен Троице Сергиевой Лавры Паисий Ярославов, как уже сказано выше, получил по Грамотам царя Ивана III в свое ведение также земли и воды Ярополча и Гороховца у реки Клязьмы, на границе Владимиро - Суздальских земель, и вместе с этим подмосковную вотчину Росток - побратим ганзейского города Росток - древнего порта Балтийского моря в Померании (Мекленбург), соседствующего с Рюгеном, близ малой родины Екатерины II.

При этом, наряду с Кубенской вотчиной Паисий (Ярославов) претендовал ещё и на часть земель Кирилло-Белозерского монастыря.

Вот эти сакральные названия: Ярополч на Клязьме - предтеча подмосковного Ярополча на Волоколамском, Росток, Гороховец, Флорищева пустынь, Кубена как раз и позволяют понять таинственную, проросшую в родстве Ярославовых и Орловых, историю князей Ярославовых.

Ярополчу или иначе Пировым городищам я уделяла довольно много внимания в статье «Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные». В ней высказывалась гипотеза о том, что Пировы городищи могут иметь отношение к иконе Пирогоще, а сама Пирогоща, возможно, после её исчезновения и появления в городе Городце, стала именоваться Федоровской иконой. При этом, по - моему мнению, основателем Ярополча был князь Киевский Ярополк Изяславич.

Аналогичный вопрос: Какой же конкретно из князей Ярополков основал этот город ? обсуждает статья «Кто же строил Ярополч Залесский или утерянное свидетельство» автора Л. Аносова.

Интересно, что данные этой публикации подтверждают мою гипотезу об основании Ярополча - князем Ярополком Изяславичем, внуком Ярослава Мудрого.

Л.Аносов, в частности, приводит следующий факт.

При раскопках Ярополча Залесского была найдена свинцовая печатка «Дънъслово», которая дает основание начать отсчет города с 1108 года. «На этой свинцовой актовой печатке серии «Дънъслово» - поясное изображение женской фигуры с ореолом вокруг головы и надписью «Св. Арина». Печатка пока единственная в археологии с такой легендой и вызывает много толков.

По мнению академика В. Л. Янина печати серии «Дънъслово» ходили только в период 1093-1113 гг. и, до находки в Ярополче Залесском, принадлежали к узкому кругу лиц, связанных с домом великого киевского князя Святослава Изяславича: самому Святополку, его сыну Ярославу, князьям новгородским - Мстиславу Мономаху и Давиду Святославичу, а также епископам западных кафедр Руси.

Находка в далекой восточной провинции выпадала из этого правила: во-первых, она найдена в Ростово-Суздальской земле, не входившей в сферу влияния Киева, как считалось историками, и, во-вторых, эта печать принадлежала княгине с именем Ирина. Какой?».

Комментируя эту цитату, а также вопрос о Святой Ирине, прежде всего, обращу внимание на то, что в ряду князей, использовавших печатку «Дънъслово» называются: Мстислав Мономах - Гаральд (Федор) и князь Давид Святославич, сыном которого был Никола Святоша (князь Святослав Давыдович Святоша). Сыном же Мстислава Мономаха - внука последнего англосакского короля Гаральда II Годвинсона был Святой Всеволод Псковский (Мстиславич).

С именем Мстислава Мономаха, Святого Всеволода Псковского, а также его сына князя Георгия Всеволодовича, связано становление Печерского культа Николы Святоши в Пскове и Новгороде, а также основание Малого и Большого Китежей, чему как раз и посвящена серия статей «Всемирная азиатская торговля в древней Мологе, у начала Тихвинской системы. Правда, которую пытались затопить».

При этом, в 2009 году аналогичная печать «Дънъслово» князя Святополка Изяславича была найдена в древнерусском месте Рай, в урочище Сад.

Этот город Рай «упоминается в Ипатьевской летописи под 1255 год

В лъто 6763 … Данилу же королеви идущу ему по езеру, и виде при березъ гору красну и градъ бывшій на ней преже, именемъ Рай; оттуда же приде въ домъ свой».

И под 1287 год

«В лъто 6795… Посемъ же поъха изъ Каменца до Раю, будущу же ему ту […] Мьстиславъ же пріъха къ нему въ Рай, со своими бояры и со слугами, и съ ними епископъ Володимерьскій, и Борко и Оловянець […] Володимеръ же пріеха изъ Раю въ Любомль».

В 1962 р. Павло Раппопорт «розмістив Рай на території сучасного села Яревище Волинської області» («Галицко-Волынское государство»).

В 2008-2011 годах украинские археологи сделали свои открытия именно в этом в Шацком городище у села Яревищи Волынской области, как я уже упомянула, в древнерусском урочище Сады.

Вместе с печаткой «Дънъслово» ими было найдено «значительное количество свинцовых торговых пломб с гербовыми знаками Рюриков, медный перстень с княжеским знаком - трезубцем, разветвленной формы. И этот знак трезубца с найденного перстня был положен в основу герба Шацка. Ныне это запатентованный знак трезубца Рюриков, основанный на исторической реконструкции.

К важным находкам относится упомянутая печать «Дънъслово» Святополка Изяславича и вторая печать с погрудным изображением святого Андрея и надписью «WT АНДРЕЯ». Стилистично, она близка к печати Ратибора. Можно предположить, что печатка принадлежала кому-то из княжеских наместников (Рай - древнерусское место)

Что же касается имени святой Ирины на редкой печати, аналогов которой нет, то, по - моему мнению, это супруга основателя Ярополча - князя Ярополка Изяславича, которую, как раз, звали Ирина.

Как уже сказано выше, позицию о том, что основателем Ярополча является князь Ярополк Изяславич, я защищала в статье «Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные», в том числе, в контексте истории Владимирской иконы Божией матери, перевезенной в город Боголюбово близ Ярополча на Клязьме, князем Андреем Боголюбским. Древний город Боголюбово располагается у впадения реки Нерли в Клязьму, ныне в Суздальском районе Владимирской области. А саму Владимирскую икону Андрей Боголюбский забрал из Вышгорода, как пишут летописи.

Судьба же Ярополка Изяславича, основавшего Ярополч, связана как раз с этими временами дарения икон Мстиславу Мономаху (Федору) и переноса одной из них в Боголюбово, без согласия Ярополка - нового Киевского князя.

«Будущая Владимирская икона хранилась до этого в Девичьем монастыре Вышгорода - древнего удельного города святой равноапостольной великой княгини Ольги. Это спутник города Киева. Князь Андрей Боголюбский воспользовался, вероятно, сменой власти в 1155 году.

Ведь в 1155 году завершилось Киевское правление князя Вячесла?ва Влади?мировича (ок.1083 - 1155) - сына Владимира Мономаха и Гиты Уэссекской… (брата Мстислава Мономаха).

И в этом же 1155 году началось правление Святого князя Ярополка Изяславовича, сына киевского князя Изяслава Ярославича и Гертруды Польской, внука Ярослава Мудрого. Его фигура весьма интересна тем, что существует миниатюра «Христос коронует Ярополка и Ирину».

К тому же князь Ярополк был на аудиенции у папы Римского, о чем сохранились документы в Трирском псалтыре… Князь Ярополк Изяславович был женат на Кунигунде фон Орламюнде (Ирине), дочери графа Веймара Оттона I.

Вследствие своей святости Ярополк Изяславович был не слишком воинственным. Вероятно, князь Андрей Боголюбский и воспользовался этим, когда забрал Владимирскую икону Божией матери.

А икона Пирогоща осталась в Киеве, в специально построенной для неё церкви…»

Если к этой истории сейчас добавить тот факт, что князь Киевский Ярополк Изяславич - это родной брат по отцу князя Святополка Изяславича, печатка которого - «Дънъслово» недавно была найдена украинскими археологами около Шацка и Яревищ в Волынской волости, то становится понятным: откуда аналогичная печатка появилась и в Ярополче.

Причем именно супруга Ярополка Изяславича - является той единственной княгиней Ириной, которую могли изобразить как Святую, поскольку именно на святость указывает миниатюра «Христос коронует Ярополка князя Волынского и Ирину».

Часто эту миниатюру называют «Христос коронует Ярополка и Гертруду». Но на самом деле речь идет о княгине Ирине из потомков императора Оттона I. А вот сам украшенный миниатюрами псалтырь принадлежит Гертруде.

Гертруда, в данном случае, мать Ярополка - дочь Польской королевы Рыксы и правнучка Оттона II императора Священной Римской империи, супругой которого была византийская принцесса Феофано.

Таким образом, и князь Ярополк Изяславич и княгиня Ирина принадлежат к потомкам императоров Священной Римской империи Оттона I и Оттона II.

После гибели мужа в 1078 году Гертруда жила при дворе своего единственного сына князя Ярополка Изяславича.

Гертруде, как уже сказано, принадлежала богато украшенная миниатюрами псалтырь - т. н. Кодекс Гертруды. «Эта уникальная книга, созданная в конце X века для архиепископа Эгберта Трирского, сохранилась до наших дней и в настоящее время хранится в музее города Чивидале близ Венеции».

В материале «Trier Psalter, краткий обзор источника», иллюстрации которой представлены в настоящей статье, со ссылкой на «Историю украинской культуры под ред. I.Крип «якевича» представляются мнения ученых об авторах этих миниатюр:

«Трирский псалтырь состоит из нескольких частей. Наиболее старая (листы 15-208), т.е. сам псалтырь, была написана и украшена миниатюрами немецкими монахами из Райхенау в 984-990 гг. После этого через некоторое время в книгу были добавлены листы с различными молитвами (219-233), и наконец в XV в. в начале книги было вшито шесть листов (5-10) с латинскими молитвами Гертруды и пятью миниатюрами восточного, византийского типа. К молитвам также добавлены четыре листа (1-4) с календарем и памяткой.

Хозяйкой молитвенничка, вшитого в псалтырь, была Гертруда, «княгиня ляховица», мать Ярополка-Петра (в крещении) Изяславовича, который княжил во Владимире-Волынском и погиб в борьбе с Ростиславовичами (1085) от рук наемного убийцы.

Немецкий исследователь этой памятки Газельоф … высказал убежденность в том, что миниатюры были созданы в Киеве в 1078-1087 гг, когда там уже существовали художественные мастерские при Печерской лавре. По мнению этого исследователя, в миниатюрах сохранились - с небольшими отклонениями - византийская композиционная схема и иконография, и они стоят рядом с миниатюрами Остромирова Евангелия и Изборника Святослава.

В противоположность Газельофу Кондаков предположил, что миниатюры молитвенника Гертруды были выполнены не в Киеве, а в Западной Украине - Владимире, Луцке или же в Галиче. Создателем из был не грек, а немец или славянин, использовавший наполовину византийские, наполовину западные образцы.

Наконец, Сычов утверждает, что миниатюры молитвенника являются произведениями не одного, а трех художников. Один нарисовал романо-византийскую миниатюру апостола Петра, другой дополнил ее портретами Ярополка и его жены Ирины.

Эти миниатюры явно отображают синтез византийских форм с формами немецкой миниатюры райхенауской и регенбургской школ времен Оттона.

Третий миниатюрист был автором Богоматери Печерского типа, исполненной в стиле греко-македонских миниатюр. Где именно выполнены эти миниатюры - трудно сказать. Вероятно, в среде, где объединение восточных традиций с западноевропейскими формами и техническими приемами было возможным. Собственно, это говорит в пользу версии о Западной Украине».

Как видим, история украинской культуры сообщает о том, что Святой Ярополк, основатель Ярополча,, воды и земли которого были отведены Паисию Ярославову, по грамоте Ивана III, был в крещении Петром.

Поэтому нельзя исключать того, что Петр Чудотворец, которого Паисий Ярославов упоминает в Сказании о Спасо-Каменном монастыре на Кубенском озере - это Святой Петр - Ярополк Изяславич. Хотя Г.М.Прохоров и делает уточнение о некой гробнице Петра на Кубене и даже престоле Петра.

Интересно, что и миниатюра апостола Петра есть в кодексе Гертруды.

А печатками «Дънъслово», на что указывает В.Л.Янин пользовались западные метрополии.

Сначала это была Киевская православная митрополия Константинопольского патриархата на территории Руси, Великого княжества Литовского и Королевства Польского (988)

Впоследствии резиденция митрополита была перенесена во Владимир-на-Клязьме,

затем в Москву (1325).

После разделения Киевской митрополии в 1458 году, митрополиты западной Руси, имевшие кафедру в Вильне, стали именоваться Киевскими, Галицкими и всея Руси.

А с 1461 года московские митрополиты, имевшие кафедру в Москве - Московскими и всея Руси.

При этом были времена, когда архиепископ Владимира именовался даже епископом Владимирским и Ярополченским. Т.е. Ярополч иногда выводился впереди Суздаля («К 225 - летию образования Владимирской и Ярополченской епархии», Д.Обидин).

Жалованная же тарханная и несудимая Грамота на земли и воды в Гороховце и Ярополче, о которой я упоминаю, была выдана 18 мая 1481 года игумену Троице Сергиева монастыря Паисию.

Т.е. это было после того, как в Москве в 1472 году были обретены мощи митрополита Киевского Петра, которому как полагает Г.М.Прохоров и посвящен престол в Спасо-Каменном монастыре на Кубенском озере.

1472 год - это год освещения первой церкви Успения Богородицы Псково - Печерской Лавры князем Ярославом Васильевичем Оболенским - родоначальником князей Ярославовых. В этот же год византийская принцесса Софья Палеолог через Псков прибыла на Русь, и стала второй супругой Ивана III, после того как 1 июня 1472 года в базилике святых апостолов Петра и Павла состоялось её заочное обручение с Великим князем Московским:

«4 июня 1472 г. большой обоз Софии Палеолог вместе с Фрязиным выехал из Рима. Невесту сопровождал кардинал Виссарион Никейский, который должен был реализовать открывающиеся возможности для Святого Престола. Легенда гласит, что в состав приданого Софии входили книги, которые лягут в основу собрания знаменитой библиотеки Ивана Грозного».

В статье о тайнах Ипатьевского монастыря, о князе Ярополче Изяславиче и Пирогоще я также обращала внимание на связь основания Ипатьевского монастыря с основанием города Малого Китежа - Городца. И упоминала тот факт, что в 1602-1622 году замечательный этот город Малый Китеж - Городец принадлежал царице Ксении Годуновой - племяннице царицы Ирины Годуновой.

Но именно Ирине Годуновой отошли родовые земли Ярославских князей, включая вероятно и вотчины князя Александра Ярославова - Ярославского, отобранные Иваном Грозным у тех, кого он отправил в казанскую ссылку, и чьи семьи сделал «казанскими помещиками».

В конце же XVIII века Городец был пожалован Екатериной II фавориту Григорию Орлову, родному брату Федора Орлова - фаворита Татьяны Федоровны Ярославовой.

В статье об Ипатьевских тайнах, одновременно, был сделан акцент на том, что Городец - Китеж не редко путают с Городцом Мещерским - Касимовым. И возможно делается это намеренно, поскольку, как показано ниже, Городец - Китеж, путают ещё и с тем же самым Гороховцем, который был отведен по грамоте Ивана III - Паисию Ярославову, игумену Троице - Сергиевой Лавры, вместе с Ярополчем.

Каждое из этих древнейших поселений имеет эксклюзивную и мистическую историю.

Но прежде чем продолжить, я обращу внимание на то, что неким объединяющим символом в этой истории является «Двойная лилия» Меровинга Хлодвига, которую называют ещё иногда буквой «Ж».

В одеждах с этим символом «двойной лилии» изображена Иверская Богородица в храме Великой княгини Ольги в Михайловском Санкт-Петербурга («Дорога к единственному Храму княгини Ольги «на Нево» привела к Святой Наталье Никодимийской из Вифинии»).

Акцент на этой же букве «Ж» сделан в построенном Григорием Орловым дворцово-парковом комплексе Гатчины («Франки на Севере: Зверинец и Приорат Григория Орлова в Гатчине, у Погоста Великой княгини Ольги»).

И эта же буква «Ж» - во Флорищевой пустыне близ Гороховца, земли и воды которого переданы Паисию (Ярославову) Грамотой Великого князя Московского Ивана III.

В статье «Гороховец и Флорищева пустынь», её автор Рощектаев Андрей Владимирович так описывает свои впечатления от этой «одной из самых знаменитых обителей эпохи патриарха Никона, «сестры» Нового Иерусалима и Иверского Валдайского монастыря»:

«Мерцающая чистотой зимняя обитель. Так к месту здесь - были и яркие звёздочки-светлячки на синих соборных куполах, и светлые, как солнышко, куранты на колокольне! А ярус звона её и грани шатра весело усыпали крапинки изразцов, издали напоминающие «веснушки».

Над алтарями храмов пестрели густыми чёрными звёздочками пояски того же орнамента, что в Гороховце - бесконечные буквы «Ж».

Самая запоминающаяся деталь… И если в новгородско-псковском зодчестве из врезанных треугольничков и поставленных углом кирпичей получается «поребрик-бегунок-поребрик», то у зодчества гороховецкого - оказывается, своя «визитная карточка». Здесь из треугольничков и ромбиков - не правильных, а чуть-чуть скруглённых, - складываются в пояс бесконечные буквы «Ж».

Может, это просто декоративный элемент, а может, символическое - даже буквенное! - обозначение Древа Жизни? Во всяком случае, у более древних церквей пояски того или иного сплошного орнамента символизировали именно всеобъемлющее, райское, Христово Древо…»

Вот это описание двойной лилии, символизирующей, в том числе и райскую поросль, - одно из объяснений того, почему заволжский старец Паисий (Ярославов) заявил права не на какую - либо иную территорию, а именно на таинственный треугольник волжско-окского междуречья, где находится Городец, Ярополч и Флорищева пустынь, получившая название от имени древнеримской богини цветов и весеннего цветения. Художники рисуют Флору в образе юной девушки с цветами, подобно тому как изображается Ярило и прямой потомок Меровея - Годфруа? де Бульо?н - король Иерсалима и защитник Гроба Господня.

Обращу внимание, что тогда, когда земли и воды Гороховца и Ярополча получил игумен Троице-Сергиевой Лавры Паисий (Ярославов), описываемых соборов с «жужжащими» поясками ещё не было.

А вот бортничество, подобное загадочному бортничеству вотчины мурзы Чета - Четрековскому (Гребнево) - уже существовало, судя по тому, что Флором звали ещё и бортника, имевшего свои медовые пасеки ранее там, где позже появилась пустынь.

И вероятно, также как и в Четрековском Васильцевского ведания, бортники Флорищевой пустыни осуществляли функции тайных дипломатических контактов и торговли через Орду («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные»).

В связи с аналогией между Флорищевой пустынью и Четрековским важно обратить внимание на то, что древний «град Богородицы» Гороховец и сама Пустынь находится по дороге: Москва - Казань, куда спустя век, в 1565 году сослали князя Ярославова- Ярославского вместе с семьей и детьми.

Весьма интересный взгляд на историю этой пустыни приводит Олег Давыдов в материале «Места силы. Двадцать второе - Флорищи»:

«Поселок Фролищи располагается на стыке трех областей - Владимирской, Ивановской и Нижегородской, но административно принадлежит к последней… Километрах в трех к северу от Флорищевой горы есть еще одно место силы: Илькина гора … Если иметь в виду, что Илья Пророк - христианизированная ипостась Громовника (как Георгий), а Флор - одно из имен (наряду с Николой и Власием) поражаемого Громовником Змея…, то - вот вам и сакральный языческий комплекс, моделирующий основной индоевропейский миф о борьбе Громовержца и Змея.

О Флорищевой горе всегда рассказывали странные вещи. Там часто слышали звон и гудение, идущие как бы из тела горы, видели свет.

Место пустовало аж до начала 40-х годов 17-го века. Пока туда не явился старец Мефодий…» В других источниках история дополняется тем, что к Мефодию пришли два инока Макарьева монастыря

«…Мефодий пошел по округе с протянутой рукой. Но поселяне никак не могли взять в толк, зачем что-то строить в нехоженом месте. Мефодий их агитировал: «Если не вы, то потомки ваши прославят здесь дивного во святых Своих Бога Израилева». Этот монах хорошо понимал, кому поклоняется в месте силы над Лухом».

Однако судя по тому, что земли и воды эти отводились старцу Паисию (Ярославову) место - не пустовало. Здесь жили бортники. «Пустовало» оно в том смысле, что не было здесь храмов и соборов.

Что касается Бога Израиля, то наряду с ним Олег Давыдов называет также Бога Сиона, вероятно подразумевая Неопалимую купину, т.е. Бога Моисея. Хотя Богом израильтян называли и Ковчег Завета.

В этой связи нельзя не вспомнить [ Моисея] Ярославова, присутствовавшего при явке духовной Дмитрия Глушицкого, упоминаемого также в «Сказании Паисия Ярославова о Спасо-Каменном монастыре».

Имя Моисей - вполне может указывать на Бога Моисея, которому поклонялись Ярославовы, тем более, на гербе Ярославовых знаки колена Иссахар, часто изображаемые рядом с Ковчегом завета. Хотя герб Лелива имеет много дворянских родов.

А вот вотчины в Гороховце и Ярополче отводились только Паисию (Ярославову).

Имя Моисей и Бог Сиона добавляют загадочности истории Паисия (Ярославова) и Флорищевой пустыни.

Продолжение следует…

Все материалы раздела «История Ярославовых. Камень и вода»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС