Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Крылья птице не в тягость… Но почему Россия не взлетает!

© Наталья Чистякова-Ярославова
6 апреля 2011 года, Санкт-Петербург

Уже через 10 дней после публикации статьи «ТУ 154М - критического отставания в технологиях нет, есть критическое отставание в менеджменте», на заседании Совета Безопасности (СБ), посвященном вопросам авиации, было принято решение о выделении 170 миллиардов долларов на развитие отечественного авиастроения. При этом сам президент Д. Медведев подверг публичной критике авиацию и признал тот факт, что проблемы возникают даже с президентскими самолетами («Медведев раскритиковал качество российских самолетов»). Проблемы же с безопасностью первых лиц - есть прямое указание на то, что страна дошла «до последней черты». Так учит нас история. Тому свидетельство - пример Александра III, приводившийся в той самой статье, которая вызвала столь быструю реакцию.

Ассы эксплуатации самолетостроения дали комментарий и по этим двум новостям:

«КБ Сухого никогда (!) не строило пассажирские самолеты. Дай Бог, чтобы Сухой Супер Джет 100 был принят в эксплуатацию, и налетал бы первые 12000 часов без…

И что-то я не слышал, чтобы какой-нибудь президент или премьер плохо говорил о самолетах. Просто там знают, за слова надо отвечать финансами, должностью, честью, жизнью.

То, что мы наблюдаем, это уже «не качество самолетов», это уже неспособность стоить и эксплуатировать ресурсную, а не парадную, авиатехнику. Правда уже и на параде в мае этого года напортачили. Специалистов практически нет.

Чем отличается гражданский самолет от военного? В первую очередь - это ресурсы систем, агрегатов, устройств, и т.п. Ресурсы!!!

Ни один военный самолет не летает и десятой доли того налета, что имеет обычный гражданский самолет. Просто сравните цифру, в год гражданский самолет летает 2000 - 3000 часов (в мире), а военный самолет летает 200 - 300 часов в год (и то в лучшем случае)» - это слова того же выпускника КИИГА (Киевского института инженеров гражданской авиации), чья позиция, обнародованная в информационном поле вызвала столь быструю реакцию.

Ставка на военные самолеты, как я поняла, также является спорной

Я думаю, то же самое можно сказать и про грузовые перевозки, которым, в свою очередь, уделил внимание вице-премьер С.Иванов. С ними, кстати, происходят весьма странные «реформы», если говорит в целом об авиации и о железнодорожном транспорте. В прошлом году поезд почти два часа стоял под Тюменью, потому что транзитом шли товарные составы со сжиженным газом, причем такими же составами со сжиженным газом были забиты все пути над том разъезде, где нас держали. Это вообще-то тоже вопрос безопасности. Пассажирские поезда нельзя «зажимать» товарняками с газом. Такие потоки надо разводить. Тюмень - это пассажирский транспортный узел, а не грузовой. Но приоритет стал отдаваться грузовым товарным потокам, в ущерб пассажирским. Судя по словам С.Иванова - это общая тенденция на всех видах транспорта. И если возвести в абсолют экспорт сырья, то пассажиров можно будет скоро вообще признать лишними в России.

Когда мы с В.Ульяновым писали Стратегию развития Тюменской области, то один из главных вопросов, который ставился, была таков: Кто (что) главнее: люди или инфраструктура? Образно, нефтяники или ТЭК? Город Тюмень или горожане? Такая постановка вопроса особенно понравилась бывшему Первому секретарю Тюменского обкома КПСС Г.Богомякову. Ведь Стратегия тогда широко обсуждалась. Она была издана тиражом 500 экземпляров и рассматривалась в органах власти, а также всеми группами, чьи Приоритеты надо было согласовать между собой (см. данные об авторах и выходные данные издательства). Пути достижения целей предполагали такой «общественный консенсус». Позже эти подходы были ещё усовершенствованы. И когда я работала над Концепцией развития города Тюмени, то создавала «консенсус» между Приоритетами «Действующих лиц городской среды» и Приоритетами самого Города.

Ведь есть и такие, кто считает: был бы город, горожане найдутся… Не нравится, пусть уезжают… Но так рассуждают те, кто «без рода, без племени». Другие знают, что если люди создали город, оазис жизни, то они и имеют приоритетные права. Поэтому первичны пассажирские потоки, а не товарные.

А это - гражданская авиация. Не военная и не грузовая.

Что же касается гражданской авиации, то нашу потребность в самолетах уже посчитала Украина: «Российским авиакомпаниям потребуется 1300 гражданских самолетов».

Как видим, поводов для оптимизма пока нет. И приведенный пример лишь ещё раз доказывает тот факт, что Россия не выходит из формата описанного в статье «Где будем делать деньги».

В ходе непрофессионально проведенных реформ, в авиации был создан «Хаос». И в эту «воронку Хаоса» сейчас легко могут улететь анонсированные сотни миллиардов долларов.

«Инвестиции в Хаос» за счет «инфляционных денег » - дело скорое. Но часто они лишь усугубляют его.

Для понимания того, что происходит, приведу второй пример оперативного реагирования на опубликованные материалы, который непосредственно связан с первым.

Буквально через день после публикации: «Железный миллиард» все ближе, и ближе: АЭС, Каддафи, мятежная Африка…, где я много внимания уделила «Стратегу» Всея Руси» Петру Щедровицкому, он подал в отставку с должности заместителя генерального директора «Росатом».

Вероятно, понял, что адвокатура атомной энергетики после Фукусимы, дело бесперспективное, а репутационный ущерб может быть огромным. К тому же разработанная им Стратегия «ядерных щупалец» России, явно не будет реализована и встретит сопротивление в странах, где уже сейчас проводят стотысячные митинги против АЭС.

И то и другое связано, потому что «Хаос» в авиации возник из-за непродуманных реформ, главной сутью которых стали «приватизация, поглощения и переделы» в ущерб безопасности и вопреки главным стратегическим целям («Из России с любовью: о российской энергетической политике и отношениях с Украиной», украинский журнал «Терминал» (№ 36 /466), 2009 г. ).

Петр Щедровицкий как раз и является «Стратегом» структурных и кадровых преобразований компаний, что является частью замысла по обладанию контроля над ними.

Беру слово «стратег» в кавычки, поскольку он занимался планом обретения контроля над структурами, которые станут «Инструментами» реализации Стратегии.

К примеру, в упомянутой выше Стратегии развития Тюменской области, саму Стратегию предлагалось строить на основе приоритетов: Населения, Предприятий, Неправительственных организаций… И уже от выделенных Приоритетов формировать Программы. Причем Стратегия должна была быть всегда - «Живая». Это было ключевое. Т.е. это не некий Догматический документ.

И соответственно, Центр Стратегии Регионального Развития Тюменской области должен был работать в режиме «конструкторского бюро», осуществлять постоянный авторский надзор и коррекцию по опыту «налета часов самолета», а в нашем случае, реализации Стратегии и Программ.

Это был тот самый метод, который сейчас тюменская команда называет «Программно-целевым методом». Хотя он претерпел серьёзные упрощения в современной версии. В том числе, и потому, что при рассмотрении проекта нормативного акта об этих Программах, на разработке которого я настаивала, возник конфликт, из-за нежелания расписывать расходы Программ по статьям бюджетной классификации.

Предыдущая практика была такова, что текстов Программ, де факто, не существовало. А вся, якобы, « Программа» - являлась лишь строкой в бюджете с нерасшифрованной укрупненной цифрой. И это позволяло делать попытки, одни и те же расходы учитывать по строкам Программ и по другим статьям расходов Бюджета. Т.е. дважды вытаскивать деньги из бюджета под одно и тоже.

В Стратегии была специальная Глава «Пути достижении целей», и вот там расписывалось: какие «Инструменты» Тюменская область должна добыть, чтобы достигнуть этих целей (см. стр. 20-21, иллюстрации):

Какие властные полномочия нарастить.

Какими ресурсами дополнить имеющиеся ресурсы Тюменской области.

Какие дополнительные исполнительные структуры надо создать или получить под контроль.

Какие нормативные акты надо принять или пролоббировать для региона на федеральном уровне.

Какие неправительственные организации привлечь в союзники и т.д.

С годами я добавила в этот важный перечень, под которым подпишусь и сейчас, ещё одну недостающую ранее позицию, которую назову «Удача-Лебедь».

Можно назвать иначе. Суть её прописана в статье «Сверхпроводники власти». И во всех публикациях о Лебеде - в разделе «Глобальные экономические стратегии, навигации».

Сейчас в Петербурге возник резкий интерес именно вот к этой составляющей «Удача - Лебедь».

Но это дополнение я сделала уже в последние годы.

А Центр Стратегии в Тюменской области (не без влияния команды Кириенко -Щедровицкого) был ликвидирован почти сразу с избранием губернатором С.Собянина.

Вся эта деятельность Петра Щедровицкого, работающего в одной команде с С.Кириенко правильно была оценена в статье «Абсолютный центр» от 2005 года, опубликованной мною в Уральском деловом журнале «Директор». Я привожу её ниже.

Там дается история о том, как уничтожались по стране альтернативные «думающие центры».

При этом «выгодоприобретателем» был ЦСР «Северо-Запад», отличившийся не столь давно докладом о «Третьем кандидате» в президенты России, более похожем на попытку отвлечь внимание от аварий на АЭС в Японии («Экспертное зазеркалье».)

Так вот. Петр Щедровицкий, ещё с тех времен, работает преимущественно вот в этом формате:

«Какие дополнительные исполнительные структуры надо создать или получить под контроль».

Т.е. он человек «коллекционирующий», я бы так сказала, «Инструменты» для реализации Стратегии по прописанному выше списку.

В принципе, если все подобрать под себя, то получается неплохой Монополист, без которого сложно реализовать любую Идею (Софию).

Однако создав из себя вот такого Монополиста на «Инструменты» по реализации Стратегии он все равно, как я вижу, не привел к позитивному результату ни одну из своих «реформ»: ЖКХ, Образования, создание нового министерства регионального развития, поскольку ситуация в регионах ухудшается, и т.д.

Мы получаем дежавю Александра II («Лабиринты реформ»), с его поспешными и непродуманными реформами, которые привели к нескольким покушениям на него, потому что он «достал своей неподготовленностью» население России.

Вот также и сейчас…

Так в чем же дело?

Или Петр Щедровицкий «злой Актор»? Или он не понял чего-то большого и важного?

В 2005 году меня предупреждали в Москве: « Обрати внимание. Петру Щедровицкому очень далеко до его папы. За что бы он не брался, у него ничего не получается».

Люди говорили, видимо, о проблемах с положительным результатом. Поскольку «круги» от деятельности П.Щедровицкого «разошлись уже на всю страну».

А что ещё впереди…

Оставив пост заместителя генерального директора «Ростатома» он тут же вернулся к любимой теме Образования всех и везде: от нового образовательного курса для топ-менеджмента ведущих российских компаний и корпораций в московской школе «Сколково» - до детей, в рамках проекта «Детство-2030», который приписывают его авторству.

Ходорковский был тоже склонен к Образовательным проектам. Кто-то его надоумил. И напрасно.

И я задумалась: А почему у Петра Щедровицкого все развивается «По формуле Черномырдина», несмотря на то, что он «Возвел на пьедестал» своего папу, что вызывает у меня особое уважение, поскольку я занимаюсь историей своей фамилии. Издал все его труды. Привел в порядок его архивы. Тиражирует его идеи.

Может быть дело в том, что Папы Щедровицкого рядом нет, который бы сейчас его поправил и добавил бы сыну этих самых, новых, недостающих ему Идей?

Т.е. Папы явно не хватает. Потому что Идеологом был папа! А без него схема у сына не работает!

Это не умаляет достоинства сына. Просто сыну не надо пытаться быть Папой. Не надо Деве пытаться быть Рыбой, также как и Рыбе - Девой.

Не надо «раздваиваться»: не надо стремиться быть и самим собой, и одновременно - Георгием Щедровицким. Это явно не получается.

Замечу, что задача сама по себе сложная, потому что мне с отцом тоже было легче. Но в наших отношениях идеологом была я, если говорить об идее моделирования фильтрационных потоков, на основе аналогии магнитного и гидродинамического полей. А мой отец, за счет его «хватки Скорпиона», довел все это, в свое время, до авторского свидетельства на изобретение и практического внедрения, чего бы я сама, вероятно, не сделала, начав сеять все другие идеи, на других направлениях.

То же самое, что мой отец, сделал в отношении моих идей, Петр Щедровицкий сделал в отношении идей своего отца. Он издал все то, что не было издано при жизни Георгия Петровича Щедровицкого, и стал практически применять его идеи, создавая разные школы, образовательные проекты и т.п. Но вот со вторым или поспешил, или не смог ПРОЧИТАТЬ своего отца.

И здесь работает то же самое «Правило Святителя Игнатия Брянчанинова», о котором я уже говорила.

Библию, а также иные духовные книги может прочитать (в смысле - Понять) только тот, в ком воплощен Святой Дух.

Точно также, «сын Щедровицкий» может понять «отца Щедровицкого», только в том случае, если он обладает отцовским уровнем духовности.

А этого я не вижу. Хотя и выделяю уже наблюдаемые страдания Петра Щедровицкого в той среде, которую он сам вокруг себя создал.

И всё происходящее далеко не безобидно.

Потому что нет гражданина в России, которого бы не затронул вот этот процесс, когда Петр Щедровицкий пытается стать таким же, как его папа…

Естественно возник вопрос: А когда у нас родился папа Щедровицкий?

Уж коль скоро весьма осведомленные люди в Москве так обращают внимание на эту связку: папа Щедровицкий - сын Щедровицкий?

Вопрос произрос из главной мудрости вольных каменщиков о том, что страна процветает только тогда, когда ею, на уровне Идей и Ресурсов, управляет человек, чья дата зачатия приходится на первые три месяца после весеннего солнцестояния. Это совершенно Необходимое, но далеко «Не достаточное условие». Есть такое в математике понятие: «Необходимое и достаточное условие». Это же противоположно ему. Дата зачатия - обязательна, но её недостаточно.

А у Папы Щедровицкого дата рождения отличается от моей - на один день. Он родился 23 февраля 1929 года, месяц Рыбы и год Змеи («Орден 22 февраля: Джордж Вашингтон - кумир Николая I Романова, символ свободы и прогресса в России»).

Теперь понятно, почему Георгий Петрович Щедровицкий «ломал стереотипы». Он создал много новых идей. Он был женат на трех родовитых женщинах.

Специально посмотрела небольшое видео с одной из его лекций, где он упоминает «вульгарный материал», называя его тупым и грубым, что весьма приятно для меня. И защищает позицию о том, что материя не существует «без мышления и действия», также как - и без принципа «отражения», известного человеку по его «выхожу, гляжу, вижу…» - суть - «отражаю».

В статье о Щедровицком (Википедия), которую вероятно формировал сын, выделяются следующие факты:

Первый - Щедровицкий фигурирует под псевдонимом «и. о. Главного Методолога» в философской переписке Д. Б. Зильбермана и О. И. Генисаретского

Второй - «Александр Зиновьев, Эвальд Ильенков, Георгий Щедровицкий - люди, которые сломали хребет господствовавшей в вузах философской догматике» - слов В. С. Стёпина, действительного члена РАН, директор Института философии РАН).

Третий - «Для меня методологическая теория школы Г. П. Щедровицкого давно стала теоретическим каркасом для выработки управленческих решений на всех уровнях административной иерархии, которые мне удалось пройти» - это слова В. Б. Христенко, министра промышленности и энергетики РФ.

И здесь признание В.Христенко, мягко скажем, настораживает. Поскольку, как я поняла, папа Георгий Петрович Щедровицкий создал в философии нечто типа «сырой версии Супер Джет 100», который не налетал нужного количеств часов для того, чтобы допустить его к пассажирским перевозкам (сдать в эксплуатацию), а сын Петр Щедровицкий поставил этот «пробный экземпляр» на «конвейерное серийное производство».

Если бы сейчас был жив Георгий Петрович Щедровицкий, то он мог бы улучшить свою модель по результатам её применения.

Но вот сын этого сделать не может.

Он Дева по гороскопу, суть - «упаковщик» того, что сделано другими, и одновременно модернизатор, способный к модификациям на чьем-то чужом масштабном изобретении. Девы это те, кто приходят на готовую базу, украшают её, «привязывают бантики», делают красивые обертки, оттачивают детали. Они способны коллекционировать и создавать прекрасные библиотеки из чужих прекрасных трудов. Но это не Идеологи!

И Стратегии через Идеологию - это не их стезя.

Формула не абсолютная, поскольку, чем более развит человек, тем меньше в нем проявлен гороскоп рождения по году и месяцу, но она преобладает в более чем 90 процентов случаях.

В авиации такие люди модернизируют Туполева.

Что касается «теории Щедровицкого», то сын, со всей очевидностью, модернизирует папу на базе папиных трудов.

И, как уже ясно, я вижу огромные проблемы России именно в том, что сын пытается быть и папой, и самим собой.

Более того, претендует ещё и на то, чтобы быть Идеологом, также как и Владислав Сурков, и Олег Чемезов. Но и они родились в последней декаде сентября, т.е. Девы.

Самое интересное, что выпускник КИИГА, которого я цитирую, тоже Дева. Может быть, поэтому он явно симпатизирует модернизации.

Но он, при этом, дает профессиональную аналитику об опыте эксплуатации.

И, что самое важное. В первой статье я цитировала его письмо в КБ Туполева. И в этом соль. Т.е. он понимает, что АСС эксплуатации должен взаимодействовать с Конструкторами.

Но вот именно этого не получается в случае реализации Стратегии России.

И для размышлений привожу ниже анонсированную статью про «Абсолютный центр», которая дает отличное понимание того, как мы до этого дожились.


Абсолютный центр

  • Увеличить изображение
  • Увеличить изображение

Власть хочет монополии на интеллектуальное управление российскими территориями. Будь то разработка стратегий развития регионов или выстраивание карьер местных политических и бизнес-элит
© Наталья Чистякова (урожденная Ярославова Наталья Борисовна. Дата рождения 22 февраля 1960 года поселок Нефтекамск Краснокамского района Башкирии. На дату публикации в 2005 году я носила фамилию бывшего второго мужа в расторгнутом браке Чистякова)

Опубликовано в Уральском деловом журнале «Директор» в 2005 году

Упоминание о внешней разведке России, в контексте стремительных карьер тех, кто находится сегодня в сфере принятия управленческих решений, все чаще заменяет упоминание о «силовиках», принадлежность к клану которых ещё недавно считалась главной разгадкой кадровой везучести.

Быть может, это связано с тем, что внешняя разведка пока ещё остается одним из редких брендов в России и редких «мозговых центров», интеллектуальный результат которой на настоящий момент не подвергается критике, а потому позиционирование на фоне этого международного института позволяет нарастить квалификационный имидж тем, кто уже давно ввел в свою жизненную практику неоправданное оперирование различного рода статусами и регалиями. Клонирование «оборотней-ученых», «оборотней-экспертов», «оборотней-стратегов», «оборотней прогнозистов» уподобилось неконтролируемому производству нелегального китайского ширпотреба, в котором не столь уж сведущие в их качестве государственные заказчики и кадровые службы давно не могут, да и не хотят отличать оригинал от подделки.

Распознать «интеллектуальный оригинал» можно только в личной беседе. Однако и здесь нам стараются сделать посыл из заученных опорных сигналов, созданных с учетом внешних установок о том, на что позитивно будет реагировать собеседник. И когда в N- раз слышишь сокровенное: «Я в детстве Квант читал» или «по вечерам изучаю Гумилева», но Гумилев и Квант, при этом, не отразились ни в душе, ни лице, ни на эрудиции, то глубже задумываешься о том, что тема «интеллектуальной безопасности России», о которой в июне этого года рассуждали участники Круглого стола «Философия и власть», начинает опережать в своем приоритете тему продовольственной, энергетической и прочих безопасностей. (круглый стол прошел 03.06.05г. в Москве, в «Александр-хаус» под эгидой отдела политики «Русского журнала»)

И потому есть безусловный смысл задуматься о том, что стоит за «интеллектуальным опустошением» регионов и имеет ли Россия дело с исторической традицией общей деградации стран, богатых ресурсами, либо в нашем случае нарождаются новые тенденции, ведущие к аналогичному результату формирования «умов и территорий, свободных от активной мыследеятельности».

Интеллектуальные услуги — это властный бизнес

Уничтожение в регионах альтернативных властям «думающих» центров началось в 1996-97 гг. Именно в это время мне довелось наблюдать, как изменилось отношение «верхов» к «Центру стратегии регионального развития Тюменской области», проект которого при его создании прошел успешную защиту у тогдашнего губернатора области Леонида Рокецкого. Опала, в которой оказался Центр, совпала по времени с серией публикаций «Тюменская область в контексте глобальных нефтегазовых стратегий XXI века», а также изданием материала «О содержании концепции и программы развития Тюменской области», что уже тогда было воспринято как вызов центральной власти, экономические и иные министерства которой не выдавали аналогичного «продукта». Уничтожали Центр показательно: сначала из названия убрали слово «стратегия», мотивируя тем, что монополия на стратегию должна быть только у власти. Затем нейтрализовали команду. Ничто больше не тревожило тихую тюменскую политическую заводь... Кстати, потеря губернатором альтернативных каналов информации позже предопределила его проигрыш на выборах. Подобные процессы прошли и в других субъектах федерации, где группы стратегических исследований, создаваемые когда-то властью в разном формате, этой же властью были и «похоронены».

К этому же времени естественным образом захирели, обсуживающие когда-то плановую экономику «научные ВУЗовские школы», а бывшие научные кадры, ориентируясь на спрос власти и бизнеса стали, либо мельчать и превращаться в технологов, либо узко специализироваться в направлении какого-то конкретного предпринимательства. Как результат, в территориях практически исчезли специалисты, способные окинуть стратегическим взглядом регион, страну и планету, а также отследить взаимозависимость тенденций их развития.

Процесс искусственной и естественной ликвидации «мозговых центров» в субъектах Федерации, несколько опередил по времени централизацию полномочий и власти, сменившую эпоху «региональной самостийности». И сегодня есть серьезные основания считать, что централизация власти стала закономерным итогом интеллектуального опустошения регионов, приведшего к уменьшению «масштаба личности» региональных чиновников, частому снижению качества управления территориями и возникшему вследствие этого хаосу и разбалансированности.

Ярко проявившимся со временем итогом произошедшей централизации управления стало неизменное позиционирование любых организаций, в том числе политических, гражданских, общественных, академических и прочих, относительно власти, которая выступает теперь точкой отсчета (абсолютным нулем) в некоей политической системе координат. Политики-ньюсмейкеры не перестают позиционировать себя как «оппозиция власти», либо как «не оппозиция власти», как оппозиция президенту, либо как «не оппозиция» президенту. Бизнесмены стараются застолбить свое место во властной иерархии, заявив личные соображения относительно ключевых кремлевских идей и новаций — очередного курса реформ или удвоения ВВП

Интересно, что в своих попытках монополизации власть предоставляет монопольное же право работы на «интеллектуальном поле» страны неким «мозговым центрам», подобным Центру стратегических разработок «Северо-Запад», Центру стратегических исследований Приволжского федерального округа и ряду связанных с этим центром ученых, в т.ч. Петру Щедровицкому, Вячеславу Глазычеву, успешно внедряющим в массы, а также во вполне конкретные «чиновные головы», свои «поставленные на поток» идеи пространственного развития. При этом в последнее время появились признаки устранения и конкурирующих федеральных мозговых центров, в том числе и РАН, путем соответствующих предложений от «доброжелателей РАН» о кардинальной реорганизации его бюджетного финансирования.

Таким образом, можно считать, что бюрократические кланы сверхцентрализованной власти стараются сейчас укрепить основы этой централизации путем внешнего интеллектуального контроля над территориями, не способными теперь уже и сопротивляться вследствие ими же взлелеянной «стратегической слабосильности».

В итоге произошедшей «централизации мысли» идеи отца и сына Щедровицких уже сформировались и продвигаются как «новое измерение», в котором в ближайшее время должно будет самоопределяться политическое сообщество России. Ведь даже участники Круглого стола «Философия и власть», не преминули неоднократно отпозиционироваться касательно новаций этих апологетов российской философской мысли, посетовав на то, что сами они почему-то пока не интересны обществу и власти, и не смогли в отличие от П.Щедровицкого воссоединить философию и бизнес.

Территории особого регулирования

«Король коммерческой философской мысли» Петр Щедровицкий выступает с идеей новой регионализации России. По его мнению, «собирать страну как конкурентоспособную на глобальном рынке экономическую систему нужно из специальным образом организованных базовых регионов, которые будут демонстрировать новый тип роста для других территорий». С его точки зрения, необходима политика «поляризованного развития», в которой есть место для нескольких регионов-локомотивов и «подцепленных» к ним территорий-аутсайдеров. При этом регионы -локомотивы должны быть способны самостоятельно вырабатывать и реализовывать собственные стратегии развития, с одновременной селективной бюджетной (грантовой ) поддержкой региональных инициатив со стороны федерального правительства. Предполагается, что в итоге этого ряд крупных городов разовьется в мегаполисы, а многие не перспективные малые города и деревни неизбежно умрут, что надо, видимо, отнести к неизбежным издержкам нового пространственного реформирования.

Обращает на себя внимание то, что данные идеи, очевидно, не совпадают с идеями, к примеру, Александра Солженицина, высказанными им в письме «Письмо вождям Советского Союза», направленном ещё в 1973 году в КГБ СССР, где он, основываясь на своем глубоком знании истории, обращает внимание на необходимость сохранения малых поселений России, в целях сохранения России как государства.

Другие уже современные эксперты, обсуждая проблемы стратегического развития российских регионов, опасаются, что вариант с регионами-локомотивами приведет к включению механизмов перераспределения ресурсов, а значит, укреплению коррупции, при этом, не избавив слабые регионы от иждивенчества. Так, например, Леонид Смирнягин, доцент МГУ, сопредседатель программы «Российская внутренняя политика и политические институты», отмечает: «Государство, конечно, должно корректировать пространственное развитие страны. Но корректировать, а не решать за кого-то. Вот Щедровицкий сказал — давайте, будут 12 локомотивов, и они вытянут остальных. Но у Щедровицкого на это нет денег и у государства нет. Оставьте вы страну в покое, дайте ей, обществу самоорганизоваться! Вот если государство решит не просто колонизировать Сибирь, а развивать страну по ту сторону Урала, то это тянет на национальную идею».

Как видим, вследствие централизации и сопутствующей ей сверхответственности центральной власти, возникла дискуссия о том, как в дальнейшем развивать Россию: через мега-города или малые города и насколько авторитарно можно вторгаться в её пространственное развитие.

Продвигая свои идеи регионов-локомотивов, Петр Щедровицкий опирается на такие известные бренды как «Вернадский» и «план «ГОЭРЛО». Глубоко уважая его высокие порывы по актуализации темы «новой российской географии», замечу однако,, что в связанных с вышеназванными брендами научных разработках было больше объективной основы, чем в «современной теории пространственного развития», где стратегиям стала отводиться некоторая новая роль, скорее не научных, а политических документов и роль своего рода «стратегического лоббизма» родовых бизнесов.

Стратегии, как видно из процитированных выше идей Щедровицкого, должны стать также и пропусками в перечень регионов-локомотивов, ибо без таковых «дорога туда закрыта». Т.е. теперь это к тому же бюджетное обоснование под щедрое федеральное финансирование.

Территории особого регулирования

Изменение отношения власти к стратегиям как таковым произошло в конце 90-х, когда премьер-министром был Сергей Кириенко. Сначала у стратегий появился политологический и пиартехнологический аспект, и они стали выполнять функцию документов, отражающих желания отдельных элит (в т. ч. отраслевых и региональных), согласованных с интересами элит более высоких уровней. С годами стратегии переросли в пиарприкрытие перераспределения власти, в т. ч., путем изменения административно-территориального устройства России и создания новых властных конструкций, действующих «поверх» границ субъектов РФ. Для реализации этих замыслов также нужна была точка опоры, и она в прошлом году появилась «в лице» федерального министерства регионального развития.

Кстати, актуальность создания такого министерства за несколько месяцев до этого обосновывалась в публикации Петра Щедровицкого «Инновационная модель регионального планирования». Сам Щедровицкий избрал себе роль руководителя рабочей группы при минрегионразвития — по территориям особого регулирования.

Не сомневаюсь, что потенциальной «территорией особого регулирования» может оказаться богатая Тюменская область с северными автономиями — Ханты-Мансийским и Ямало-Ненецким округами. По крайней мере, то, что происходит в городе Тюмени в последнее время, навевает аналогию с Красноярском и со стратегией развития Красноярского края, авторством которой гордится Ефим Островский — известный соратник Петра Щедровицкого по гуманитарным технологиям и общественный советник по идеологии и стратегии полпреда в Приволжском федеральном округе Сергея Кириенко.

Учитывая, что объединение Красноярского края с входящими в его состав округами уже произошло, не трудно предположить, что ажиотаж вокруг Тюмени и критика г-ном Щедровицким стратегий ХМАО и ЯНАО в данном случае — подготовка к объединению Тюменской области.

Объединение территорий — это, безусловно, элемент внешнего управления. И получается, что такое внешнее управление де-факто также может быть реализовано через разработку региональных стратегий. При этом я не исключаю, что чиновники региональных администраций считают себя соучастниками этой коллективной мыследеятельности. Однако, здесь, скорее всего, имеет место лишь видимое совпадение интересов и элементы уже однажды проигранных сценариев (в т.ч. необходимости смены власти). Если говорить о тюменской «матрешке», то подобное в ее истории уже было.

Авторитарные стратегии

Новые заманчивые «функции» региональных стратегий создали спрос на этот «стратегический товар». Этот спрос тем более возрос после того, когда установку на региональные стратегии сделал сам президент, проверяя таким образом «интеллектуальную зрелость регионов». Однако рост спроса совпал с периодом дефицита на стратегов, исчезнувших некогда вместе с «центрами региональной мысли», в порядке реализации главной идеи о том, что «фабрика мысли» в России должна быть только одна.

Сегодня «Команде поддержки» остается только поднять яркий флаг и взмахнуть им над страной: «Ау, ребята, кому надо рассказать, как делать стратегии?», Именно такая реклама исходит сейчас от технологов, обслуживающих захватившую командные высоты «фабрику мысли». Апофеоз пиара таков: у России — перспективы плачевные, но у тех, на кого работают стратеги, есть шанс. Российскому государству, со всеми его вертикалями и горизонталями, с безрассудной социальной политикой и странной экономикой, нужны скрепы и интеллектуальный потенциал. «Вы хотите песен? Их есть у меня».

И видимо для имитации того, что «стратегическая мысль» имеет не центральное, а региональное происхождение наспех формируются «стратегические ООО», «стратеги — оборотни», «стратеги -эксперты» и другие «читатели Кванта», имеющие отношение не меньше, чем к внешней разведке, убеждающие не столько народную общественность, сколько правительство в том, что научные центры здесь растут «как грибы» и надо бы эти «грибы» поскорее оконтурить в свободные экономические зоны. Ведь эти желанные «зоны свободной экономики» теперь не дают без яркой научной мысли.

Подобная самоуверенность характерна, кстати, для бизнес-монополий, авторитарные стратегии, которых нередко строятся по принципу: «Пусть мир прогнется под нас». Авторитарные стратегии формируют будущее под себя вместо того, чтобы давать ощущение будущего. Между тем, не стоит забывать, что экономика России является открытой, и, как следствие, стратегии, построенные на авторитаризме, не работают во внешних отношениях. А потому и бизнесы, построенные через такие стратегии, умрут, если не впишутся в общие объективные экономические тренды, в том числе и мировые.

Посмотрите, какой бизнес в регионах имеет глобальное влияние? Практически везде региональный бизнес вытеснен столичным или транснациональным. Создаются новые модели «финансовых пылесосов»: к примеру, на территории Тюменской области реализация реформы ЖКХ, также, впрочем, как и энергетической, свелась главным образом к перераспределению и консолидации финансовых потоков. Таким образом, выкачиваются многолетние «семейные» накопления жителей провинции. И это не имеет ничего общего с пространственным развитием страны.

Вытеснение регионального бизнеса общефедеральным, а, по сути, столичным, с одновременной потерей рабочих мест в городах, ведет, в свою очередь, к росту зависимости населения от региональных бюджетов. Бюджеты в данном случае начинают выполнять роль «трансформаторов понижающего напряжения». Если посмотреть на межбюджетные отношения, не сложно заметить, как общий баланс финансовой обеспеченности меняется в пользу центра против субъектов федерации, причем не важно, является регион лидером роста или депрессивной территорией.

Возможно, не случайно эта тенденция коррелируется с распространением идеологии «точек роста» Петра Щедровицкого — в противовес позиции ведомства Алексея Кудрина, ориентированного на выравнивание бюджетной обеспеченности регионов

Понятно, что большая часть предлагаемых командой Щедровицкого методов дублирует международный опыт. Но я уверена, России надо искать собственные новые идеи высвобождения потенциала регионов.

Философы-технологи, «учителя», «стратеги», часто заменяют профессионалов в окружении властной и коммерческой элиты регионов. Опасность в том, что внешнее интеллектуальное управление регионами вполне может быть заменено внешним психологическим управлением персоналиями, стоящими во главе этих регионов. А идеи пространственного развития, соответственно, имеют все перспективы перерасти в бизнес этих «внешних управляющих». Ведь в связи с кадровой неразборчивостью «передел первых лиц» в России уже давно стал намного более результативен, чем юридическая борьба за акции, паи и доли в компаниях.

* Наталья Чистякова:

  • В 1994 г. в соавторстве с В.Ульяновым — Генеральным директором «Центра стратегии регионального развития Тюменской области» ( ныне главный федеральный инспектор по Тюменской области) издала аналитический материал «О содержании Концепции и Программы развития Тюменской области»l;
  • в 1999 г. признана «Человеком 1998 года в области политики» по результатам общественного опроса проводимого средствами массовой информации «АиФ в Западной Сибири», «Тюменские известия», «Русское радио в Тюмени» о политическом рейтинге героев программы «Человек недели» за 1998 год.
  • в 1993-1997 г.г. — заместитель Генерального директора «Центра стратегии регионального развития Тюменской области»;
  • в 1997-1998 г.г. — начальник управления по связям с общественностью администрации Тюменской области;
  • в 2000 г. — финалист конкурса «Кадры государственной службы нового поколения «Родина и Развитие», проводимого под эгидой полпреда Президента РФ в Приволжском федеральном округе С.Кириенко;
  • в 2003-2005 гг. — руководитель тюменского представительства Ханты-Мансийского регионального отделения Академии социальных технологий и местного самоуправления.

Все материалы раздела «Финансы, банки, рубль, власть»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС