Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави), Ч.5

    • Ковчег с частицами мощей Иоанна Предтечи из Афона, Иерусалима и Венеции. Предтеченский храм на Пресне
    • Иоанн Воин - крест мощевик храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне
    • Ковчег с мощами святых в приделе Иоанна Воина Предтеченского храма на Пресне
    • Христос, Скандинавия, IX век, Эрмитаж
    • Будда, XIII век, Япония, скульптор Кайкей
    • Зосима Ворбозомский с жестом Будды, музей «Архангельское»
    • Орден Серафима Саровского
    • Зосима Ворбозомский, Горицкий монастырь опальных цариц. На рукаве знак, подобный ордену Серафима Саровского
    • Неопалимая Купина, Новый Афон, древнее государство Картли. «Огненные» лебеди и крест «на фоне солнца» (внизу)
    • Литографии с видом Серафимо-Дивеевского монастыря и образом Богоматери, подобным Псково-Печерскому
    • Карта: Ярополч, Гороховец, Нерль, Суздаль… grhlib.ru/book024.html
    • Икона «Предтеча с Житием», Храм Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне
    • Гатчинские святыни: Десная рука св. Иоанна Крестителя, частица древа Животворящего Креста и Филермская Богоматерь, history-gatchina.ru
    • Закладные доски четы Ярославовых и грузинского владыки Романа (Эристави) в Храме Рождества св. Иоанна Предтечи на Пресне

© Н.Б.Чистякова-Ярославова
27 декабря 2011 года, Рождественские дни
Санкт-Петербург

Богородичные иконы царских изографов Храма Рождества святого Ионна Предтечи на Пресне и Горицкого монастыря, на которых изображен ребенок Иисус с Державой - инсигнией Римских императоров и английских королей, называвшейся в Польше Яблоком, является указанием на некий след польской власти в России, а также на лебединую деву с яблоком в руках, известную в Кенигсберге и Европе. И эта держава-яблоко в руках Иисуса обращает на себя внимание ещё и по той причине, что лебединая тема присутствует также и в Предтеченском храме, в образах фресок В.М.Васнецова, повторяющих фрески православного храма в польской Варшаве и в Свято-Владимирском соборе Киева.

Одновременно Предтеченский храм на Пресне и Горицкий монастырь объединяет таинственный старец Зосима Ворбозовский, икона которого перенесена из Белозерских земель в церковь на Ваганьково, как можно, более близко - к Храму Рождества святого Иоанна Предтечи. А миниатюра с его изображением бережно сохраняется в музее «Архангельское», где возможно А.П.Мельгунов, как раз, и подарил табакерку устюжской работы «сударыне и государыне»Ф.С.Ярославовой. Известный масон и ярославский губернатор А.П.Мельгунов любил дарить табакерки устюжской работы, ровно такие, какие упоминаются и в «Дневниковых записках» Алексея Ярославова (Павловича) - мужа Ф.С.Ярославовой -Брянчаниновой.

Читая описание, хранящейся в Архангельском, миниатюры Зосимы Ворбозомскогоя обратила внимание на важную деталь его образа: «В монашеском одеянии, с раскрытой вовне ладонью правой руки». Дело в том, что у этой «ладони, раскрытой вовне», есть своя предистория. Не столь давно, когда в Петербург приезжала моя двоюродная сестра Мария - дочь Маргариты Ярославовой, я пригласила её к одной из экспозиций Эрмитажа с целью познакомить «с моим любимым Христом». Речь шла о скандинавском изображении (скульптуре) Христа IX века, которое мне очень нравиться, хотя я раньше публично не формулировала суть этой своей симпатии. Сделать мне это пришлось в ответ на вопрос Марии:

- Почему тебе нравится именно этот Христос ?

- Потому что у него рука вот так.

И я повернула ладонь вовне, как у Зосимы Ворбозомского.

И добавила:

-Он держит руку, как Будда.

Дело в том, что работая пять лет назад над статьей о золотой бабе из костромских земель, которую назвала «Золотая Баба и Золотой Будда», я обратила внимание на то, что не всем позволено держать так ладонь.

Но мне понравился этот жест. Потому что так держал руку мой отец и так он со мной прощался последний раз. Т.е. жест Будды, Иисуса и Зосимы очень хорошо знаком мне. Поэтому в Эрмитаже я всегда подхожу к этому скандинавскому Христу, внешне похожему на Будду, который держит ладонь так, как её много позже держал и Зосима Ворбозомский.

«Будда в классическом жесте абхайямудра поднял правую руку, ладонь обращена вовне и пальцы выпрямлены» - так описывается Будда, скульптораКайкей( 13 век. Япония).

В 2006 году, когда я объединяла в общем названии статьи:«Золотого» Будду» и костромскую «Золотую бабу», похожую на Хеттскую богородицу, мне уже был известен новгородский буддизм (интересно, что читатели уже в этом году, через пять лет и после статей о тайнах Ипатьевского монастыря, т.е. в развитие моих идей, предложили назвать эту Хеттскую богородицу - Четской богородицей, на основе созвучия Чет и Хетт).

Однако я ещё не знала тогда: ни о Скандинавском Христе, ни о Зосиме Ворбозомском, ни о том, что Царские врата в Вильне - названные князем Острожским - Острая Брама, также являются отголоском буддизма:

«Ведь Брама - одно из имен Брахмы. Т.е. Брама - это Мировая Душа,При этом именно в Ведах изложена религия Браманизма, и индусские жрецы, составляющие высшую касту в Индии, называются Брамины» - о чем я уже писала в статье «Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство».

Сейчас же, спустя годы, все эти «следы буддизма» начинают складываться в общую картину, хотя и не до конца понятную.

При этом Рука Зосимы Ворбозомского, расположенная как у Будды и Скандинавского Христа, указывающая на веды и браманизм - не единственная важная деталь в его одеянии.

В поясном изображении Зосимы ВорбозомскогоГорицкого монастыря на его правой руке изображен знак Ордена, который я в предыдущей главе описала так: «четырехлучевая звезда на фоне солнца» и провела аналогию этого образа с мозаикой церкви Сан Витале в итальянской Равенне «Мелхиседек встречает Авраама».

Я просматривала разные ордена и не могла найти подобное же изображение, как мне представилось рыцарского Ордена. Однако сегодня, когда перед написанием этой главы уточняла нужные мне сведения, то вдруг увидела похожее изображение - Орден Серафима Саровского !

Копия не полная,есть различие в форме лучей, но в целом, аналогия очень близкая. Этот орден учрежден недавно патриархом Алексием II и почему-то мне не встретились материалы поегопредистории, и его прообразах.

И, тем не менее, несмотря на отсутствие пояснений к Ордену Серафима Саровского мне видится этот факт и эта фигура важной для настоящей истории.

Дело в том, что такая икона Серафима Саровского по наследству передавалась в семье Павла Ярославова, также как и икона «Всех Скорбящих Радость», икона «Печерской Божией матери», «Пантелеймона Целителя» и «Троеручница».

В самой же истории Серафима Саровского (Машнина) я выделяю для себя икону «Знамение Пресвятой Богородицы», которой в детстве был чудесным образом излечен Прохор Машнин - будущий известный старец и пророк.

Акцент сделан мною по той причине, что этой иконе посвящена Знаменская церковь на реке Вилии (Великой ) в современном Вильнюсе, где похоронен по его завещанию В.В.Мартинсон - один из главных героев, владевших тайной истории рода Ярославовых, и первый работодатель Ф.Шаляпина, как совладелец компании «А.А.Печенкин и К».

Обратила внимание на икону «Знамение Пресвятой Богородицы» я и в Горицком монастыре, где она занимает одно из самых почетных мест в иконостасе.

Второе важное обстоятельство для истории храма Рождества Иоанна Предтечи, а также для Ярославовых, две «кремлевские» закладные доски захоронения которых вмурованы в стену Предтеченского храма, - это пересечение судьбы Серафима Саровского с родом упомянутого выше ярославского губернатора и масона А.П.Мельгунова («Родословная Мельгуновых»).

Дело в том, что Мельгуновой в миру была матушка Александра - основательницаДивеевского монастыря, которому покровительствовал Серафим Саровский.

Корни и истоки у фамилии Мельгунов следующие:

«Ян Мингайлоприехал из Литвы на службу в Москву во времена княжения Василия Ивановича или молодого сына его Ивана III, духовником которого был Паисий (Ярославов). Он принял имя Иван Мингалев, затем перешедшее в роду на фамилию Мельгунов» - узнала об этом, когда работала над статьей «Орден 22 февраля»: Первый Ярославский губернатор и видный масон А.П.Мельгунов».

Обращу внимание, что и А.П.Мельгунову - весьма вероятному почитателю Рудненской иконы Божией матери, известной в Предтеченском храме, «открылось недро». И не просто недро, а клады скифских курганов, хранящиеся в Эрмитаже. Уж, не в этих ли кладах был найден «Скандинавский Христос», к которому я паломничаю в этом же самом Эрмитаже?

Звали матушку Александру (Мельгунову) - Агафья Семеновна. Она была рязанской дворянкой и помещицей, вдовой богатого владимирского помещика, полковника Мельгунова. Её мужем, вероятно, был Никифор Иванович Мельгунов - стольник при двоецарственниках (Иване и Петре) и близкий знакомец князей Ромадановских Михаила Григорьевича и «князя-кесаря» Петра I, Федора Юрьевича…

Знакомый круг,в контексте истории храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне. И как следствие, историческая фигура Агафьи Семеновны Мельгуновой вновь обращает нас к временам патриарха Иоакима, дядек воспитателей Петра Iи датам основания Предтеченского храма при двоецарственниках (Иване и Петре)

Сначала Агафья Семеновна была насельницей Флоровского монастыря, куда паломничал царь Алексей Михайлович через Ярополч, жалованный за полтора века до этого царем ИваномIII Васильевичем Игумену Троице-Сергиевого монастыря Паисию (Ярославову) вместе с Гороховцем. Потом недалеко от Сарова она основала Казанскую церковь и Казанскую общину.

Гороховец, что интересно, с 1158 года назывался «градом Пресвятой Богородицы». Не только о Гороховце, но и вообще об участке русской земли, лежащей в треугольнике Муром. Нижний Новгород, Городец, в котором находился Гороховец, летописцы и историки оставили крайне скудные сведения.

«Загадочный треугольник» - так охарактеризовал эту территорию, применительно к XII-XIII векам, вязниковский краевед Лев Иванович Аносов» («Дороги наших предков. Пограничная крепость»).

Что касается Ярополча или иначе Пировых Городищ, то они были связаны с Ипатьевским монастырем рекой Шексна, Волгой и её притоком Лама (см. карту).

Важным совпадением для Ярополча и Святого озера Костромы, близ Ипатьевского монастыря является то, что их объединяет культ Воинов Святых, характерный спутник Влахернских образов («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные, Ч.10»).

В частности, постоянно поминают погибших воинов - в двух часовнях близ Ипатьевского монастыря: Феодоровской иконы Божьей Матери и часовне Животворящего Креста: «…часовенка Феодоровской Божьей Матери, возведенная в честь победы костромичей над татарским войском…» - так писал И.М.Разумовская.

Ярополчу и Клязьме, в контексте Культа Воинов Святых посвящен такой комментарий:

«Вспомним еще раз и храм Покрова на Нерли, изначально посвященный празднику «Происхождения честных древ Животворящего Креста». Ведь он был построен на берегу Клязьмы, протекавшей в XII веке у самого храма, именно в память победы русского войска над волжскими булгарами и в память о погибшем тогда князе Изяславе. Возле этого храма стоял и Животворящий крест - белокаменный, с высеченным на нем текстом «Похвалы кресту».

А Животворящим крестом, как известно, является крест - греческий, равносторонний, какой ставил Великий Магистр Павел Iна герб Костромы и каковым отмечены закладные доски супругов Ярославовых в храме Рождества святого Иоанна предтечи на Пресне.

Федоровская же икона, часовня которой стоит на месте «костромской Куликовской битвы», знаменита тем, что она «огнем опалила» наступающие войска Батыя.

И в этом смысле весьма интересны следующие воспоминания о Серафиме Саровском.

Серафим Саровский говорил о матушке Александре (Мельгуновой): «Это великая жена была. Я и по сей день её стопы лобызаю». Другой же настоятельнице Серафимо-Дивеевского монастыря он посвятил такие слова: «великая раба Божия», «бич духовный», «огненный столб от земли до неба».

Саму же Казанскую церковь назвал в числе трех, которые устоят во время светопреставления. Вторая - Киево-Печерская лавра, а третью забыли.

Серафим Саровский также говорил:

«Прошу и молю вас: ходите в Церковь греко-российскую: она во всей славе и силе».

Ко всем приходящим к нему обращался словами «Радость моя!». И это напоминает о Смоленской иконе Божией матери, именуемой «Радость». Также как и об иконе «Всех скорбящих радость», фотографию которой из храма Рождества святого Иоанна Предтечи я приводила в предыдущей главе.

«Масонская» версия иконы «Всех скорбящих радость», озвучена в книге «Масонская архитектура и масоны Можайска» В.Куковенко, где он пишет:

«В одной из публикаций журнала «Наука и религия» её автор В.Смирнов обращает внимание на сюжетную и композиционную схожесть православной иконы «Всех скорбящих радость» и картины итальянца Джакопо де Сионе «Разрушение Ордена тамплиеров» (Флоренция, палаццо Векьо). Видимо икона и послужила образцом при написании этой картины. Да и сама икона при её внимательном (пристрастном) изучении обнаруживает некие намеки на тамплиеров. Так, справа от Богоматери, в отдельном картуше изображается таинственный крылатый воин в белых одеждах с красным крестом на плече. При желании в нем можно увидеть и тамплиера.

Возможно, строители Никольского собора (Можайского) именно на это обратили внимание и трактовали икону так же, как и Джакопо де Сионе: падение на земле и триумф на небе рыцарей ордена. Поэтому они должны были и в иконе, и в росписи стен усилить «тамплиерский» акцент…».

Обращу внимание также на следующий акцент одежды Серафима Саровского - четки. С четками изображался и Зосима Варбозомский.

Что же касается медведя, «умиротворенного» Серафимом Саровским, то он напоминает Львов ФеклыИконийской и Львов Нового Афона, с которыми на фресках собора изображены странники, идущие в мир проповедовать учение Христа.

Известны Львы храма Покрова на Нерли и Львы вологодские, о которых я писала в статье о своем путешествии в Северную Фиваиду. Ну и, конечно, Львы города Петра I.

Видимо там, где живут Львы, искусство укрощать зверя и «разбушевавшийся огонь» было известно более широкому кругу лиц, чем там, где медведя до сих пор побаиваются и даже ставят на герб Ярославля, хотя казалось бы Ярослав Мудрый его давно победил.

Т.е. искусство контроля над «внутренним медведем», характерное для Воина Святого - потеряно. Но при этом видимы следы «пришельцев» в Нерли и Вологду, умеющих контролировать «внутреннего Льва».

На литографии с видом Серафимо-Дивеевского монастыря, как мне сначала представилось, изображена Псковская икона Божией матери, та самая, которая защитила Псков от войск Стефана Батории, а затем от Наполеона. А на месте её явления похоронен Александр Пушкин.

Однако, оказывается, это икона Серафимо-Дивеевской Божией матери - почти полная копия Псковской. Да и описываются они обе в одной статье «Икона Пресвятой богородицы «Умиление»

Икона Божией Матери «Умиление», Серафимо-Дивеевская, находилась до революции в храме во имя Живоначальной Троицы Свято-Троицкого Серафимо-Дивеевского монастыря.

Богоматерь на этой иконе изображена в полурост, с крестообразно сложенными на груди руками, без Богомладенца; икона была написана на полотне, натянутом на кипарисную доску.

Т.е. эта та самая икона Богоматери без младенца со скрещенными руками, подобная ВиленскойОстробрамской Богородице и Филермской Божией матери - главной инсигнии Мальтийского креста, тайне которых я посвятила целую главу статьи «Рыцарский культ Плачущих Богородиц и Плачущих Ярославн: Филермская икона «Мальтийского креста», Казанская и Огневидная Богоматери (Ч.2)».

Казанский образ Богородицы без Богомладенца,со скрещенными руками и головой, наклоненный влево, изображен на Царских вратах Казанского Собора Петербурга. Он принадлежит руке художника В.Л.Боровиковского, похороненного у Церкви Смоленской иконы Божьей Матери на Смоленском кладбище, Санкт-Петербурга, в чем тоже есть знак.

Практически, копию этих Царских ворот Казанского собора города Петра я видела в храме Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, рядом с иконой, изображающей небесную лестницу духовного восхождения и совершенства.

Такое впечатление, что на Пресне у Предтечи собирали все самое лучшее из самых известных соборов.

Есть там, кстати, и образ Воронежского святителя Митрофана, который познакомил Петра I c Казанской иконой Божией матери

Святитель Митрофан сказал Петру: «Возьми икону Казанской Божией Матери - и она поможет тебе победить злого врага. Потом ты перенесешь эту икону в новую столицу… Ты будешь жить в других дворцах, на Севере, и воздвигнешь новую столицу, великий город,в честь святого Петра. Бог благословляет тебя на это.

Казанская икона станет покровом города и всего народа твоего. До тех пор, пока икона будет в столице и перед нею будут молиться православные, в город не ступит вражеская нога».

Поскольку я очень внимательно изучала историю всех этих «образов Богородицы без Богомладенца», то у меня сложилось впечатление, что те, кто отличался особым поклонением подобным иконам, в том числе, Серафим Саровский -были рыцарями неких орденов.

И орден это древний, потому что знак современного «Ордена Серафима Саровского», можно сказать, находится на древней иконе Зосимы Ворбозомского, основавшего церковь Успения Божией матери и Христорождественскуюцерковьна острове озера его имени.

И, коль скоро, через эту четырехконечную звезду на фоне солнца образовалась «связь времен» между ЗосимойВорбозомским, Серафимом Саровским и, возможно даже, - Мельхиседеком, то выделю, наверное, самое важное в судьбе Серафима Саровского и его пророчеств.

«В 1831 году святой сподобился видения Богородицы (двенадцатый раз в своей жизни) в окружении Иоанна Крестителя, Иоанна Богослова и 12 дев».

Это важно.

С Богородицей был Иоанн Предтеча, 12 дев, вероятно, подобных апостолам, и Иоанн Богослов -«приемный сын» Богородицы и автор пророчества о «Третьем Риме», на которого ссылался старец Псковского Елеазаровского монастыря Фелофей.

Тему «приемного сына» Богородицы я поднимала в статье «Абхазия - Апостольский удел Богородицы, Львы Северной Венеции и тайное евангелие Святого Марка», в которой, ещё 22 августа 2011 года,писала:

«Мало кто, среди прихожан российских церквей, знает о «поясе Богоматери», который «на третий день после погребения Богородица, явившись апостолуФоме, бросила ему в утешение с Неба», также как и о том, что Богоматерь усыновила апостола Иоанна Богослова - любимого ученика Иисуса, сына Зеведея и Саломии - дочери святого Иосифа Обручника. Какова дальнейшая судьба этого Пояса Богоматери - не известно, но существует версия, что пояс Шимона - это и есть Пояс Богоматери».

Спустя несколько месяцев о Поясе Богородицы узнала вся Россия:

«Присяга» В.Путина - «Поясу Богородицы»: признание рыцарства или ошибка Жанны д'Арк в политике «Единой России»?.

Однако это было лишь начало разговора о Проповедующей Богородице, об её апостольском служении и о пророчествах самого Иоанна Богослова, которые я цитировала из книгиВ.Симоненкова, посвященных Софии:

«…Апостол Иоанн (Иоанн Богослов) признал Софию Богородицей.

Среди найденных в Наг-Хаммади кодексов оказались и три апокрифа Апостола Иоанна, вместе с Берлинским папирусом №8502, удалось реконструировать один, который произвел эффект разорвавшейся бомбы.

Апостол Иоанн утверждал невероятное, что ему было явление Всевышней сущности, от которого ему было откровение, что творение нашего мира было осуществлено Архонтом Софией Премудрой…

Дева Мария - также как и Богородица, есть - воплощенная София…

ВВифании в доме Лазаря Мария Магдалина, как представительница царского рода Вениаминов, произвела традиционный священный ритуал миропомазания Иисуса на роль мессии.

В соответствии с иудейскими традициями именно женщина царских кровей производила обряд помазания на царство, вместе с тем становясь его женой-царицей».

По сути, вот эта моя статья об Абхазском уделе Божией матери была посвящена Иверии, древнее название которой Картли.

А Царем Карли был Вахтанг VI, резиденция которого в первой половине XVIIIвека,как раз, и находилась около храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне.

При этом третья закладная доска этого храма, две из которых хранят память о чете Ярославовых, посвящена митрополиту Романосу, происходившему из весьма знатного рода владетельных князей (эристави) арагвских, этого же картлинского царства. При этом Романос был родственником Вахтанга VI.

Т.е. какое-то вот такое мистическое «родство» через Иверский удел Божией матери.

Причем уже в XIXвеке епископом Кавказским и Черноморским был Игнатий Брянчанинов, к роду которого принадлежала и Федосья Степановна Ярославова, урожденная Брянчанинова, та самая, табакерка которой, подаренная ей в Архангельском, хранится в музее М. В. Ломоносова в составе Музея антропологии и этнографии им. Петра Великого РАН.

Я посвящала епископу Игнатию статью в 2010 году, ещё не зная о том, что Ф.С.Ярославова была в девичестве Брянчанинова, не изучив ещё храм Пантелеймона Целителя на Новом Афоне, и не побывав в церкви Иоанна Предтечи на Пресне. Но уже тогда, когда после службы в царской капелле Александра Невского 10 сентября 2010 года, я побывала в Троице - Сергиевой пустыни, где искала могилу Соколова - потомка Ярославовых и Высоцких, и где обрела книги об Игнатии Брянчанинове - игумене этой пустыни, определила его как Рыцаря Богородицы, что ясно, непосредственно, из названия статьи:

«Капелла Александра Невского и Сергиева пустынь: духовники и рыцари Русских цариц в Петербурге»

В этой капелле три дня находился гроб с останками императрицы Марии Федоровны - хранительницы инсигний «Мальтийского креста» при её перезахоронении после Дании - в Петропавловской крепости Петербурга.

В Сергиевой пустыни, игуменом которой был также Варлаам Высоцкий, три дня находился гроб с прахом Кутузова перед его перезахоронением в Казанском Соборе Петербурга.

Именно у Игнатия Брянчанинова, мне больше всего понравились мысли и основанные на его опыте рассуждения об «Умственной молитве» или иначе «Слово о молитве Иисусовой», которые я вспоминала в связи с новостью о том, что «В архивах Ватикана найдена «подлинная история» волхвов».

«Старинный документ пролил новый свет на историю о Рождестве Христовом и трех волхвах, которые принесли дары Младенцу Иисусу…

Текст, только что переведенный с мертвого сирийского языка называется «Откровение волхвов»…

«Откровение волхвов» значительно отличается от других вариантов этой библейской истории. Согласно документу, волхвы пришли не из Персии, а из страны Шир, отождествляемой с древним Китаем.

«Сообщается, что они были потомками Сифа, третьего сына Адама, и принадлежали к секте, которая молилась безмолвно».

С моей точки зрения, эти новые данные о безмолвной молитве, что равнозначно молитве умственной, являются указанием на то, что между Заволжскими старцами «с жестами Будды» и волхвами было много общего.

Не знаю, насколько прав П.М. Золин в том, что Сиф по древнееврейски - Шет, а по гречески Зет - сын Борея («Сутийские племена - Ибри»).

Но согласно книге «Бытия» Сиф - сын Адама, а сыном Сифа является Енох, которому передал знание архангел России и Севера - Уриил.

Насколько я понимаю, именно эти знания и были основой пророчества Иоанна Богослова:

«Через святых ангелов Бог поведал Еноху свое намерение уничтожить мир потопом, а также открыл ему более полно план искупления. С помощью духа пророчества Он показал ему все грядущие поколения после потопа и великие события, связанные со Вторым пришествием Христа в конце времен … Он видел хвастливое, своенравное, самонадеянное поколение людей, отвергающих единого Бога… Он видел праведников, увенчанных славой и честью, а беззаконников, бегущих от присутствия Господа, - уничтожаемых огнем.Современники Еноха смеялись над безумием этого человека, ибо он и не помышлял о золоте, серебре… Его разум, сердце принадлежали Богу, и все его разговоры были о горнем» («Сиф и Енох»)

Вот этому, уважаемому мною архангелу Уриилу - охранителю России с его огненным мечом посвящалась статья:

«Бог есть Свет. Пророчество об Огненном архангеле и Огненной Армии России: и русские получат Откровение, и из Страха родится Сила…».

А для того, чтобы лучше понять Уриила я весьма внимательно изучала книгу «МашинаУриила» известных масонов Найта К., Ломаса Р. Также как и десятки других источников.

Подобной же Огненностью в Небесной Иерархии вместе с Уриилом славится София, а также Неопалимая Купина, представленная в образе огненных Лебедей на фресках Новоафонского Собора «Пантелеймона Целителя». Этим культом «Огненных Лебедей» славится Кострома и Бавария.

С фресками и иконами храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне перекликаются на Новом Афоне и две фрески Закарии - отца Иоанна Крестителя.

Нельзя не заметить среди этих фресок и равносторонний крест в центре изображения, похожего на солнце и, конечно, Мальтийские кресты.

Напомню и о культе Софии в бывшем древнем грузинском царстве Картли - ныне Грузии и Абхазии.

«Уже в 551 году в абхазской Пицунде был построен Кафедральный Собор, освещенный во имя св. Софии. Это почти одновременно с главным храмом Империи - великим Софийским собором в Константинополе. Наряду с этим, есть признаки и того, что абхазы участвовали в строительстве Собора Софии в Киеве».

Есть свой Софийский придел и в храме Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне. Хотя появился он здесь уже в XIX веке.

«Храмоздателем Софийского придела был доктор медицины Матфей Яковлевич Мудров…

М. Я. Мудров был убежденным и деятельным масоном, к которым он примкнул еще в доме своего тестя. Масонство представляло себя как всемирное тайное братство людей, стремящихся к достижению царства любви, истины, всеобщего благополучия путем нравственного, умственного и физического совершенствования каждой отдельной личности…

М. Я. Мудров (1776-1831) был сыном священника Девичьего монастыря в Вологде. Учился сначала в Вологодской семинарии…»

Судя по этим данным, М.Я. Мудров жил в том самом городе, в котором жил и А.Т.Ярославов - автор «Дневниковых моих записок», хранящихся в отделе древних рукописей РНБ и возвращенных в Петербург из Нежина, родом откуда был казак и ученый Семен Десницкий - «птенец» Кирилла Розумовского, самого известного украинского масона, последнего украинского гетмана, президента Санкт-Петербургской Академии Наук, друга Ломоносова.

Причем судя по годам, М.Я. Мудровжил в одно время: и с А.Т.Ярославовым, и с А.Н. Ярославовым - предводителем Вологодского дворянства, сыном А.Н. Аксаковой, похороненным рядом с князьями Угличскими в церкви Димитрия Прилуцкого.

А.Т. Ярославов и его жена Ф.С.Ярославова владели домом у Соборного моста, ныне снесенного, рядом с кафедральным Софийским Собором Вологды на Софийской горке.

11 сентября этого года, в день Усекновения главы Иоанна Предтечи, я была и в кафедральном Софийском Соборе, и в вологодской церкви Иоанна Предтечи, и конечно в Прилуцком монастыре, которому Дмитрий Донской подарил Киликиевский крест. А Киликия - почти то же самое, что и грузинское Картли («Потомки Ярославовы и женская линия: Киликия, Киликиевский крест, Ван-«море» и Церковь святого креста»).

Практически уверена в том, что на культ Софии у М.Я.Мудрова повлиял вот этот кафедральный Софийский Собор в Вологде. А на культ Предтечи - Предтеченская церковь Вологды.

Причем в Вологде был известный молитвенник Александр Баданин, память которого отмечается 22 февраля. «Духовных детей своих, не обладающих значительными средствами, он заставлял покупать книги «Жизнеописание старца Серафима» (Саровского), описанное его учеником Иоасафом, а также Киево-Печерский патерик». Место его захоронения - Лазаревское кладбище, напоминает о святом Лазаре, которого Святым духом оживил Иисус.

Храм Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне иногда называют масонским, вероятно путая масонов с рыцарями орденов, созданных для сохранения наследия Иоанна Крестителя.

Их много:«Орден госпиталя ИоаннаКрестителя», «Орденсв.ИоаннаКрестителя»; «Орден Святого Иоанна»; «Мальтийский Орден»; «Орден Госпитальеров», «Орден Иоаннитов».

Иоаннитов от масонов довольно хорошо отличала императрица Екатерина II.

А потомок А.П.Мельгунова в XIX вообще отказывался вступать в масоны.

«У историка Сергея Мельгунова масоном был дед, екатерининский вельможа, и сам он был знатоком русского масонства XVIII - начала XIX в. И все же вступить в московскую масонскую ложу, куда его усиленно зазывали (в том числе А.Ф. Керенский), он решительно отказался. Новейшие масоны, по его мнению, занимались «масонской эквилибристикой, ничего в ней не понимая». А в дневнике он записал, что идее объединения оппозиции всегда сочувствовал, «но не в отживших формах масонства, только смешных и нелепых в наше время».

Хотя, в том, что масоны преследуют благую цель, Мельгунов при всем своем скептицизме не сомневался» («Исаак Розенталь «Без фартуков. К 100-летию нового русского масонства: Ковалевский, Бебутов, Урусов»)

Как видим, было бы странным, если бы все это рыцарство не патронировало Предтеченский храм на Пресне, основанный патриархом Иоакимом, бывшим казаком и иноком Межигорского монастыря - главного для Запорожской Сечи и рыцарства - украинского.

Одним из гетманов этого украинского рыцарства был Богдан Хмельницкий, ведший переговоры о присоединении Малороссии с боярином Артамоном Матвеевым (Ярославовым-Медведевым) - проводником идеи о Московском царстве - преемнике «Второго Рима» - Византии («Исторические повести 1670-х - 1680-х годов»)

Как пишут исследователи, этот свой исторический интерес боярин Артамон Матвеев (Ярославов-Медведев) реализовал через «строение» нескольких книг исторического содержания одна из которых называлась «Книга об избрании на царство Михаила Федоровича». Причем все эти книги объединялись идеей, по сути, о «Третьем Риме» и о Москве - последней опоре истинной вселенской веры, а также доказывали божественное происхождение царской власти.

И вот эти идеи «от боярина Матвеева» настолько боговдохновили царя Алексея Михайловича, что однажды укоряя одного боярина за ослушание, царь заявил ему: «Кого не слушаешь? Самого Христа»…

С моей точки зрения, есть безусловная логика в том, что именно Артамон Матвеев (Ярославов-Медведев) «вложил в уши» второго Романова, идею о Третьем Риме, донесенную ранее и до царя Ивана III старцем Псковского Елеазаровского монастыря Филофеем, со ссылкой на пророчество Иоанна Богослова.

Т.е. идея «Третьего Рима», возрожденная к жизни в государстве Псковском, одним из Государей которого был родоначальник князей Ярославовых - Ярослав Васильевич Оболенский, основатель Псково-Печерской обители, через боярина Артамона Матвеева (Ярославова-Медведева) возродилась уже в XVIвеке («Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых»).

Освещал Успенскую Богородичную церковь Псковской обители - родоначальник князей Ярославовых в 1473 году - я об этом писала.

Но важным считаю и тот факт, что за три года до этого, «в 1470 году,в пещере поселился иеромонах Иона, бывший священник Георгиевского храма Юрьева-Ливонского (ныне Тарту), который ископал пещеру, где устроил церковь Успения Пресвятой Богородицы, освященную в 1473 году. Вокруг храма впоследствии образовалась обитель». Просто весьма таинственными были отношения родоначальника князей Ярославовых - Ярослава Оболенского с Ливонским орденом. А с епископом этого города Юрьев Ярослав Оболенский заключал договор на 30 лет, который не был исполнен. С одной стороны, князь Ярослав Оболенский одолевал Орден, с другой стороны - и щадил. К тому же,и последний сенсационный указ князя был найден в чердачном помещении Ратуши города Таллина.

Если говорить о масонстве в России, которое ещё не изжило себя к XIX веку, то «первое достоверное известие о начале масонства в России относится к 1731 г, когда гроссмейстер Великой Лондонской ложи лорд Ловель назначил капитана Джона Филипса Провинциальным Великим Мастером для России».

Но именно в этом 1731 году, при настоятеле Кузмине, в храме Рождества Святого Иоанна Предтечи на Пресне был освящен придел святого мученика Иоанна Воина.

«Сейчас храмовый образ святого Иоанна воина находится у бокового столпа придела в отдельном киоте. Святой мученик изображен в рост, в доспехах, с осьмиконечным крестом в правой руке - символ мученичества. Над его головою расположена новозаветная Троица, а слева от него - небольшой картуш (украшение в виде свитка, в котором помещается надпись или эмблема ) с текстом…

Это обетная икона, в нижней части доски находится надпись: «Се свты образ иконописец Тимофе Кирилов». Иконописец Тимофей Кириллов в 1685 году писал иконы Страстей Христовых для Смоленского собора Новодевичьего монастыря

В настоящее время у клироса придела в честь мученика Иоанна Воина находится образ «Ветхозаветная Троица». Предположительно это произведение Костромских мастеров конца XVII века - начала XVIII века» (альбом-путеводитель).

Таким образом, здесь мы имеем очередное указание на Смоленск, наряду с Рудненской иконой, а также и второе указание на Кострому, в герб которой при Великом Магистре Павле I был включен равносторонний мальтийский крест.

Что интересно, имеет отношение к истории храма и архитектор по фамилии Ипатьев.

«Ипатьевскую тему» продолжает также Федоровская икона Божией Матери, защитившая воинов на Святом озере близ Костромы, - одна из главных в храме Рождества святого Иоанна Предтечи.

«Согласно Метрике 1886 года, наиболее древними иконами храма считались: «Икона Спасителя (в алтаре, писана на полотне), Божией Матери Феодоровской, Иоанна Предтечи с главою в левой руке и Прп. Сергия Русского письма… Особо чтимые иконы: Преподобного Сергия Радонежского, Божией Матери Феодоровской, разных святых с частицами мощей и св. Кира (также с частью св. мощей сего Угодника Божия)» - так пишет об этой иконе в храме священник Б.Б. Михайлов.

В связи с такой историей можно предположить, что большое число военных, принимавших участие в богослужениях Предтеченского храма в 1943-1944 годах, т.е. в последние годы Великой Отечественной войны, объясняется как раз вот этим древним приделом Иоанна Воина, а также Федоровским образом Божией Матери, которая защищала воинов подобно тому, как Влахернские образы некогда охраняли защитников Константинополя.

В статье «Московские церкви святого Иоанна Воина» говорится о том, что

«На Руси св. Иоанн почитался покровителем военных и помощником ратников в битвах за Отечество. Оттого и первая, деревянная церковь в Москве, освященная во имя святого, была выстроена в замоскворецкой местности, связанной с военным делом - там, где в начале XVII века была старая Стрелецкая слобода. Ведь и сама история Замоскворечья началась с того, как Иван Грозный поселил здесь, на правом берегу Москвы-реки, своих стрельцов. Задолго до образования слободы тут стоял Крымский Двор. В 1612 году на этом месте казаков из ополчения князя Трубецкого уговаривали присоединиться к войску князя Пожарского, потом освободившего Москву.

Была также московская церковь с приделом св. Иоанна Воина на Старой Божедомке (улица Дурова), но её уничтожили после революции. Там с незапамятных времен находился «убогий дом», давший название местности. Рядом с убогим домом стоял мужской Крестовоздвиженский монастырь с деревянной соборной церковью, упомянутой в московской летописи еще в 1539 году. В конце XVII века ее выстроили каменной, потом освятили в ней придел св. Иоанна Воина, а после упразднения монастыря в XVIII столетии церковь обновили и обратили в приходскую - но не совсем обыкновенную. В обязанностях ее священника было отпевание покойников убогого дома… Обычно это совершалось дважды в год - второй раз под Покров. Такой порядок существовал до 1763 года, пока не был закрыт последний в Москве убогий дом, находившийся именно на Старой Божедомке.

Придел во имя святого ныне существует и в Предтеченской церкви на Пресне. И в Москве по-прежнему осталась одна-единственная церковь св. Иоанна Воина, где можно вознести Богу молитвы и благодарение за ее спасение».

Из этого рассказа ясно, что Церковь Иоанна Воина на Старой Божедомке на самом деле была Крестовоздвиженским монастырем с приделом Иоанна Воина.

А прихожане этой «Церкви Иоанна Воина на Божедомке» после уничтожения храма стали, вероятнее всего, прихожанами Храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, где придел Иоанна Воина сохранился до наших дней.

Информация о «преемстве» приделов Иоанна Воина является важной по той причине, что по записям дневников Николая Павловича Ярославова, где он отражал и свои детские воспоминания, семья Ярославовых:

«сначала жила в церковном доме при церкви святого мученика Иоанна Воина на Божедомской улице (Дурова). Позже, когда семья увеличилась, Ярославовы стали снимать квартиру в Выползовом переулке.

Мать Николая (Павловича), Анна Александровна (Ярославова), водила его в гости к своей тётке по матери и своей бабушке. Тётку звали Верой Тимофеевной. Она была в чахоточном состоянии. У неё был муж Сергей Павлович и дочь Дунечка, которая умерла. Жили они недалеко от Екатерининского института в районе Екатерининской площади (сейчас эта площадь называется Суворовская и находится она недалеко от улицы Дурова)».

Комментируя эти воспоминания Николая Павловича Ярославова, внучка его родной сестры Марии Павловны Ярославовой - Надежда пишет:

«В сведениях о духовенстве Москвы на 1914 год диаконом церкви Иоанна Воина был Соколов Николай Николаевич. Он же был диаконом церкви Воздвижения Честного Животворящего Креста Господня, что на Убогих Домах, где крестили детей Павла Николаевича Ярославова. Это указывает на то, что Николай Николаевич Соколов, возможно, был родственником Ярославовых со стороны Соколовых».

Процитированный комментарий Надежды о Соколовых сделан с учетом того, что три ветки Ярославовых были трижды в родстве с представителями священнической и купеческой династии Соколовых. Я упоминала об этом, когда писала о Высоцких в первой части настоящей статьи. Аполлон Степанович Соколов - муж Фёклы Михайловны Ярославовой был сыном урожденной Высоцкой, в браке Соколовой. Эта семья владела имением Менчаково и Менчаковскимиархивами, утраченными в годы революции.

Что интересно, к Петербургской Духовной Академии имел отношение, как В.А.Мартинскон, так и архимандрит Афанасий (Соколов), впоследствии архиепископ Казанский и Свияжский.

А в настоящее время Духовную Академию Петербурга возглавляет недавний храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне епископ Амвросий Бронницкий.

Согласно Альбома-путеводителя авторов Матюшина С.И. и Скоробогачевой Е.А. в начале XXIвека «среди священных реликвий храма появились и ковчеги с мощами святых угодников Божиих. Первым был сооружен крест - мощевик, который сейчас находится у иконы мученика Иоанна Воина в алтаре одноименного придела, в нем почивают частицы мощей этого святого, а также великомученика Никиты, великомученицы Екатерины, великомученицы Варвары, великомученика Георгия Победоносца и мученика Трифона.

В начале XXI столетия стараниями настоятеля храма протоиерея Николая Ситникова перед иконостасом придела Мученика Иоанна Воина был воздвигнут ковчег, в котором находятся частицы мощей святых: великомученика Пантелеймона, мученика архидиакона Стефана, святителей Николая Мирликийского, Амвросия Медиоланского, Димитрия Ростовского, Феофана Затворника, Луки (Войно-Ясенецкого), преподобных Серафима Саровского, Феодора Санаксарского, Ферапонта Можайского, АмфилохияПочаевского, Афанасия Высоцкого, Давида Вознесенского, Кукши Одесского, Евфросинии Полоцкой, Александры, Марфы и Елены Дивеевских, а также часть камня тысячедневной молитвы преподобного Серафима Саровского.

В 2008 году в храм были переданы частицы мощей Серафима Саровского и Митрофана Воронежского.

В храме находится икона преподобного Серафима Саровского с частицей его мощей.

В 2008 году в храм на Пресне из разных мест были привезены четыре частицы мощей святого Иоанна Крестителя.

Первые две частицы были переданы настоятелю храма епископу Бронницкому Амвросию накануне праздника собора Иоанна Предтечи. Одну из них привезли со святой горы Афон, а другую пожертвовал священнослужитель одного из подмосковных храмов. Великим постом владыке Амвросию была передана третья святая частица мощей великого Предтечи. Эта святыня была доставлена из Иерусалима, ранее она принадлежала ныне покойному митрополиту Фаворскому Даниилу (Иерусалимский патриархат). Его престарелая родственница пожелала передать мощевик именно русскому епископу. И наконец, четвертая частица мощей святого Иоанна Крестителя была привезена в храм летом из Венеции.

Все святые частицы были положены в ковчег, который сегодня находится на престоле центрального алтаря

Мощи святого славного пророка Иоанна Предтечи Крестителя господня Иоанна ныне являются главной святыней его храма на Пресне…»

И вот в стене именно этого храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, с его такой богатой историей,вмуровано всего две закладные доски Ярославовых, история рода которых связана с Захарией и Иоанном Крестителем.

Продолжение следует…

Все материалы раздела «Новости, комментарии, ремарки»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС