Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави), Ч.9

    • Дмитрий Вишневецкий (Байда) – основатель Запорожской Сечи, потомок Ярослава III Ярославова
    • Явление архангела Михаила Иисусу Навину
    • Иисус Навин, останавливающий Солнце, мозаика Базилика Санта Мария Маджоре, Италия
    • Знамя Ермака, с которым он шел брать Сибирь через с. Николо-Березовку: архангел Михаил и Иисус Навин
    • Остановленное солнце и «косой» шотландский Андреевский крест
    • Ярослав III Ярославов и Михаил Ярославов в хронологической росписи Правителей России, 1903 год, Аркадьев (Ярославовы, а не Ярославичи)
    • Старообрядчество «Из истории Тверского православного братства св. Благоверного Михаила Ярославива (Ярославива, а не Ярославича)
    • Василий Васильевич Ярославов, начало 20 века, Тамбов, Владимир. Фотография подарена Староверами Прикамья
    • Герб Уржума, где родился В.М.Васнецов, создавший росписи Предтеченского, и жили Ярославовы, Печенкины, Ушаковы
    • Герб Сарапула: рука со стрелой - из облака и красный равносторонний крест повторяют герб Уржума
    • Одигитрия Гефсиманская от митрополита гор Ливанских Илии, церковь Марии Магдалины, cirota.ru
    • Неопалимая Купина
    • Мозаика купола Предтеченского храма на Пресне, фон которой повторяет фон иконы Неопалимая Купина

© Н.Б.Чистякова-Ярославова
28 января - 1 февраля 2012 года

Район трех революций - Пресненская окраина, где был построен храм Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, в начале XVII века, т.е. во времена царя Бориса Годунова и московского императора Дмитрия Ивановича принадлежал Новинскому монастырю. Это был монастырь митрополичий и патриарший, и рядом с ним селилось московское духовенство.

Свое название Новинский монастырь получил от имени Иисуса Навина - преемника царя Моисея, праведника и великого вождя, взявшего «силой произнесенного Слова» Иерихон, победившего пять царей и сумевшего остановить Солнце и Луну на небе. После чего «Явление на Меркурии, когда Солнце останавливается на небе и движется в противоположную сторону», получило название эффекта Иисуса Навина. Именно этот, Иисус Навин остановил воды в реке Йордан, когда вел еврейский народ во «все земли обетованные хеттеев»: от Ливана до Евфрата,отданные ему Богом Израиля. А 1400 лет спустя, на этом же самом месте, где Иисус Навин переводил народ Израиля черезЙордан, Иоанн Предтеча крестил - Иисуса Христа.

По легенде времен раннего христианства, веруя в это чудо Иисуса Навина, сумел остановить воды в реке и Спиридон Тримифунтский во времена Константина Великого. Произошло это, когда святой спешил на помощь другу, но путь ему преградил многоводный поток. «Вспомнив, как перешёл разлившийсяИордан Иисус Навин, святитель с твёрдой верой во всемогущество Божие вознёс молитву, и поток расступился. Вместе со спутниками, невольными очевидцами чуда, святитель Спиридон перешёл посуху на другой берег».

Историю о таких переходах или остановках вод я читала ещё дважды.

В год смерти Жака де Моле на противоположный берег реки сумел перейти обретший Ярославскую Толгскую икону Божией матери епископ Прохор. Явлена эта икона была в памятном 1314 году.

Останавливались воды и перед явлением Березовской Чудотворной иконы Николы Закамского в 1551 году, когда Рыцари Ордена Святого Иона Иерусалимского вынуждены были оставить город Триполи - столицу Ливии и переехать на Мальту («Рыцарский культ Плачущих Богородиц и Плачущих Ярославн: Филермская икона «Мальтийского креста», Казанская и Огневидная Богоматери»)

Именно здесь, на месте явления иконы Николы Закамского, спустя несколько десятилетий, совершал молебен Ермак перед покорением Сибири. А на знамени Ермака, шедшего покорять Сибирь, был вышитобраз предводителя еврейского народа Иисуса Навина. Это знамя ныне хранится в Оружейной палатеМосковского Кремля. Иисус Навин изображен преклоненным перед архангелом Михаилом, с поднятым вверх мечом, приказавшим ему снять обувь, поскольку место на котором он стоит - Святое: «Сними обувь свою, ибо место, на котором ты стоишь, святое» - говорит небожитель. На изображении как раз момент, когда Иисус разувается» («Вязь знамени Ермака»). На других знаменах Ермака были изображены Львы и Единороги, знакомые по барельефам Ипатьевского монастыря.

Ещё в 2007 году, т.е. пять лет назад в статье «Никола Чудотворец - бессменный «премьер министр», главный «экономист и хозяйственник» Руси», посвященной Дню Николая Чудотворца - 22 мая, я описывала и этот молебен Ермака, и особое военное знамя березовской иконы, и «обряды Йордана» на реке Кама, как если бы в этом месте крестили Христа или перешёл реку Ииусус Навин.

И звучало это тогда так:

«Мне всегда было немного странно как в 15 веке, в отсутствии СМИ, вести об этой иконе дошли до самого Ивана Грозного, и неужели не было в Санкт-Петербурге других икон, которым могла поклониться сестра императрицы России. Почему в сегодняшние дни и славяне, и мусульмане омывают руки и лицо в реке Кама, как будто в реке Йордан, в том месте, где явилась икона. Быть может до Йордана далеко, а быть может другая тайна? Почему Ермак совершил перед этой иконой молебен перед покорением Сибири. И почему Иван Грозный велел нести военное знамя перед иконой Николы Закамского… На нем было изображено золотыми литерами «СЧН», что означало «Святитель Чудотворец Никола». С обратной стороны изображался крест. Государево знамя долго служило иконе и обязательно носилось пред ней во время крестных ходов».

Если принять во внимание, что переход через Йордан был нужен для того, чтобы попасть в земли Обетованные, то в произошедшем на Каме есть аналогия с этой историей времен Иисуса Навина - преемника Моисея.

Ведь Николо - Березовка, где была явлена икона, - это первое русское поселение на восточном берегу реки Кама, а переход через Каму в Уральские и Сибирские земли подобен переходу в землю Обетованную.

При этом, и в том, и в другом случае, контекст был религиозный. Т.е. приход в «Земли Обетованные» с новой религией.

Военное знамя перед Березовской Чудотворной иконой является явным указанием на то, что икона эта была либо казачьей святыней, либо святыней «воинов за веру» - рыцарей и монахов-воинов.

Таким образом, гипотеза о том, что Березовский образ Николы Чудотворца и образ Николы Тульского - являются родственными, получает ещё одно подтверждение.

Причем Казань и Николо-Березовка, уже целое столетие, объединены Казанским крестным ходом, ключевым звеном в котором является Сарапул, созвучный всем иным поселениям, начинающимся на Сар: Сараклыч, Саркел на Иловлинском волоке, Саров и т.д. И даже имени святого Сарбеля (Шарбеля), что в переводе означает «царь-бог», поминание которого совершается ежемесячно 22 числа.

Недалеко от Сарова находится Санаксарский монастырь некогда Тамбовской епархии, основанный одним из ярославско-романовских Ушаковых (Федор Санаксарский родился в Романовском уезде Ярославской провинции). В этом контексте весьма интересно то, что именно сарапульские староверы прислали мне из своих архивов фотографию некого Ярославова, с дарственной надписью: «Славной и доброй Сусанне (?) на память от бывшего тамбовца и сослуживца по Государственному Контролю Василия Васильевича Ярославова». Эта информация корреспондируется с тем, что адмирал русского флота Федор Ушаков и Ярославовысвязаны ещё и Пошехоньем.И в данном случае,Федора Ушакова, не проигравшего ни одной баталии,, можно считать продолжателем дела Дмитрия Вишневецкого и запорожских казаков, которые в XYII веке стали грозой Черного моря и превратили его в свою вотчину.

Замечу, что имя Василия Великого, характерно не для всех веток Ярославовых:

Первое упоминание о царском дьяке Василии Ярославове встретилось мне в следующей редакции: «в жалованной тарханной и несудимой грамоте, выданной 23 марта 1464 г. (царем)Иваном Васильевичем Леонтию и Василию Алексеевым детям Ярославовым и в жалованной тарханной, оброчной и несудимой грамоте, выданной между 1448 и 1461 годами Василием Васильевичем митрополиту … Леонтию и Василию Алексеевым детям Ярославовым на села в Черемовской волости Ярославского уезда…» («Институт дворянских по жалованным грамотам»).

Встречается в офицерских сказках упоминание и о поручике Василии Ярославове Рязанского пехотного полка (1704-1720 год). В XIXвеке в Ярославле упоминается Василий Аполлинарьевич Ярославов - сын коллежского регистратора Аполлинария Алексеевича Ярославова. Василием звали моего прадеда Василия Семеновича Ярославова, биография которого связана с Сарапулом, Бирском и селом Печенкин.

И есть весьма интересное, в контексте разговора о храме Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, упоминание о коллежском асессоре Василии Ивановиче Ярославове в Лебяжьей волости Уржумского уезда на Вятке, который пребывал в этой должности в период с 1901 по 1912 год («Календарь памятных дат Уржумской земли на 2010 год»).

В этом же источнике, в связи с историей Уржума, встречается и фамилия некой А.И.Печенкиной, издавшей мемуары (с.Лаж, Лебяжьей волости), а также священника Рождественской церкви о. Григория Ушакова. Причем первой в списке икон Рождественской церкви, изъятых в годы революции, называется икона «Иоанна Предтечи в серебряной ризе»

Уржумском уезд - это родина В.М.Васнецова лебединые фрески которого, повторяющие фрески Владимирского собора, были обнаружены в 2006 году в храме Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне. И лебеди Васнецова, вне всякого сомнения, имеют исток на этой его родине, в Лебяжьей волости, с её Белой речкой.

6 августа 2011 года эти «Духовные святыни уржумской земли посетила Председатель фонда Васнецовых Ольга Васнецова»Ошибка! Недопустимый объект гиперссылки.

Не могу не обратить внимание и на святыню Уржумской земли - икону Живоносный источник, поскольку ей уделял большое внимание известный археолог и сын совладелицы компании «А.Печенкин и Ко» - В.И.Заусайлов.

«В.И.Заусайловбыл большим знатоком истории…и по какой-то причине он считал важным сохранить память о церкви «Живоносный источник Божьей Матери» в Савиново. С его именем связывают картину «Деревянная церковь села Савиново», подаренную городскому музею... Существует также сборник конца XIX - начала XX века, в котором имеется подробнейшее описание … чудодейственной иконы «Живоносный источник Божьей матери». В конце компетентной статьи стоит подпись некоего Н.Печенкина. Казанские исследователи предполагают, что Н.Печенкин - это либо псевдоним В.И.Заусайлова, либо имя брата, от второго брака его матери» - об этом я писала в статье «Рыцарский культ Плачущих Богородиц и Плачущих Ярославн: Филермская икона «Мальтийского креста», Казанская и Огневидная Богоматери»

И вот теперь, спустя несколько месяцев, встречаю интерес к этой иконе со стороны, опять же Печенкиных, но уже в Уржумском уезде, где жил коллежский асессор Василий Иванович Ярославов.

В 1938 году один партийный деятель сообщал о ней: «… в Уржумском районе монашки Дунаева и Печенкина летом 1937 года пытались устроить явление чудотворной иконы «Живонискойисточницы», фактически ими выкраденной из закрытой часовни» («Крестные хода земли Уржумской»).

С учетом интереса к одной и той же иконе«Живоносный источник Божьей матери», а также совпадающего сочетания фамилий, можно высказать предположение, что речь идет о близких или дальних родственниках, переезжавших из Вологды, через Уржумский уезд - в Казань и дальше - на Каму.

И все это, в очередной раз, обращает внимание - на «Казанско-Камско-Казачий след»… И соответственно, возвращает к рязанским казакам, к иконе Николы Тульского, с которой они брали Казань, и патриарху Ермогену, начинавшему свой путь священнослужителя в церкви Николы Тульского в Казани. Рядом с этой церковью им и была обретена, после пожара, Казанская икона Божией Матери.

В этой казачьей теме, я сразу подниму планку, вернувшись к Межигорскому монастырю - главной святыне казачества Запорожской Сечи, где принял постриг патриарх Иоаким, основавший храм Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне и продолживший «Соломоново дело» царя Бориса Годунова. Напомню, что и Захария с Елисаветой - родители Иоанна Крестителя, и сам Креститель - это герои Ветхозаветные, также как и Иисус Навин, заключивший завет с народом Израиля, в общем-то и получивший название «Ветхий Завет». Да и Никола Можайский держит в руках Соломонов храм. Одновременно, именем этого ветхозаветного Захарии крестили и основателя Ипатьевского монастыря - мурзу Чета.

Основателем же Запорожской Сечи и первого укрепления на острове Хортица«большинство историков, как российских, так и польских… считают литовского князя Дмитрия Вишневецкого, по прозвищу казак Байда. Его имя дошло до нас в старых казачьих легендах и песнях.

Дмитрий Иванович Вишневецкий, гроза крымских татар и турок, любимец казаков, - реальное историческое лицо. С 1557 по 1563 год он служил под знаменами русского царя Ивана Грозного и владел от его имени городом Белевом».

Возможно даже, что именно меч Вишневецкого, а не меч Святослава нашли в день архангела Михаила на острове Хортица в 2011 году («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные»)

Род Вишневецких ведет свое начало от Новгород-Северского князя Дмитрия КорибутаОльгеродовича - сына Великого князя Литовского и Русского Ольгерда Гедиминовича от второго брака с княжной Тверской Ульяной Александровной, которой он и подарил почитаемую мною ВиленскуюОстробрамскую икону Божией Матери. («Виленская Богородица с Луной и Солнцем и «Великая королева» Мишеля де Нотр Дам»).

Икону отличают Луна и Солнце, некогда «остановленные Иисусом Навиным».

В статье об этой Виленской иконе я приводила иллюстрацию, представляющую рыцарей, несущих «Ковчег завета». На знаменах этих рыцарей изображены «Солнце и Луна (полумесяц)», а также шестиконечная звезда и знак животворящего креста (Ж), близкий к тому, который изображен на мозаике Альбенги, подобной, в свою очередь, мозаике храма Рождества Святого Иоанна Предтечи на Пресне.

При работе над статьей о Виленской Богородице, я отнесла изображенное на гравюре действо - к временам Моисея. Однако оно может относиться и к временам преемника Моисея - Иисуса Навина, с учетом в частности, следующего:

«Первым делом евреи под предводительством Иисуса атакуют Иерихон. В течение семи дней их войска маршируют вокруг городских стен, возглавляемые жрецами, несущими ковчег завета. На седьмой день, войско обошло город семь раз, сопровождаемое играющими на трубах священниками. В определённый момент Иисус приказывает всему народу одновременно крикнуть, и тотчас стены города падают сами собой…»

Что касается, шестиконечной звезды, то она изображена и на гербе рода Корибут, и на гербе Лелива дворян Ярославовых и некоторых Высоцких. И как пишут на одном из форумов: «Не спешите записывать князей Вишневецких в тюрки. А то вместе с ними вам надо будет записывать и князей: «Порицких, Воронецких, Збаражских, Зданович, Лахишинских, Жданович…». Полумесяц и шестилучезарность характерны и для Православия. «Достоверно известно, что уже в VI веке в христианских кругах были известны византийские амулеты с «печатью Соломона».» («Происхождение украинского казачества»).

Основатель Запорожской Сечи Дмитрий Вишневецкий, как считают, родился в родовом гнезде Корибут-Вишневецких на Волыни.

«Первое письменное упоминание о Вишневце относится к 1385 году, когда сын Великого князя Литовского Ольгерда Гедиминовича Дмитрий Корибут получил от Витовта во владение некоторые имения на Волыни (Кременетчина - северная Тернопольщина - историческая Волынь, а не Галичина) в качестве сатисфакции за конфискованное Северское княжество….

Люди облюбовали эту местность давно. Неподалеку отсюда найдено поселение трипольской и черняховской культур…». Место называют «мистически благодатным».

Некогда в Вишневце был даже Кармелитский монастырь, развалины которого сохранились и до ныне («Старый Вишневец развалины Кармелитского монастыря»). А поскольку речь идет о вотчине сына княгини Иулиании Тверской, то обращу внимание, что иВиленскуюОстробрамскую икону Божией матери, уже в наши дни, в Вильне, тоже опекают Кармелитские монахини. При этом, ещё «в 1624 году Базилиане Ордена Василия Великого посылали к папе секретное прошение о присылке им в руководители четырех монахов Кармелитского ордена» («Базилиане»). Все эти факты, в совокупности, подводят к выводам о возможном влиянии горы Кармель на Вишневецкую мистику.

Гора Кармель известна вознесением пророка Илии, победившего на ней жрецов Ваала и Астарты. Земли рядом с этой горой пророк Моисей завещал коленам Зевулун и Иссахар. С горы Кармель берёт своё начало и История Ордена Пресвятой Девы Марии. StellaMaris - Морская звезда - это название хайфского монастыря на горе Кармель…, что тоже близко к StelladiNatale (Наталья) и переводится, как цветок Рождественская звезда.

В 1910 году, в Палестине «Великая Ложа Шотландии основала ложу Кармэль, один из братьев которой потом стал мэром Хайфы и впоследствии первым Великим Магистром Великой Ложи Израиля». И это было продолжение деятельности «Национальной великой ложи Палестины». Причем, вероятно, той же самой «Ложи Палестина», к которой относился и Михаил Орлов («Великая идея (Греция), ложа «Палестина», Эрмитаж и Орден Почетного легиона … Михаила Орлова, спасшего Париж, «забыли» в ряду Героев войны 1812-1814 года»). Быть может, поэтому, уже в XIXвеке, в Вишневец приезжал и А.С.Пушкин, член ложи «Овидий 25» Михаила Орлова -сына Т.Ф.Ярославовой.

Вот этот самый мистический Вишневец, Дмитрий Корибут, как раз, и получил в обмен на Новгород-Северское княжество.

Таким образом, Дмитрий ОльгердовичКорибут был не только Новгород-Северским князем, но ещё и князем Трубчевским, Брянским, Збаражским, Брацлавским и Винницким.

В конце XVIвека наместником в Новгород-Северском был также князь Александр Ярославов-Оболенский. И судя по всему, князь Александр Ярославов-Оболенский был ещё и современником Дмитрия Ивановича Вишневецкого - основателя Запорожской Сечи.

Важно помнить и о том, что Дмитрий Корибут - правнук «Царя Росов» Михаила Ярославiва Тверского, поскольку его мать Иулиания Тверская была внучкой Великого князя Михаила Ярославiва («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»). При этом сама легенда о Росос был связана с Иоанном Крестителем и Купалой.

Вот так и появилась Запорожская Сечь во главе с Рюриками, которая потом проявила себя и в храме Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, с его уникальными закладными досками четы Ярославовых.

Наряду с Д.И.Вишневецким, заметной фигурой этого рода был Черкасский староста Александр Вишневецкий, построивший Лубненский замок на месте древнего города Лубны. Примечательно, что название этого древнего поселения Киевской Руси очень напоминает район Лубны в Новгороде и московскую Лубянку, получившую «имя» от переселенцев именно из Лубны,Новгородской.

Город Лубны на реке Сула в Полтаве, ещё в 988 году,основал киевский князь Владимир Святославович, как одну из крепостей Посульськой оборонной линии. Впервые город упоминается в Ипатьевской летописи в 1107 году. Лубна имела «Выгодное расположение в среднем течении реки Сулы (дословно синдоевропейской - «глиняная река»), которая была судоходной и имела пристань, контроль над путями на Киевщину и Переяславщину» («Лубна»)

Одновременно, эта река Сула напоминает и другую «глиняную реку» Сулу, близ озера Неро, на которой стоит село Сулость, находившееся в совместном владении полковника Ярославова и С.М.Голицына, в Ростовском районе Ярославской области. Напоминает оно также и дочку «Прозору - Сулу», т.е. пророчицу из рассказа про её отца князя-волшебника, жившего в этом селе Сулость, где с неба падали «золотые инсигнии власти»:

«Именно около села Сулость, где жил волшебник - князь, будущий царь Василий Темный победил князя Дмитрия Шемяку. Т.е. внук Донского, названный в честь Василевса, победил внука Донского, названного в честь Дмитрия Солунского…».

И здесь, вне всякого сомнения, имеет место «родство» между этими Сулами в Полтаве и близ озера Неро, также как и между тремя Лубнами, включая московскую Лубянку.

Разрешение на строительство в Лубне замка-крепости Александр Вишневецкий получил от польского короля Сигизмунда III. Новый город на Замковой Горе был назван в честь строителя - Александров. В 1591 году ему было даноМагдебургское правоОднако после разрушения замка, прежнее название Лубны вернулось этой местности.

Над рекою Сулою магнатами Вишневецкими была построена и православная обитель Мгар - МгарськийСпасо-Преображенский монастырь. По легенде, место основания монастыря сближения Украины супруге Михаила Дмитриевича Вишневецкого - Раине МогилянкеВишневецкойуказали ангелы. Раина Могилянка была сестрой Петра Могилы, основателя Могилянской академии. А сыном, умершей рано, Могилянки был Ярема Вишневецкий.

«На смертном одре, МогилянкаВишневецкая просила своего малолетнего сына Ярему (Иеремия) дать клятвенное обещание «соблюдать родительскую православную веру и не переходить в католическую веру, подобно многим тогдашним украинским господам

И все же, оставшись сиротой, семилетний князь попал под опеку своего дяди, преданного католика Константина Вишневецкого (зятя Марины Мнишек). Он отдал Ярему на учебу в Львовский иезуитский коллегиум, откуда он вышел искренним поборником католической веры.

Однако ни Константин, ни Ярема Вишневецкие не решались слишком сильно притеснять православную обитель и церковь на Лубенщине» («Вишневец - родовое гнездо князей Вишневецких»).

Вот этот Ярема Вишневецкий - сын Могилянки, как раз, и был самым известным обладателем Лубенского замка. В течение 1639-1648 годов город Лубны был «столицей» так называемой «Вишневеччины». В состав Заднипровских, т.е. левобережных, имений магната входила большая часть земель тогдашней Полтавщины по городам Ромны, Прилуки, Пирятин, Лохвица, Хорол, Золотоноша, Полтава, Зеньков, Лютенькы, Гадяч, Опошня, Глинский, Ахтырка, - всего более 50 населенных пунктов.

…Огромные финансовые возможности в сочетании с военными, в частности, 10-тысячным отрядом надворной милиции, обусловили эпитеты Я. Вишневецкого, как-то «вице-король» или «первый клейноды короны».

Вполне закономерно, что сын Яремы Вишневецкого - Михаил Вишневецкий стал королем Польши.

Не менее интересная фигура - Адам Вишневецкий, у которого в Волыни находился в гостях будущий император Дмитрий Иванович. Как раз Адам Вишневецкий и представлял «новоявленного царевича» Дмитрия Ивановича - польскому королю. Копии документов Вишневецких с биографией царевича Дмитрия, и в том числе, сведениями о том, как он жил у князя К.К.Острожского, попали через Вишневецких и к папе Римскому Клименту VIII.

В своей книге «Дмитрий Самозванец. Легенда об императоре» Пирлинг описывает эту историю так:

«В 1603 году Дмитрию, наконец, улыбнулось счастье. Это было в Брагине, у князя Адама Вишневецкого. Этот высокородный кондотьер только и мечтал что о войне. Русский по крови, но подданный польского короля, бывший питомец виленских иезуитов, но горячий сторонник православия и по-своему человек религиозный, князь Вишневецкий питал непримиримую вражду к русскому правительству…Раньше всех других Вишневецкий торжественно признал Дмитрия истинным царевичем и оказал поддержку первым его шагам. Он был восприемником этого не совсем обыкновенного рыцаря. Но во всяком случае между тем и другим должно было произойти нечто загадочное для нас»

Именно Адам Вишневецкий ввел царевича Дмитрия в высшие польские аристократические круги. И благодаря этим новым связям с Вишневецкимибудущий московский император Дмитрий Иванович оказался в еврейском городке Сомборе, где в королевских апартаментах жил воевода сандомирский - Юрий Мнишек. Он же был старостой самборским и львовским и первым сановником всей этой области. Юрий Мнишек был сторонник Унии, его поддержкой пользовались монахи - бернардинцы. И «имя Юрия Мнишека начертано золотыми буквами в церкви св. Андрея Львовского: здесь оно красуется на плите из красного мрамора».

Как сторонник Унии, Юрий Мнишек, как мне видится, должен был быть, оппонентом князя К.К.Острожского.

Мария Мнишек - дочь Юрия Мнишека стала, несколько лет спустя, супругой московского императора Дмитрия Ивановича. И как пишут, она первая из русских цариц до ЕкатериныI прошла коронацию. Хотя эту коронацию оспаривал потом патриарх Филарет Романов.

Судя по данным украинских источников, ещё до коронации Мария Мнишек и Царевич Дмитрий Иванович венчались в церкви Вознесения, где похоронена Раина МогилянкаВишневецкая и её муж Михаил Вишневецкий - сын основателя Запорожской Сечи Дмитрия Ивановича Вишневецкого.

Возможно это было условие казаков, которые без этой гарантии не соглашались поддерживать царевича Дмитрия.

За два года до описываемых событий её родная сестра Урсула, венчалась с князем Константином Вишневецким - двоюродным братом Адама Вишневецкого, в церкви бенедиктинского капитула, в Самборе.

Вследствие этих браков магнаты Вишневецкие оказались родственниками московского императора Дмитрия Ивановича.

Таким образом, вокруг нового московского императора Дмитрия Ивановича возникла целая плеяда родственников Мнишеков, Сандомирских и Вишневецких, которые вместе с ним прибыли в Москву. При этом Вишневецкие, вне всякого, сомнения были потомкамиИулиании Тверской и Рюриков в лице «Царя Росов» Михаила Ярославiва Тверского.

Обращает на себя внимание тот факт, что Юрий Мнишек, поддержавший императора московского Дмитрия Ивановича и давший согласие выдать за него свою дочь Марину, в июне 1604 года был за это вознагражден грамотой на половину Смоленского княжества с городом Смоленском и княжество Северское. Т.е. он возжелал вотчину потомков «Царя Росов» Михаила Ярославiва Тверского - Новгород-Северское княжество.

Хотя и сам император Дмитрий Иванович, если он действительно сын Марии Нагой, был из князей Ярославiвых по матери, в дополнение к этому, ещё и с «генами датских лебедей» - от Ольгерда Преги.

До прибытия в Москву Вишневецких - потомков западной ветки Рюриков, и МнишековСандомирских, в Польше, согласно Пирлингу, «начали распространяться странные слухи. Среди московских женщин одна пользовалась славой редкого ума и несравненной красоты. Это была Ксения, дочь Бориса Годунова»

Император московский Дмитрий Иванович, как известно, не устоял перед красотой и умом Ксении, но перед коронацией и её родами вынужден был отправить царевну Ксению Годунову в Горицкий монастырь опальных цариц.

Несколько лет Ксения - инокиня Ольга скиталась по монастырям. А после 1610 года Ольга (Ксения) была монахиней того самого Новодевичьего монастыря, где приняла постриг царица Ирина Годунова. Тогда «вместе с ней в монастырь на жительство удалился и ее брат - ближний боярин покойного царя Борис Годунов. И сюда, к стенам монастыря, 21 февраля 1598 года пришли бояре, духовенство и народ - просить Бориса стать во главе государства...» («Новодевичий монастырь»)

У стен Смоленского Собора этого Новодевичьего монастыря похоронен Михаил Орлов - сын Т.Ф.Ярославовой с супругой. С позиции времени, обратила внимание, что в статье о нем я назвала его Иоанном Предтечей. Речь идет о статье «Михаил Орлов - он подписал акт капитуляции Парижа и стал «Иоанном Предтечей» отмены крепостного права в России»)

И ещё одно совпадение. В 1685 году иконописец Тимофей Кириллов писал иконы Страстей Христовых для Смоленского Собора Новодевичьего монастыря и одновременно писал икону святого мученика Иоанна Воина для храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне.

В Горицком монастыре опальных цариц, где Ксения родила сына, уже в XIXвеке монахиней была Александра Алексеевна Ярославова (Клементьева) с её дочерями, к потомкам которой проявляли интерес, почему-то именно Сандомирские, как их именовали монахи. В миру, они назывались Соломирские. Речь идет об известных магнатах золотопромышленниках, возможных потомках Великого магистра Павла I («Почему Ярославовых при Павле I защищал Мальтийский крест (Орден св. Иоанна Иерусалимского)?»).

Быть может, это реакция Сандомирских на фамилию Ярославовых. А быть может - «Смоленская тайна».

Дочери Александры Ярославовой в Горицком монастыре опальных цариц, создали удел Смоленской иконы Божией Матери, а в Фетиньинскойпустоше Гориц - деревянный храм с двумя приделами - во имя св. равноапостольной Марии Магдалины и св. Великого, Феодора Стратилата. Причем эта Смоленская иконаГорицкого монастыря была «Неопалимая». Она не погибла в огне, что напоминает о Чудотворной иконе Божией Матери Смоленской - Гефсиманской «Одигитрия».

История этой Гефсиманской иконы Пресвятой Богородицы «ведет свое исчисление от 25 марта 1554 года, когда в ночь на Благовещение в церкви св. мученика Федора Тирона в селении Рехании Ливана случился пожар. Дотла сгорело все, кроме…дарохранительницы со св. дарами и сей св. иконы. Благодаря сему чуду св. икона была наименована «Неопалимой купиной», ибо символом самой Пресвятой Богородицы и была неопально горящая купина, виденная пророком Моисеем. После сего события св. икона приобрела огромную известность. Во время эпидемий, св. икону по благословению епископов Бейрутских и Ливанских обносили с крестным ходом по всем зараженным городам и селениям, и благодатная сила, исходящая от св. иконы, очень быстро останавливала эпидемию, не давая болезни распространяться. Благодаря тому св. икону назвали «Исцелительницей». («Гефсиманская обитель. История иконы «Гефсиманская Одигитрия».)

Обращает на себя внимание тот факт, что будущая «Гефсиманская Одигитрия», из Ливана не была опалена огнем в церкви св. Федора Тирона. Именно Федора Тирона, а не Федора Стратилата. Я довольно долго изучала историю этого Святого воина Федора Тирона. Причин несколько. Во-первых, древние церкви в Новгороде были посвящены Тирону, а не Стратилату. Во-вторых, Тирон был покровителем Венеции. В третьих, в крымской церкви св. Федора Тирона, уже в наши дни, расцвела Лилия на засохшей ветке у образа Казанской иконы Божией матери, недалеко от которого находился и образ ВиленскойОстробрамской Богородицы.

Итогом этих моих личных размышлений, стал вывод о том, что Федор Тирон надо прочитывать не как Федор Воин, а как св. Федор из финикийского города Тира, находившегося на территории современного Ливана.

А Федоровская икона Божией Матери «Одигитрия», вероятнее всего, получила название от крестильного имени Федор Великого князя Мстислава Владимировича Великого (Гаральда)

В 1935 году Смоленская икона Божией матери Одигитрия, будущая Гефсиманская, была подарена епископу гор Ливанских Илии. С тех пор она благоговейно хранилась в Ливанском епископате в Кабелле. Однако после явления, согласно преданию, епископу гор Ливанских Илии - великомучениц Екатерины и Варвары, он передал её в Гефсиманский монастырь: «сию св. икону мы передаем в дар всечестной матери игумений Марии, настоятельнице Вифанской Общины Воскресения Христова» («Церковь Святой Марии Магдалины (Гефсимания)»)

Вот таким образом Смоленская Одигитрия Гефсиманская оказалась в церкви Марии Магдалины.

«Торжественное освящение церкви св. Марии Магдалины в Гефсимании было приурочено ко времени путешествия в Святую Землю Великих князей Сергея и Павла Александровича и Великой княгини Елизаветы Федоровны в период с 29 сентября по 6 октября 1888 года и было совершено Патриархом Иерусалимским Никодимом 1 (13) октября1888 года в присутствии великих князей Сергея и Павла Александровичей и великой княгини Елизаветы Фёдоровны».

Мощи Елизаветы Федоровны в настоящее время покоятся в этой церкви Марии Магдалины в Гефсимании, рядом со Смоленской Одигитрией, подаренной митрополитом гор Ливанских Илией.

К истории Великой княгини Елизаветы Федоровны имеет отношение и Смоленская Бугабашская икона Божией матери, которая проявилась на камне в источнике, именуемом ныне Елизаветинский, на месте явления Березовской Чудотворной иконы Николы Закамского, где родилась я и мой отец.

Эту Смоленскую Бугабашскую икону тоже можно назвать «Исцелительницей», т.к. она входит в список 14 икон, излечивающий от онкологии. После гибели Великого князя Сергея Александровича Романова от рук террористов, княгиня Елизавета Федоровна, ставшая председателем Императорского Православного Палестинского общества выбрала село Николо-Безовку тем местом, где она решила освятить придел в честь своего погибшего супругаCергея и Сергия Радонежского. Когда я описывала эту историю, то поводя некий итог, написала:

«Вот это придание и связывает воедино мою родину село - Николо Березовку, Смоленскую Божию Матерь Одигитрию и Аксаковых, включая и Аксаковский фонд…»

(«Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.3).

Однако сам крестный ход с Березовской Чудотворной иконой начинается в день Казанской иконы Божией Матери Одигитрии («Волшебная радуга над Камой - в Крестный ход с иконой святой Елизаветы (Романовой) и Николы Закамского. С Рождестом, Никола!!!»).

Т.е. в тот самый день 21 июля, когда Ватиканский список Казанской Богоматери передавали Казани в 2005 году.

«21 июля 2005 года в день Казанской иконы Божией матери патриарх Алексий II прибыл на празднование 450-летия Казанской епархии и передал в дар Казани «Ватиканский» образ, которым до Ватикана владел Апостолат Святой Фатимы в США…»

Что интересно, но именно Казанской иконе, все тот же, митрополит гор Ливанских Илия указал молиться для спасения города Петра во время Великой Отечественной войны. Быть может, это связано с тем, что сам город строился под «покровом Казанской Богородицы». Опять же, так было сказано Божией матерью, в видении - Илии.

Возвращаясь к культу Одигитрии Смоленской в камских землях, обращу внимание, что он был очень силен и в городе Уфе, основанном воеводами Нагими, родственниками царицы Марии Нагой и московского императора Дмитрия Ивановича.

Уфимский Смоленский Собор, в частности, был назван «по следующему поводу: когда поселенные в Уфе смоленские шляхты, видя со всех сторон угрожающие действия от волнений иноверцев, пожелали иметь у себя для заступничества копию с чудотворного образа Смоленской Божьей Матери, то посланная с дозволения царя Алексея Михайловича депутация перенесла на руках из Смоленска в Уфу желаемый образ, который был поставлен в Уфимском соборе, отчего, он и назван Смоленским».

В 1636 году протоиереем Смоленского собора был Стефан Васильев, в 1650-х годах Елевферий, в 1696 г. Стефан Евстафиев». Причем фамилия Васильев протоиерея Стефана относится к году, более раннему, чем 1649 год - когда впервые в летописях упоминается основатель старейшего рода дворян Васильевых - сын боярский Сафон Дорофеевич Васильев. (Фамилия Васильев). Безусловно, она напоминает и о священнике Васильеве из города Дмитров, который подарил редкое рукописное Евангелие храму Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне и возможно образована от имени св.Василия Великого, указывая на базилиан.

В Смоленском соборе Уфы хранилась также Казанская икона Божией матери из села Богородское (Кадомцево). А вТроицком Соборе Уфы - Псковская икона Божией матери. В Покровской церкви - старинная икона Покрова Пресвятой Богородицы. Всё это относится к началу XVII века и показывает географию родины тех, кто своею волей либо вынужденно прибывал в этот район реки Белой, где ими был построен Уфимский острог. Это Смоленск, Псков и Казань, где уже в XIX веке В.В. Мартинсон не только создал первый Казанский театр, но и стал совладельцем компании «Печенкин и Ко», вместе с госпожой Печенкиной и её сыном, известным археологом В.И.Заусайловым - почитателем иконы «Живоносный источник»

В связи с этой Животворящей темой напомню ещё одну, важную в настоящем разговоре, историю о Смоленской иконе.

Я встретила её, изучая «Повъсть о чудесъхъЧестнаго и Животворящаго Креста Господня, иже възятъ в литовскомъ граде ВильнесыномъбоярскимъарзамасцемъВасилиемъ Сергиевым сыномъ Микулиным и принесен во градъМуромъ, иже изволилъбыти в Троицком дъвичьемонастыръ» и прокомментировала так:

«Необычный факт. Сняли драгоценности с Виленского креста и украсили этими драгоценными камнями Смоленскую икону Божией Матери Одигитрии.

Лично я вижу в этом некую преемственность…

Не означает ли данный факт того, что Виленский крест, в некотором смысле, потерял свою великую Животворящую силу, будучи превращенным - в крест-мощевик…»

А комментарий относился к следующему историческому факту:

«Когда и каким образом с Виленского креста исчезли его первоначальные украшения, нам неизвестно, однако возможность таких изменений вполне реальна. Приведем только одно подтверждение тому: из опубликованной Н. П. Травчетовым же Летописи Муромского Троицкого женского монастыря известно, к примеру, что «в 1782 г. игумения Евграфа, с разрешения епископа Владимирского и Суздальского Виктора, сняла с разных икон жемчужныя и камешковыя украшения, из коих устроила драгоценное украшение на икону Смоленской Божией Матери, что в холодном Троицком храме».

В произошедшем, я тогда, читая вышеназванную Повесть, увидела, как уже сказано, некую преемственность: от Виленского Животворящего креста - к Смоленской иконе Божией матери. Или, вероятно, можно сказатьреливантность (равнозначность) («Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.5»)

Животворящие кресты и Живоносные источники, я думаю, прямо связаны с тем самым Богом Плодородия, у которого праведный Захария вымаливал рождение сына Иоанна Предтечи, также как и родители БолеславаIII….

Был «знаком» этот Бог и мурзе Чету - Захарии - основателю Ипатьевского монастыря. Тема эта освящалась в статье «Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные», в следующем контексте:

«Великим Захарией …называют отца Иоанна Крестителя, священника из рода Аарона, женой которого была праведная Елизавета из рода царя Давида-мать Иоанна Предтечи….Однако ….известный писатель Дмитрий Балашов уподобил Великому Захарии- основателя Ипатьевского монастыря - крещенного Мурзу Чета.

Тем самым, сын Чета - Александр Зерно был поставлен чуть ли не в один ряд с Иоанном Крестителем. А внуки Чета - в один ряд с потомками Иоанна Предтечи, каковых до ныне не известно.

Отчего же он мог уподобить Мурзу Чета отцу Иоанна Предтечи?

…Начну «презентацию» своей версии с того, что среди потомков княгини Устинии Галицкой, а следовательно и Евдокии Дмитриевны Суздальской был Болеслав III Кривоустый,чудо рождения которого уподобляют чуду рождения Иоанна Предтечи у престарелых бездетных и бесплодных родителей.

В этой истории о том, как родители Польского короля Болеслава III ждали рождения своего сына упоминается некий Бог, дающий потомство даже бесплодным матерям, которого называют ещё Бог плодоносных ветвей и Бог плодородия, способный улучшить даже семя Авраама.

Похоже, что с этим Богом был «знаком» и Мурза Чет. Ведь от него пошло три роскошные плодоносные ветви: Сабуровых, Годуновых и Вельяминовых. Причем с точки зрения символизма, у Чета очень необычно были названы сын и внуки. Сын Александр имел «второе имя» - «Зерно» Однако с плодоносящей силой Зерна-семени был связан Ярило-Яровит бог пробуждающейся природы и вешнего света, изображениям которого соответствовали растительные орнаменты или иначе растительные росписи… «Царского места» в Ипатьевском монастыре и в монастыре - Андронника - ученика Сергия Радонежского…»

Есть подобные цветущие росписи и в храме рождества Иоанна Предтечи -это - виноградная лоза и некие белые цветы, похожие либо на тюльпаны, либо не линии. Причем находятся они в алтарной части, там - где царское место украшено животворящим крестом.

«Роспись яруса представляет собой спиралевидную виноградную лозу с крупными гроздьями ягод… Виноград общепризнанный символ Христа и христианской веры, основанный на Притче Спасителя о виноградной лозе… Виноград в христианском искусстве - это также символ евхаристического вина - Крови Сына Человеческого («Альбом-путеводитель о Храме Рождества святого Иоанна Предтечи»)

Общаясь однажды с Ярославовыми одной из Поморских веток, я услышал их историю о том, как их род сопровождали «алкогольные фамилии»: Виноградов, Пивоваров… В этом контексте, обсудили мы также и аспект «нестойкости» к алкоголю многих Ярославовых, в связи с чем я увязала тему алкоголя с темой крови и обратила внимание на статью «Наследие пьяных Богов», где рассказывается о том, как люди-Боги разбавляли загустевающую кровь вином и пшеничной водкой, и одновременно приводится много химических формул.

Независимо от названной публикации я самостоятельно развивала эту тему в статье «Золотая кровь» или «Нефть мудрецов и Молния в крови».

И если попытаться сказать об этом важном вопросе максимально просто, то взаимосвязь вязкости крови с высоким происхождением имеет следующую природу.

Наиболее высокоорганизованные люди являются и в высшей степени эмоциональными. Т.е. они тонкокожие, с «шестыми чувствами», им свойственно более остро испытывать чувство страха, от которого и сворачивается кровь. Сворачивается по той причине, что они предчувствующие, тревожащиеся, беспокоящиеся, обладающие тонкой интуицией, сострадающие, сопереживающие. «Механизм» фибринолиза у них включается часто и быстро «устаревает» (атрофируется). А попадая в общество «толстокожих» они довольно быстро - погибают (сгорают) или начинают разжижать кровь вином и спиртом.

Известный пример - Владимир Высоцкий.

Высоцкого, в данном случае, я назвала потому, что его отпевали в храме Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, а история его семьи, не однажды «по географии» пересекалась с историей Ярославовых, где у мужчин были подобные же проблемы и примерно также проявляющиеся.

В этой связи не могу не вспомнить Пирлинга, который писал о том, что «Император московский Дмитрий Иванович не ложился спать трезвым, также, как все цари».

Я думаю, что для решения этих «проблем» существует и праздник Пурим у евреев «дни пиршества и веселья» (существует заповедь напиться в Пурим)

«Стынет кровь в жилах» и как её «разогреть» Счастьем... - именно так я ставила вопрос в «Проекте Счастье: Нефть Мудрецов и Молния в крови».

В другой же статье упоминала о том, что название иконы Смоленской Одигитрии - Радость.

Таким образом, можно сказать, что спасение древних родов - в Православии…

Если оно, конечно, правильно понимается…

Именно там его искал в финале жизни Владимир Высоцкий, о чем говорят статьи: «О крещении Высоцкого», «Высоцкий планировал венчание, писал о монахах-исповедниках, но посмертно обращен в иудаизм», «Еврейские мотивы в творчестве Вл.Высоцкого».

Есть дискуссия. Умер ли В.Высоцкий христианином, атеистом или иудеем.

Сучетом одного герба Лелива и многих «пересечений» с Ярославовыми скажу, что он должен был понимать: Новый завет не отменяет Ветхий завет. Тогда, как отказ от Нового завета и культа Богородицы является отказом от духовной эволюции. Поэтому и духовником у него был монах с Афона.

Аналогичным путем, как мне видится, идет и поэт Николай Колычев, фамилия которого напоминает митрополита Филиппа II (Колычева), а стихи указывают на явную духовную преемственность («Николай Колычев. «Здравствуй, церковь»)

Об этой же спасительной Радости говорит в своем интервью Амвросий Бронницкий бывший настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, а ныне епископ Гатчинский и ректор Санкт-Петербургской духовной Академии:«Христианство - это религия радости…»

Это близко к Сергию Радонежскому

Но часто Радость заменяют минором…

К тому же, не могут все поселиться на горе Афон…А когда «тонкокожих» перемешивают с «толстокожими», то душа народа начинает погибать, а вместе с ней и весь народ. Не могли же жить старцы- отшельники рядом с разбойниками… Они уходили… Однако не все современные книжники могут повторить их путь.

Так что, вот эта русская тоска по народным гуляниям была связана, как видится, с эффектом «излечивающей радостью».

Вот эти самые гуляния в честь Плодородия и Живительных сил происходили на том самом месте, где сначала построили монастырь, названный именем Иисуса Навина, а затем храм Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне. Причем на этих землях был и государственный Солодовый двор, что опять же напоминает о пивоварении.

Реконструируемая мною история совсем не означает того, что надо вернуться к изначальным культам этих мест.

Напротив, она показывает эволюцию. Важным знаком такой эволюции была Введенская церковь - Новинского Введенского Богородицкого монастыря, напоминающая о библейском сюжете Введения Богородицы во храм.

Ведь первая «встреча» Иоанна Крестителя с Иисусом произошла много раньше, чем это было на реке Йордан. Можно сказать, тогда, когда будущий Предтеча был ещё в утробе своей престарелой матери Елисаветы.

При этом,явление Ангела Гавриила с Благой вестью - Деве Марии было «обрамлено двумя событиями: зачатием Иоанна Предтечи и посещением Пресв. Девой Марией праведной Елизаветы. Во время этого посещения, св. Иоанн Предтеча, еще не родившийся шестимесячный утробный младенец, первый приветствует Пречистую Деву своими движениями в утробе Елизаветы» («Благовещение»)

Вот это и есть день Невинного зачатия, который никак не могут понять мужчины («Меровинги возвращаются: политологи - патологоанатомы, борцы с «невинным зачатием» рвутся в «божественно зачатые» династии»).

А напоминает о нем на Пресне готический Костёл Непорочного зачатия - очень редкий для России («Пресня: район трёх революций).

Правильное прочтение мифа о Захарии и Елисавете дает понимание того, что история Иисуса Христа началась именно с них, т.е. с даты Зачатия Иоанна Крестителя, которая отмечается как «День пророка Захарии и праведной Елизаветы - родителей святого Иоанна Предтечи».

Обращу внимание, что Новинский Введенский Богородицкий монастырь, с его Введенской церковью, былоснован на высоком холме при впадении реки Пресни в Москву-реку митрополитом Киевским Фотием между 1425 и 1431 годами. И было это во времена царя Василия Темного.Земли под монастырь были подарены серпуховским князем Владимиром Андреевичем двоюродным братом Дмитрия Донского.

Надо сказать, что и сам князь Владимир Андреевич был Донским, о чем почему-то умалчивается в наши дни:

«есть ещё одна уникальная ветка Донских, от двоюродного брата Дмитрия Донского - Владимира Андреевича Храброго, Серпуховского князя... Более того, этот титул «Донской» также передавался по наследству среди его потомков. Донским был и Афанасий Ярослав князь Малоярославецкий. Титул Донской перешел к сыновьям Великого князя Дмитрия Ивановича - Андрею и Петру, но не перешел к Юрию Дмитриевичу, князю Звенигородскому и Галицкому, сыну Дмитрия Ивановича Донского, ставшему Великим князем Московским.

Этот вопрос о Донских я разбирала в серии статей о «Великих Князьях Красных», которую назвала «Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные».

Но что удивительно, изучая сейчас историю Предтеченского храма, освещенного бывшим казаком Запорожской Сечи - патриархом Иоакимом, и соответственно, родословие князей Вишневецких и Острожских, я пришла к тем же самым князьям Красным.

Оказывается Князья Красные были также среди «Рюриковичей, Князей Галицко-Волынских, Острожских, Друцки»

Среди этих князей был:

Василий Красный - сын Федора Острожского, князя Владимирского и Тверского, участника похода несвижского князя Фёдора Карибутовича, причисленного к лику Святых («Острожские»)

Иван Красный 1453 -1466 князь Острожский, правнук князя Даниила Острожского и потомок Даниила Галицкого. Матерью Ивана Красного является некая Агафия и Василий Красный Вероятно, это отец Константина Ивановича Острожского (1460-1530) и дед К.К.Острожского «некоронованного короля Руси»

Василий Красный 1431 -40, родной брат Ивана Путяты. Супруга Н.Львовна княжна Воротынская. Это внук князя Дмитрия Друцкого, супругой которого была Анастасия Олеговна княжна Рязанская

Иван Красный 1486 -1516 князь Друцкий - сын Василия Красного. Первая супруга Мария Семёновна княжна Кобринская, вторая супруга Марина Ивановна княжна Заславская.

Эти новые данные возвращают к теме Святости «Красных князей», которые, как выяснилось, были не только среди потомков Дмитрия Донского, но и среди предков князей Острожских. Единожды встречается титул Красный и у потомка мурзы Чета -Ивана Красного. Причем «Красными» чаще всего бывают: Василий, Иван и Дмитрий. Не все понятно в том, как передается этот титул «Красный», но общими потомками «Красных» Острожских и Друцких являются: король Даниил Галицкий, князь Новгородский, Владимиро-Волынский и Галицкий Роман Мстиславович - внук БолеславаIII (вымоленного у Бога Плодродия),а также Мстислав Великий (Гаральд)\ и Альфред Великий… Шарлеманы

А это общие потомки с Евдокией Суздальской - супругой Дмитрия Донского. Можно сказать, что «Красные» -это потомки тех, чье рождение вымолили у Бога Плодородия… Что как раз и возвращает к теме Иоанна Крестителя…, а также Предтеченского храма с его закладными досками четы Ярославовых…

Довольно много тайн открыл мне этот храм Рождества святого Ионна Предтечи…

Работая над статьей, я узнала и ещё одного Мартинсона, ФедораАндреевича - ученого секретаря Библиотеки Академии наук, специалиста в области древне-русской литературы, преподававшего в Петроградской Духовной академии и очевидно знавшего ректора духовной Академии В.А. Мартинсона, также как и В.В.Маринсона.

И эти новые данные повышают ценность информации о тайнах родословия Ярославовых, полученных ими, именно от Мартинсона:

«Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство»

И теперь мне вполне понятно, почему Николай Павлович Ярославов хранил календарь святого патриарха Ермогена - из казаков Запорожской Сечи…, обретшего Казанскую икону Божией матери Одигитрию.

Все материалы раздела «Внимание! Угрозы и тенденции»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС