Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные, Ч.8

    • Никола Пуссен, «Пастухи в Аркадии»
    • Царь Давыд с арфой, собор Нотр Дам, Париж
    • Ерми (Гермес) и Менандр, Золотые ворота Ипатьевского монастыря, ист. О.Фомин «Позолоченный аптекарь»
    • Орми (Гомер) и Афродитиан (автор апокрифа о знамениях в Персидской земле?), ист.О.Фомин
    • Небесное воинство архангела Михаила: пророк Илия, святые Борис, Глеб, Георгий и Димитрий, ист. «Сирота»
    • Святой Пантелеймон целитель с предстоящими Св. Иоанном Предтечей и Св. Архангелом Михаилом, ист. «Сирота»
    • Береза на церкви
    • Березовская чудотворна икона Николы Закамского, Красное –на –Каме
    • Никола Тульский, близ церкви которого обретена Казанская икона Божией Матери
    • «Ватиканский список» казанской иконы Божией матери
    • Египетские фрески Свияжского Успенского Собора, на острове близ Казани
    • Св. Михаил Черниговский, князь Киевский и св. Федор, Властодержатель Сардинии
    • Памятник основателю Уфы, воеводе Михаилу Нагому
    • «Венера, снимающая сандалию», Ольгин остров, Царский пруд, Петергоф

© Наталья Чистякова-Ярославова
30 августа - 2 сентября 2011 года

«И в Аркадии я» - однажды мною уже высказывалась гипотеза о том, что именно эта тайна Аркадии как раз и является главной целью паломничества в Ипатьевский монастырь Майкла Кентского: Великого Магистра Объединенной Английской Ложи, и одновременно - руководителя «Великой Ватиканской Ложи».

Ведь картина Пуссена «Пастухи в Аркадии» тоже, по сути, о Белом ангеле - символе «засыхания», и о Красном ангеле - символе цветения. Т.е. о том самом Красном и Белом, с чего и был начат разговор о тайнах Ипатьевского монастыря, в контексте князей угличских Дмитриев Красных, а также символического брака Красного короля и Белой богини.

Дополнительным указанием на эту Ипатьевскую «Аркадию» является образ царя Давыда с гуслями в Ипатьевской обители. Образ - родственный «Королю с Лирой или Арфой», а также «Царевичу с Гуслями». Да и стихи об Аркадии - «Надпись на гробе пастушки» поэта Константина Батюшкова, состоявшего в родстве с вологодской дворянской элитой, включая потомков мурзы Чета, также свидетельствуют о приближенности к этой тайне и Вологды, и Костромы.

«…Подруги милые! В беспечности игривой. Под плясовой напев вы резвитесь в лугах. И я, как вы, жила в Аркадии счастливой; И я, на утренней, в сих рощах и лугах, Минуты радости вкусила: Любовь в мечтах златых мне счастие сулила, Но что ж досталось мне в сих радостных местах? - Могила!»

Я бы добавила ещё в унисон строки А.С.Пушкина: «…Твоим огнем душа палима, Отвергла мрак земных сует, И внемлет Арфе Серафима в священном ужасе поэт…»

Процитированные стихи К.Батюшкова - не столько о бренности жизни, сколько о бренности власти, в том числе, и у тех, кто - «в Аркадии».

В той самой Аркадии, где «богиня Лир и Трех Муз» одним - дает власть, а у других - её забирает.

И вот однажды в Ипатьевском монастыре, она отдала эту верховную власть Великому князю Дмитрию Донскому, после чего многократно забирала её, у его потомков - царевичей Дмитриев.

Трон Донского в обители Ипатия Гангрского - надлежащее доказательство факта утверждения династии потомков Дмитрия Донского и Евдокии Суздальской именно, здесь в Костроме, близ реки Сухона, меняющей свое течение два раза в год.

И речь, как это видится, надо вести именно о династии Донских, потому что среди надгробных надписей захоронений Архангельского Кремля есть, в частности, такие:

«Петр Дмитриевич, князь Дмитровский, сын великого князя Дмитрия Ивановича Донского. 10.VIII.1428. Благоверный князь Петр Дмитриевич Донской»

«Андрей Дмитриевич, князь Можайский, сын великого князя Дмитрия Ивановича Донского. 9.VII. 1432. Благоверный князь Андрей Дмитриевич Донской»

Однако обсуждаемый титул «Донской» не перешел, как выясняется, к Юрию Дмитриевичу, князю Звенигородскому и Галицкому, сыну Дмитрия Ивановича Донского, ставшему Великим князем Московским. На надгробной надписи Архангельского собора он именуется «Благоверный князь великий Юрий Дмитриевич». Причем вместе с ним «в одном гробу» похоронен его сын Дмитрий Красный: «В том же гробе положен другой сын княжь Юрьев князь великий Дмитрей Красный преставис в лето 6949 сентября 24» (в других версиях 18 сентября и 22 сентября). Здесь же похоронен и сын-князь Василий Юрьевич Слепой, которого почему-то в современных источниках называют Василий Косой.

Принимая во внимание родословие вышеназванных «Донских» от князя Дмитрия Ивановича, а также от князя Звенигородского и Галицкого - Юрия Дмитриевича можно сказать, что речь, в данном случае, идет о роде «от Шарлемана и Альфреда Великого», про который наш современник Дэвид Айк - исследователь тайн мировой власти пишет следующее:

«Все президентские выборы, начиная с Джорджа Вашингтона в 1789 г., были выиграны наиболее «чистокровными» кандидатам, и эталоном является Европейская Королевская Кровь. Из 42 президентов,предшествовавших Биллу Клинтону, 33 были генетически связанны с двумя людьми - Альфредом Великим, Королем Англии, и Шарлеманом, монархом, правившим на территории современной Франции. И то же самое касается всех ключевых постов власти, повсюду - одно и то же племя!…»

Продолжая разговор об этом «племени» Шарлемана, и учитывая тот факт, что княгиня Евдокия Суздальская - супруга князя Дмитрия Донского, была потомком Мстислава (Федора) Великого, а он, в свою очередь, потомком Альфреда Великого и императора ОттонаI, напомню также и о следующем:

«при коронации Шарлемана в 800 г. его благословил в Риме сам Папа. Во время Рождественской мессы Папа Римский возложил корону на голову Шарлемана и встал перед ним на колени. При этом Крестовый поход Шарлеманастал отправной точкой к восшествию на престол в 936 г. Оттона I и созданию Священной Римской империи».

Таким образом, отвечая на вопрос о том, «Где потомки Шарлемана и Альфреда Великого в России ?», я скажу, что это - генетически связанные с ними потомки Евдокии Суздальской - святой Ефросиньи Московской, чьи мощи находятся в приделе покровителя этой династии Уара, Архангельского Собора Кремля («Где потомки Шарлемана и Альфреда Великого, которые управляют Россией?).

Династическая «родственная цепочка» от Шарлеманов и Альфреда Великого до Дмитрия Донского выглядит так:

Потомок Шарлеманов и Альфреда Великого - Великий князь Новгородский и Владимирский Мстислав (Федор) Великий - его сын князь Галичский и Волынский Роман Мстиславович Великий - его сын 1-й Король Руси, князь Киевский, князь Галицкий и Волынский Даниил Галицкий - его дочь Княгиня Устиния Даниловна Галицкая - супруга князя Андрея Ярославiва Тверского - его сын князь Суздальский Василий Андреевич - его сын князь Суздальский Константин Васильевич - его сын князь Суздальский Дмитрий Константинович (в крещении Федор) - его дочь княгиня Евдокия Дмитриевна Суздальская - супруга князя Дмитрия Донского.

Ну, а далее, их потомки: князья Донские, Красные и Великие Московские.

Добавлю к этому, что сестра 1-го короля Руси Даниила Галицкого - Мария Галицкая была женой Великого князя Киевского - Михаила Черниговского. Таким образом, потомки Михаила Черниговского также относятся к потомкам Мстислава (Федора) Великого, а, следовательно, - к потокам Шарлемана и Альфреда Великого.

Обращу внимание, что есть ещё одна уникальная ветка Донских, от двоюродного брата Дмитрия Донского - Владимира Андреевича Храброго, Серпуховского князя, надгробная надпись которого в Архангельском Соборе Кремля извещает о том, что здесь похоронен «Благоверный князь Владимир Андреевич Донской». Более того, этот титул «Донской» также передавался по наследству среди его потомков, о чем свидетельствуют надписи, уже теперь, их захоронений в Архангельском соборе Кремля. К примеру:

«Иван Владимирович, князь Серпуховский, сын князя Владимира Андреевича Храброго. 7.X.1422 г. Архангельский собор. Надпись на надгробии: «В лето 6931 октября в 7 преставис благоверный князь Иван Владимирович Донской»

«Афанасий Ярослав князь Малоярославецкий, сын князя Владимира Андреевича Храброго 16.VIII.1426 г. Архангельский собор. Надпись на надгробии: «В лето 6934 августа 16 преставис благоверный князь Афанасей Ярослав Владимира Донского».

Нельзя не заметить того, что общим родственником Великого князя Дмитрия Ивановича Донского и его двоюродного брата - князя Андрея Владимировича Донского был их дед - царь Иван Калита. Т.е. получается, что в битве на Дону одинаково отличились оба внука Ивана Калиты. Но поскольку Дмитрий был князем Московским, то второго героя просто отодвинули «на задворки истории».

В ином случае, титул «Донской» вообще не связан с легендарной битвой, а относится к эпохе Ивана Калиты.

К примеру, у старожилов Ростова (Ярославского) есть такая легенда, совпадающая с рассказами из Хлебниковского списка: «При слиянии рек Ухтомки и Конорки, на том месте, где стоит ныне погост Копыри, по преданно будто бы стоял тут терем Ростовского князя РатобораКопыря; здесь за неусыпною стражею хранились доставшиеся ему золотые вещи, упавшие с неба: соха, иго, топор и чаша; добывая себе в супружество дочь Ростовского князя Брячислава, служил у ней под видом кровчего, прогнал из пределов Ростова Ассийиского князя, пришедшего с берегов реки Танаиса; за эту победу он получил княжну себе в супружество. Здесь князь Святослав Владимирович, сын князя Владимира Святого, построил небольшую обитель, которую открыл витязь Динуп Золотой Пояс».

Примечательно в этой легенде упоминание о реке Танаис, каковой и является Дон, и о «Золотом поясе», каковой получил Дмитрий Донской от своей супруги Евдокии Суздальской. Ещё более удивительным является упоминание волшебных инсигний власти,упавших с неба, подобно «Поясу Богородицы», брошенному с неба апостолу Филиппу, явившемуся вместе с Божией Матерью и ИпатиемГангрским в видении - мурзе Чету, основателю Ипатьевского монастыря.

Ну и, наконец, имена: Ратобор, Брячислав, Динуп, Богомил.

Этими легендами очень интересовался А.И.Аксаков - муж наставницы князя Сергея Александровича Романова.

Информацию же о них А.И.Аксаков получил от крестьянина села Угодичь А.Я. Артынова, который делал выписи из двух знаменитых рукописей:Хлебниковского Ростовского летописца XVII века и рукописи«Книги о славяно-русском народе, о великих князьях русских и ростовских, отколе призыде корень их» бывшего владельца села Угодичь, стольника Мусина-Пушкина.

Думаю, что названные исследования не утрачены полностью. Просто они находятся все в той же Англии, которая знает о нашей истории, похоже, больше чем мы. С высокой степенью вероятности, их туда отвезАлексей Семенович Мусин - Пушкин, дипломат и посол в Лондоне, возведенный в графское достоинство Римской империи по диплому Иосифа II («Хранители древних знаний - Ярославовы и их вологодский круг»).

В связи с историей о Карфагене и о Богине Кар (Карское море, Каргаполь), связанной с историей Ипатьевского монастыря, обращу внимание на рассказ этого же крестьянина А.Я.Артынова о помещиках Карр, близ упомянутого выше села Угодичь и города Ростова, откуда родом был Артынов. А также о соседнем замечательном селе Солунь, где, по его словам, от изначалия жил некий «водшебник из князей с дочерью; отца звали Ласт, а дочь Сулой… наконец, половина села Сулость сделалась собственностью князей Голицыных, а другая половина была собственностью полковника Ярославова… Рассказ этот был весьма плодовит и продолжался не в одно пиршество… В этой Сулости славился дьякон ; он считался по своему голосу первым по всему Ростовскому округу и притом твёрдо знал нотное итальянское пение. Роста он был высокого и очень красив собой; … за свой голос был вызван в Петербург в Императорский зимний дворец и сделан протодьяконом…». Финал этого «плодовитого рассказа таков», что именно около села Сулость, где жил волшебник - князь, будущий царь Василий Темный победил князя Дмитрия Шемяку. Т.е. внук Донского, названный в честь Василевса, победил внука Донского, названного в честь Дмитрия Солунского. Судя по «слухам», которые доходят из глубин истории - победил коварно…

Как я понимаю, полковник Ярославов и Голицын Сергей Михайлович владели этим селом Сулость уже после битвы двух внуков князя Дмитрия Донского. История же протодиаконов с прекрасным голосом очень напоминает историю братьев Петра и Павла Ярославовых, которых в Москве сначала приветили вЧудовом монастыре, называемом издревле монастырь Чуда архангела Михаила. Однако уже вскоре после Чудовского хора они сделали певческие карьеры в Большом театре и Храме Христа Спасителя. Это, похоже, вообще характерно для потомков Чета. Поскольку, если посмотреть биографию Елены Рерих, то у многих родственных ей потомков Чета, также были удивительные голоса.

Обращает на себя внимание и тот факт, что Сергей Михайлович Голицын, о котором идет речь, как о совладельце с.Сулость вместе с Ярославовым, был Вице-Президентом «Комиссии для сооружения в Москве Храма во имя Христа Спасителя» (1837 г.). И одновременно артист Большего Театра Павел Николаевич Ярославов получил от этой самой «Комиссии по построению в Москве Храма Христа Спасителя серебряную медаль в память об окончании и освещении храма Христа Спасителя

для ношения в петлице на Александровской ленте» («Свидетельство генерал-адьютанта князя Долгорукова»)

Известная «Ночная княгиня Петербурга» - Авдотья Голицына - не кто иная, как супруга князя С.М.Голицына. Не секрет, что ею был увлечен даже А.С.Пушкин. Но реальные отношения Авдотьи с мужем не продлились более полумесяца («Гребнево, XIX век, Голицын С.М.)

Однако С.М. Голицын, в контексте истории Ипатьевского монастыря, интересен тем, что он владел селом Гребнево или иначе - Четрековское, т.е. вотчиной мурзы Чета и бывшим ВасильцевскимВеданием, связанным с историей некой «тайной дипломатической службы», сделавшей несметно богатым Ивана Калиту («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные, Ч.6».

Откуда этот интерес к вотчине мурзы Чета ? Уверена, что истоки его - в совладении, вместе с Ярославовым, селом Сулость - вотчины древнего князя волшебника. Ведь рассказчик об этой Сулости крестьянин А.Я.Артынов принадлежит к роду, владеющему ещё и тайной Юрия - сына царицы Соломонии Сабуровой. Некто Сидорко Альтин, родственник предков Артынова «часто ездил в Москву с рыбным оброком к большому Государеву дворцу; в одну из таких поездок, заблудившись во дворце, он стал невольным слышателем громкого разговора Грозного царя с Малютой Скуратовым о князе Юрие, сыне Соломониды Сабуровой. Грозный приказывает Малюте найти князя Юрия и избавить его от него. Малюта обещал царю исполнить это в точности…» … Эти данные подтверждают и монахи Ипатьевской обители, настаивая на том, что «Соломония родила сына в Василя лицом».

И вот таким образом, в этом маленьком селе Сулость, никому не известном, переплелись великие события и секреты: и волшебники, и падающие с неба инсигнии власти, и Золотой пояс, и Дон (Танаис), и славянские князья, и победа царя Василия Темного над Дмитрием Шемякой, и собственники вотчин мурзы Чета, и певчие с божественными голосами (Орфеи), и те, кто волею случая, узнал о реальности существования сына Соломонии Сабуровой - Юрия.

В итоге получилось ещё и так, что «пятачок волшебников» в Сулости вторично объединил в единую судьбу двух Суздальских цариц: Евдокию и Соломонию. Правда одна начала в Суздале, а завершила свой путь в Москве - Ефросиньей Московской (сейчас в приделе Уара), а другая начала в Москве, а завершила свой путь в Суздале - Софией Суздальской. Есть в этом некий «Суздальский знак», также как и в Кар,гаполи. Ведь если Соломея родила сына,то он потомок царицы Евдокии, Шарлеманов и Альфреда Великого, т.е. то самое «племя»

Напомню о том, история города Суздаля началась с Яруновой горы, где отчего-то в 1725 году, уже при Романовых, построили церковь Косьмы и Дамиана.

При этом, день памяти Уара - 1 ноября. Но и день памяти Косьмы с Дамианом тоже 1 ноября, хотя и по старому стилю, что невольно напоминает о замене Ярилиного дня 22 мая на день Николы Вешнего 22 мая. Причем связаны эти дни не только «календарным сдвигом дат»…

Мне же, в свою очередь, дата 1 ноября известна, как кельтский праздник Самайн. А также - как «День всех святых, Хэллоуин или День Мертвых». Примерно в это время перелетные лебеди (которые в древней уэльской мифологии связывались с созвездием Лебедя) возвращались из Арктики, обычно по ночам, при полной луне. Лебеди -шипуны издавали в полете необычные звуки, которые когда-то связывались с возвращением мертвых в наш мир … («Взлет Лебедя»).

И оттого все главные обряды получения королевской власти вАнглии были связаны с этим Мартыновым днем и Самайном, а также с лебедями.

Мартынов день вошел в историю, как день «пира пяти королей». 13 ноября 1363 года, когда одновременно за одним столом собрались правители Англии, Франции, Шотландии, Дании и Кипра.

Правда, в Англии сдвинуты даты. Поэтому Самайн совпадает с днем Святого Уара, а Мартынов день - с днем Косьмы и Дамиана. Или иначе Кельтский Новый год - 1 ноября, а кельтский «старый новый год» - 13 ноября.

Т.е. в день 13 ноября, все короли планеты осознают свою принадлежность к общему роду Королей. А Святой Уар, образно, «Кельтский Христос» … В таком случае, можно предположить, что есть и «Славянский Христос» …

Таким образом, «День Мертвых» или Самайн, это день, связанный с ритуалом получения Королевской власти или день «Пира королевской династии», быть может, одновременно живых и мертвых… Ведь в эту дату и души королевских предков, вместе с летящими лебедями, возвращались в мир живых

Подобно тому, как Самайн связывает «мир живых и мертвых», Святой Уар является единственным в мире Святым, который связывает мир христианский и мир дохристианский. Ведь молиться, как за крещеных, так и за тех, кто умер некрещеным, можно только ему.

Например, Святому Уару можно молиться за Вещего Олега, за князя Игоря. Или - единственного сына княгини Ольги - князя Святослава Игоревича, о котором тоже помнит Ипатьевская летопись.

В византийских источниках X века имя князя Святослава пишется как Сфендославос, откуда историки, начиная с В. Н. Татищева, делают предположение о соединении скандинавского имени Свен, со славянским - Слав. Современное шведское - Sven, английское swain, созвучно, в том числе, и Самайн. К тому же, swain - это Лебедь … Т.е. Святослав - это Лебедь !

Получается, что святой Уар вполне мог быть покровителем всей династии Рюриков, в составе некрещеных и крещеных князей. И оттого церкви Уара были практически первыми на Руси. Т.е. поклонение Уару позволяет «не разрывать» древние династии, ведущие свою родословную: от Рюрика, Юлия Цезаря (Августа) Давида и даже Ноя. А день Святого Уара, таким образом, позволял устраивать общий королевский пир «крещеных и некрещеных, живых и мертвых».

Не исключаю, что как раз эта таинственная «династия Уар», к которой имеет отношение Евдокия Суздальская, могла проявляться и в лице князей Красных.

Как видим, вопрос о 1 ноября и 13 ноября, это вопрос о тех же самых ритуалах получения королевской власти, к каковым относится и «Король с Лирой» - довольно сложный в прочтении символизм.

И даже у тех, кто знает, что этот образ является одним из Ключевых в познании тайны Могущества власти, зашифрованной, как считала Екатерина II, в шахматах Карла Великого, ошибки в прочтении символа «Короля с Лирой» носят тотальный и необратимый характер.

Тогда как,ошибка в прочтении - это предательство Белой Богини.

А Белая Богиня, также как Лебедь, не прощает предательств. Когда же речь идет о предательстве клятв, данных в Ипатьевской обители, и к нарушению законов царской власти, она выступает как Богиня мести Карр - неизбежного возмездия.

Таким возмездием за отказ прислушаться к пророчеству святого старца Максима Грека - стала смерть царевича младенца Дмитрия Ивановича - первого сына Ивана Грозного во время паломничества по монастырям, основанным потомками Черниговского княжеского дома, к которым надо отнести и мурзу Чета.

Святой старец Максим Грек, прибывший некогда в Москву из афонского Ватопедского монастыря, предупредил Грозного царя о том, что он потеряет сына Дмитрия Ивановича от Анастасии Романовой, если продолжит свой «Кирилловский езд» с царской свитой по обителям на реке Шексне и Волге.

Старец сказал, что «Вместо дурацких богомольных поездок лучше бы царь собрал всех вдов и сирот воинов, павших под Казанью, «лучше бы их наградил и устроил, собрав в свой царственный город и утешив в скорбях и бедах, чем исполнять неразумные обеты… Максим Грек заявил, что Иван дал глупый обет: «такие обеты не согласны с рассудком».

Речь шла о богомольном обете, который «царь, вдохновленный великой победой над Казанью дал под стенами поверженной татарской столицы, решив славить бога и творить добро». Первым делом, он освободил из заточения в Москве этого самого старца Максима Грека, посаженого в тюрьму отцом Грозного - Василием III за то, что Грек выступил против развода царя с Соломонией Сабуровой и не признал брак с матерью Грозного - Глинской. Но освобожденный старец в его первом же слове на свободе запретил Ивану Грозному появляться в тех святых местах, где его нога ступать не должна.

Однако Грозному казалось, что он вернулся из Казанского похода с просветленными мыслями, движим благими помыслами и предупреждениям старца он не внял, также,как некогда не внял Максиму Греку и его отец царь Василий III. А далее, как описывает эту историю Курбский, «по возвращении из Ферапонтова царская свита вновь погрузилась на корабли и поплыла обратно по Шексне в Волгу… неуклюжая нянька, перенося младенца во время стоянки на берег, поскользнулась на сходнях и выронила спеленутого ребенка в воду» … Царевич погиб на пути к основанному потомками мурзы Чета Кирилло-Белозерскому монастырю…» … Трупик маленького царевича Дмитрия Ивановича положили вногах его деда, великого князя Василия III».Т.е. его положили у ног царя, который первым не услышал афонского старца Максима Грека, предрекавшего Василию IIIрождение злого сына, в случае развода с Соломонией Сабуровой. Вот и родился злой сын Иван Грозный. Ведь зло - это невежество. А невежество - неспособность слышать и понять. И Иван Грозный не услышал предупреждение, все того же Максима Грека, об угрозе потерять сына.

При этом,запрет Максима Грека на поездку Ивана Грозного в Кирилло-Белозерский монастырь связан с тем, что там отмаливали нарушенную Василием Темным «клятву целования на кресте». Целовал же крест и клялся быть верным князю Дмитрию Шемяке - Василий II Темный, в том самом городе Угличе, где ныне стоит «храм Дмитрия на крови». Первые же и главные договоренности между Дмитрием Шемякой и Василием Темным были достигнуты в Ипатьевской обители. Вот после нарушения царем Василием IIИпатьевской клятвы и Угличской клятвы «целования на кресте», по какому-то проклятью стали погибать царевичи Дмитрии.

И семимесячный Дмитрий Иванович был уже пятым царевичем в ряду потомков Дмитрия Донского по имени Дмитрий, чья смерть был связана с Угличем либо Углицким княжеством.

Шестой - царевич Дмитрий Царевич, сын Ивана Грозного от Марии Нагой, который был, по одной из версий, убит в Угличе, а по другой версии - его спасли те, кому было поручено его убийство, сделав подмену.

Эта версия о подмене, как раз и стала предтечей к истории с императором Дмитрием Ивановичем -Лжедмитрием I, утверждавшим, что он и есть «убитый» сын Ивана Грозного и Марии Нагой. К тому же подобная история с подменой была и с царем Федором Ивановичем в детском возрасте, когда его спрятал дядька Никитич Романов и царь Грозный уже даже оплакивал сына.

В истории же императора Дмитрия Ивановича - ЛжедмитрияI, как и во всей Истории «власти из Ипатьевского монастыря», очень важно материнское родословие от Марии Нагой - последней жены Ивана Грозного.

«По родословным книгам Нагие происходили от Ольгерда Преги,который выехал в Россию из Дании в 1294 году, поступил на службу к великому князю Михаилу ЯрославiвуТверскому, принял православие под именем Димитрия и женился на родной сестре великого князя - княжне Ярославе Ярославне («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство).

От правнука этого Ольгерда Преги, Семена Григорьевича,по прозванию Нога,и произошли Нагие («Нагие, дворянский род»)

Т.е. у Великого князя Тверского и Владимирского Ярослава III Ярославiва из рода Владимиро-Суздальских князей была ещё и дочь - княгиня Ярославна Ярославiва. И от неё пошел род дворян Нагих, к которому относилась и Мария Нагая - мать последнего царевича Дмитрия Ивановича. Таким образом, по материнской линии - царевич Дмитрий от Марии Нагой - был «Лебедь», в том числе, и Лебедь герба Дании («Датские Лебеди» Вестергаарды: ЗА «Мост Лебедя» и союз морских, нефтяных, лебединых и кибер - Элит планеты»).

И «материнское семя тут могло стереть голову змеи»

Я довольно много писала о Лжедмитрии I и при этом уделяла внимание ВиленскойОстробрамскойБогоматери, поскольку её образ находится на «Воротах Зари» - Аушрос», имеющих отношение к пророчеству «AuroraBorealis» Михаила Сендивогия. Другом же Михаила Сендивогия был Великий маршал Польши - Николай Вольский, который перевез в Германию специально созданный портрет московского царя Дмитрия Ивановича, с целью -сохранить в веках.

Теперь же, в контексте тайн Ипатьевского монастыря, икона ВиленскойОстробрамской Богоматери встретилась мне уже в ялтинской церкви Федора Тирона, где у Казанского образа, в день Успения Богородицы, в 2002 году расцвел цветок королевской линии.

И поскольку эта Лилия расцвела именно у Казанской иконы, то я продолжу рассказ о Великих князьях Дмитриях, в контексте Казанско-Свияжского сюжета.

Сюжет приятен мне ещё и тем, что я сама родилась на территории, «курируемой» Казанской Божией матерью, где на церкви березовской чудотворной иконы Николы Закамского, подобно ялтинской лилии, выросла береза. Береза была на самом верху, на уровне колоколов. И я все время думала в детстве: как она укрепила там свои корни «на семи ветрах»: Чем питается? Т.е. береза выросла на Камне, также как лилия на засохшей ветке, положенной на икону Казанской Богоматери. Сравнение этих двух историй вдруг привело меня к мысли о том, что тот самый Бог Плодородия и Цветения, у которого Захария вымолил рождение своего сына Иоанна Крестителя, похоже очень возлюбил это место на Каме - напротив огромного острова. Да и икона Николы Закамского появилась здесь незадолго до того, когда Иван Грозный пошел на Казань

А поскольку, загадочным образом, именно эта Закамская икона вызывала особый трепет у татар, то Иван Грозный, в порядке демонстрации силы, приказал пронести её крестным ходом через столицу Казанского царства. Устрашали Казань этим Закамским образом Николы Чудотворца уже тогда, когда возвращали икону из Москвы. В Москву же её истребовал царь. И интерес Грозного царя был продиктован не только мистической чудотворной силой иконы, но и тем, кто был на ней изображен!

Связь иконы Николы Закамского с Казанью очевидна для меня давно. Однако только сейчас, более глубоко изучая историю явления Казанской иконы Богоматери, я вдруг увидела в этой истории Николу Тульского !

Т.е. ещё год назад, объясняя название Казанский для Крестного хода в селе Николо - Березовка, я не задумалась про Николу Закамского в контексте Николы Тульского. Звучало это так: «Почему я называю, одновременно, Крестный ход Казанским… Потому что впервые княгиня Елизавета Федоровна Романовна шла впереди этого Крестного хода в селе Николо-Березовка 8 июля 1910 года в день Казанской Божией матери» («Статьи о Березовской Чудотворной иконе Николы Закамского и Святой Елизавете - княгине Романовой»).

В последние месяцы мое внимание много раз, так или иначе, обращалось на Тулу. И люди писали, пришлось помочь («Жилье Ветеранам: У вдовы Ветерана ВОВ нет Счастья - «по Президенту», а есть «к сожалению» - по Басаргину»). И купила билет на «не правильный» поезд. Пришлось «длинной дорогой» проехать мимо Тулы… И попутчица была набожная из Тулы. И поезд в Туле двигался странно: вперед-назад, «по Гермесовски», т.е. поменял направление «течения», как река Сухона… Т.е. Тулу невозможно было не заметить, и не задуматься о ней… Тем более, я встречалась с ней вот в этом контексте: «Собственница «особняка Ярославой» - супруга Саратовского Вице-губернатора Т.А.Ярославова, - урожденная Павлова».

И вот только лишь благодаря этому неоднократному «напоминанию» о Туле я обратила внимание на Николу Тульского в истории о фресках Свияжского Успенского (Богородицкого) монастыря, имеющих прямое отношение к Московскому царю Дмитрию Ивановичу (Лжедмитрию I).

Икона Николы Тульского найдена Донским казаком и особо почитается воинами-казаками. Считается, что появление тульского образа в Казани связано с тем, что во время казанского похода Ивана Грозного Тульская икона помогла защитить Тулу от подступившего к городу крымского хана Девлет-Гирея. Т.е. сначала икона защитила Тулу от татарского хана, а затем её привезли в Казань с этой же целью, т.е. для защиты города от новых претензий татарских ханов, утративших власть над Казанью («Икона Николы Чудотворца - утраченная Святыня Тулы»).

С теми, кому интересна загадка иконы Николы Закамского мы неоднократно общались по вопросу о том, на кого же все-таки этот Закамский Никола похож ?Но аналога, за эти годы, так и не находилось. И вдруг теперь я вижу, что Никола Закамский похож на Николу Тульского !

Не могу сказать, какой образ первичный. Потому что икона Николы Закамского появилась на Каме в 1551 году, т.е. на год раньше Тульской. Причем связано её явление с купцами Строгановыми из того самого села Красное-на Волге близ Костромы, к истории которого имеют непосредственное отношение потомки мурзы Чета-основателя Ипатьевского монастыря. Вероятно, по имени этого села Красное- на -Волге был назван и Краснокамский район, т.е. Красное-на Каме. В этом самом Краснокамском районе, в с. Николо-Березовка на месте явления иконы, родилась и я («Биография»)

1551 - удивительный год !Я уже писала о нем в седьмой части статьи: «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское»:

«В эти самые 1551 и 1552 годы… отмечены странные «переезды» Николы Можайского на Волгу и Каму, а также появление фресок коптских христиан в Свияжской крепости … И главное здесь в том, что 1551 год - это год, в котором Рыцари Ордена Святого Иона Иерусалимского вынуждены были оставить город Триполи - столицу Ливии».

Т.е. получается, что и Никола Тульский, появился в Казани где-то в эти же годы, т.е. в 1551-1552 г.г.

И вот спустя 27 лет около этой церкви Николы Тульского 8 июля 1579 года загорелся двор Данила Онучина, на пепелище которого затем была найдена прославленная Казанская икона Богоматери, считающаяся списком с образа, хранившегося во Влахернском храме в Константинополе.В этой же церкви Николы Тульского, рядом с местом, где она была найдена, её изначально и разместили.

С судьбой этой иконы Николы Тульского и одновременно Казанской иконы Божией матери прямо связана судьба патриарха Московского Ермогена - бывшего священника казанской церкви «Николы Тульского»: «Звали его в то время Ермолай, по преданию он происходил из казаков. После явления Казанской иконы, в 1587 году этот священник Ермолай принял иночество в московском монастыре Чуда архистратига Михаила (Чудовом). Вскоре он стал игуменом и затем архимандритом казанского Спасо-Преображенского монастыря, в мае 1589 года - казанским и астраханским митрополитом».

«Будучи еще священником, он, с благословения тогдашнего Казанского архиерея Иеремии, переносил новоявленную икону с места обретения в церковь во имя святителя Николая, который зовется Тульским … При этом, обладая незаурядным литературным дарованием, святитель сам составил в 1594 году сказание о явлении чудотворной иконы и совершавшихся от нее чудесах». («Святитель и чудотворец Ермоген, патриарх Московский и всея Руси»).

Святитель Ермоген известен также тем, что в 1592 году направил Патриарху Иову письмо, в котором сообщал, что в Казани не совершается особое поминовение православных воинов, жизнь положивших за веру и Отечество под Казанью, и просил установить определенный день их памяти. В ответ святителю Ермогену Патриарх Иов прислал указ, согласно которому был установлен день поминания воинов в Казанских пределах. Хотя, удивительно, что патриарх Иов обозначил только Казань территорией этого поминания.

Это очень важный факт, потому что Максим Грек вменял в вину Ивану Грозному именно эту забывчивость о памяти Православных воинов, погибших под Казанью, и предлагал вместо паломничества вспомнить о погибших героях!

3 июля 1606 года именно этот первый Казанский митрополитЕрмоген, обретший Казанскую икону Божией матери, был возведен собором святителей на Патриарший престол.

Произошло это чуть более, чем через месяц после смерти императора Дмитрия Ивановича, правившего в период с 1 июня 1605 года, по 17 (27) мая 1606 года. Причем возвышение митрополита Ермогена началось уже царе Дмитрии Ивановиче, когда «За выдающиеся архипастырские труды митрополита Ермогена избрали на первосвятительскую кафедру»

Более того, в годы царствования императора Дмитрия Ивановича (Лжедмитрия I) в Свияжске и Казани по инициативе митрополита Ермогена были развернуты активные художественные работы с участием выдающихся московских мастеров.

При этом приоритет отдавался Свияжскому Успенскому (Богородицкому) монастырю, расположенному на острове в 30 километрах от Казани. А также Трапезным палатам с Никольской церковью этого монастыря.

В связи с историей императора Дмитрия Ивановича особый интерес представляет текст - летописец, опоясывающий каменный собор Свияжского Успенского (Богородицкого) монастыря, выстроенный почему -то именно псковскими зодчими. Подобным же образом, в 1440 году Вильям Сен -Клер из Рослинадоставлял «каменщиков» из материковой Европы в Шотландию для строительства Рослинской часовни, сохранивших некоторые обряды, полученные от храмовников, могущество которых было подорвано после казни Жака де Моле в 1314 году, когда явилась и Ярославская Толгская икона Божией матери. Такие данные приводят К. Найт иР.Ломас в книге «Машина Уриила» в главе «Новый взгляд на франкмасонство». И я обращала на этой внимание в статье «о взлете Лебедя и потопе». Также Соломон некогда приглашал Хирама из того самого Тира… Описание талантов Хирама работать с золотом, напоминает Муромских мастеров и Золотые двери Ипатьевской обители.

В этом же 1440 году в Европе был создан «орден Лебедя», а в России 22 января родился царь Иван III, умерший 27 октября, в день рождения моего отца и день памяти Николы Святоши, князя Черниговского. Его матерью была Мария Ярославна. И она не просто дочь князя Серпуховского, Боровского и МалоярославскогоЯрослава (Афанасия) Владимировича из «захудалого Серпуховского рода». Она дочь Донского, т.е.благоверного князя Афанасея Ярослава Владимира Донского (!), что следует из процитированной в начале этой главы надгробной надписи в Архангельском соборе Кремля. Духовником же Ивана IIIи Марии Ярославны был Паисий (Ярославов).

Так вот, возвращаясь к «опоясывающей надписи-летописцу» СвияжскогоУспенского (Богородицкого) монастыря близ Казани. Изначально проблема её прочтения состояла том, что текст был подновлен в начале XX века. Однако из-за нестыковок между упоминаемыми в нем лицами, датами и их статусами текст летописца вызывал много вопросов у исследователей. В результате его признали ненадежным, а другие сведения, приведенные в свияжском «летописце», - вызывавшими недоумение.

Заказчиком такого поновления росписей выступало в конце XIX века Московское археологическое общество. И вот после этих «поновлений» получилось так, что надпись и фрески, якобы, относятся к временам царя Ивана Васильевича Грозного. Вот чем, как раз, сильно и усомнились ученые. Т.е. они усомнились в тексте: «При благочестивом государе царе Иване Васильевиче всея Руси…»

Поэтому в 2006-2008 году ученые искусствоведы решили заняться реставрацией надписи … История реконструкции надписи летописца описана в статье кандидата искусствоведения А.С.Преображенского «К вопросу о датировке росписей собора Успенского монастыря в Свияжске».

И восстановленный текст после этих реконструкции, говорит о том, что собор построен«При благочестивейшей МарфеФеодоровны, при царе Дмитрии Ивановиче, при святейшемъ Игнатии патриархе Московском и всеа Руси и при священном Ермогене».

Как видим, в тексте упоминается грек Игнатий - архиепископ Рязанский (в 1603-1605 годах), который был 30 июня 1605 г. возведен на патриаршую кафедру при императоре Дмитрии Ивановиче (Лжедмитрии I), сменив низложенного Иова. Также текст включает упоминание митрополита Ермогена, обнаружившего Казанскую икону Божией матери. И с учетом этих деталей наиболее вероятным временем создания или, во всяком случае, окончания фресок признан летний сезон 1605 г., т.е. время царствования императора Дмитрия Ивановича (Лжедмитрия I)

Важным в контексте разговора о Великих князьях Дмитриях является ещё и тот факт, что в соборе, в 1605 году был создан придел во имя Николая Чудотворца и Димитрия Солунского. Однако остался не освещенным в связи с убийством царя Дмитрия Ивановича (Лжедмитрия I).

По мнению ученогоА.С.Преображенского, возможно, это было сделано «с ведома митрополита Ермогена, который получил от Лжедмитрия звание сенатора и участвовал в его венчании на царство. Вскоре святитель, настаивавший на обращении в православие Марины Мнишек (Марии Сандомирской), попал в опалу и был выслан в Казань. Однако важно, что некоторое время митрополит был сторонником Лжедмитрия или, по крайней мере, признавал его государем при условии сохранения им православия».

Возможно, поэтому в 1605 г. в Ягодной слободе близ Казани Ермогенпереосвятил старую церковь Зосимы и Савватия, посвятив ее Димитрию Солунскому. В 1605 году церкви и приделы Дмитрия Солунского появлялись по всей Руси. «Придел Димитрия Солунского был устроен над Успенской церковью при трапезной палате Соловецкого монастыря, рядом с приделом Усекновения главы Иоанна Предтечи - патронального святого отца царевича Димитрия. В это же время появился Димитриевский придел на хорах суздальского Рождественского собора (по соседству с приделами архангела Гавриила и Иоанна Предтечи - покровителей Василия III и Ивана IV)». Но после убийства царя Дмитрия Ивановича придел в Суздале упразднили».

А.С.Преображенский обращает также внимание на то, что в ансамбле Свияжского Собора «фигура Димитрия Солунского занимает довольно важное место: великомученик представлен на северной грани юго-западного столба, в верхнем регистре, строго напротив образа великомученика Феодора Стратилата … Эти святые воины, «охраняющие» центральный неф собора… могли быть изображены в паре как небесные покровители правящего государя Дмитрия Ивановича и его «старшего брата», последнего, с точки зрения Самозванца, законного царя Федора Ивановича» («К разговору о казачестве: История гибели разинского есаула Михаила Ярославова близ Свияжских святынь»).

Вот такова гипотеза о «парности» Дмитрия Соленского и Федора СтратилатаСвияжского монастыря.

При этом, я к примеру, не уверена в том, что это Федор Стралилат, а не Федор Тирон. Тем более, их в иконографии почти невозможно отличить.

Я думаю, что Федор указывает все-таки на князя Галицкого Мстислава (Федора) Великого, а Дмитрий может указывать на родоначальника дворян Нагих - датского Ольгерда Преги - мужа княгини Ярославны Ярославiвой, принявшего Православие с крестильным именем Дмитрий.

Ведь речь идет именно об императоре Руси Дмитрии Ивановиче, матерью которого была Мария Нагая, а по отцу - Ивану Грозному особо выделялась наследная линия от Мстислава (Федора) Великого.

Пересечение этих веток однажды было на уровне Тверского князя Андрея Ярославiва и дочери его брата Тверского князя Михаила Ярославiва - княгини Ярославы Ярославiвой. От Андрея и Ярославны Ярославiвых произросло две ветки. Супругой Андрея Ярославiва стала дочь 1-го короля Руси Даниила Галицкого - Устиния Галицкая. А мужем Ярославы Ярославiвой стал Ольгерд Прегииз Дании («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»)

И вот в лице сына Ивана Грозного - Дмитрия Ивановича эти две ветки от Ярославiвых объединились вновь.

Уж не поэтому ли, проявляя особое уважение к Ярославiвым, Московский царь Дмитрий Иванович, несправедливо названный Лжедмитрием I, утвердил дворянский герб Ярославiвых, родоначальником которых был обозначен Дмитрий Иванович Ярославiв, с рыцарской символикой.

При этом, был дан Герб Лелива, такой же,как у Сандомирских, к которым относилась Мария Сандомирская, Мнишек («Сандомирские: «Почему Ярославовых при Павле I защищал Мальтийский крест (Орден св. Иоанна Иерусалимского)?»)

И как у Александры Ярославiвой Тышкевич(Лелива) - супруги некоронованного короля Руси - Константина Константиновича Острожского. Ведь именно надпись Острожского на Библии стала «документом», открывшим двери к престолу для русского императора Дмитрия Ивановича («Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство»).

Такие переплетения судеб характерны для родов, имеющих отношение к Ордену Ионна Иерусалимского.

Что интересно, 4 года назад, в этот Иоаннов день 7 июля в Уфе открыли памятник основателю Уфы - воеводе Михаилу Нагому, двоюродному дяде Марии Нагой - матери царевича Дмитрия Ивановича Углицкого, прямое имя которого - Уар.

Переплетение судеб… В общем-то с них все и началось в истории Ипатьевского монастыря с его почитанием Федоровской иконы Божией матери.

Федоровский городецкий монастырь был основан по благословению князя Киевского Михаила Черниговского, о чем повествует «Легенда о граде Китеже». За этим благословением к правящему Киевскому князю пришел Юрий (Георгий) - сын Всеволода Большое гнездо. К тому времени князь Всеволод Большое гнездо, в крещении Дмитрий, был уже известным старцем Кириллом, Псковским и Новгородским Чудотворцем.

Получив это благословение от князя Михаила Черниговского, Юрий Всеволодович основал не только Федоровский городецкий монастырь, но также многочисленные Церкви «Успения пресвятой владычицы нашей богородицы и приснодевы Марии» в Москве, Переславле - Залесском, Ростове, Муроме и Китеже…

Обращает на себя внимание тот факт, что церкви были посвящены не только Богородице, но и Марии Магдалине, из колена пророков -Иссахар. Уже давно таких церквей не строят на Руси. Да и редкую церковь Марии Магдалине лишь в XVIII веке посвятила Мария Кантемир - фаворитка царя Петра I.

Затем князь Юрий Всеволодович отправился в весьма глухой край, где поставил (в 1165 г.) на берегу озера Светлояр Большой Китеж, то есть собственно легендарный град Китеж, который одномоментно ушел под воду, когда на город стали наступать орды Батыя. Чудо «провала дна» озера вместе с городом приписали Богу Яру. А «Подводный город» СветлоЯр… стали связывать с легендами о Граале, и Камелоте - столице короля Артура.

Погибли, как Святыеот рук ордынских ханов, все участники этой истории. И князь Юрий, и Михаил Черниговский, и его соратник боярин Федор…

Причем захоронение Святого Михаила Черниговского и Святого Федора - первое в Архангельском Соборе Кремля.

И коль скоро, святой боярин Федор оказался в этой ключевой для Руси «троице» обращу внимание, что речь идет о «властодержателе греческого града Сардинии: «Властодержатель Греческого рода Сардинии иже Средицнарицается,именем Федор, в древнейшие времена по случаю завоевания сего города Болгарским царем Иоанном Асаном, переселился во Угры, а потом в Чернигов к Великому князю Михаилу Всеволодовичу и почтен боярскою честию; наконец с Великим князем от царя Батыя за непоклонение Кусту и Огню приняли мученические Венцы. Сын сего благоверного боярина Федора - Борис Федорович Половой в … году из Чернигова выехал в Тверь … Все это доказывается справками от коллегии иностранных дел…».

Под Властодержателем Сардинии понимается Верховный Властелин, государь, правитель, наместник.

Сардиния же, о которой идет речь - сказочно красивый остров между Сицилией и Корсикой, получивший свое имяот греческого «сандалиотис». Древним грекам его форма напоминала сандалию, а местные жители до сих пор верят, что именно здесь ступил ногой в первозданный океан Господь, впервые спустившись на Землю.Финикийская колонизация Сардинииначалась в VII в. до н. э. Знаменита Сардиния огромными «гробницами гигантов», типа «Домус-де-Джанас» и загадочным Сардинским зиккуратом напоминающий по форме зиккураты Месопотамии. В 535 до н. э. остров был подчинён Карфагеном. Затем попал под власть Рима…

Вот эта история Сардинии, откуда прибыл к Михаилу Черниговскому властодержатель Федор, напомнила мне Венеру, снимающую Сандалию…

Как сказал Николай IРоманов, устанавливая эту скульптуру на Ольгином острове Царского пруда в Петергофе: «Кроме Сандалии ей снимать было нечего…». Он был фанатично влюблен в эту Венеру… («Орден 22 февраля: Джордж Вашингтон - кумир Николая I Романова, символ свободы и прогресса в России»)

Но если под Сандалией понимать Сардинию, то получается, что без этой Сандалии «бродит» по планете босая Венера, богиня любви, садов и дождя (Ливии)… Вот в этом и есть главная тайна Ипатьевского монастыря…

Все материалы раздела «Финансы, банки, рубль, власть»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС