Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные, Ч.4

    • Фреска на гербе царицы Нефертари
    • Шахматы Карла Великого
    • Трон, подаренный Борису Годунову от персидского шаха
    • Христофор на гербе Вильно
    • Памятник Екатерине в Вильно, простоявший 11 лет
    • Новая Елена – Великая Ольга, и Елена - царица Константинополя, Собор Целителя Пантелеймона
    • Мальтийские кресты Собора Святого великомученика и Целителя Пантелеимона (внизу)
    • Герб Сарапула
    • Жозеф де Местре - член масонской ложи Шотландского Устава, под эгидой Великой Ложи Англии, друг Михаила Орлова
    • Картина «Иван Грозный показывает сокровища Джерому Горсею» - другу царя Бориса Годунова
    • Усыпальница Годуновых в Троице-Сергиевой Лавре Рюриков

© Наталья Чистякова-Ярославова
12-15 августа 2011 года, Петергоф

Дивная в России история… Начиная с времен Дмитрия Донского Великие князья, цари и императоры России считали источником своей власти исключительно Ипатьевский монастырь «никому неведомого татарина» Мурзы Чета, о котором в русской истории наберется не более десяти строк… Кто такой Мурза Чет ? Никто не знает… Но к месту «костромской стрелки», где ему явилась Богородица и где он, исполняя «пожелание Богородицы» построил свою маленькую домашнюю церковь, вот уже более полутысячи лет «не зарастает тропа» стяжающих власть на Руси.

Исследователи монастырской иероглифики полагают, что «внутри Ипатьевской обители существует некая особая духовная территория, сродни Папской области в Италии. При этом мистическая традиция много веков передавалась внутри самого ипатьевского монашества…». Они также делают акцент и на том, что созданная «безвестным» татарином Четом обитель была в то время могущественнее Папского Ватикана.

Получается, что на месте, где Мурза Чет «общался» с Богородицей, идет постоянное многовековое моление, но никто даже не попытался найти ответ на вопрос : А КТО такой Мурза Чет? Хотя это и есть главная ТАЙНА ИПАТЬЕВСКОГО МОНАСТЫРЯ, а следовательно и Руси, коль скоро все «кандидаты в цари» веками вымаливали здесь власть над нашей Великой Русью.

В Ипатьевском монастыре, как известно, царская власть «снизошла» на династию Романовых, о чем, замечу, Романовы забыли напрочь почти на 150 лет, вплоть до прозрения Екатерины II, когда в 1767 году «вдруг Екатерина, сама по себе не имевшая никакого отношения к старым Романовым, и к тому же уничтожившая море обителей по всей стране, приезжает в Ипатьев, и устанавливает традицию, по которой каждый монарх должен был хотя бы раз в жизни съездить на место РОЖДЕНИЯ ДИНАСТИИ.

Что вдруг подвигло Екатерину II отправиться в Ипатьевский монастырь и молиться там на мощах «рядового татарина» Мурзы Чета с его потомками ? Т.е. молиться и признавать, тем самым, источником власти обитель, где никогда не хоронили самих Романовых ?

Можно предположить, что Екатерину II привлекала иероглифика Царских палат монастыря, где представлен «алхимический код» получения Философского камня, как единственного источника вечной власти, именуемого также : «Женитьба Красного короля на Белой королеве». Либо ей стало известно, что эти секреты «Красного короля» каким-то образом связаны с общим именем «Красный», объединяющим династии Дмитрия Донского и Мурзы Чета, родственных по линии двух «Красных Иванов»: Ивана II Ивановича Красного - отца Донского и Ивана Дмитриевича Красного (Зерно) - деда Донского по его матери - Александре Ивановне (Красной, Зерно).

Существует легенда о том, что великий алхимический секрет «Женитьбы Красного короля на Белой королеве» хранят шахматы Карла Великого и к ним имела огромный интерес Екатерина Великая. В книге Кэтрин Нэвилл - «Восемь» - русская императрица даже является одной из главных героинь, организовавшей чуть ли не Французскую революцию с целью национализации аббатства Монглан, где почти тысячу лет хранились мистические шахматные фигуры. Сделала она это якобы для последующего их выкупа у революционного правительства, включавшего персон готовых оказать ей такую услугу.

Шахматы Карла Великого по сюжету книги составляли и предмет переписки Екатерины II c Вольтером, начавшейся за 4 года до её путешествия в Кострому, т.е. в 1763 году и продолжавшейся до 1778 года, т.е. по данным В.Ключевского - до смерти Вольтера. («Переписка Вольтера и Екатерины II вернется в Москву», «Московский антиквар потерял письма Вольтера на «Первом канале»).

После смерти Вольтера Екатерина II выкупила всю библиотеку Вольтера, в составе более чем 6000 тысяч томов, и они прибыли морским путем в Санкт-Петербург в 1779 году.

Было это за 10 лет до событий 1790 года, которые описывает в книге «Восем» Кэтрин Нэвилл. Среди бумаг Вольтера, по сюжету книги, во многом соответствующему реальным фактам, оказался и тайный дневник кардинала Ришелье, сумевшего проследить тайну шахмат Карла Великого вплоть да мавров.

Интересно, что именно в этом самом 1790-м году какие-то события побудили и А.Т.Ярославова (Павловича) начать писать свои «Дневниковые записки», хранившиеся в отделе древних рукописей Российской Национальной Библиотеки. Упоминание это не праздное, поскольку среди потомков Мурзы Чета есть и Ярославовы, родоначальницей династии которых является княгиня Оболенская-Сабурова… («Сабуровы: Царедворцы и Царица, княгиня Оболенская (Сабурова) - родоночальница князей Ярославовых»). При этом хранились Дневники Ярославова в том самом зале Императорской библиотеки, где как раз и стояла скульптура Вольтера…

Как видим, сказанное выше, указывает на то, что некие уникальные сведения о Костроме императрица Екатерина могла получить из переписки с Вольтером, родившимся 21 ноября, в день Архангела Михаила, также как и Михаил Ломоносов («Архангельская линия»).

Однако ещё в 1762 году, непосредственно перед насильственным низложением Петра III, в усадьбе Архангельское, в России появился Сен-Жермен, который, по более позднему признанию фаворита Екатерины - графа Орлова, сыграл решающую роль в том, что власть мужа-царя перешла к Екатерине. («Ярославовы-Голицыны тайны из табакерки в Архангельском»).

Вольтер в письме Фридриху II Великому отзывался о Сен-Жермене, как о человеке, который живет вечно и знает все.

При этом «…Григорий Орлов - фаворит Екатерины II даже выплачивал графу де Сен Жермену, действовавшему также под псевдонимом графа Цароги колоссальные суммы за предсказания военных побед… Орлов при встрече приветствовал графа Цароги по-латыни словами «дорогой отец» и «дорогой друг»…

От «Великой Души Сен-Жермена» императрица Екатерина также могла получить сведения о древних тайнах Ипатьевского монастыря, наряду с тем, что узнала от Вольтера.

Возможно, все было много проще и сведения об Ипатьевской обители появились у Екатерины II от Ярославовых - родственников её фаворита Орлова. Ведь был же Паисий (Ярославов) духовником Ивана III.

На это указывает, к примеру то, что в ближайшей свите Екатерины II в дни её визита в Кострому была Анна Михайловна Ярославова - Зузина. Возглавлял депутацию наиболее уважаемых горожан, направленных в Ярославль для встречи Екатерины II - отец мужа Анны Михайловны Ярославовой-Зузиной - премьер-майор Родион Григорьевич Зузин. Он сопровождал императрицу в поездке от Ярославля до Костромы, был одним из организаторов торжеств по случаю её прибытия, держал речь… И даже вел «Журнал о высочайшем путешествии императрицы Екатерины II от Ярославля до Костромы». История визита Екатерины II «под патронажем» семейства Ярославовых-Зузиных, относящихся к потомкам основателя Ипатьевской обители, была описана мною в статье «Потомки святых Михаила Черниговского и Федора: Ярославовы и Зузины в масонском Ярославле 18 века».

Упомянутая же выше Анна Ярославова - это дочь Михаила Ярославова - портрет которого, руки Г.Островского, стал в конце XX века открытием реставратора Саввы Ямщикова. О другой дочери Михаила Ярославовава - Марии Черевиной (Ярославовой) и её усадьбе Нероново близ Костромы в статье «Провинциальный портрет: плоды просвещения» писали так : «Здесь знали и свободно цитировали Дидро и Вольтера. Черевины поддерживали прочные связи с Францией .В Париже жили их близкие родственники…».

Т.е. Ярославовы тоже были вовлечены «в круг Вольтера» и если они владели какой-то сакральной тайной Ипатьевского монастыря, то информация об этом могла дойти до Екатерины II, как уже сказано, через родного брата её фаворита Федора Орлова и, в частности, его жену Татьяну Федоровну Ярославову.

Вопрос однако заключается ещё и в том, когда родилась сама сакральность Ипатьевской обители и отчего молитвы там обладают такой силой ? Произошло ли это от того, что Кострома - одно из редких мест на планете, где было явление Божией матери? Либо от княжьего места Дмитрия Донского ? Либо от тех книжных древностей, которые были сосредоточены здесь Годуновыми ? Либо от захоронения Мурзы Чета - Великого Захарии в этом самом монастыре ?

Упомянутый выше Ипатьевский «визуальный ряд» о тайнах сакральной власти, о Философском камне, о древах засыхающих и расцветающих бутонах, относят к началу XVII, т.е. опять же к временам Бориса Годунова или Дмитрия Ивановича - Лжедмитрия I («От боярина Медведева-Ярославова (Матвеева) до «алхимического» плана Исаака Ньютона для города Петра I», Ч.2»)

Однако «сакральные картинки» могли появиться и при дяде Бориса Годунова - Дмитрии Ивановиче Годунове, постельничем Ивана Грозного. Считается, что именно Дмитрий Иванович Годунов заложил в монастыре основу бесценного собрания древностей.

Закончил же свою жизнь Дмитрий Иванович Годунов в 1606 году иноком Иоанно-Предтеченской Свияжской обители, на притоке Волги - Свияге, недалеко от Симбирска (Ульяновска) - одноименного одной из галер флотилии Екатерины II, на которой она прибыла в Кострому. Спустя несколько десятилетий здесь же погиб и есаул Михаил Ярославов - соратник Черниговского казака Стеньки Разина, не признававшего власть царя Алексея Романова и восставшего против него… («К разговору о казачестве: История гибели разинского есаула Михаила Ярославова близ Свияжских святынь») .

Тело Дмитрия Ивановича Годунова (инока Дионисия) после его смерти было перевезено в Ипатьевский монастырь. В истории же Ярославова и Разина обращает на себя внимание ещё и тот факт, что книга Злобина, которая цитировалась мною в вышеназванной статье, завешается странными словами Степана о Халзане, адресованными Романову… Вспомнила об этому потому, что в романе «Восемь» упоминается Сокол -Сапсан, которого должна была покорить Белая королева… Этот самый Сапсан и напомнил мне астраханского Халзана… Хотя Халзаном, считается, - крупный Орел, а не Сокол… Лучше всего в этих вопросах разбирался золотопромышленник Д.П.Соломирский (Сондомирский) и одновременно выдающийся ученый - орнитолог, женой которого была внучка Александры Ярославовой-Клементьевой. Он любил возить в Париж чудесные фигурки птиц из камня уральских умельцев. Вот в этот самый Париж, где развивались главные события книги «Восемь», иезуиты позже и заманили его жену и дочь, где она умерла быстро и странно… («Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.7).

Возвращаясь к Свияжску сделаю акцент на том, что близ обители Иоанна Предтечи, завершили свой жизненный путь два потомка Мурзы Чета: Дмитрий Иванович Годунов и Михаил Ярославов … И одновременно в этой Свияжкой крепости сохранилась редкая фреска Христофора Псеглавца - «преемника» египетского бога Анубиса у коптских христиан, запрещенного на московском соборе в 1667 году, т.е. уже в Романовские времена. («Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.6). Судя по датам ? Собор, запретивший Псеглавца, принял свое решение незадолго до восстания Степана Разина.

Наряду со Свияжском, изображение «коптского» Христофора сохранилось ещё в городе Юрьеве и, что особо интересно, - на гербе города Вильно (Вильнюсе), поскольку история потомков Мурзы Чета, таинственно связана с Вильно, на что я уже обращала внимание не один раз .

Таким образом, Святой Христоф является покровителем той самой Вильны, где хранится привезенная из Крыма икона Виленской Остробрамской Божией матери («Виленская Богородица с Луной и Солнцем и «Великая королева» Мишеля де Нотр Дам»).

Причем на древних изображениях Христофор переносит через бурную реку на плече не Иисуса, а принцессу.

Уж не Белую ли королеву ?

И кто же тогда Красный король ?

С моей точки зрения, разобраться отчасти в этом помогут цитаты из книги «Восемь» о, так называемых, «Кроваво-Красных. И к теме этих «кроваво-красных» я хочу обратиться в связи с разговором о Великих Красных князьях…

Не думаю, что эти «крово-красные» имеют прямое отношение к Мурзе Чету, которому явилась Богородица, но что-то из сказанного, похоже, относится к исследуемой мистической истории.

Предваряя цитирование обращу внимание, что в этом тексте есть много символов, на которых я раньше уже делала акцент. К примеру, в связи с темой Лебедя и «Ордена Лебедя» я упоминала и Ханаан, и Фридриха II Великого, и Ливан, в том числе, в контексте Бел и Баал («Белая Русь: «Орден Лебедя» города «Между Богов» и место паломничества хасидов всей планеты (ч.4)»). Много внимания было уделено и Иберии с её Пиренеями, как раз в связи с темой Великих князей и рекой Великой (Велья) близ Пскова - родины Великой княгини Ольги, и её «сестры» - реки Вилен на Иберийском полуострове (Испания), родственной Грузинской Иберии (Иверии). Было в это в частности, в статье: «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.5.

Итак,

«Кроваво-красными» в книге именуются «финикийцы» - торговцы и купцы, которых историки именуют «люди моря», это греческое выражение, которое произошло то ли от ярко-алой краски, которую они получали из раковин, а может, от легендарной птицы Феникс или финиковых пальм - и то и другое греки называли «красный, как огонь». Кто-то говорит, что своё имя народ получил из-за Красного моря. Все это неправда. Наш народ называли так из-за цвета волос. Даже теперь, много лет спустя, потомки племен финикийцев, например, венецианцы, отличаются огненно-рыжими волосами. …Хотя греки называли их финикийцами, сами они называли себя людьми Кхана или Кносса, а позже - ханаанейцами. Из Библии известно, что они поклонялись множеству богов Вавилона, например, богу по имени Бел, которого они называли Баал или Ваал, богине Иштар, которая превратилась в Астарту, и Мелькарту которого греки называли Кар, что означает «судьба» или «рок». Мой народ называл его Молох. …Хотя большинство народов верили, что карать дано лишь богам, финикийцы считали иначе. Места, где они основали свои колонии - Корсика, Сардиния, Марсель, Венеция и Сицилия, - это земли, где предательство карается смертью, где возмездие означает справедливость… Эти варвары-пираты не являются потомками берберов, их название идет от Барбароссы - «Рыжей бороды»… Таковы истинные потомки финикийцев. Они царят в море: строят крепости на островах, поклоняются богу воровства, живут предательством, и умирают, убитые в вендетте! Именно так рассказывал Карлу Великому мавр. В самих этих шахматах заключается Сар - месть !… Финикийцы поклонялись священному камню, иногда стеле или монолиту, который, как они верили, содержит глас Божий. В каждом финикийском храме был такой священный камень - массебот.

В честь богини Судьбы - Кар был назван Карфаген в Северной Африке (Кхар).

Этот город Карфаген вместе с Триполи с годами захватили мавры (шиа) .Там они и узнали тайну брака «Красного короля и Белой королевы», а также тайну шахмат Монглана.

Финикийцы знали тайну ритуала великих древних цивилизаций, живших некогда на берегах - Нила, Ганга, Инда и Евфрата. Но сила ритуала была столь велика, что Пифагор даже запрещал его записывать. Самая большая ошибка мавров состояла в том, что они пренебрегли этим запретом.

Ришелье проследил историю шахмат Монглана до мавров, которые преподнести их в качестве подарка Карлу Великому… Карл предпринял много крестовых походов против мавров, как в Испании, Так и в Африке. Но однажды он защитил Кордову и Барселону от басков-христиан, которые пытались скинуть мавританское владычество. Баски стремились в Пиренеи - на родину самого загадочного и мистического культа, который только знала земля со времен Христа. Именно из этих мест вышли кельты, чтобы осесть сначала в Бретени, а затем - на Британских островах. Здесь жил и волшебник Мерлин…

Когда стало ясно, что мавры могут потерять свое могущество на Иберийском полуострове они отправили шахматы Карлу Великому, с которым были союзниками»…

Как видим, Красными, т.е. «красно-кровавыми» в этой истории именовались финикийцы с огненно-рыжими волосами, пираты и головорезы, поклонявшиеся богу торговли, знавшие тайные ритуалы и умевшие разговаривать с Судьбой, т.е. богиней Кар. Однако тайны их узнали мавры, переселившиеся в Пиренеи, где и родился культ друидов.

С точки зрения, описаний приведенных выше, улыбку вызвало у меня упоминание «Барбароссы», потому что «Барбароссой», т.е. Рыжей бородой был мой отец. Он никогда и не растил её по той причине, что рыжая борода отличалась от цвета его волос. Огненно рыжим был и его дед Василий Семенович Ярославов

....

Не случайно же ещё одна галера флотилии Екатерины II, на которой она прибыла в Кострому, называлась «Казань» («О создании и развитии музея-заповедника «Сувар»). В Казани же императрица Екатерина приказала построить мечеть Марджани. Да и город Сарапул, созвучный столице «Золотой Орды» - Сарай Батуй, был создан по приказу Екатерины в 1780 году. Также Сарапулу созвучна и крепость Саркел близ Иловлинского волока между Доном и Волгой. Позже на месте этого Сарай Батуя в Черном Яре разместил свою ставку Степан Разин. Название Сарай Батуй или Сарай ал-Махруса при этом переводилось, как «Дворец Богохранимый» . Он располагался на Север от современной Астрахани. Однако обращает на себя внимание то, что и Саркел, и Сарапул и Сарай-Батуй начинаются на Сар. А Сар (кар) у финикийцев - Месть! А в тайне шахмат Карла Великого как раз и заключался этот Сар (месть), как рассказал королю мавр!.

Историю этого Иловлинского волока я поднимала в т.ч. связи с судьбой Килидж II Арслана очень напоминающей мне историю Мурзы Чета. По легенде Мурза Чет потомок царевича Золотой Орды и полоненной им славянки, завещавшей сыну вернуться на её историческую родину.

Судьба же самого султана Килидж Арслана II такова. От второго брака с Одой Штаденской у Святослава Ярославича - сына Ярослава Мудрого, была ещё дочь, выданная замуж в Византию. В свою очередь, её дочь, т.е. внучка Святослава, в первой четверти XII века попала в плен к сельджукам и стала матерью Арслана II. При этом султан Арслан оказался потомком Вельфов, родственником Ярослава Муромского и одновременно родственником крестоносцев благодаря жене Святослава - дочери маркграфа Луитпольда Бабенберга, родственницы папы Льва IX и императора Генриха III.

Если говорить о датах, то Святослав Ярославич родился в 1027 году. Второй брак относится примерно к 1070-80 годам. Внучка могла появиться к началу XII века. А правнук - Килидж Арслан II примерно в 1130 году. Хотя его даты правления (?) указываются как 1156-1192 годы .

История же Мурзы Чета относится, скорее, к временам Кылыч Арслана IV : 1236-1248-1265 годы. Примерно в такие даты появился близ Костромы Мурза Чет, с учетом того, что его сына Александра Зерно уже взрослым убили в Костроме в 1304 году. Причем, именно во времена Кылыч- Арслана IV существовали связи Сельджуков с «Золотой ордой», о чем пишет автор одноименного повествования «Золотая Орда»:

«…Впрочем, похоже, связи Сельджуков с Золотой Ордой не прерывались. Например, в 1265г. Кылыч-Арслан IV обратился с просьбой освободить своего брата-соперника из византийского плена не к своему новому сюзерену Хулагу, а к его сопернику Берке; помощь была получена. Вероятно, это объяснялось тем, что владетель Улуса Джучи был (в отличие от Хулагу) единоверцем султана - мусульманином».

Черниговский княжеский дом также поддерживал постоянные тайные связи с полоненной внучкой князя Святослава Ярославича через каликов перехожих и по какой-то причине скрывал всю эту историю, отслеживая, при этом, судьбы всех потомков Килидж Арслана II.

История самого Кылыч Арслана II была подробно описана мною в четвертой части статьи «Масонская табакерка Ярославовой - Брянчаниновой, Академия Наук Петра I, Дубровицы и Архангельское», Ч.4. Там же я приводила и портрет Степана Разина в чалме, хранящийся в музее Гамбурга.

Упоминаю о нем повторно потому, что мне встречалась информация о портрете в чалме и царицы Елизаветы Петровны - дочери Петра I … Интересно, что она хотела обозначить таким образом ? Наследие караимов Нарышкиных ? Или родственную связь с Мурзой Четом - основателя Ипатьевского монастыря ?

Однако ни Петр I, ни Елизавета Петровна в Ипатьевском монастыре не были. Петра больше интересовала Британия, Астрахань и Персия, куда он двинулся, минуя Кострому.

При этом контакты царя Алексея Романова с турецкими султанами и Персидскими шахами, а также с Англией и Малороссией поддерживал боярин Артамон Матвеев (Медведев-Ярославов), также как до него его отец А.С. Матвеев:

«В XVII веке отец боярина А.С.Матвеева был направлен послом к турецкому султану Магомету IV и персидскому шаху Аббасу II. И если султан пытался покорить себе казаков Запорожской Сечи, то персидский шах из династии Сефевидов Аббас II дал русским купцам привилегию на свободную торговлю в персидских владениях. А Русское правительство встречно назначило Астрахань главным городом для торговли с Персией».

Статью о гибели есаула Михаила Ярославова близ Свияжска я писала до того, как начала работать над статьей «От боярина Медведева-Ярославова (Матвеева) до «алхимического» плана Исаака Ньютона для города Петра I». Перечитав же сейчас книгу Злобина, вижу, что она «пестрит» упоминаниями о боярине Артамоне Сергеевиче Матвееве. И если он, действительно, находился в родстве с Ярославовыми, то его присутствие в «противоположном лагере», напоминает сюжет с братьями Орловыми : сыновьями Т.Ф.Ярославовой.

Михаил - в жесткой опале у царя Николая I, Алексей - в его ближайшем окружении… Что это ? Разное понимание справедливости и мести ? Или великое различие в самоосознании себя ?

Позиция боярина Артамона Матвеева правда, отчасти, напоминала позицию правящей аристократии Карфагена. А вот Михаил Орлов в полной мере действовал при царе Александре I, как карфагенский аристократ . Тогда как позиция Алексея Орлова - явно служивая и чиновная. И это, при том, что между аристократией и чиновничеством к тому времени сложился уже почти непримиримый конфликт

На первый взгляд, казалось бы, странный «разброс» интересов Артамона Матвеева (Медведева-Ярославова ?): Султанат и Англия ? Однако, с учетом сказано ниже, это обретает смысл

Дело в том, что почти год назад я делала публикацию о Белой Богине Англии и о боге Godonin, который напоминает потомка Мурзы Чета - Годуна…

Обращу внимание, что после смерти Грозного, в случае переворота, Борис Годунов собирался бежать почему-то в именно в Англию и с этой целью держал свои сокровища в Соловецком монастыре. После смерти царя Бориса Годунова «Джерома Горсея, бывшего в дружбе с Годуновым, знатные бояре между собой обвиняли даже в вывозе из страны несметных богатств Бориса . Горсей же в записках вспоминал, что сделать это не удалось и Англия не получила ожидаемой большой выгоды… (Таисья Белоусова, «Совершенно секретно», Москва. 16.06.1998) .

Не могу сказать, существовали ли эти несметные богатства и где они, но какая-то интрига Англии вокруг Бориса Годунова, так же как, впрочем, вокруг Михаила Орлова - была. Причем Джером Горсей был рыцарем и позже - членом Парламента. Да и в отношении сына Т.Ф.Ярославовой - Михаила Орлова инициатива к общению исходила от людей, имевших отношение в Великой Английской Ложе. Речь, в частности, идет о Жозефе де Местре - сыне президента Савойского сената и члене масонской ложи Шотландского Устава Святого Иоанна «Trois Mortiers» (Три Мортиры), созданной в 1749 году под эгидой Великой Ложи Англии, с которым Михаил Орлов находился в долгой переписке.

Дружба началась с того, что «Де Местр дал свою книгу для прочтения и М. Ф. Орлову, только что вернувшемуся из Франции, где он был погружен в гущу событий. Капитуляция Парижа, падение Наполеона, возвращение Бурбонов все это совершалось не просто на глазах Орлова, но и при его, Михаила Орлова, участии !».

Уже в наши дни, как известно, Ипатьевской обителью предка Годуновых и Ярославовых (от Сабуровых) интересуется Великий Магистр Объединенной Английской Ложи Майкл Кентский, подаривший монастырю колокол «Михаил».

Таким образом, год назад, в дни работы над статьей о Gоdonin мне самой сначала показалось несколько надуманным включение в неё сюжета из Сказки в стихах Дмитрия Ярославова. Но с другой стороны, подумалось : « Речь идет о поэзии, музой которой является Белая богиня … Почему бы нет ?»

Сейчас я даже рада, сделанному мною тогда воссоединению. Ведь эта тройственная Белая богиня очень напоминает Белую королеву в книге «Восемь»… Она «убивает королей», она богиня смерти и вдохновения, она Кибела … Культ друидов прямо связан с этой Богиней… Причем Кэтрин Невилл называет «второй» родиной Белой королевы - именно британский туманный Альбион .

Другой дом Белой королевы - «Тассилин-дджер или плато раздоров - длинная полоса синих скал, тянущаяся через пески пустыни на четыреста пятьдесят километров от Алжира до королевства Триполи . Плато разделяло горы ахаггара и роскошные оазисы разбросанные в южной части пустыни. В каньонах этого плато был скрыт ключ к древней тайне…

В разных землях её называли по-разному: Иштар, Астарта, Кали, Кибела… Из её чрева, как их морских вод пошла жизнь на земле. В этих краях её называют «Белой королевой»…

Город Кхардая был назван так берберами честь Богини Кар или Луны, которую Арабы называют Либия - «та, что посылает дождь». Она властвовала над внутренним морем от Нила до Атлантического океана; её сын Феникс основал Финикийскую империю. Говорят, что отцом богини был сам Посейдон…»

Из этого описания получается, как видим, что финикийцы «дети» Белой королевы - Кибелы .

И мне сразу вспомнился герб города Цвиккау, на котором изображен мавр и Лебедь!

Напоминает Кострому Лебедь Захарьевну, название которой произошло от костер… Огонь и Лебедь … Формула Великих ?

А ведь русская царица Екатерина как раз и мечтала получить второе имя Великая, каковое носила, родившаяся на одноименной реке - Великой, княгиня Ольга, а также Фридрих II Великий, с которым переписывался Вольтер. Великим был также и Карл, шахматами которого так интересовалась открывшая для себя Ипатьевскую обитель Екатерина II. Т.е. императрицу интересовал, со всей очевидностью, статус Великая, как «второе имя».

А эта династия «Великих» каким-то образом связана с Вильно, Христофором Псеглавцем на гербе Вильно и протекающей по городу реке Вилия (Велья, Нярис), что означает Великая и роднит её с рекой Великой в Пскове, на которой родилась равноапостольная княгиня Ольга - прародительница всех Рюриков.

Есть также речка Вилена (фр. Vilaine, бретон. Gwilen) и на Иберийской полуострове (Пиренейском), где когда-то давно, до учреждения в Испании Ордена Тамплиеров, были даже эмиры и мавры. И эта пиренейская история, как показано выше, имеет прямое отношение к браку «Красного короля и Белой Королевы»

Река Вилия протекает и через город Острог. Вилия - Вілії (стародавнее название Велія) . Она впадает в речку Горинь (Гарынь), стародавнее название которой Оар. Или может быть Уар ? - о чем подумалось мне сейчас. Это вотчина князя Острожского, в котором Царьград и Константинополь видели продолжение династии «Царя Росов» Михаила Ярославiва Тверского и Данила Галицкого.

История одноименных, по сути, рек: Вилена, Вилия и Велья уже была представлена мною в статье: «Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство»)

И я полагаю, именно в связи с привязкой титула «Великий» к Вильно, буквально спустя пять лет после посещения Костромы и Ипатьевского монастыря, Екатерина II присоединила к России почти всю территорию Великого княжества Литовского.

В честь этого события в Вильно, в течение 11 лет, непосредственно перед революцией, даже стоял памятник Екатерине II («Памятник императрице Екатерине в Вильно»). Но пребывать ему там долее, как говорится, - не судьба… Что -то «не сроднилось» у неё с Вильно, также как у царицы Елизаветы Петровы - с Кенигсбергом.

Присоединив Литву к России, императрица Екатерина II, обращу внимание, не изменила своего назидания потомкам Романовым о том, что местом рождения династии Романовых является Ипатьевская обитель. Хотя, казалось бы, родиной единственной до Екатерины - княгини Великой Ольги на Руси является все-таки Псков, а не Кострома.

Более того, сама Екатерина стояла на том, что она родом из Рюриков!

Тем не менее, не Рюриково городище её влекло, а Ипатьвская обитель безвестного «татарина»…

В фондах Н.М.Михайловского, возвращенных вместе с «Дневниковыми моими записками» А.Т.Ярославова из Чернигова - В.В.Майковым, хранится:

«Родословие от Адама до Екатерины II со ссылкой на Синопсис» (F138)

«Родословие от Рюрика до Екатерины II, описание дел великих князей, государей и императоров» ( F 161)

«Степенная книга, Слово похвальное княгине Ольге» (F 147).

Т.е. Императрица Екатерина осознавала себя, как потомок Рюрика, а не помок Мурзы Чета.

И она, как видим, не вела свою родословную от «татарина» Мурзы Чета.

Но, тем не менее, все Романовы считают Ипатьевский монастырь местом «Рождения своей династии» вплоть до наших дней.

Отчасти проясняет ситуацию то обстоятельство, что в Кострому Екатерина прибыла на флагманской галере с названием «Тверь». Другие галеры её флотилии назывались : «Волга», «Ярославль», «Казань» (Булгар, Сувар…), «Углич», «Кострома», «Нижний Новгород», «Симбирск» (Ульяновск), («Галера «Тверь»).

Не исключаю, что уже самим названием «Тверь» Екатерина II хотела сделать акцент на том, что Кострома - это древняя вотчина Тверских князей и основана она Великим князем Василием Ярославiвым - родным братом Великих князей :Андрея Ярославiва, Ярослава III Ярославiва, Федора Ярославiва и Александра Невского. По другой версии, Кострома основана -Юрием Долгоруким, но он не Тверской князь.

К тому же, именно Вольтер обращал внимание Екатерины на то, что «Мы в Европе знаем одну Русь - Киевскую, последним королем которой был Данило Галицкий». С этих слов Вольтера из письма Екатерине, уже в этом году, начиналась статья автора идеи о Конституционной Ассамблее, которая должна принять в Украине новую Конституцию вместо Парламента («Переучреждение» власти: Русь Даниила Галицкого или Президентская Республика»).

От этого самого Даниила Галицкого - Короля Даниила в России «проросла» ветка его дочери Устиньи - супруги Великого князя Владимирского и Тверского Андрея Ярославiва - родного брата Великого князя Костромы - Василия Ярославiва.

Получается, что «продлить» преемственность власти от Даниило Галицкого можно было только через Тверь. Именно поэтому одноименное название «Тверь» получил флагманский корабль Екатерины, хотя непосредственно Тверская ветка расцвела в Вильно через Иулианию Тверскую.

Сам Даниило Галицкий был сыном Романа Великого (Романа Мстиславича, в крещении Бориса) и внуком Мстислава Великого ( в крещении Федора), которые и упоминаются «на первых страницах» Ипатьевской летописи («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные», Ч.1). Сын Мстислава Великого - Изяслав в крещении был Пантелеймоном.

Предками Романа Великого и Мстислава Великого являются Альфред Великий и Оттон I Великий, что, безусловно, приближало Екатерину к её личному статусу «Великая», на который она претендовала, вслед за Петром Великим.

Причем в контексте покровителя Вильно Христофора толкование Велья дается не только как Вить (Ива), Виться, Виталь, Забелье, Белое…, но и как Волки…

Звучит это, в частности, на форумах так: «Выльня (Вільня) - месца дзе вояць воўкі. По волкам добавлю: Герб Вильно изображает на себе св. Христофора… А он в свою очередь на фресках изображается с волчьей (собачьей) мордой… По Хронике Гельмольда, «…на языке саксов славяне собаками (волками ?) называются» … Ко всему этому, именно с волком (волками) связана легенда о основании Вильно Гедемином, которому приснились эти самые волки…»

…Въ лето 6637 (1129) прииде на Полоцкие Князи на Рогволодовичи Князь Великий Мстиславъ Володимировичь Мономашь и Полтескъ взялъ, а Рогволодовичи за бежали въ Царьградъ. Литва въ ту пору дань даяше Княземъ Полоцкимъ, а владома своими Гетманы, а городы Литовские тогда, иже суть ныне за Кролемъ, обладаны Князьями Киевскими, иные Черниговскими, иные Смоленскими, иные Полоцкими, и оттоле Вильня приложишася дань даяти Королю Угорскому за страхование Великаго Князя Мстислава Володимировича; и Вильняне взяша себе изъ Царяграда Князя Полоцку Ростислава Рогволодовича детей Давила Князя, да брата его Молковца Князя; и той на Вильне первой Князь Давилъ, братъ Молковцевъ большой.

А дети ево Видъ, егожъ люди волкомъ звали; да Ердень Князь.

А Ерденевъ сынъ крестился, былъ Владыка во Твери, («Бархатная книга»)

Причем к потомкам одного из «Волков» относятся не только Волковы от, но получается, что и Гедемин

«У Вяликага князя Володимера Святославлича другой сын Изяслав, у Изяслава сын Брачислав, у Брачислава сын Всеслав, у Всеслава сын Борис, у Бориса сын Рогволод, у Рогволода сын Ростислав, у Ростислава сын Давид, у Давида сын Вил, его же люди волком звали; у Вила сын Троян, у Трояна Виден, у Виденя сын Гедимин» (Погодинского сбора летописей №1404)…

Я намеренно много внимания уделила теме Великих, поскольку, повторю, именно быть Великой фанатично желала Екатерина II, а тема Великих, как показано выше, связана с темой «Живой воды» (Вить, виться, журчать…), волков и географией Белой королевы - гипотетической «жены» Красного короля, в «браке» с которым должен родиться Философский камень Бессмертия.

Причем решение писать о Волковых от Волка созрело у меня после посещения Храма Святого великомученика и Целителя Пантелеймона.

Я поняла, что мне сложно продвинуться дальше без этой «точки опоры» и вскоре после изучения фресок этой обители написала статью «Родословие Ярославовых-Волковых. Палаты Волковых-Юсуповых, Соколиный дворец и современная дипломатия».

Среди фресок Собора я обратила внимание на «Величественные фигуры двух жен равноапостольных - великой княгини Российской Ольги и императрицы Елены, матери византийского императора Константина и помещены они рядом не случайно. Святая Ольга получила в крещении имя святой равноапостольной Елены, обретшей Честное Древо Креста Христова в Иерусалиме. Главной святыней новосозданного Софийского храма в Киеве - одного из первых христианских храмов на Руси - стал Святой Крест, принесенный новой Еленой из Царьграда и полученный ею в благословение от Константинопольского патриарха» - это я цитирую книгу «Храмовая роспись» монастыря Святого апостола Симона Кананита на Новом Афоне.

И в этой цитате есть совершенно четкий лейтмотив Новой Елены Константинопольской - Великой княгини Ольги, а также Животворящего (расцветающего ) Креста, напоминающего и о растительной росписи Царского места в Ипатьевском монастыре и об Ипатьевском «визуальном ряде», упомянутом мною в начале статьи, в частности, о древах засыхающих и бутонах - расцветающих.

Можно предположить, что Екатерина II видела путь в Константинополь через Новую Елену - Великую Ольгу с её Животворящим Крестом…

К этому «Греческому проекту», согласно которому Россия должна была изгнать Турцию с Балкан и перенести столицу в освобождённый Константинополь, Екатерину склонял как раз Вольтер… («Как Вольтер склонял Екатерину II к войне)

Для «нововизантийского» престола Екатерина готовила внука Константина - даже имя было подобрано специально… Вольтер забрасывал императрицу письмами подобного характера: «Ежели они начнут с Вами войну, их постигнет участь, которую предначертал им Пётр Великий, имевший в виду сделать Константинополь столицей российской империи. Клянусь Вам, они будут разбиты. Я прошу у Вашего Величества дозволения приехать, чтоб припасть к Вашим стопам и провести несколько дней при Вашем дворе, когда он будет находиться в Константинополе, так как я глубоко убеждён, что конкретно русским предначертано прогнать турок из Европы».

Похоже, что Вольтер склонял Екатерину II к новому Крестовому походу, тому самому, которым «болел» и который не успел осуществить Император Дмитрий Иванович, известный как Лжедмитрий I.

И если, действительно, Мурза Чет - Великий Захария был потомком Килидж Арслана II, вернувшимся на родину его пленной прародительницы - внучки Святослава Ярославича и Оды, то, получается, что он был родственником крестоносцев, имевших приоритетное право и обязанность идти на завоевание Гроба Господня…

Знак этих крестоносцев - Мальтийский крест Павел I - сын царицы Екатерины, как раз, и поставил на гербе города Костромы.

Такой же знак Мальтийского креста есть и на колоннах Собора Святого Великомученика и Целителя Пантелеймона, кровь которого ежегодно «оживает», подобно крови Святого Дмитрия Солунского и Святого Уара…

Есть в этом Соборе Целителя Пантелеймона и финикийская тема…

Да и расположен он на месте древней генуэзской колонии XIII века. А в Генуе и Венеции, как известно, селились финикийцы…

И если «финикийский след» Красных королей, по аналогии, есть в Ипатьевской обители, то среди потомков Мурзы Чета должно было быть много Святых при заключении определенных браков…

И эти Святые были…, если посмотреть на судьбы Великих князей Дмитриев Красных Угличских и императора Дмитрия Ивановича - «бастарда» Иоанна III из Нелидовых («Нелидовы»), при этом - потомка Кащ-Неледзевского «мужа знатного Короны Польския», прибывшего в Москву с князем литовским Дмитрием Ольгердовичем на помощь великому князю Димитрию Донскому.

Все материалы раздела «Финансы, банки, рубль, власть»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС