Персональный сайт Натальи Чистяковой — Натальи Ярославовой
Natalia Chistiakova—Natalia Yaroslavova’s Personal Website

Три древних «Кремлевских» захоронения в храме Рождества Иоанна Предтечи на Пресне: чета Ярославовых и грузинский владыка Роман (князь Эристави), Ч.3

    • Евангелие из города Дмитров, подаренное храму Рождества святого Иоанна Предтечи в 1811 году
    • Святейший патриарх Иоаким, благословивший строительство храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне
    • Меджигорский монастырь, где хранилась Владимирская икона, библиотека Ярослава Мудрого и принял постриг Иоаким
    • Чудов монастырь, архимандритом которого был Иоаким, а монахом - московский император Дмитрий
    • Клеймо иконы об исцелении жены князя Ярослава Оболенского, родоначальника князей Ярославовых, Саввой Крыпецким
    • Певчий Чудова монастыря, артист Большого театра Павел Ярославов
    • Боярин Артамон Матвеев (Ярославов-Медведев?) - «приемный отец» Натальи Нарышкиной
    • «О служивых людях князя Юрия Дмитровского», где дети боярина Медведева–Ярославова названы Матвеевыми
    • Литовский Гетман Константин И. Острожский, бывший в плену, в Вологде во времена Паисия (Ярославова)
    • Михаил Ярославов - отец М.М.Ярославовой - Черевиной, автор Дневников, написанных тайнописью
    • Рефрен портрета Е.П. Черевиной -Щидловской, дочери М.М.Ярославовой, в 20 веке, худ. Т.Назаренко
    • Рельефное распятие Христа на фоне Нового Иерусалима (?) в Нероновской церкви М.М. Ярославовой
    • Новый Иерусалим, Воскресенск, в библиотеке которого работал переплетчиком книг Ф.М.Ярославов
    • Княгиня Елизавета Федоровна в Николо-Березовке освещает придел великого князя Сергея Романова - председателя ИППО

© Н.Б.Чистякова-Ярославова
20-22 декабря 2011 года,
Санкт-Петербург

В связи с эксклюзивным Евангелием из города Дмитрова, которое по загадочным мотивам было подарено храму Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, мне представилось важным более глубоко вникнуть в биографию Святейшего патриарха Иоакима,благословившего строительство церкви на Пресне24 мая 1685 года.

Дата эта, что весьма замечательно, приходится на годы «двойного трона», когда Россией управляли одновременно царь Петр Алексеевич и Иоанн V. Причем именно патриарх Иоаким 25 июня (5 июля) 1682 года, т.е. почти в день Рождества святого Иоанна Предтечи, венчална царство ПетраI и его старшего сводного брата Иоанна Алексеевича.

Этот и другие факты биографии интересны мне в контексте того: соприкасалась ли судьба патриарха Иоакимас Ярославовыми, коль скоро, чете Ярославовых были отданы царские почести при захоронении у стены храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, память о чем сохранили закладные доски в стене самой древней части этого храма, отмеченные равносторонними греческими крестами или мальтийскими.

Начну с того, что Иоаким был архимандритом того самого Чудовского монастыря Московского Кремля, а точнее монастыря - в честь Чуда архистратига Михаила в Хонех, где был похоронен Паисий (Ярославов) игумен Троице -Сергиевой лавры, духовник Ивана III, автор Сказания о Спасо-Каменном монастыре и «О втором браке Василия III».

В этом жеЧудовском монастыре монахом был будущий московский император Дмитрий, которому американский историк и романист ХарольдЛэм посвятилодин из своих романов «казачьего цикла» под названием «Хозяин волков» (1933). При этом, обращу внимание, в русской мифологии Волк считается зверем Яра.

Ярославовы, по истории их рода, были в родстве с Волковыми. В частности, сыном урожденной Е.А.Волковой был вологодский дворянин Алексей Тихонович Ярославов. Речь идет о тех самых Волковых, которые считаются потомкамиГригория Волка, прибывшего в XVI веке из Литвы к Василию III - крестнику старца ПаисияЯрославова («Родословие Ярославовых-Волковых. Палаты Волковых-Юсуповых, Соколиный дворец и современная дипломатия…»). Возможно, поэтому А.Т.Ярославов и его сын Тихон Алексеевич Ярославов - Саратовский вице-губернатор были похоронены на Донском кладбище Москвы.

Уже в начале XIX века певчими Чудовского хора были Павел Николаевич и Петр Николаевич Ярославовы:

«По установленному правилу в певчие избирались преимущественно детисвященно- и церковнослужителей, «искусные и голосами исправные,басистые,тенористые и альтистые, особливо же из мальчиков дишкантистые, чтобы гораздо к пению способны были и напрасно места не занимали». Таким образом, был составлен первый хор Чудовских певчих из 24 человек. К ним был приставлен учитель Славяно-Греко-Латинской Академии, который и жил с певчими в Чудовом монастыре» («Я-регент»).

Надо сказать, что Павел и Петр Ярославовы подходили под эти требования, потому что их отцом был Николай Арсеньевич Ярославов - почетный личный гражданин Ярославля ипономарь Ярославской Градской Вознесенской церкви.Ну а о том, каковы были их уникальные голосовые данные я писала в статье: «Ярославль: артисты Ярославовы, костромские Волковы…».

Возможно, были и другие Ярославовы среди церковнослужителей монастыря Чуда архистратига Михаила, но мне пока о них не известно.

Мне думается, имеет отношение к этой истории о «кремлевских захоронениях» Ярославовых в Предтеченском храме на Пресне, основанном архимандритом Чудовского монастыря Московского Кремляпатриархом Иоакимом, и тот факт, что сам монастырь Чуда архистратига Михаила был построен после того, как Святитель Алексий, митрополит Киевский и Всея Руси (дипломат) вылечил молитвой ордынскую царицу Тайдулу, скорбевшую глазами. В благодарность ханша Тайдула подарила ему татарский посольский (по другим источникам - конюшенный) двор в Кремле, где он устроил монастырь. История эта почти аналогична - истории о том, как скорбевшую глазами родоначальницу рода князей Ярославовых -Оболенских (урожденную Сабурову) спас молитвами преподобный Савва Крыпецкий, в благодарность за что, её супруг принц Псковский князь Ярослав Васильевич Оболенский построил «Ярославов мост» к Крыпецкому монастырю. Этому чуду прозрения посвящена отдельная икона («Сабуровы: Царедворцы и Царица, княгиня Оболенская (Сабурова) - родоночальница князей Ярославовых»).

На вышеописанное странное совпадение чудесного излечения от слепоты я уже обращала внимание в статье «Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные», высказывая предположение о том, что заболевание глаз может быть наследственным. Причем, в связи с этой историей, мне почему-то вспоминалась история и о том, как надвигалась слепота на С.Т.Аксакова.

Второе, подобного же рода совпадение в том, что «Под монастырским храмом святителя Алексия в 1906г. устроили церковь-усыпальницу великого князя Сергея Александровича, убитого террористами в Кремле, она была освящена во имя преподобного Сергия Радонежского. Одновременно этот подземный храм был и небольшим музеем древностей, в котором находились ценные вещи из коллекции, собиравшейся великим князем: иконы XVI и XVII в.в., нательный крест XIVв. в серебряном ковчеге…»

Редкий для России, а возможно и единственный, Придел во имя прп. Сергия Радонежского в память о покойном великом князе Сергее Александровиче великая княгиня Елизавета Федоровна освятила 8 июля (21 июля) 1910 года,в день Казанской иконы Божией матери, на месте моего рождения в селе Николо-Березовка, прибыв туда на пароходе «Межень», о чем сообщает сайт Императорского Православного Палестинского общества, созданного супругами Сергеем и Елизаветой Романовой. В восстановлении Никольской Березовской церкви позже принимал участие Аксаковский фонд.

В связи историей Евангелия из Дмитрова, подаренного храму Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, обращу внимание также на то, что:

«В ризнице новопостроенной Алексевской церкви хранилось Евангелие, которое святитель по преданию писал собственноручно. И Алексеевский храм, вероятно, был единственным в России, в который не разрешалось входить женщинам…», что подобно запрету появления женщинам на Афоне.

Из этого факта можно сделать вывод о том, что рукою написанные Евангелия, особенно в то время, когда уже существовали типографии, в частности, в 1811 году, когда священник Васильев в городе Дмитров создавал свое Евангелие для Предтеченского храма на Пресне - большая редкость. По почерку московского императора Дмитрия, оценивалась достоверность биографии, которую он сообщал польским королям и даже Папе Римскому («Дмитрий самозванец» - книга ученого патера Пирлинга).

Нетленные мощи митрополита Киевского и Всея Руси Алексияв настоящее время почивают в церкви Богоявления Господня, что в Елохове близ Москвы. Мне знакомо другое Елохово, ярославско-костромское, где с XIX века находилось местопребывание епархиального архиерея старообрядцев.Точнее, это Ёлохово находится в Сретенской волости Рыбинского уезда. А узнала я о нем, поскольку в Ёлохово имел вотчины помещик Ярославов Иван Михайлович по данным 1811 года. («Катакомбная Русь»: вотчины, имения, особняки и памятные места Ярославовых, XV-XXI век»).

Вот тогда я и прониклась тем, что Ярославовы связаны со старообрядчеством, а по источникам старообрядцев поняла, что Благоверный Тверской князь был Михаилом Ярославiвым («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство»).

Есть Ярославiвы и среди предков сына царицы Марии Нагой - матери царевича Дмитрия, каковым возможно был и монах Чудовского монастыря, московский император Дмитрий.

«По родословным книгам Нагие происходили от Ольгерда Преги,который выехал в Россию из Дании в 1294 году, поступил на службу к великому князю Михаилу ЯрославiвуТверскому, принял православие под именем Димитрия и женился на родной сестре великого князя - княжне Ярославе Ярославне. От правнука этого Ольгерда Преги, Семена Григорьевича,по прозванию Нога, и произошли Нагие… Т.е. у Великого князя Тверского и Владимирского Ярослава III Ярославiва из рода Владимиро-Суздальских князей была ещё и дочь - княгиня Ярославна Ярославiва. И от неё пошел род дворян Нагих, к которому относилась и Мария Нагая - мать последнего царевича Дмитрия Ивановича. Таким образом, по материнской линии - царевич Дмитрий от Марии Нагой - был «Лебедь», в том числе, и Лебедь герба Дании…» («Ипатьевские тайны: Князья и Императоры Дмитрии Угличские и Великие князья Красные, Ч.8»).

Сам архимандрит Иоаким оказался в Чудовском монастыре - средоточии просвещения на Руси, как я поняла, благодаря патриарху Никону, позже опальному («Чудов монастырь Московского кремляи его соборная церковь во имя Чуда архангела Михаила в Хонех»).

И как выяснилось, ещё в 1664 году, т.е. будучи архимандритом Чудовского монастыря и, соответственно, правящим первоиерархом русской православной церкви, Иоакимсблизился с известным боярином Артамоном Матвеевым, поскольку «имел близкие сношения ко двору и к самому царю Алексею Михайловичу».

Именно этой фигуре боярина Артамона Матвеева, в июне 2011 года, я посвящала три части статьи «От боярина Медведева-Ярославова (Матвеева) до «алхимического» плана Исаака Ньютона для города Петра I», где по поводу боярина Матвеева был сделан следующий комментарий:

«Боярин Матвеев - это одна из загадочных фигур родословия Ярославовых, в связи с, пока не вполне ясным для меня, упоминанием его - в родовой ветке Якова Ярославова Медведя из Кашина (Тверь, 1504 год), в число потомков которого, в XVII веке включили боярина С. Г. Медведева-Ярославова (Матвеева).

Сделано это было после исправлений по некоторым музейным спискам…

Т.е. Медведевых и Матвеевых указали как потомков бояр Ярославовых, что меня весьма озадачило, когда я впервые увидела эту информацию…».

В цитируемой статье от июня 2011 года я также высказала предположение насчет того, что возможно речь идет о внуке боярина Григория Ярославова-Медведева (Матвеева)…»

Если ошибок в музейных списках нет, то получается, что Святейший патриарх Иоаким был хорошо знаком, как минимум, с одним из Ярославовых в лице Артамона Матвеева (Медведева -Ярославова).

У Ярославовых это не первый случай, когда они скрывали свою фамилию либо фамилией матери, либо фамилией, образованной от имени отца, либо фамилией отчима.

К примеру, фамилию матери выбрал для себя Леонард Борисович Терновский - кавалер литовского ордена Вистиса (Витязя) и сын дворянина Бориса Петровича Ярославова - доверенного лица митрополита Ярославского Агафангела (Преображенского) и патриаршего местоблюстителя после революции («Рыцари Ордена Креста Витиса: А.Сахаров, Л. Терновский - сын Ярославова, Б.Ельцин … Они умели быть сильными, когда за спиной не было тысячной толпы»).

Фамилия Ярославов была изменена на фамилию отчима - Лунев и у Дмитрия Ярославова, Якайтиса - по его отцу, который вынужден был после революции уехать в Таганрог из-за угрозы ареста, о чем сохранилась переписка («Реставрация имен, икон и родства: Ярославовы, Платовы и Платоновы»).

Мотивы Боярина Артамона Матвеева - не именовать себя Ярославовым, могли быть близки к мотивам, указанным выше. К тому же не ясно с каких пор его называют Матвеевым, коль скоро, сохранились музейные списки, указывающие на родство с Ярославовыми.

В 1664 году, к которому относится сближение боярина Артамона Сергеевича (? предположительно) Матвеева и архимандрита Чудовского монастыря Иоакима, супругой царя Алексея Михайловича Романова была ещё Милославская.

Причем позиции Иоакима в те годы были сильны, именно за счет близости к клану Милославских, за которым стоял и Борис Морозов, скрывавший при этом, что его матерью была урожденная Аграфена Елизарьевна Сабурова, информация о чем приводится в книге «Девять веков Москвы»

Ранние Романовы испытывали то ли комплексы, то ли угрызения совести при упоминании рода Захарии - Чета, к которому относились цари Годуновы. Поэтому фамилии Сабуровых, Ярославовых, Вельяминовых в XVII веке особо не поминались при царе Алексее Михайловиче, хотя романтическая любовь Михаила Романова к Ксении Годуновой, встреча которых произошла в Горицком монастыре опальных цариц, даже вдохновила Фридриха Шиллера написать драму «Деметриус».

«Деметриос, в данном случае, «посвященный Деметре - богине плодородия» … Толкование смысла Деметриус одновременно, как «Плодородие» и «Божественная мать», весьма интересно в связи с тем, что весь род мурзы -Чета (Бориса) Великого Захария отмечен признаками Плодородия, в том числе и Зерна, т.е. рода, «цветущего, как финик» - об этом я писала в статье «Рыцарский культ Плачущих Богородиц и Плачущих Ярославн: Филермская икона «Мальтийского креста», Казанская и Огневидная Богоматери».

«Деметриос» имеет отношение и к Дмитрию Донскому, и к Дмитрию Солунскому, чьим именем назван город Дмитров, где как раз и было изготовлено загадочное Евангелие для храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне в 1811 году. При этом, крещенный именем Дмитрий князь Всеволод Большое Гнездо, движимый одновременно и тем, что название города Дмитров связано с именем Дмитрия Солунского, заказалдля Дмитровского собора города полутораметровую икону этого Святого Воина.

Таким образом, в вопросе о разгадке тайны Евангелия из Дмитрова, видимо, имеет смысл не упускать из внимания и версию «Деметриуса» Фридриха Шиллера, тем более, что храм Рождества святого Иоанна Предтечи построен на месте древнего капища, где поклонялись культу Плодородия.

Обращу внимание также и на то, что патриарх Иоаким преследовал иезуитов, т.е. был ярым сторонником Православия и через два года после благословения строительства храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, в 1687 году, он основал Славяно-греко-латинскую академию (греческое училище) - первоевысшее учебное заведения в Московии, ставшее затем Духовной Академией.

В деле создания этой академии Святейший патриарх Иоаким оказался последователем князя Константина (Василия) Острожского, основавшего почти за сто лет до него, в его княжеской резиденции - Остроге, славяно-греко-латинскую академию, в которую пригласил славянских и греческих ученых, публицистов, теологов и богословов. В неё, в частности, входил Кирилл Лукарис - будущий Александрийский и Константинопольский патриарх.

А поскольку супругой князя Константина Острожского была княгиня Александра Ярославова (Острожская), урожденная Тышкевич,того же самого герба Лелива, к которому относятся дворяне Ярославовы и некоторые дворяне Высотские, то можно считать, что это вторая «встреча» Ярославовых и Святейшего патриарха Иоакима.

Принимая во внимание тот факт, что патриарх Иоаким был духовным последователем князя Константина (Василия) Острожского, я далее исхожу из того, что он, безусловно, должен был знать о подписанной князем Острожским книге «О постничестве» Василия Великого, подаренной будущему императору московскому Дмитрию, которая стала для него «входным билетом» во власть. Хотя сама книга была найдена позже, но информация о ней ходила во властных кулуарах:

«В 1851 году священник Амвросий Добротворский, посланный начальством на поиски местных исторических достопримечательностей, обнаружил в Загоровском монастыре на Волыни Постническую книгу Василия Великого, напечатанную в Остроге в 1594 году, а на книге - надпись о том, что подарил ее 14 августа 1602 года киевский воевода князь К. К. Острожский «нам, Григорию, царевичу московскому, з братею с Варламом да Мисаилом». При этом слова «царевичу московскому» приписаны позднее … В своем Извете Варлаам описывает не только встречу с Григорием Отрепьевым в Москве и бегство в Литву, но и совместные похождения за рубежом, в частности посещение имения князя К. К. Острожского».

С моей точки зрения, отношение к этой истории имеет и то обстоятельство, что гетман Константин Иванович Острожский - отец князя Константина (Василия) Острожского - некоронованного короля Руси, около года провел в Вологде, где спустя 150 лет дворяне Ярославовы имели весьма достойные позиции.

«…Гетман Великого княжества Литовского князь Константин Иванович Острожский попал в плен … Его отвезли в Вологду, и в 1506 году он выразил согласие принять подданство государя, …но год спустя бежал на родину и вновь возглавил литовское войско…

Тогда в порядке вещей было уходить от одного государя к другому. Кроме того, князь Острожский клялся в верности Ивану III, а не его сыну Василию III, который занял трон незаконно, обойдя своего племянника Димитрия. Тот еще при жизни деда был венчан на великое княжение, а Василий за свое долгое правления так и не удосужился пройти обряд помазания. При этом, великий князь литовский (затем - и польский король) Александр Ягеллончик был женат на сестре Василия Елене Ивановне, которая сохраняла православие.

…Точно так же менял государей родственник Острожского кн. Михаил Глинский с братьями» («Князь Острожский», Дмитрий Губин).

Т.е. Литовский гетман князь Константин Иванович Острожский был в Вологде в те годы, когда «вождь заволжских старцев» Паисий (Ярославов) жил, вероятно, в Спасо-Каменном монастыре на Кубенском озере близ Вологды. К тому же крупными землевладельцами в этих землях, уже в эти годы, были царские придворные Ярославов Леонтий Алексеевич, Ярославов Василий Алексеевич, Ярославов (Алексеев) Федор, Ярославов (Алексеев) Андрей Леонтьевич («Катакомбная Русь»: крупные феодалы, вотчинники и землевладельцы Ярославовы, XV-XX век.).

Вероятно, гетман Константин Иванович Острожский бежал не без участия этих авторитетных в Вологодских землях Ярославовых. Ведь не стал же, незадолго до этого, родоначальник князей Ярославовых - Государь Пскова Ярослав Васильевич Оболенский убивать Магистра Ливонского ордена крестоносцев и уничтожать его орденский Венденский замок. Он просто взял выкуп и подписал договор. А последний, написанный шифром, Указ князя Ярославова-Оболенского, найденный в 2003 году в чердачном помещении ратуши Таллина «высветил принципиально иную картину значения Пскова в истории России… Псков «являлся уникальным средневековым городом, проводившим независимую от своего более именитого соседа политику» («Тайна последнего сенсационного Указа Принца Пскова Ярослава Оболенского - родоначальника князей Ярославовых»).

«Шифровальщиком» в роду бояр и дворян Ярославовых был дворянин Михаил Ярославов: «В рукописном собрании города Ярославля хранится «Тетрадь записная МихаилаЯрославова», XVIII в., 20 лл. Содержатся «рецепты» и «фокусы», числом51. Весь текст написан тайнописью». («Рукописные собрания г. Ярославля», публикации, подготовленные в Институте русской литературы (Пушкинском Доме) РАН).

С высокой степенью вероятности, с историей этого «вологодского плена» литовского гетмана Острожского связано появление супруги по фамилии Ярославова у его сына - князя Константина (Василия) Острожского. Не было ли это родство неким условием освобождения, либо более поздней благодарностью?

Ведь Библия Острожского в библиотеке Марии Михайловны Ярославовой -Черевиной - дочери дворянина «шифровальщика» Михаила Ярославова, в костромской усадьбе Нероново, вне всякого сомнения, является ещё одним доказательством того, что Ярославовы и Острожские имели давние связи («Помни имя свое: Фантом Ярославовых и Черевиных в «Малой Третьяковке» усадьбы Нероново…»).

Библия Острожского, что не менее важно, цитируется и на Золотых воротах Ипатьевского монастыря, к потомком основателя которого относятся князья Ярославовы - Оболенские.

Вот это самое Православие Острожского исповедовал и патриарх Иоаким, архимандрит Чудовского монастыря, благословивший строительство храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне. Иногда я называю это Православие для себя Виленским. Сам князь Константин Константинович Острожский Острожский на Брестском соборе, в своем обращении к православному народу от 24 июня 1595 г. говорил: «Я научен и убежден благодатию Божией, что кроме единой истинной веры, насажденной в Иерусалиме, нет другой веры истинной…»

«В 1667-м году от восточных Патриархов Паиссия Александрийского и Макария Антиохийского Иоаким получил грамоту на право ношения мантии со скрижалями и право употреблять архиерейский Жезл при богослужении. Ранее этой чести был удостоен только наместник Троице-Сергиевой лавры и Рождественского монастыря, и тогда же ему был пожалован «среброкованный» Жезл Александрийского Патриарха Мелетия»

Этот исторический факт весьма важен для понимания тех традиций, которые заложил патриарх Иоаким, благословляя строительство церкви Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне.

Об уровне же его влияния свидетельствует следующая история:

«Вскоре по восшествии на первосвятительскую кафедру Иоаким бросил прямой вызов царю Алексею Михайловичу. В ноябре 1674 года он арестовал и посадил на цепь царского духовника Андрея Савинова. Царь был вынужден, ввиду предъявленных неоспоримых свидетельств против протопопа, просить Иоакима не передавать дело духовника на суд Освященного Собора»

Уже после смерти Алексея Михайловича в начале царствования старшего сына Феодора Алексеевича патриарх Иоаким был в числе фактических правителей государства наряду с Иваном Милославским.

В конце апреля 1682 года был во главе совершивших дворцовый переворот, в результате которого царём был объявлен младший брат покойного Феодора Алексеевича - царевич Петр Алексеевич.

Дело в том, что крестили Петра Iв Чудовском монастыре, и было это при архимандрите Иоакиме. Таким образом,Иоаким вполне мог быть воспреемником при крещении Петра I.

Предпочтение отданное Иоакимом сыну Натальи Нарышкиной - Петру, а не сыну Марии Милославской - Иоанну могло быть связано также с тем, что овдовевшая царица Наталья Нарышкина в эти годы была ещё жива и на её стороне был влиятельный боярин и дядька- воспитатель Петра I - Артамон Матвеев (Медведь Ярославов), с которым патриарха к этому времени связывала почти 20-летняя дружба.

Именно Артамон Матвеев представил в 1670 году овдовевшему Алексею Михайловичу свою приемную дочь - Наталью Нарышкину, с которой царь венчался уже 22 января 1671 года,

И здесь обращают на себя внимание даты…

1670-1671 годы - это годы восстания Степана Разина.

Получается, что Алексей Михайлович Романов был венчан с Натальей Нарышкиной в те самые годы, когда казаки черниговцы Степана Разина и есаула Михаила Ярославова поднимали Русь, не признавая легитимной власть Алексея Романова и не будучи согласными с ней.

Уж не приложил ли к этому разинскому восстанию руку Иоаким -архимандрит Чудовского монастыря, из которого, распространялось такое мнение, постоянно произрастали заговоры в отношении Романовых…

Заговорами называли это, конечно, Романовы… А по мнению «Чудовцев» монастыря Архангела Михаила - это был священный поход.

Ведь буквально через три года, в 1674 году Иоаким, как уже сказано выше, «бросил прямой вызов царю Алексею Михайловичу. В ноябре 1674 года он арестовал и посадил на цепь царского духовника Андрея Савинова».

Этот конфликт Иоакима с царем Алексеем Романовым, похоже, как-то связан с тем, что в это же самое время есаул Михаил Ярославов также был в оппозиции к царю и героически погиб в бою с царскими войсками под Свияжском («К разговору о казачестве: История гибели разинского есаула Михаила Ярославова близ Свияжских святынь»).

Такая решительность патриарха Иоакима имеет объяснение. Он был родом из можайскихдворянСавеловых, потомков новгородского посадникаXV века. Родился 6 января 1621 года в семье царского кречетника - можайского помещика Петра Иванова сына Савелова и ЕвфимииРеткиной (в иночестве Евпраксии). В миру его звали Иван Савелов.

Большое горе постигло его в молодости, когда во время морового поветрия одновременно умерла его жена Ефимия и четверо детей. После этого он оставил военную службу, и стал иноком Киево-Межигорского монастыря.

При этом следы деятельности Ивана Савелова (Иоакима) остались в истории его Можайской родины.

Уже, будучи, патриархомИоаким содействовал строительству трехъярусной шатровой колокольня в Лужецком монастыре Можайска.

«В 1683-м году по повелению Патриарха был сделан новый иконостас церкви Св. Николая Чудотворца, что на «гратских вратах», для чего из патриаршей казны было выплачено за него «421 рубль 25 алтын». (Виктор Лобанов, «9-й Патриарх Московский и Всея Руси,Иоаким», «Можайское обозрение»).

Надо сказать, что у патриарха Иоакима, к дате благословения строительства Храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, был уже богатый опыт храмового строительства. Ведь он был «строителем» Новоиерусалимского монастыря, т.е. Нового Иерусалима под Москвой, ещё при патриархе Никоне в 1661 году, который поставил ИоакимакеларемНовоспасского монастыря, после чего он стал архимандритом Чудовского монастыря.

Обращу внимание, в связи с разговором о Новом Иерусалиме, что нечто подобное на Новый Иерусалим изображено на рельефном изображении Распятого Христа в усадьбе НероновоМ.М.Ярославовой-Черевиной.

Не менее важная позиция в биографии Иоакима- строительство Валдайского Иверского монастыря. Место для «Русской Палестины»было выбрано, как раз, по дороге в Иверский монастырь. При этом Воскресенский собор Нового Иерусалима был построен по образу и подобию храма Гроба Господня. В 1941 собор был взорван дивизией СС «Райх», потом восстановлен. От названия этого Воскресенского собора получил свое имя и город Воскресенск. В библиотеке имени Чехова этого города Воскресенска, в начале 20 века работал некто Федор Михайлович Ярославов, что явствует из следующей цитаты: «…Иностранная литература была поручена Варваре Николаевне Рукиной, которая владела несколькими языками. Для сохранения книжного фонда в надлежащем порядке в библиотеке работал постоянный переплетчик Федор Михайлович Ярославов…» («Рыцарский культ Плачущих Богородиц и Плачущих Ярославн: Филермская икона «Мальтийского креста», Казанская и Огневидная Богоматери (Ч.3)»).

Однако начиналось всё, в этой богатой священнической истории Святейшего патриарха Иоакима, - с монастыря Межигорского.

Межигорский монастырь известен тем, что князь Андрей Боголюбский забрал именно из этой обители Владимирскую икону Божией матери.

Более того, в этом Межигорском монастыре хранилась Библиотека Ярослава Мудрого. Патриарх всея Руси Иоаким часто присылал книги в обитель, где он принял постриг. Однажды в приписке он сказал: «В прирощение к наследию Ярослава».

По легенде монастырь, под именем Спаса Белого, был основан в Межигорье ещё в X веке монахами, прибывшими из Греции со святым Михаилом, первым митрополитом Киевским.

Покровителями монастыря в XV-XVI вв. выступали все те же православные князья Острожские. Самым известным их этих князей был Константин (Василий) Острожский, потомок Даниила Галицкого, магнат, нареченный лидером «русского народа» Речи Посполитой», Царем Росов, «некоронованным королем Руси».

В 1559 году князь Острожский в дополнение ко всем его регалиям, стал воеводой Киевским.

А после Брестского собора князь Острожский получил и должность экзарха Киевской православной митрополии.

Супругой князя К.Острожского была Александра Ярославова, урожденная Тышкевич, собственница Белорусского Версаля - Ружаны. Обращаю внимание на этот Белорусский Версаль Александры Ярославовой по той причине, что усадьбу Нероново Марии Ярославовой назвали Костромским Версалем. А в Библиотеке этого Костромского Версаля, где хранилось более 4000 книг, одним из главных раритетов, как уже сказано выше, была Острожская Библия.

Упоминание о Росос также имеет отношение к истории храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне - «побратима» Межигорского монастыря, поскольку Росос древнее название Вильны и праздник Росос в ней совпадает с днем Рождества Иоанна Предтечи. По-польски Росос звучит как Росы.

Князь Острожский и его супруга Александра Ярославова (Тышкевич) активно участвовали в сохранении культа поклонения ВиленскойОстробрамской Божией матери, созданного княгиней Иулианией Тверской - супругой князя Ольгерда и внучкой князя Михаила Ярославiва Тверского («Царь Росов» Михаил Ярославiв и его Тверское Православное Братство).

И как уже ясно из сказанного выше, князь Острожский, одновременно, воевода и экзарх Киевской православной митрополии, был покровителем Межигорского монастыря, второго по значимости после Печерской Лавры.

Т.е. Острожский понимал, что Православие требует и военной защиты.

Бывшим военным был и Святейший патриарх Московский Иоаким (Иван Савелов), благословивший строительство храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне.

Система ценностей Киево-Межигорского монастыря., безусловно, повлияла на его взгляды,

Я думаю, что Иван Савелов, как бывший военный, изначально выбрал для себя Межигорский монастырь, поскольку он был монастырем Войскового казачества:

«В XVII веке Межигорский монастырь стал религиозным центром Запорожского казачества, которое считало его войсковым

В середине XVIIвека ктитором Межигорского монастыря стал гетман Богдан Хмещьницки, в частности, за помощь,оказанную им монастырю».

После пожара 1665 году Патриарх Иоаким восстанавливал храмы этого монастыря и вообще никогда не оставлял его своей заботой:

«Московский патриарх Иоаким, признательный к месту первоначальных иноческих подвигов, потому что он постриженец Межигорского монастыря, не переставал благодетельствовать Межигорской обители и с высокого своего престола».

По присоединении Малороссии к Русской державе гетман Хмельницкий принял Межигорский монастырь в собственное покровительство; с того времени гетманы Запорожской Сечи назывались ктиторами монастыря… А в1683 году казачья рада постановила, что священнослужители в Покровском кафедральном соборе (главный храм Сечи) должны быть только из Межигорского монастыря. В 1691 году все монастыри, расположенные вблизи Сечи, были переданы под контроль Межигорского монастыря…

Многие из запорожцев оканчивали здесь под чёрной рясой остальные дни свои в покаянии и молитвах; прочие своим усердием и богатыми вкладами заботились об обогащении войскового монастыря. Затраты монастыря оплачивались с помощью казачьей Сечи»(«Межигорский монастырь»).

Коль скоро, я заговорила о Запорожской Сечи, то обращу внимание, что:

«Большинство историков, как российских, так и польских, считают основателем Запорожской Сечи и первого укрепления на острове Хортица литовского князя Дмитрия Вишневецкого, по прозвищу казак Байда… С 1557 по 1563 год он служил под знаменами русского царя Ивана Грозного и владел от его имени городом Белевом.

В XVII веке казаки-запорожцы стали грозой Черного моря, превратили его в свою вотчину. Подтверждение сказанному можно найти в французской хронике XVII века «Всеобщая история о мореходстве, содержащая в себе начало оного у всех народов»: «Казаки распространились по всему Черному морю, разъезжали тамо на двухстах барках и учинились совершенными обладателями оного. Мореплавание было уже там не свободно, в самом Константинополе никто не почитал себя в безопасности». Перевод этой хроники был сделан в Санкт-Петербурге в том же самом 1811 году, когда Евангелие из города Дмитров было подарено храму Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне.

«Владыкой Черного моря в те годы стал атаман Запорожского войска Петр Канашевич-Сагайдачный … Для сравнения отметим, что гроза Карибского моря, король английских пиратов Генри Морган к этому времени еще не родился.

…Казаки жертвовали монахам часть военной добычи, деньги и драгоценности… ВМежигорском монастыре за счет сечевой казны был открыт войсковой госпиталь, в котором бесплатно содержались покалеченные в боях запорожцы, а также нищие и убогие люди».

В связи с представленной выше историей, ещё раз обращу внимание на тот факт, что патриарх Иоаким покровительствовал Межигорскому монастырю Запорожской Сечи, в годы восстания Степана Разина с его соратником есаулом Михаилом Ярославовым.

Причем к этому же десятилетию относится уже упомянутый мною конфликт патриарха Иоакима с царем Алексеем Михайловичем, имевший религиозный характер, поскольку Иоаким «посадил на цепь» царского духовника (1674 год).

Повторю и то, что ровно в год восстания Степана Разина боярин Артамон Матвеев (Ярославов Медведь) познакомил царя Алексея Михайловича с Натальей Нарышкиной, своей «приемной дочерью».

Уж не отвлекали ли они, таким образом, внимание царя от казачьей вольницы?

Т.е. в самый разгар восстания царь был влюблен и занят свадьбой…

Что это? Передел царя в пользу Англии?

Ведь супругой Артамона Матвеева была урожденная Гамильтон.

Мне встречались сведения об английском влиянии Гамильтонов на Наталью Нарышкину, что позже проросло в интересе её сына Петра I - к Англии.

Однако нигде я не видела информации о том, отчего же супругой боярина Медведева стала англичанка Гамильтон … Кровь Мстислава Великого (Гаральда) прорастала в некоторых потомках Донских… Но относился ли к ним боярин Артамон Матвеев (Ярославов Медведь) и имело ли это значение в данной истории - пока не ясно.

Однако важным считаю тот факт, что переговоры с Малороссией, уже в XVIIвеке, в лице Богдана Хмельницкого - ктитора Межигорского монастыря вел именно боярин Артамон Матвеев (Медведев- Ярославов) - министр иностранных дел царя Алексея Михайловича.

Уверена, что не обошлось здесь и без посредничества, а скорее покровительства этим переговорам со стороны Святейшего патриархаИоакима. Ведь, с одной стороны, он был авторитетом для войскового казачества Запорожеской Сечи, с другой стороны представлял Москву.

«Боярин Артамон Сергеевич (?) Матвеев - министр иностранных дел или иначе - управляющий посольским приказом при царе Алексее Михайловиче Романове родился через 20 лет после того, как ушел с исторической сцены царь Московский - Дмитрий Иванович (первый РЫЦАРЬ)» - именно так я начала третью часть статьи «От боярина Медведева-Ярославова (Матвеева) до «алхимического» плана Исаака Ньютона для города Петра I»

Теоретически, по возрасту, он мог быть сыном - сына Ксении Годуновой и московского императора Дмитрия, который должен был родиться в 1605 году в Горицком монастыре, подумалось мне сейчас. Т.е. внуком…

Ведь есть такая фигура, как Григорий Ярославов Медведь? И именно Григорием называл московского императора Дмитрия - князь Острожский … Хотя упоминание о Григории Ярославове Медведе относится к более ранним датам, чем даты рождения Григория Отрепьева.

Григорий Медведь Ярославов - боярин (упоминание 1567 г.). Иначе он именуется Гришка Медведев. А его сын именуется: Арсений Григорьевич Медведь Ярославов, т.е. А.Г. Медведь Ярославов. При этом А.Г.Медведев - Ярославов упоминается в «Тысячной книге», рядом с князем Александром Ивановичем Ярославовым - Оболенским. Иначе он же именуется «Орсенейко Гришкин сын, сын боярский по Кашину». К середине этого же XVIвека относится упоминание в Бархатной книге боярина Дмитрия Ивановича Ярославова, который по имени и отчеству является тезкой московскому императору Дмитрию Ивановичу…

Однако в другом исследовании дети этого же Григория Медведева-Ярославова именуются как А.Г и С. Г. Медведевы (Матвеевы). Причем инициалы А.Г.Медведева (Матвеева) совпадают с инициалами Арсения Григорьевича Медведь Ярославова. И годы те же самые.

Похоже, мы опять имеем дело с тем, что фамилия Ярославов «прячется», по мотивам её неугодности Елене Глинской, с учетом тех лет, о которых идет речь.

Обсуждаемая мною информация о том, как фамилия бояр (либо князей) Ярославовыхменялась на фамилию Медведевых и Матвеевых приведена в исследовании М. М. Бенцианова, которое имеет название «Служилые люди князя Юрия Дмитровского, Поместная политика»

На стр. 59 в ней говорится «При данном подсчете в качестве одной фамилии рассматриваются Машуткины и Борисовы, а также князья Рюмины и Звенигородские.

Написание некоторых фамилий исправлено по Музейному списку Дворовой тетради (Сила И. Морин, А. иС. Г. Медведевы-Ярославовы).

На стр. 60 следует такое продолжение:

«Достаточно определенно можно говорить такжео принадлежности к рядам старых кашинских вотчинников для И. И. Свиблова, А. Ф. Спешнева, Т. Суровцева Чабукова, В. П. и Ю. А. Ромейковых, Д. А., Ляпуна и Д. Курбатовых Шишкиных, И. и Р. В. Колзаковых, И. и Ф. В.; К. А. и В. А. Баклановских, Ф. А. Багримова, а также для Г. Медведева -Ярославова и его детей А. и С. Г. Медведевых (Матвеевых). Далее идет ссылка на 30-й источник, где упоминается Я. Медведь Ярославов в 1504 г. судил суд в Кашинском уезде(АСЭИ. Т. 3. № 173. С. 189)».

Важным в этом исследовании М.М. Бенецианова является упоминание о том, что речь идет «о служивых людей князя Юрия Дмитровского», из того самого города Дмитрова, откуда редкое Евангелие было подарено храму Рождества святого Иоанна предтечи на Пресне.

Юрий Иванович - это «второй сын великого князя Московского Ивана III от брака с Софьей Палеолог. Удельный князь Дмитровский. На его средства был построен и дошёл до наших дней Успенский собор в г. Дмитрове. Из документов, дошедших до нашего времени, известно, что Юрий был окружен в Дмитрове шпионами, которые докладывали в Москву обо всех его шагах и замыслах. Известно также, что Юрий хотел отъехать в Литву, из-за противоречий с братом Великим князем Василием III, но при посредничестве Иосифа Волоцкого братья помирились. Сразу после смерти Василия III в 1534 году Юрий был арестован и умер в заключении, из-за того, что обладал наибольшими правами на престол, после смерти его старшего брата Василия III, в период регентства Елены Глинской при малолетнем Иване IV. Удел его присоединен был к Московскому княжеству. Похоронен в Архангельском соборе Московского Кремля» (Википедия).

Вот эта опала при Елене Глинской могла объяснять тот факт, что бояре Ярославовы из Дмитрова и Кашина начали именоваться, иногда, как Медведевы и Матвеевы. Я не уверена в этом полностью, но по М.М.Бенецианову получается так.

В начале этой главы мною уже приводились некоторые факты, указывающие на то, что история императора московского Дмитрия, каким-то образом, явно имеет отношение к Ярославовым.

В это же русло укладывается и следующий факт:

«Лжедмитрия» прятали в сети Печерских монастырей, сохранивших связь с Афоном и Константинополем, а также в Крыпецком монастыре, известном «Ярославовым мостом», построенным к нему благодетелем Крыпецкой обители и родоначальником князей Ярославовых - Ярославом Васильевичем Оболенским. Т.е. «Лжедмитрию» покровительствовали священнослужители, информация которых о родословии является наиболее полной» - это цитаты из статьи «Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство».

Император московский Дмитрий Иванович, о котором идет речь, был Рыцарем гроба Господня.

Рыцарем был и потомственный дворянин Дмитрий Иванович Ярославов.

Причем на гравюре… с изображением герба древнего дворянского рода Ярославовых с рыцарскими перьями, была надпись Родоначальнику Дмитрию Ивановичу Ярославову пожаловано государем (в XVII…) потомственное дворянство…

Можно было бы подумать, что дворянство пожаловано царем Михаилом Романовым … Но с чего бы?

К тому же князьями и боярами Ярославовыбыли много раньше. А рыцарские перья ближе - к императору Дмитрию.

Вольным каменщиком и рыцарем был и Артамон Матвеев. Чаще всего это рыцарство бывает наследственным.

Отсюда вопрос - от кого Артамон Матвеев обрел это наследство?

И почему история московского императора Дмитрия, также как и Артамона Матвеева связана с Джоном Ди?

«В 60х-х годах 20 века важную находку сделал американский историк Ф. Барбур. Это был наиболее ранний акварельный портрет Дмитрия Ивановича, обнаруженный в Дармштадте (ФРГ) … Справа, на уровне головы, - надпись, которой Барбур, к сожалению, не придал значения: «Demetrius Iwanowice Magnus Dux Moschoviae 1604. Aetatis swem 23», что означает: «Дмитрий Иванович Великий Князь Московии 1604. В возрасте своем 23».

…Ведь портрет и надпись имели политическую цель: пропагандировать личность и дело самозванца. Портрет в Германию привез великий маршал польского двора…» …А маршалом этим был Николай Вольский, одно из самых доверенных лиц польского короля Сигизмунда Вазы, близкий к польским алхимикам, связанным с учением Джона Ди. Получается, что царем Дмитрием Ивановичем через Николая Вольского интересовались те же самые «тамплиерско-рыцарские круги, сведущие в алхимии», в которых позже проходил посвящение царь Петр I.

И в данном случае, мы имеем косвенный признак того, что история царя Дмитрия Ивановича (Лжедмитрия I) прямо связана с историей царя Петра I» - это написано не сейчас, а 2 июня 2011 («От боярина Медведева-Ярославова (Матвеева) до «алхимического» плана Исаака Ньютона для города Петра I», Ч.2).

И побывав в храме Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне, я лишь только убеждаюсь в этих выводах

Память об Артамоне Матвееве сохраняется в топонимике Москвы, что опять же характерно для Вольных каменщиков

«Дворец» Матвеева располагался ранее на том самом месте, где уже не одно десятилетие процветает «Зарубежнефть», связанная опять же с международной торговлей, патронируемой «Мальтийским крестом». Это как раз перекресток Армянского (или Артамонова) и Сверчкова переулка, напоминающего как о Соломонии Сабуровой-Сверчковой, так и о Ярославовой - Сверчковой» (из третьей части статьи о боярине Матвееве Ярославове).

Как видим, ещё пять месяцев назад я обратила внимание на связь топонимики, сохраняющей память о боярине Медведеве, с темой нефти, недр и международной торговли. Не могла не выделить этот акцент, поскольку сама занимаюсь глобальными нефтегазовыми стратегиями.

А вот сейчас, изучая историю Межигорского монастыря, вижу, что территория этой разрушенной обители, где была построена Правительственная резиденция, перешла в собственность компании «НадраУкраїни», контролируемой президентом Украины В.Януковичем, дававшим президентскую клятву, опять же, на Библии Острожского.

Одна из церквей монастыря, кстати, была пещерной, как Успенская церковь в Псково-Печерской лавре, которую освещал родоначальник рода князей Ярославовых - принц Пскова и рыцарь Ярослав Васильевич Оболенский. Да и на месте моего рождения в Николо-Березовске тоже была пещерная церковь. А обживали и обустраивали её стрельцы Савво-Сторожевского Звенигородского монастыря.

Как видим, и здесь: Недра, и Горное дело.

И содержательно, все это объединяет - Рудненская Ратниковская икона Божией матери.

Я подразумеваю, военное дело Запорожских казаков и Горное дело, которое совсем рядом с Горним («Горный геолог Борис Романович Ярославов и староверы - собственники российских приисков: какая «горная тайна» их роднит?»).

Память боярина Артамона Матвеева (Ярославова Медведя), в частности, в топонимике Москвы, сохраняли вольные каменщики.

Иная же мысль - о том, что это была народная любовь, представляется мне наивной. Это я касательно комментария

«Небывалый случай - пишет автор статьи «История Армянского переулка»: Во второй половине XVII века этот Никольский переулок стал называться по имени своего жителя - Артамоновым. Заставить москвичей изменить старому названию могла только особая любовь к этому человеку. Боярин Артамон Сергеевич Матвеев (1625-1682), человек огромной эрудиции, был одновременно дипломатом, книжником, писателем, историком, основателем русского придворного театра, главой Аптекарского приказа…».

Название улицам дает не народ. Да и дипломатов народ не помнит. Их память чтят знатоки и посвященные.

Народная любовь, скорее, сохраняет память к казацкому есаулу Михаилу Ярославову - герою книги Василия Шукшина «Я пришел дать вам волю», а также книги «Степан Разин» - С.П.Злобина («К разговору о казачестве: История гибели разинского есаула Михаила Ярославова близ Свияжских святынь»).

Размышлениям о том, почему два Ярославовых: Михаил и Артамон Матеев (Ярославов), в одно и тоже время оказались по разные стороны баррикад я уделила много внимания в третьей части статьи «От боярина Медведева-Ярославова (Матвеева) до «алхимического» плана Исаака Ньютона для города Петра I

Тогда я задавала вопрос:

«Реальна ли ситуация, при которой бояре Ярославовы могли оказаться в противоположных лагерях?»

И отвечала:

«Вполне … Один, по его взглядам, был больше Космополит, причем космополит посвященный. Я веду речь о боярине Матвееве (Ярославове-Медведеве?). Другой - мог упереться в патриотизм и в знатность своего рода. Я веду речь о есауле Михаиле Ярославове. Благородство же, при этом, диктовало - быть верным казакам до последней минуты»

Теперь я бы добавила ещё и то, что не надо скрывать:

Ярославовых часто сталкивали и, тем самым, пытались уничтожать род.

Недавно появился информационный повод и исторические образы, позволяющие показать, на аналогиях, как это происходит, что позволило мне написать статью: «Россия XXI век: И снова «Две сестры» - вечный и повторяющийся шлейф древних монархий».

Сложные это системы отношений. Не простые были и сами Ярославовы.

И так получилось, что дипломаты Персии и Англии понимали Артамона Матвеева (Ярославова Медведя) лучше, чем стрельцы.

Ведь именно казаки стрельцы убили боярина Артамона Сергеевича Матвеева, когда он «вынес на руках маленького Петра I и его сестру Наталью для того, чтобы показать их стрельцам, взбунтовавшимся в связи со слухами об убийстве царевича и царевны… И в этот же самый час, на глазах у маленького Петра боярин Матвеев был растерзан стрельцами…»

Что это было? Страсти или ответ на казнь атамана Степана Разина при Алексее Михайловиче, доверенным лицом которого был боярин Артамон Матвеев?

Возможно брак царя Алексея Романова с Натальей Нарышкиной казаки воспринимали как интригу со стороны боярина Матвеева, супругой которого была леди Гамильтон? И в дальнейшем подозревали его в том, что он может пойти на новую хитрость.

Либо это следствие недостатка информации у казаков?

Ещё одна непростая легенда, касающаяся боярина Артамона Матвеева (Ярославова-Медведева), была представлена в следующем сюжете вышеназванной статьи:

«На этой самой Маросейке в то время жил боярин Артамон Матвеев. А позже - его правнук граф П. А. Румянцев-Задунайский, в доме которого в настоящее время располагается Посольство Белоруссии. Великий канцлер Румянцев, по сути, тоже был министром иностранных дел. И по одной из версий, он является сыном Петра I, рожденным внучкой боярина Матвеева, далеко не от её законного мужа».

Мне сразу вспомнились вопросы по отцовству самого Петра I. И также название трактата, которое я встретила в Михайловских фондах, возвращенных из Чернигова В.Майковым, когда искала в описи фонда «Дневниковые мои записки»А.Т.Ярославова.

Эту тайну, вероятно, лучше всего знали духовный учитель Петра I - Святейший патриарх Иоаким и дядька воспитатель боярин Артамон Матвеев (Ярославов). Ещё одним дядькой наставником Петра I был Борис Алексеевич Голицын родной брат губернатора Архангельска П.А.Голицына и родной дед Бориса Сергеевича Голицына младшего, с которым находился в переписке и родстве вологодский дворянин Алексей Тихонович Ярославов. Родство это было через Павловых, о чем говорилось в первой части статьи. Сам А.Т.Ярославов был помощником архангелогородского губернатора, а изучением его история я занялась после того, как мне прислали информацию о табакерке Ф.С.Ярославовой, которая храниться в музее им. М.В. ЛомоносоваРАН, указ о создании которого подписал не кто иной, как Петр I.

В трех этих тайнах: об отцовстве Петра I, о происхождении императора московского Дмитрия Ивановича и о происхождении потомственного дворянина Дмитрия Ивановича Ярославова, есть весьма важное общее указание.

Во всех случаях, к этим историям, имеют отношение славяно-греческие духовные Академии: князя Константина (Василия) Острожского - в Остроге, Святейшего патриарха Иоакима - в Москве, и духовная Академия Петербурга, последним ректором которой был В.А.Мартинсон. Именно от его родственника В.В.Мартинсона поступило сообщение - Ярославовым об их происхождении и древней гравюре с гербом рода Ярославовых («Поздравляю весь «царствующий дом» Ярославовых! Письма В.В.Мартинсона о роде Ярославовых и Виленское Братство»)

Но было это уже только перед революцией или в дни революции.

Сейчас ректором этой Петербургской Академии является бывший еще недавно настоятель храма Рождества святого Иоанна Предтечи на Пресне с его «закладными досками» четы Ярославовых - Преосвещеннейший епископ Бронницкий Амвросий (Ермаков)…

Продолжение следует…

Все материалы раздела «История Ярославовых. Камень и вода»

Реклама


© Авторские права на идею сайта, концепцию сайта, рубрики сайта, содержание материалов сайта (за исключением материалов внешних авторов) принадлежат Наталье Ярославовой-Оболенской.

Создание сайта — ЭЛКОС